Развитие Бакинского нефтяного района



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Развитие Бакинского нефтяного района



Издавна в технической литературе приводится утверждение американских нефтяных монополий, что кондуктор Дрейк (во- шедший в историю нефтяной промышленности под именем «пол- ковника») в 1859 г. в Пенсильвании впервые в мире пробурил нефтяную скважину. На протяжении многих десятилетий эта

«первая скважина полковника Дрейка» фигурирует в учебниках.

Эдвин Дрейк, сын небогатого фермера, работавший долгое время конторщиком и получивший в 1849 г. место кондуктора на железнодорожной линии Нью-Йорк — Нью-Гавен, по совету бан- кира Тоузенда поместил свои сбережения в сумме 200 долл. в Пенсильванскую нефтяную компанию. В 1858 г. он купил

1 Гиле в К. Последние известия об открытии нефти в Кубанской об- ласти. Горный журнал, № 6, стр. 507, 1866.

2 Менделее в Д. И. Нефтяная промышленность в Северо-Американ- ском Штате Пенсильвалии и на Кавказе, стр. 226. СПБ, 1877.

 

56


25 акров земли и в 1859 г. пробурил скважину, давшую нефтя- ной фонтан.

Американские историки нефтяной промышленности обходят молчанием тот факт, что Дрейк не был человеком, сведущим в буровой технике, и «первую» скважину пробурил не он, а тру- женик Билль с двумя сыновьями. Эдвин Дрейк являлся лишь предпринимателем, искавшим легкой наживы 1, Позже Э. Дрейк вложил свой небольшой капитал в акции Компании маклеров, занялся биржевой игрой и вскоре разорился. Он ослеп и конец своей жизни провел в нужде.

Архивные документы опровергают необоснованное утвержде- ние о том, что пробуренная Дрейком скважина была первой неф- тяной скважиной в мире. Советским исследователям удалось установить, что в России бурение на нефть применялось еще в 30-х годах XIX в. (а возможно, и раньше). Установлено также, что в 1844 г. русский чиновник Горного ведомства Ф. А. Семе- нов предложил углублять нефтяные колодцы посредством буре- ния. Член Совета Главного управления горными промыслами инж. Семенов пришел к мысли о необходимости бурить скважины на нефть, очевидно, в связи с постепенным уменьшением дебита многих нефтяных колодцев. Он писал в 1844 г. главному управ- ляющему на Кавказе: «Агаи и Галафи (название самых крупных нефтяных колодцев в Баку. — С. Л.) несколько повреждены, что доказывается тем, что из первого в 1825 г. вычерпывалось


в сутки до 7 халваров, а теперь черпается только 41/


халвара,


следовательно, в год 900-ми халварами менее, и что второй, дающий ныне 4 халвара, по уверению старожилов при ханском управлении давал 12, следовательно, почти на 3 тыс. халваров в год более, нежели в настоящее время»2. Как и следовало ожидать, предложение Семенова было встречено с большим не- доверием. Но этот настойчивый человек добился своего. В 1848 г. в Баку, на Биби-Эйбате, была пробурена нефтяная скважина3.

Но в дальнейшем Семенову не была оказана поддержка. На- оборот, признанные иностранные специалисты (Траутшольд, Баерн, Абих и др.) настойчиво доказывали непригодность буре- ния для добычи нефти, а нефтепромышленники и царские чи- новники чутко прислушивались к мнению зарубежных ученых. Поэтому предложение Семенова об углублении нефтяных колод- цев бурением было забыто. Более того, царское правительство на протяжении ряда лет не разрешало бурить нефтяные сква- жины, несмотря на настойчивые просьбы отдельных предприни- мателей.

 

1 Конши н А. М. Описание разработки нефтяных месторождений в С. Америке и сравнительных условий добычи нефти на Кавказе, стр. 8. Тифлис, 1896.

2 Мамедо в А. Азербайджанское нефтяное хозяйство до отмены откупной системы. Историк-марксист, кн. IV, стр. 105, 1936.

3 Кулие в С. М. Азерб. нефт. хоз., № 12, стр. 8, 1949.

57


Так, например, в 1866 г. Закавказское торговое общество (Кокорев и Губонин) после первых удачных опытов по пере- гонке нефти просило правительство разрешить бурение скважин на нефть. Правительство на просьбу общества ответило отказом. И только в 1869 г. разрешение на бурение нефтяных скважин получил откупщик Мирзоев, который в том же году заложил свою первую скважину на нефть в Балаханах. Скважина была пробурена до глубины 64 м. Во время пробного тартания из скважины обильно выделился газ, затем послышался шум и произошел выброс песка и воды. Это бурное поведение скважины приписали действию волшебных сил. По приказанию бурового мастера скважину тут же забросали песком и камнями.

В 1871 г. в том же районе Мирзоев пробурил вторую сква- жину глубиной 45 м. Вначале она давала 700 пудов, а затем и 2000 пудов нефти в сутки.

Третья скважина была заложена-Мирзоевым в 1872 г. Соору- жение новых колодцев с этого года совсем прекращается, а ко- личество пробуренных скважин быстро растет (см. табл. 5).


Таблиц а 5

Годы Количество скважин Количество колодцев  
 
 
 
 
 

 

Количество нефтяных скважин и. ко- лодцев, имевшихся в Бакинском районе


К 1875 г. нефтяные про- мыслы Баку по своему тех- ническому уровню далеко ушли от кустарной добычи. Основная добыча нефти уже падает на скважины. Добы- ча нефти из колодцев играет подчиненную роль. Об этом наглядно свидетельствуют данные табл. 6


 

 

Таблиц а 6

Сравнительный среднесуточный дебит нефтяных колодце» и скважин

  Район Число скважин Среднесуточная добыча нефти (пуды)
из скважин из колодцев
  Балаханы Биби-Эйлат.................... Бинагады....................... Сабунчи 45 310 2 600
  Итог о . . . . 60 360

1 Лисенк о К. И. Очерки современного состояния нефтяной промыш- ленности Апшеронского полуострова. Записки Р. Т. О., вып. 6, стр. 3612, 1876.

58


Количество неф- тяных скважин воз- растало с каждым годом. В 1878 г. в Баку их насчитыва- лось 301. Из них на Балаханской площа- ди 47, в Сабунчах, Раманах и Эабрате 204, Биби-Эйбате 19,

Сураханах 22, Би-

нагадах 4, Масазы-

ре 2, Бюльбюли 1 и

Хурдалане 2 сква- жины.

После отмены си- стемы откупа нефте- промышленники раз- вили особенно ожив- ленную деятельность в Балаханах. На промыслах появи- лись паровые маши- ны, локомотивы, ме- ханические мастер- ские. Увеличивалось количество буровых вышек. В июне 1873 г. на площади, принадлежавшей об- ществу «Халафи», ударил мощный Вер- мишевский фонтан. Он действовал с не- ослабевающей силой в течение несколь-


 

Нефтяной фонтан.


ких месяцев и залил нефтью огромную территорию. Большая часть нефти разлилась и пропала.

Вермишевский фонтан еще более оживил деятельность нефте- промышленников в Балаханах. С каждым днем увеличивалось число новых предпринимателей, желавших «испытать счастье». Количество скважин в Балаханах росло из года в год. Так, на- пример, в 1870 г. их было всего лишь 2, а в 1875 г. 28. Увели- чивалась добыча нефти. В 1870 г. на всей Балаханской площади было добыто 1482 тыс. пудов, а в 1875 г. 5353 тыс. пудов1.

Такая же картина наблюдалась с 1875 г. и в Сабунчах. Зе-

 

1 Рагози н В. Нефть и нефтяная промышленность, стр. 273, 1884.

50


мельные участки до этого времени стоили здесь значительно де- шевле, чем в Балаханах. Десятина земли продавалась от 500 до 1000 руб. Но с появлением в Сабунчах первого нефтяного фонтана сюда устремились десятки предпринимателей. Стоимость одной десятины земли возросла до 24 тыс. руб.

Земельные участки стали продаваться и покупаться не деся- тинами, а саженями. Нередко участок размером в несколько са- жен приобретался «обществом», состоящим из десятка и более лиц. Буровые вышки закладывали на близком расстоянии одну от другой. На крохотных участках работали десятки испачканных нефтью людей. Нефтяные озера разливались на огромной терри-

 

Сабунчи.

тории. Люди работали по колено в нефти. Нередко нефть в озе- рах сжигали, чтобы освободить место для бурения новых скважин. Недаром Сабунчинскому участку было дано название Шайтан- Базар (Чортов базар). Здесь, как и на Балаханской площади, доходы на вложенные капиталы достигали сказочных размеров и мелкие предприниматели быстро становились богачами.

Прилегающие к Сабунчинской площади Раманы и Забрат вначале не представляли для нефтепромышленников никакого интереса, так как считалось, что эта площадь не нефтеносна. Но некто Бойчевский заложил в Забрате скважину и получил фон- тан легкой нефти. Предприниматели, как хищники на добычу, набросились и на эту площадь и расхватали земельные участки. За короткое время ранее никого не привлекавшая местность из-


менилась до неузнаваемости. Вырос лес вышек. Забили фон- таны. Сравнительно небольшую площадь эксплуатировали

25 фирм. Покупали участки и пытались создать «дело» чинов- ники, адвокаты, прокуроры, нотариусы, юристы и другие служа- щие.

Растущая нефтяная промышленность Азербайджана охваты- вала постепенно все новые и новые районы. В эксплуатацию вступали новые нефтеносные площади. В 1878 г. была заложена буровая на Биби-Эйбате, и в этом же году здесь ударил первый нефтяной фонтан. Вскоре мало известные ранее промыслы Зу- балова и Тагиева превратились в одни из крупнейших нефтяных промыслов Бакинского района. Только на участках этих пред- принимателей добыча нефти в конце 90-х годов прошлого века достигла 1 млн. т. После того как в Биби-Эйбате ударил первый нефтяной фонтан, многие фирмы поспешили приобрести на этой площади участки и начать разрабатывать их. Здесь не замедлили обосноваться фирма бр. Нобель, нефтепромышленники Шибаев и Манташев, Бакинское нефтяное общество, Кубано-Черномор- ское общество и др.

Наибольшее оживление деятельности многих фирм на Биби- Эйбате, так же как и в ряде других нефтяных районов Апше- рона, начинается с 1904 г.

С 1896 г. начинается промышленная добыча нефти на Би- нагадинской площади. Правда, до 1908 г. она остается почти на одном уровне, а с 1908 г. начинает возрастать. По данным И. М. Губкина 1 добыча нефти (в млн. пудов) на Бинагадинской площади с 1905 по 1917 г. была следующей:

 

1905 г 0,38 1912 г 10,34
1906 » 0,33 1913 » 15,08
1907 » 0,25 1914 » 23,61
1908 » 4,96 1915 » 32,58
1909 » 7,64 1916 » 45,2
1910 » 7,86 1917 » 36,4
1911 » 7,30    

В 1901 г. Кокорев на территории своего завода, расположен- ного в Сураханах, заложил первую буровую с целью получения из нее газа для отопления завода. В 1902 г. с глубины 207 м он получил газ.

Успешно пробуренная Кокоревым газовая скважина в Сура- ханах привлекла сюда и других нефтепромышленников. С целью получения газа здесь начинают закладывать скважины фирмы бр. Нобель, Бенкендорфа, Мирзоева, Кубано-Черноморокое об- щество, Ассадулаев и др. Сураханский район быстро получил славу крупного газового месторождения, откуда газ по трубам транспортировался в другие районы бакинских промыслов.

 

1 Губки н И. М. Нефтяная промышленность России. Изв. Главн. неф- тяного комитета, № 3/1, стр. 15, 1918—1919.


Нефтепромышленники рассматривали Сураханы только как газовое месторождение. На то, что Сураханскую площадь надо расценивать как крупное нефтяное месторождение, впервые ука- зал геолог Д. В. Голубятников.

И действительно в 1906 г. у Нобеля из скважины, бурив- шейся на газ, ударил фонтан белой нефти. Развернувшиеся после этого буровые работы полностью подтвердили мнение Д. В. Го- лубятникова. В 1907 г. здесь снова ударил нефтяной фонтан с глубины около 545 м из скважины, принадлежавшей Бакин- скому нефтяному обществу. Этот фонтан давал в сутки 200 тыс. пудов черной нефти. С этого момента в Сураханах начинается бурение скважин на нефть. Уже в 1907 г. здесь бурили 32 сква- жины, в начале 1908 г. 56 скважин и в октябре этого же года

85 скважин. Таким образом, Сураханы становятся крупнейшим нефтяным районом Апшерона, где с 1907 г. начинает бурно расти добыча нефти.

О росте добычи нефти в Сураханах свидетельствуют следую- щие данные (в млн. пудов):


 

1905 г.

1907 »

1908 »

1909 »


 

0,25

0,34

0,74

2,04


 

1913 г 40,17

1914 » 51,88

1915 » 60,68

1916 » 95,90


1912 » 32,40


1917 » 96,20


 

Приведенные цифры ярко характеризуют быстрый темп раз- вития Сураханского нефтяного района.

По размерам добычи Сураханская площадь в сравнительно короткий период выходит на второе место (после Сабунчинской). Сураханы особенно привлекали нефтепромышленников потому, что здесь больше, чем в каком-либо другом районе, было фон- танов. Достаточно сказать, что в 1917 г. фонтанным способом здесь было получено 32,9% всей нефти, добытой в этом районе.

Добыча нефти на о. Святой начинается только с 1908 г. и характеризуется следующими данными (в млн. пудов):


 

1904 г. 0,5 1911 г.

1905 » 0,4 1912 »

1906 »> 0,5 1913 »

1907 » 0,2 1914 »

1908 » 1,1 1915 »

1909 » 1,7 1916 »

1910 » 1,4 1917 »


 

. .2,6

. .3,3

. .4,7

. .5,8

...6,6

. .6.9

. .6,9


 

Отмена системы откупа, применение новой техники, развитие промышленного капитала — все это оказало положительное влияние на развитие бакинской нефтяной промышленности.

Количество нефтяных скважин на Апшероне с начала 70-х го- дов прошлого века росло из года в год. Это подтверждается данными табл. 7.

62


Таблиц а 7

Количество эксплуатирующихся скважин на бакинских нефтяных промыслах

Годы Количество скважин Годы Количество скважин

С 1872 по 1900 г. в Бакинском нефтяном районе было пробу- рено 3013 скважин, из которых 1924 скважины дали промышлен- ную нефть.

О динамике развития нефтяной промышленности в Бакинском районе свидетельствуют и данные табл. 81.

 

Таблица

Рост добычи нефти в Баку (в миллионах пудов)

Годы Добыто Годы Добыто Годы Добыто
1,4 165,0 637,7
3,9 192,6 598,2
4,7 200,1 616,8
5,4 240,4 410,0
9,8 288,6 450,6
12,1 296,3 474,0
14,9 344,5 463,3
20,9 308,5 492,0
20,9 400,9 488,7
40,9 408,8 444,9
49,9 427,0 458,4
60,0 484,0 430,0
89,2 590,0 389,3
115,0 601,2 403,0
118,5 667,1 426,2
358,8

В 1901 г. Бакинский район дал 95% общеимперской добычи нефти в России.

Из данных табл. 8 видно, что до 1901 г. добыча нефти в Ба- кинском районе непрерывно увеличивалась; с 1901 г. она стала сокращаться.

 

1 Пажитно в К. А. Очерки по истории бакинской нефтедобывающей промышленности, стр. 89, 1940.

63


К 1917 г. добыча нефти в Баку оказалась на уровне, лишь немного большем уровня 1893 г.

Бурное развитие нефтяной промышленности Бакинского рай- она после отмены системы откупа вызвало острую борьбу за обладание земельными участками. Цена на земельные участки достигала невероятно высоких размеров.

Но стоимость участков определялась не в зависимости от нефтеносности, т. е. не действительной ценностью их. Тот, кто сдавал землю, и тот, кто брал ее в аренду, не имели представле- ния о нефтеносности участков, так как не было достоверных геологических данных по каждому району. Оценкой месторожде- ния являлось наличие нефтяных фонтанов, и появление на уча- стке даже одного, оказавшегося иногда случайным, поднимало на торгах на него цену до невероятно высоких размеров.

В 1872 г., в год отмены откупа, земельный фонд нефтяной промышленности Апшерона составлял 480 десятин.

С введением в 1872 г. нового положения о нефтяном про- мысле местная администрация сделала попытку навести «поря- док» в вопросе землепользования, но тотчас же выяснилось, что в казенном пользовании очень мало земли. Почти все нефтеносные земли оказались в руках кулаков или в общинном пользовании. Царское правительство вынуждено было издать закон, по которому нефтепромышленникам разрешили арендовать у общин землю на длительные сроки.

Но этот закон ни в какой мере не разрешил противоречия между землепользованием и интересами бурно развивающейся нефтяной промышленности. Земель попрежнему нехватало. Ре- шая проблему земельного фонда, царское правительство стало на путь ограбления крестьян. В 1882 г. оно отобрало у крестьян Апшерона 1420 десятин земли. В 1891 г. разорило одиннадцать крестьянских селений, отобрав у них 5325 десятин, а в 1912 г. лишило земли крестьян деревни Сураханы. Разоренные, лишен- ные земли крестьяне многих селений Апшерона были изгнаны с родных насиженных мест и превращены в пролетариев. Борьба за нефтеносные земли протекала в исключительно острой форме. На торги являлись люди, целью которых была спекуляция зе- мельными участками. Они не занимались добычей нефти, а купив участок, ставили на нем столбы (отсюда название их — столбо- прсмышленники) и через некоторое время перепродавали его по баснословно высоким ценам.

Столбопромышленники наносили огромный вред нефтяной промышленности. Они консервировали лучшие нефтеносные уча- стки, способствовали росту цен на нефтепродукты и тормозили развитие нефтяной техники. Царское правительство культивиро- вало эту безудержную спекуляцию нефтяными землями. Только в июне 1900 г. был издан закон, обязывавший арендатора в те- чение определенного срока начать работы на арендуемом участке. Но оставалось слишком много путей для обхода этого закона.


В 1906 г. на основе этого закона состоялись торги, которые вскоре были отменены правительством. Причиной отмены этих торгов явилось то, что крупные нефтепромышленники согласи- лись отдать казне очень высокое долевое отчисление (в среднем 58,7%, а в отдельных случаях до 72%). На этих торгах большая часть земельных участков оказалась в руках крупных предприни- мателей. В 1908 г. Государственная дума предложила вырабо- тать новый закон о правилах и условиях сдачи в аренду нефтя- ных земель. Этот закон был принят правительством в июне 1912 г. Вместо долевого отчисления закон предусматривал взима- ние с арендатора «условной платы», т. е. арендатор уплачивал казне разницу между рыночной и так называемой «условной» ценой. Например, если арендатор называл «условную цену»

30 коп. с пуда, а рыночная была 60 коп., то он платил с пуда

30 коп. Участок сдавался в аренду тому, кто давал самую низ- кую «условную цену» с пуда нефти. Закон одновременно огова- ривал минимальные обязательные размеры добычи нефти. Этим

«хитроумным» законом правительство сделало бесполезную по- пытку заставить нефтепромышленников снизить высокие цены на нефть и нефтепродукты. На торгах, состоявшихся в 1913 г.,

«условные цены» нефтепромышленниками были доведены до минус 47 коп. Только тогда была понята вся абсурдность но- вого закона. Крупные фирмы не останавливались перед боль- шими долевыми отчислениями, пытаясь любыми средствами за- хватить в свои руки нефтеносные земли, сделаться монопольными владельцами нефтяного рынка, диктуя ему высокие цены на нефтепродукты. Торги были отменены. Государственной думе, отражавшей в этом вопросе интересы крупных судопромыш- ленников — судовладельцев, владельцев текстильных фабрик, добивавшихся снижения цен на нефть, ничего не удалось сде- лать, так как этот закон можно было обойти путем продажи нефти сверх обусловленного договором количества по любым и, понятно, очень высоким ценам. Вот почему нефтепромышленники пошли на установление таких «условных цен».

Таким образом, никакие «гениальные» планы, изобретаемые царским правительством, не смогли разрешить земельного во- проса для нефтяной промышленности. Накануне победы Великой Октябрьской социалистической революции 1917 г. в нефтяной промышленности Бакинского района существовало несколько форм владения нефтеносными землями. «Частно-владельческие» участки, которые являлись полной собственностью владельцев, составляли 33,6% от общего фонда нефтеносных земель. 64,4% земельного фонда являлось собственностью казны; эти земли сдавались частным лицам в аренду. 2% нефтеносных земель на- ходилось во владении сельских обществ, которые сдавали их в аренду на особых условиях. В конечном же счете все лучшие земли были в руках крупных нефтяных фирм, являвшихся моно- полистами на внутреннем нефтяном рынке. Нефтяные монополии,

5 С. М. Лисичкин 65


как будет показано ниже, хищнически разрабатывали богатые нефтью недра нашей страны. Вместе с тем, начиная с 1901 г., вплоть до победы Великой Октябрьской социалистической рево- люции вопрос о «земельном» голоде в нефтедобывающей про мышленности царской России не сходил с повестки дня.

Нефтяная промышленность Апшерона, бурно развивавшаяся в годы становления капитализма, стала заметно деградировать в эпоху господства монополий. На смену временному расцвету пришли непреодолимые противоречия и полный застой техники. Производительность скважин стала уменьшаться с каждым го- дом. Так, например, среднесуточный дебит одной скважины в Бакинском районе составлял в 1902 г. 1250 пудов, в 1910 г. 627 пудов и в 1917 г. всего лишь 260 пудов.

Некоторые исследователи пытаются объяснить падение про- изводительности труда в бакинской нефтяной промышленности подъемом революционного движения, но эта «теория» не имеет ничего общего с действительностью.

Известно, что после 1905 г. производительность труда на про- мыслах неуклонно снижалась. В 1902 г. на одного рабочего в сутки добыто было 29,2 пуда нефти, а в 1910 г. 21,3 пуда, в 1915 г. 14,8 пуда.

Капиталистические нефтяные монополии, ставшие тормозом развития промышленности и получавшие огромные прибыли, искусственно поддерживали в этот период нефтяной голод. Они консервировали нефтеносные земли, сознательно сокращали дебит скважин и объем буровых работ. Все это не только не умень- шало прибыли нефтепромышленников, а наоборот, увеличивало их. Только товарищество Нобель получило в 1899 г. чистой при- были 4 млн. руб., а в 1900 г. 6 млн. руб.1

В 1913 г. доход нефтепромышленников уже достиг 50% на вложенный капитал. Получая огромные прибыли от хищнической эксплуатации нефтяных источников Бакинского района, нефте- промышленники не заботились о развитии геологической службы. Более того, они пренебрегали самыми элементарными законами геологической науки.

Геологическая служба в царской России вообще и в нефтяной промышленности в частности была поставлена крайне неудовле- творительно. Царское правительство очень мало внимания уде- ляло изучению природных богатств России. До 1882 г. Россия не имела самостоятельного геологического учреждения и геологические исследования велись Горным ведомством и не- которыми научными обществами не систематически, кустарно. Геологический комитет вначале состоял всего лишь из шести геологов. «Средства на геологические работы отпускались мизер- ные: по государственному бюджету отпускалось тогда всего

 

1 Лени н В. И. Уроки кризиса. Соч., т. 5, изд. 4, стр. 75.

66



Последнее изменение этой страницы: 2016-08-14; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.235.184.215 (0.059 с.)