ТОП 10:

ВЫПИСКА ИЗ ПИСЬМА Л. Н. СТАРКА НА ИМЯ В. И. СОЛОВЬЕВА



 

31. 12. 1928 г.

СОВ. СЕКРЕТНО

[...] Положение у нас, в общем, весьма неважное. Основное Вы знаете их моих телеграмм. По-прежнему трудно сказать, удержится ли Аманулла у власти или нет. Напор очень силен и, возможно, еще более усилится. В ближайшие дни должны начаться новые бои за Кабул. Обе стороны готовятся и подтягивают силы.

Очень может быть, что предстоящие бои решат судьбу Кабула в отрицательную сторону. Правительственные войска очень ненадежны. К Баче-и-Сакау подходят подкрепления из Тагао и Лагмана. Кроме того, им установлен контакт с джелалабадскими повстанцами. В случае падения Кабула будем отходить на Кандагар, если только это окажется возможным.

Мне представляется, что падение Кабула может явиться началом распада современного афганского государства. Если Аманулла должен будет эвакуироваться в Кандагар, то в Кабуле будет создано новое правительство. В таком случае часть провинций будет на стороне Амануллы, а часть на стороне нового правительства или новых правительств , так как их может быть несколько. Отдельные, хотя пока и неясные, признаки этого уже имеются. Кугистан уже признал власть Баче-и-Сакау[1]. Восточная и Южная провинция его не признают. Идет много разговоров о том, что они предложат (а по некоторым сведениям, уже предложили) принять власть Али Ахмед-хану, который как раз сейчас ведет переговоры в Джелалабаде. Он пользуется, кстати сказать, весьма большой популярностью среди племен этих провинций, особенно Восточной. В данный момент он на это не пойдет, но, если власть Амануллы в Кабуле будет ликвидирована, это весьма вероятно.

В общем, мне начинает представляться, что англичане ведут линию на распад Афганистана. Эта линия начинает, мне кажется, выявляться со все большей и большей реальностью. Здесь может быть такое возражение: вовсе не в интересах англичан подчинить себе южный Афганистан (притом в раздробленном состоянии), оставляя «на произвол судьбы» северный Афганистан. В их интересах создание в Кабуле англофильского правительства с послушным себе главой государства, причем Афганистан должен сохранить свои нынешние границы. Это, конечно, так. Но это, так сказать, программа максимум. Однако едва ли есть возможность сохранить Афганистан в его нынешнем виде в случае падения Амануллы или даже оставления им Кабула. Начнется длительная гражданская война. Она неизбежно повлечет за собой распад государства на отдельные враждующие друг с другом части. Англичане, вероятно, это предвидят. Но другого выхода нет. Сговориться с Амануллой им не удалось. Ликвидировать его необходимо. И тут является программа-минимум: отрыв юга от севера, подчинение юга своему влиянию и граница по Гиндукушу и Гильменду. Эту границу можно хорошо закрепить. И иметь ее все же лучше, чем иметь Афганистан Амануллы, относительно которого даже нельзя быть уверенным в его нейтралитете в случае войны с СССР.

Мне кажется, что все вышеизложенные соображения заслуживают, во всяком случае, того, чтобы их обдумать. И подумать также о тех выводах, которые нам следовало бы сделать со своей стороны.

Каждый день приносит все больше подтверждения того, что англичане играют весьма активную роль в событиях, роль не только «вспомогательную», но именно направляющую. И у меня все больше слагается впечатление, что мы присутствуем уже при начале мировой войны, что первый прямой шаг англичанами делается уже теперь, и этот шаг имеет целью захват части Афганистана для закрепления передовой линии обороны, создания необходимого плацдарма и обеспечения безопасности Индии от покушений со стороны Амануллы или СССР.

Все вышесказанное – лишь предварительная наметка, так сказать, в дискуссионном порядке [...]

РГАСПИ. Ф. 62. Оп. 2. Д. 1806. Л. 2—4. Машинописный текст.

 

Примечания

 

1. Так в документе.

 

 

ДОКУМЕНТ № 19

СПРАВКА НКИД СССР О МУХАММЕДЕ НАДИР-ХАНЕ

 

СЕКРЕТНО

Отпрыск одной из ветвей (Шир Али-хана – по женской линии) афганского династического рода, ведущего происхождение от эмира Дост Мохаммада и через Абдуррахман-хана и Шир Али-хана, разделившегося на две соперничавших за трон семьи. Брат одной из жен Хабибуллы– хана, от которой последний имел сына Асадуллу (единокровного брата Амануллы-хана). Родился и получил воспитание в Индии, где его отец во времена Абдуррахман-хана был в эмиграции.

Считается одним из образованнейших афганцев и чуть ли не единственный среди деятелей Амануллы, разбирающийся в военном деле и знакомый, в некоторой степени, с современной военной наукой. Пользуется значительным влиянием среди племен по обе стороны границы – в Вазиристане и южных областей Афганистана (Гардез и Хост, населенные племенами мангалов, джаджи и др.); в особенности сильны у него связи с духовенством этих районов. Племенные связи Надир-хана объясняются также отчасти каким-то кровным родством с одним из племен, отчасти получены им от отца, занимавшего крупные посты при Хабибулле и имевшего большое влияние среди пограничных племен.

Эти связи Надир-ханом были потом значительно укреплены, в особенности во время третьей англо-афганской войны, когда он, командуя вазиристанской группой, состоящей из иррегулярных племенных частей, провел удачные операции, занявши ряд пунктов в Вазиристане и в долине Курама. После заключения афганпра с англичанами мирного договора, предоставившего племена их собственной судьбе, эти племена видят в Надире естественного противника Амануллы, предавшего, в глазах племен, племенные интересы англичанам. Отказ Надира от командования правительственными войсками, действовавшими против хостинских повстанцев в 1924 г., престиж Надира среди племен укрепил еще сильнее.

С Амануллой он сблизился еще до переворота 1919 г. на почве общего враждебного отношения к эмиру Хабибулле, но, сблизившись с Амануллой, Надир-хан, можно полагать, работал не в его интересах, а в интересах своего племянника Асадуллы-хана, сына эмира Хабибуллы от четвертой жены (родной сестры Надира), вернее – в своих интересах.

Надир-хан является главным виновником переворота 1919 г.: Хабибулла был убит братом Надира Ахмад Шах– ханом в присутствии самого Надира; таким образом, переворот был совершен при ближайшем участии самого Надир-хана, но привел не к тем результатам, которых он добивался. Не рискуя выступить против Амануллы открыто, он, сделавшись после войны 1919 г. ближайшим сотрудником Амануллы в качестве военного министра, начал подготовку нового переворота. Можно полагать, что некоторые подозрения Амануллы он возбудил еще до хостинского восстания.

В 1921 г. Надир был назначен главою комиссии по проведению реформ в Каттагано-Бадахшанской провинции, где держал связь с Энвером и оказывал ему помощь: существуют предположения, что, назначая Надира в провинцию, которая служила базой для бухарского басмачества, Аманулла имел в виду добиться компрометации Надира в наших глазах.

В 1924 г. вследствие отказа от командования правительственными войсками, действовавшими против повстанцев (т. е. против племен, близких Надиру), он с должности военного министра был снят и назначен посланником в Париж. Само предложение Надиру поста командующего истолковывается как намеренный шаг Амануллы, предпринятый им для испытания лояльности Надира к нему; отказ Надира от этого поста раскрыл якобы его планы и явился благовидным предлогом для удаления его из Афганистана. После окончательного разрыва с Амануллой в 1926 г., Надир-хан жил в Швейцарии вместе с братьями Шах Вали-ханом и Мухаммад Хашим-ханом, также, как и вообще вся семья надировцев, постепенно удаленными Амануллой с руководящих постов (Шах Вали-хан: после 1919 г. – начальник гвардии и один из близких друзей эмира; в 1924 г. с этого поста был снят и назначен адъютантом эмира, но никакой работы не вел; в 1926 г. выехал в Швейцарию. Мухаммад Хашим-хан: до 1924 г. командовал войсками в Джелалабаде; с 1924 г. по 1926 г. – посланник в Москве; также, как и братья, до Хоста был близок к эмиру, но после 1924 г. попал в опальное состояние и с 1926 г. живет в Швейцарии. Шах Махмуд-хан – 3-й брат Надира: командовал войсками в Хосте, затем – в Каттагано-Бадахшане: во время Хоста с этого поста отставлен и после этого или находился «за штатом», или занимал несоответственные и легко контролируемые должности).

Во время поездки в прошлом году в Европу Аманулла... предпринимал шаги для примирения с Надиром, но последний от этого уклонился.

Надир-хан в Кабуле выдавал себя и считался нами за сторонника сближения с СССР; этой характеристике как будто соответствовала и его активная и положительная роль в делах независимых племен и его позиция в вопросе об отношениях с нами в первый период после войны 1919 г., когда он якобы стоял за военный союз с нами. Но содействие Энверу и близость всей семьи надировцев к англофильской группировке Шир Ахмад-хана (бывший председатель Госсовета) говорит о внешнеполитических тенденциях иного порядка.

Во всяком случае, нынешняя поездка Надира через Индию еще не может служить доказательством его англофильской ориентации, поскольку политическая база Надира в Афганистане находится в районе южной границы; вернее, в вопросе об ориентации Надира следует исходить из учета конкретной обстановки.

РЕФЕРЕНТ ОТДЕЛА СРЕДНЕГО ВОСТОКА (ИВАНОВ)

РГАСПИ. Ф. 62. Оп. 2. Д. 1806. Л. 52—52(об). Машинописный текст. Копия.

 

ДОКУМЕНТ № 20







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.94.129.211 (0.035 с.)