Промышленная разработка нефтяных месторождений Ухты



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Промышленная разработка нефтяных месторождений Ухты



Первые литературные сведения об ухтинской нефти, которые относятся к XVII столетию, не дают еще сколько-нибудь точного представления о времени возникновения и развитии нефтяного промысла на Ухте. Есть основание полагать, что появление ку- старной добычи нефти в этом районе, как в Керчи и на Апше- роне, уходит в далекое прошлое.

Много внимания использованию полезных ископаемых уделял Петр I. В одном из своих указов он писал: «Понеже мы все- милостиво усмотрели, что от рудокопных заводов и прилежного устроения ону, земля обогатеет и процветает, также пустые и безлюдные места многолюдством населяются . .. Наше же Рос- сийское Государство перед многими иными землями преизоби- лует и потребными материалами и минералами благословенна есть» 2.

Известный пионер разработки нефтяных месторождений Ухты М. К. Сидоров писал в 1870 г.: «Петр Великий, имея в виду, что через торговлю можно более принести пользы своему отечеству, нежели через войну, обратился к Северу: начал там создавать торговый флот, приучая народ к постройке кораблей и занимая тем массу населения. С постройкою кораблей возникли в крае заводы: лесопильные, канатные, парусные, железные и

 

1 Романовски й Г. Д. Геологический очерк Таврической губернии. Горный журнал, ч. III, 1867.

2 Болховитино в В. и Остроумо в Г. Творцы геологической науки. Техника молодежи, № 7, 1949.


другие. Явились опытные и смелые моряки, для обучения кото- рых открыты были школы ремесленныя и навигационныя»1.

Петр давал приказания своим министрам и губернаторам вся- чески поощрять и развивать отечественную промышленность на Севере и жестоко расправлялся с продажными сановниками, ко- торые тормозили ее развитие. Достаточно сказать, что за пресле- дование купцов Пшеничниковых Петр расстрелял перед сенатом князя Волконского. Выполняя волю Петра, многие его чиновники вопреки своему желанию вынуждены были поддерживать про- мышленников Севера.

М. В. Ломоносов говорил про богатства Севера: «По многим доказательствам примечаю, что и на Севере богато и щедро царствует натура».

Для того чтобы получить правильное представление о том, как началась разработка нефтяных месторождений Ухты, и о при- чинах, которые тормозили развитие этого района, необходимо знать, как относились некоторые государства к проблеме про- мышленного развития Севера России.

Англия, Франция, Норвегия, Швеция, Пруссия и Голландия считали, что развитая промышленность Севера России может отрицательно повлиять на их экономику. Им выгодно было иметь по соседству глухой, дремучий, малонаселенный край, без путей сообщений, с плохо развитой промышленностью и торговлей.

Иностранные державы, опасаясь роста могущества России, всячески тормозили ее промышленное развитие. Английский ми- нистр Вальполь открыто заявил в парламенте: «Если держава, которая не знает, куда и как употреблять своих людей, примется за умножение своих морских сил и купеческих кораблей, тогда пропадут Голландия и Англия»2. Второй министр Англии Гуд- скидсон говорил: «Нужно употребить все зависящие от нас меры, чтобы остановить в России развитие торгового флота и купе- чества» 3.

Большинство царских министров, губернаторов и чиновников открыто препятствовало разработке естественных богатств Пе- чорского края. За их спиной стояли послы, консулы, генералы и промышленники иностранных государств.

Иностранные капиталисты, оценивая богатства Севера Рос- сии, мешали русским разрабатывать их. Зорко следили они за появлением здесь каждого русского промышленника и при по- мощи царских губернаторов и министров быстро прекращали его деятельность.

В 1583 г. на р. Печенега русскими был построен монастырь, который в те времена играл большую роль в жизни этого глу- хого района. Шведы и норвежцы, не желая допустить освоение этого района, организовали в 1590 г. разбойничий набег на мо-

1 Сидоро в М. К. Север России, стр. 180, СПБ, 1870.

2 Там же, стр. 183.

3 Там же.

87


настырь. Они убили 116 человек и сожгли все строения мона- стыря. В 1617 г. при заключении Столбовского мира шведы за- хватили на Севере России земли от Гандвика до Верес Наво- лока, а несколько позднее и земли Печенегского монастыря. Не успокоившись на этом, шведы отобрали в 1826 г. у России пре- красные незамерзающие заливы — Нявденский, Пазрецкий и Ров- динский. В 1844 г. царское правительство узаконило этот захват. В то же время русские предприниматели были лишены возмож- ности осваивать богатства Севера.

Правящие круги иностранных государств стремились к тому, чтобы богатства Севера России оказались в их руках, а прави- тельство России и его сановники всячески содействовали этой захватнической политике иностранного капитала.

Иностранцы систематически вытесняли с Севера России рус- ских купцов, захватывая торговлю в свои руки. На географиче- ских картах того времени между норвежской границей и Коль- ским заливом были зачеркнуты русские названия рек и мест- ностей. Появились названия рек: Типа-Иоки, Нега, Лутто-Иоки, Якобс-Ельф и т. д. Даже р. Печенега на карте стала имено- ваться Пейсе.

В 1867 г. «Кронштадтский вестник» сообщал: «В прошед- шем году Норвежский консул в Архангельске сильно хлопотал о приобретении карты реки Печоры; старания его увенчались успехом: ему удалось достать довольно подробную карту этой реки. Зачем же именно понадобилась карта русской реки Нор- вежскому консулу?»1.

После смерти Петра царское правительство, его министры, губернаторы и чиновники коренным образом изменили свое от- ношение к промышленному освоению Севера. Большинство рус- ских промышленников не получало никакой поддержки от пра- вительства в своих попытках организовать то или иное дело в тяжелых условиях Севера.

В 1811 г. правительство закрыло Архангельскую биржу и упразднило Министерство коммерции. В 1826 г. оно передало в руки иностранцев лучшие гавани на Северном Ледовитом океане, а через 15 лет природные богатства Севера нашей Ро- дины оказались в руках англичан и немцев. Позже к ним при- соединились шведы и норвежцы. Лучшие приморские местности с залежами полезных ископаемых попали во «временное» или постоянное пользование иностранцев. Это подтверждается сле- дующими данными: в 1797 г. в Архангельской губ. действовало

36 русских торговых домов, а к 1872 г. из них не осталось ни одного. Вся торговля сосредоточилась в руках иностранцев — Кларка, Моргена, Фонтейнеса, Бранта и др. За этот период бес- следно исчезло семь судостроительных верфей, принадлежавших русским предпринимателям. В 1811 г. была закрыта Петровская

 

1 Кронштадтский вестник, № 33, 1867.

 

88


биржа и ликвидирован монетный двор. В тресковом промысле осталась всего лишь половина прежнего количества русских предпринимателей; остальные ликвидировали свои дела. Русские соляные заводы (за период 1797—1872 гг.) сократили вдвое свое производство1.

Сидоров писал по этому поводу: «Где торговые дома Воло- годской губернии? Где теперь дома Колесовых, Леденцовых, Да- выдовых, Пестеревых?.. Где торговые дома города Архан- гельска? Где теперь дома Чернышевых, Куйкиных, Плотниковых, Никитиных? . . Мы вызываем всех вас, достопочтенейшие имени- тые труженики Севера... Вызываем вас из могил... Вызываем детей ваших из острогов.. . Вызываем самих вас из богаделен. Вызываем и тех, кто в настоящее время из вас еще существует, снискивая скудное пропитание на послугах у иностранных контор» 2.

Тяжелым обвинением царскому правительству звучали эти слова одного из энергичных отечественных предпринимателей Севера нашей Родины. Но подобные голоса не доходили до слуха покровителей и прямых агентов иностранного капитала.

В 1842 г., например, архангельское, вологодское и вятское купечество обратилось к архангельскому генерал-губернатору маркизу де-Траверсэ с просьбой разрешить им создать в Печенег- ской губе компанию для рыболовства и мореходства. Губерна- тор-француз цинично ответил русским купцам: «Там могут жить только два петуха и три курицы». Подобные ответы не были одиночными.

Но несмотря на явное противодействие правительственных чиновников, русские ученые настойчиво исследовали этот край. Арктические экспедиции Литке, Пахтусова, Моисеева и других внесли ценный вклад в освоение Северного края.

В 1750 г. Савва Ложкин впервые обогнул Новую Землю, а в 1768 г. ее обследовали Размыслов, Чирякин и Губин 3. От- важный мореплаватель Рахманин 25 раз побывал на Новой Земле и дважды зимовал на Шпицбергене. В период с 1821 по 1824 г. Федор Литке совершил четыре знаменитых экспедиции п Арктику; в 1832—1835 гг. здесь плавал Пахтусов. На Новой Земле занимались исследованиями экспедиции естествоиспыта- теля Цыволки (1837—1859 гг.) и Моисеева (1838 и 1859 гг.) *, К. Носилов прожил несколько лет на Новой Земле, изучая мор- ские течения и движение арктических льдов.

В 1862 г. М. К. Сидоров обратился к правительству с пред- ложением отправить на свой счет на собственных судах большую экспедицию из устья Печоры на Новую Землю. 10 апреля 1862 г. он писал председателю Императорского русского географиче-

1 Всемирная иллюстрация, т. 10, № 248, стр. 222, 1873.

2 Сидоро в М. К. Север России, стр. 8. СПБ, 1870.

3 Русское судоходство, № 36, 1888.

4 Там же.

99


ского общества адмиралу Ф. П. Литке: «Если правительство наше желает, чтобы Новоземельский архипелаг приносил бы хотя ка- кую-либо пользу отечеству, то я покорнейше прошу Император- ское русское географическое общество: не признает ли оно воз- можным и полезным исходатайствовать у правительства дозво- ления мне искать и добывать там минералы и металлы. . .» 1

Сидоров просил, чтобы все добываемые им минералы и ме- таллы не облагались налогом. Он соглашался в течение 10 лет содержать на свой счет экспедицию географического общества и внес 1000 руб. в качестве премии за работу любому автору, ко- торый даст описание Новой Земли (между прочим такую ра- боту — «Новая Земля в географическом, естественно-историче- ском и промышленном отношениях» — написали в 1866 г. Ф. П. Литке, Гельмерсен и др.; геологическая часть этой работы выполнена Гельмерсеном неудовлетворительно и неполно).

Вслед за этим Сидоров обратился в августе 1866 г. с прось- бой об отводе ему участков на Новой Земле. В апреле 1870 г. он получил ответ от Архангельского управления Министерства государственных имуществ: «Отказать, потому что Сидоровым очень неопределенно указаны те местности, где он думает сде- лать различные устройства» 2. Ответ не нуждается в коммента- риях. Несколько раз Сидоров посещал Новую Землю и вплоть до 1880 г. настойчиво добивался получения там участков с целью разработки нефтяных и угольных месторождений. Но участков этих Сидоров так и не получил, точно так же, как не получила их Ольга Рубцова и проф. Барановский, который хотел добы- вать там нефть и золото.

Вот почему Сидоров с возмущением писал: «Я невольно под- нимаю слабый свой голос против преобладания на Севере ино- странцев, против предоставления им больших прав в сравнении с коренными обывателями, против отдачи им в руки всего Север- ного поморья, всей Северной страны»... «Я не вижу выгоды для нашего отечества и в колонизации наших морских прибре- жий, в особенности Мурманского берега, его бухт и заливов, людьми, не дорожащими своим отечеством, людьми, меняющими свое родное подданство на иноземное только для получения де- нежных ссуд» 3.

Прогрессивные русские деятели всегда считали, что богат- ства Севера должны быть поставлены на службу отечеству. Тот же Сидоров писал:

«Долг каждого гражданина стремиться, чтобы его отечество было счастливо и пользовалось благосостоянием и спокойствием. Наш Север в три, четыре года можно превратить в такую страну, в которую будут приезжать из других мест нашего отечества для приобретения капиталов... И будущее поколение не упрек-

1 Сидоро в М. К. О нефти на Севере России, стр. 170. СПБ, 1882.

2Там же, стр. 173.

3 Сидоро в М. К. Север России, предисловие. СПБ, 1870.


нет нас за то, что мы не заботились о его благосостоянии; на- против, оно будет нам благодарно за то, что мы не передали выгодных отраслей промышленности в руки иностранцев» 1.

Царское правительство передало иностранному капиталу не только на Севере, но и во всей стране львиную долю естествен- ных богатств и в первую очередь нефтяные источники. Инозем- ные капиталисты, как хищники, высматривали свою добычу в дремучих лесах Севера. Не случайно английские парламента- рии проводили лето у нашей границы с Норвегией в лопарских грязных избах. Там же по нескольку месяцев в году проживали агенты французского капитала. Воды Севера России в 70-х гг. прошлого столетия бороздили тысячи судов под иностранными флагами. Когда правительство решило построить Вятско-Двин- скую железную дорогу, чтобы связать Петербург и Москву с Архангельском и Вологдой, то работы по ее сооружению были переданы иностранцу Кларку.

В таких тяжелых условиях начинал свою деятельность по про- мышленному освоению нефтяных богатств Ухтинского месторо- ждения М. К. Сидоров.

С его именем неразрывно связана история Ухтинского нефтя- ного месторождения.

Сидоров происходил из купеческой семьи г. Архангельск. Об отце его нет никаких сведений. Дядя М. К. Сидорова — Ксанфий Сидоров — в 1873 г. организовал кораблестроительную верфь, купив за 202 тыс. руб. лесной массив у графа Строганова. Иностранные фирмы решили помешать русскому купцу, чья деятельность могла причинить ущерб их интересам. Они состря- пали судебное дело, обвиняя К. Сидорова в порубке леса на чу- жих участках (впоследствии было установлено, что он рубил лес на своем участке). Обвинение было поддержано продаж- ными адвокатами. У К. Сидорова конфисковали лес стоимостью 600 тыс. руб. и продали его иностранной фирме за .. . 13 тыс. руб.

К. Сидоров разорился и умер в нищете и безвестности.

Михаил Сидоров — племянник Ксанфия Сидорова — был ум- ным юношей с твердым характером. Учитель архангельской гим- назии поляк Гутковский презрительно обзывал своих воспитан- ников «русской тварью». Сидоров возмущенно протестовал про- тив такого наглого поведения учителя. Отношения между гимна- зистом и учителем настолько обострились, что Сидоров вынужден был покинуть гимназию. Позже при содействии директора училищ Архангельской губ. Никольского Сидоров сдал экзамен и полу- чил диплом домашнего учителя.

М. Сидоров решил отправиться в Сибирь «искать счастия и средств для избавления своей родины от ига иноземного». Ему казалось, что только здесь, на Севере России, хозяйничают ино- странцы, а до Сибири они еще не добрались.

 

1 Сидоро в М. К. Север России, предисловие. СПБ, 1870

91


Вскоре после отъезда Сидорова генерал-губернатор маркиз де-Траверсэ получил от министра внутренних дел указание орга- низовать в Архангельске частный банк. Губернатор, покрови- тельствовавший иностранным предпринимателям, пришел в бе- шенство, узнав, что это затеял Сидоров, и приказал арестовать его и посадить в тюрьму. Но Сидорова уже не нашли в Архан- гельске.

В Сибири М. К. Сидоров развернул кипучую деятельность по розыскам золота. Предприимчивый золотоискатель, успешно на- чавший свое дело, вооружил против себя многих золотопромыш- ленников, увидевших в Сидорове опасного конкурента. Они при- влекли на свою сторону генерал-губернатора Восточной Сибири графа Муравьева-Амурского, который просил министра финансов Брока убрать из Сибири Сидорова «как беспокойного и вредя- щего развитию золотопромышленности человека». Но Сидоров к этому времени заручился в Петербурге поддержкой княгини Трубецкой, которая убедила министра финансов, что Сидоров энергичный деловой человек. Просьба графа Муравьева-Амур- ского не была удовлетворена.

Затем враги Сидорова выдвинули против него обвинение в принадлежности к одной из преследовавшихся религиозных сект, но эту клевету ему удалось отвести от себя. Тогда враги Сидорова, поддержанные крупными государственными чиновни- ками, затеяли против него судебное дело. Сидоров — домашний учитель, чиновник, а по закону чиновники не имели права зани- маться разработкой золотых приисков. Значит, Сидоров должен лишиться права на прииски. Дело это тянулось четыре года, и только в 1862 г. Красноярский суд решил его в пользу Сидо- рова.

В 1863 г. Сидоров открыл в Сибири месторождение графита и начал поставлять его златоустовским металлургическим заво- дам. Но вскоре ему запретили разрабатывать месторождение графита и отобрали приобретенный участок.

Кипучая деятельность Сидорова не давала покоя чиновникам Сибири. Каждое дело, организуемое Сидоровым, вызывало все новые и новые интриги и судебные преследования.

В 1863 г. Сидоров решил отыскать путь из океана в устья Енисея и Оби. Он послал в Финляндию и Швецию золотопро- мышленника Черносвистова, дав ему 36 тыс. руб. на покупку судна. Узнав об этом, енисейский губернатор распорядился на- ложить арест на деньги. Дело разбиралось судебными органами и даже дошло до сената, который решил его в пользу Сидорова. Затем началось преследование Сидорова за его попытку ока- зать помощь экспедиции, поставившей себе цель пройти из устья

Печоры в устье Енисея.

Сидоров, действительно, был «беспокойным», но популярным в Сибири человеком. В 1864 г. влиятельные круги г. Красно- ярск наметили избрать его городским головой, но кто-то пустил

92


слух, что Сидоров арестован (в это время Сидоров уезжал на Север). Как только он возвратился, против него организуются одно за другим судебные преследования за грубость, за обиды, якобы нанесенные служебным лицам, и т. п.

В 1866 г. Сидоров и купец Власов решили построить на р. Печора корабль для морского промысла у берегов Новой Земли. Они наняли известного по тем временам строителя мор- ских судов Горностаева и рабочих, закупили необходимые ма- териалы и отправили их на Печору. В самый разгар подготовки к строительству корабля министр финансов наложил арест на 400 тыс. руб., принадлежавших Сидорову, якобы в погашение задолженности некоему Григорьеву. Пока «правосудие» нетороп- ливо разбиралось в этом деле и выяснило, наконец, что Гри- горьев оказался должником Сидорова, пропали материалы и вы- данные купцам задатки.

В то время как русские предприниматели с трудом преодоле- вали подобные препятствия, иностранные дельцы на Севере, как и в других районах, безнаказанно расхищали природные богат- ства страны. Так, например, было установлено, что англичанин Брант самовольно срубил 100 тыс. штук деловой древесины. Онежская земская управа возбудила против него судебное пре- следование, но дело кончилось тем, что за несколько бревен, «по- жертвованных» для постройки школы, Брант получил орден Ста- нислава II степени.

В таких тяжелых условиях и при таком отношении прави- тельства к русским предпринимателям на Севере России М. К. Си- доров начал разработку нефтяных месторождений на Ухте.

В 1864 г. лесничий Гладышев заявил палате государственных имуществ, что им найдено месторождение нефти в районе р. Пе- чора. В подтверждение своего заявления Гладышев представил образцы найденной им нефти.

Одновременно он поставил об этом в известность и М. К. Си- дорова, который в 1864 г. при помощи шурфов исследовал ука- занные ему Гладышевым нефтяные источники. В 1865 г. М.К.Си- доров сделал заявку на три участка, каждый размером по ква- дратной Еерсте. Он был глубоко убежден в том, что «правитель- ство не откажет первому заявителю в своем сочувствии трудному предприятию в стране суровой, безлюдной и бездорожной». Но Министерство государственных имуществ отказало Сидорову в его просьбе.

Не раз отказывали Сидорову в отводе земельных участков под самыми различными предлогами. Так, например, Архангель- ская палата государственных имуществ 17 августа 1866 г. сооб- щила Сидорову, что источник нефти он сам не открывал, а по- лучил сведения о нем от лесничего Гладышева и что, мол, эта нефть была известна давным давно. Поэтому палата не считает возможным предоставить ему землю для разработки указанных нефтяных источников.

93


Сидоров обратился в архангельское губернское управление, которое 2 ноября 1866 г. ответило ему: «На основании ныне дей- ствующего Горного Устава в Олонецкой губернии и Архангель- ской (статьи 2253—2257) разрешаются поиски и разработка зо- лота, серебра и меди; относительно же других минералов, как доманика и нефти, никаких законоположений и правил в Горном Уставе не существует» 1.

Получив отказ, Сидоров продолжал настойчиво добиваться получения участка. Он обратился в Министерство государствен- ных имуществ, которое в 1867 г. сообщило, что «разрешено от- дать прииски доманика и нефти в аренду на 12 лет Сидорову и Амосову»2. Сидоров получил всего лишь одну квадратную вер- сту земли. Отправив буровую партию на Ухту, он уехал на Па- рижскую выставку, где вскоре получил извещение, что по распо- ряжению Министерства государственных имуществ буровая пар- тия не допущена до работ. Министерство решило не сдавать на Ухте нефтеносные земли в аренду, так как «казна решила за- няться этим делом».

Сидоров вновь подал заявление министру государственных имуществ Зеленому, в котором писал: «Ваше В-ство изволили разрешить Управляющему Государственными Имуществами Архангельской губернии от 2 марта за № 419 и 2510-ом отдать прииски доманика и нефти Мезенского уезда на р. Ухте в аренду на 12 лет мне, Сидорову, и почетному гражданину Амосову, с от- водом каждому из нас... площади в одну квадратную версту от прииска. Я сделал все необходимые приготовления для приема предоставленной мне площади и производства приготовительных работ, для чего посланы на место служащие и материалы, но ныне известился я, что Ваше В-ство вследствие представления Архангельского губернатора изволили приказать приостановиться отводом предоставленной мне местности. Умалчивая о том, что такая остановка произвела расстройство и вовлекла меня в на- прасные расходы, я осмеливаюсь обратить внимание Вашего Высокопревосходительства на то, что причины, выставленные г. Архангельским губернатором, никак не могут служить препят- ствием к исполнению вашего разрешения произвести отвод мест- ности для разработки нефти» 3.

Архангельский губернатор, ревниво охраняя интересы ино- странных промышленников, «доказывал» министру, что Печор- ский край еще не исследован, что разработка доманика и нефти преждевременная и что в этом крае будет работать комиссия казны с целью поисков полезных ископаемых.

Но покровители иностранных капиталов выдавали себя с го- ловой. Они чинили препятствия русским промышленникам не

' С и д о р о в М. К. Север России, о горных его богатствах и препят- ствиях к их разработке, стр. 10. СПБ, 1881

2 Там же, стр. 13.

3 Там же, стр. 15.

94


только в разработке нефтяных месторождений Севера, но и в торговле, судоходстве, эксплуатации лесных массивов, добыче руды, угля и золота.

Сидоров писал министру государственных имуществ 28 мая 1867 г.: «В 1860 году по системе р. Щугора, впадающею в р. Пе- чору, я первый отыскал золотосодержащие розсыпи и заявил их в Усть Сысольском земском суде, но ни одно открытие мое не только не отдано мне, но и никому другому по настоящее время. Так точно не отдаются мне открытые мной и заявленные в 1861 году в Туруханском крае соляные источники и горной соли и брусяноточильные горы, несмотря на то, что сии последние уже отведены мне в 1863 году»1.

Соль, графит, золото, уголь, сланцы, нефть — все богатства Севера России царские министры и генерал-губернаторы прибе- регали для иностранного капитала.

Обманывая общественное мнение и желая отделаться от та- ких настойчивых предпринимателей, как Сидоров, Министерство государственных имуществ ассигновало архангельскому губерна­ тору для разведочных работ на нефть мизерные средства — 1000 руб. Как и следовало ожидать, казенные разведки на нефть не дали никаких результатов.

Убедившись, видимо, в том, что на Севере не удастся найти богатые источники нефти, министр государственных имуществ разрешил, наконец, сдать на 12 лет в аренду Сидорову участок размером в одну квадратную версту.

9 августа 1867 г. Сидорову было сообщено: «Вследствие раз- решения г. Министра, изъяснению в предложении Временного отдела от 20 июня за № 8153, и сообщения г. Начальника губер- нии от 26 июля за № 3084 Управление Государственных Иму- ществ, дозволив Вам разработку нефти и доманика в Мезенском уезде, в указываемой Вами местности, в 40 верстах от устья реки Ухты, впадающей в реку Ижму, в течение двенадцатилетнего срока из платежа за каждую занятую десятину оброка, в раз- мере существующей в Архангельской губернии средней подеся- тинной платы, трех руб. серебром» 2.

Но архангельский губернатор князь Гагарин немедленно воз- будил ходатайство об отмене этого решения. Он охарактеризовал Сидорова как человека ненадежного. Просьбу губернатора удо- влетворили, и министр государственных имуществ снова отменил свое решение об отводе земельного участка Сидорову.

Сидорову помог случай. За два года до этого, в ноябре 1865 г., были отмечены его большие заслуги по освоению Севера. После очередного отказа в отводе земли Сидоров представил министру государственных имуществ диплом, опровергавший лживые утверждения губернатора. Встречая на каждом шагу

1 Сидоро в М. К. Север России, о горных его богатствах и препят- ствиях к их разработке, стр. 20. СПБ, 1881.

2 Сидоро в М. К. Север России, стр. 21. СПБ, 1881.

95


противодействие со стороны царского правительства и его боль- ших и малых чиновников, Сидоров все же не сдался. Он писал:

«.. .Несмотря на все препятствия, я употреблял все усилия поло- жить начало нефтяному промыслу и тем принести пользу моей родине»1.

Под давлением неоспоримых доказательств министр снова пересмотрел свое решение и приказал сдать Сидорову в аренду земельный участок размером в одну квадратную версту. На этот раз князь Гагарин вынужден был подчиниться. В 1868 г. Сидо- рову был отведен земельный участок. Князь Гагарин приказал заведующему вторым мезенским лесничеством следить за тем, чтобы Сидоров ни в малейшей степени не отступал от закона. Недвусмысленное указание губернатора было принято к исполне- нию. Одновременно Гагарин писал мезенскому уездному поли- цейскому управлению: «Иметь наблюдение за точным исполне- нием этих условий Сидоровым, чтобы Сидоров отнюдь не выхо- дил из пределов отведенного ему участка земли для разработки нефти и доманика» 2.

Каждый шаг Сидорова подвергался строгому контролю. Ему не давали возможности свободно пользоваться отведенным уча- стком.

По указанию Гагарина, этот участок отвели там, где не ока- залось источников нефти. Сидоров снова стал ходатайствовать о том, чтобы отвод участка произведен был там, где находятся источники нефти. 31 мая 1868 г. министр государственных иму- ществ предписал архангельскому управлению: «Помянутая пло- щадь должна быть отведена Сидорову в том именно месте, где находятся нефтяные источники, предполагаемые к разработке, хотя бы местность эта оказалась и несколько в стороне от перво- начально указанного самим просителем 40 верстного расстояния от устья реки Ухты» 3.

Только после этого указания нефтяные источники были вклю- чены в арендуемую Сидоровым площадь. Сидоров организовал буровую партию под руководством опытного горняка П. А. Ло- патина и отправил ее из Петербурга на Ухту. Лопатин должен был приступить к постройке жилых и производственных поме- щений, а затем и к буровым работам.

Неожиданно возникло новое препятствие: Сидорову запретили рубить лес на его же участке до получения «лесорубочного би- лета». За этим билетом надо было поехать в село Устьцыльма, за 500 верст. Представитель Сидорова не застал там лесничего, который уехал в район, расположенный в 500 верстах от села Устьцыльма.

Лес был заготовлен с большим опозданием и обошелся в 20 раз дороже обычной цены.

1 Сидоро в М. К. О нефти на Севере России, стр. 6, 1882

2 Сидоро в М. К. Север России, стр. 24. СПБ, 1881

3 Там же, стр. 28.

96


Преодолев все эти препятствия, Сидоров на основе геологи- ческих данных горного инженера Г. Д. Романовского заложил в 1868 г. на Ухте первую нефтяную скважину1. Эта скважина была заложена на левом берегу р. Ухта, против устья р. Нефть- Иоль. Начали бурить скважину заграничные мастера, но они не могли довести ее до конца. На глубине 52 м сломался бур, «тем не менее нефть постепенно стала заполнять скважину... мастера, выписанные из-за границы, бежали» 2.

 

Скважина Сидорова на Ухте.

Очевидно, Сидоров столкнулся с такими препятствиями, кото- рые не удалось преодолеть, и он вынужден был отступить перед организованным нажимом иностранных дельцов, стоявших за спиной влиятельных чиновников царского правительства.

Вот что он писал: «На этом я должен был остановить работы, потому что новые затруднения, новые стеснения администрации ставили меня в такое положение, что я не мог распоряжаться отведенным мне участком по своей воле, а где нет права и сво- боды в действиях, где все зависит от произвола администрации, там всякий промысел не мыслим» 3.

В 1873 г. Сидоров прекращает свою деятельность по разра-

 

1 Широко распространенное в технической литературе утверждение о том, что первая нефтяная скважина на Ухте заложена Сидоровым в 1855 г., неточно. Эта скважина была заложена в 1868 г.

2 К и н д В. Нефть на Севере России. Изв. С.-Петербургского политех- нического института, т. XIII, стр. 223, 1910.

3 Сидоро в М. К. О нефти на Севере России, стр. 7, 1882.

7 О.М. Лисичкин. 97


ботке нефтяных источников на Ухте и возвращается к этому делу только в 1885 г.

Из первой скважины на Ухте добыто было всего лишь 1000 пудов нефти, которая пошла на образцы для выставки, на анализы и для задуманной Сидоровым морской экспедиции из Печоры в Енисей.

Желая поощрить деятельность предпринимателей по разра- ботке нефтяных источников на Ухте, Сидоров предлагал: а) от- давать нефтеносные земли в аренду сроком на 10 лет по 30—

60 коп. за десятину; б) отпускать нефтепромышленнику лес без лесорубочного билета, оформление которого занимало не менее полугода; в) разрешить ввоз механизмов и машин из-за гра­ ницы.

Царское правительство не удовлетворило ни одного из этих элементарных требований и достигло своей цели: Сидоров пре- кратил бурение на Ухте, затратив 650 тыс. руб. и не получив ни копейки дохода. Но это была временная победа иностранцев и продажных чиновников над русским предпринимателем.

Было бы неправильно думать, что царская администрация чинила препятствия только Сидорову в освоении природных бо- гатств Севера. Таким же мытарствам подвергался любой из оте- чественных промышленников, изъявивший желание заняться на Севере разработкой полезных ископаемых. Вслед за Сидоровым подали заявки на участки, смежные с его землями, надворный советник Можаров и коллежский секретарь Рубцов. На просьбу предоставить ему участки для разработки нефти Можаров полу- чил 23 мая 1867 г. следующий ответ: «Министерством не может быть сделано в настоящее время никакого распоряжения к удо- влетворению означенного ходатайства, так как отдача в аренду приисков помянутых минералов приостановлена до производства особою комиссиею, учрежденною Архангельским губернатором, надлежащих исследований о местности залегания этих минера- лов»1.

По окончании работы «Особой комиссии» в октябре 1867 г. Можаров снова обратился с этой же просьбой к министру госу- дарственных имуществ. Только спустя три года ему сообщили, что на претендуемые им участки будут объявлены в январе 1871 г. торги. Торги не состоялись. Только после этого Можаров полу- чил в аренду сроком на 24 года три участка, каждый по одной квадратной версте. Вместе с ним получил три участка и Рубцов, который к буровым работам не приступил и в апреле 1871 г. передал свои участки Ольге Сидоровой.

Такие же испытания выпали на долю других предпринимате- лей Ухты, добивавшихся отвода им земельных участков: Антоно- вой, Старостина, Аксеновой, Карауловой, Барановского, Сту- дитского, Лопатина.

 

1 Сидоро в М. К. Север России, стр. 33. СПБ, 1882.

98


Зато в 1876 г. по «высочайшему указанию» князю Юрию Го- лицину было пожаловано в Печорском крае 125 тыс. десятин земли со всеми угодьями, лесными массивами и природными богатствами, имевшимися на этой территории. Огромные площади попадали в руки царских сановников или продавались за бесце- нок. В Уфимской губ. земельный участок с лесным массивом, оцененный скромно в 500 тыс. руб., был продан за 60 тыс. руб. 700 тыс. десятин в этой же губернии были проданы по бросовым ценам высокопоставленным лицам, а 12 тыс. малоземельных крестьян Мензеленского и Бирского уездов Уфимской губ. не получили ни одного вершка земли. В 1760 г. английский купец Гом получил на 25 лет право производить без пошлин порубку 600 тыс.- десятин леса. Кроме того, царское правительство предо- ставило ему ссуду в 300 тыс. руб., которые впоследствии были ему пожалованы в награду. Из дарового леса Гом строил в Рос- сии корабли и отправлял их в Англию. В январе 1869 г., т. е. в то время, когда русские предприниматели годами ждали ответа на свои прошения об отводе им земельных участков на Ухте, архангельский губернатор лично добивался в Петербурге от министра государственных имуществ разрешения отдать англи- чанам на 18 лет в аренду огромную площадь в Печорском крае. Сидоров выступил с разоблачением царских сановников за да- ровую раздачу земель на Севере, указывая на вред для России от заселения Мурманского побережья шведами и норвежцами, и этим навлек на себя новые преследования.

В 1885 г. Сидоров снова занялся добычей нефти на Ухте. Он вызвал из Баку инженера, закупил на 20 тыс. руб. бурового обо- рудования и стал бурить скважины на том участке, где была за- ложена первая буровая. Но и на этот раз деятельность Сидо- рова, как и других нефтепромышленников Ухты, не приобрела широких масштабов. Агенты иностранных фирм не скупились на взятки высокопоставленным лицам, побуждая их препятствовать деятельности русских предпринимателей, желающих освоить при- родные богатства Севера России. Выяснилось, что князь Гага- рин получил от иностранцев взятки в 40 тыс. руб. за то, что передал им весь хлебный запас Северного края.

Отменяя систему откупа и вводя в 1872 г. новое положение об эксплуатации нефтяных источников, царское правительство не сочло нужным предусмотреть самые минимальные льготы для нефтепромышленников Севера, деятельность которых протекала в исключительно трудных природных условиях. Эти правила рас- пространялись и на освоенные районы Северного Кавказа и на глухие, малонаселенные и бездорожные места Печорского края. Из-за отсутствия средств сообщения голод в этом крае был обычным явлением. Население края нередко употребляло вместо хлеба мох и древесную кору.

В 1864 г. Сидоров намеревался построить дорогу с Печоры на Обь и Каму для того, чтобы доставлять в Печорский край

7* 99


дешевый хлеб. Все расходы по сооружению дороги Сидоров при- нимал на свой счет и по истечении 40 лет ее эксплуатации со- глашался передавать все доходы от этой дороги для разработки естественных богатств Севера. Сидоров с трудом добился раз- решения на строительство дороги, но построить ее не удалось и ему. Генерал-губернатор Западной Сибири не позволил прово- дить дорогу с Оби через Урал, несмотря на разрешение министра внутренних дел и министра путей сообщения.



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 44.192.253.106 (0.024 с.)