ТОП 10:

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ЗАВЕДУЮЩЕГО ОТДЕЛОМ КАДРОВ КОМИНТЕРНА П. ГУЛЯЕВА ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ Г. ДИМИТРОВУ



 

Октябрь 1941 г.

Сов. секретно

ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ИККИ

тов. ДИМИТРОВУ Г. М.

По поводу лиц, упомянутых в документе, полученном от тов. Фитина, считаем необходимым сообщить следующее: индиец, находящийся в Кабуле и добивающийся связи с ИККИ не Погатарам, а Бхагат Рам , проживающий в настоящее время в дер. Галла Дхер, около Мардана в Северо-Западной Пограничной Провинции в Индии. Сведения, указанные им о себе в приложенной к документу биографии, совпадают с данными о нем, полученными нами от ЛАРКИНА[1].

Бхагат Рам является помощником Аббас Хана, проживающего в Пешаваре. По поручению Аббас Хана[2] Бхагат Рам организовал переброску Ларкина в Кабул в 1940 г. Он же по поручению группы Кирти, в документе всюду именуемой ЦК компартии Лагора, перебросил в Кабул Боса, затем в мае 1941 г. он сопровождал в Кабул Шервана (он же Хармохендар Содди)[3] – бывш. студента КУТВа и, наконец, еще раз сам приехал к Кабул для установления связи с нами.

Из показаний Бхагат Рама видно, что один из руководителей группы «Кирти» – Шерван (Хармохендар Содди) вместе с Бхагат Рамом вступили в связь с германской разведкой и получили от разведки большую в индийских условиях сумму денег на организацию диверсионной деятельности, а также оружие.

Шерван и Бхагат Рам пытаются представить дело так, что они лишь использовали германскую разведку в целях своей партии, давали ей только вымышленные материалы, сами же остаются преданными делу компартии и ожидают инструкций от ИККИ, ожидая тактических указаний в связи с нападением фашисткой Германии на СССР.

Все это неслучайно. В поступках Шервана и Бхагат Рама истинная сущность политической линии руководства «Кирти», по сути, не отличающейся от линии мелкобуржуазной, путчиской, не разборчивой ни в методах борьбы, ни в союзниках Гадар-партии. Гадар-партия в 1915 г. пользовалась услугами германской разведки и сама служила ей, поэтому и теперь германская разведка так щедро и так легко дает большие суммы и оружие.

Одного факта связи руководящего работника «Кирти» с германской разведкой достаточно для того, чтобы отказаться от всякой связи с Бхагат Рамом, Ультам Чандом[4], которого он рекомендует в качестве надежного связного, а также и с группой «Кирти» в целом, пока она не будет реорганизована в соответствии с указаниями, данными Ларкину.

В отношении Боса никакими дополнительными материалами Отдел Кадров не располагает. После того, как он скрылся из-под домашнего ареста и уехал из Индии, он публично нигде не выказывался, поэтому неизвестно ни его местопребывание, ни его точка зрения по важнейшим вопросам современной международной обстановки.

ЗАВ. ОТДЕЛОМ КАДРОВ ИККИ (ГУЛЯЕВ)

СТ. РЕФЕРЕНТ (КОЗЛОВ)[5]

РГАСПИ. Ф. 495. ОП. 16. Д. 59. Л. 229—230. Машинописная копия.

* В конце документа приписка: «Бхагат Рам имеет кличку в группе „Кирти“, парткличку – как от написал – Рахмат Хан.».

 

Примечания

 

1. Ачар Сингх (Ларкин) (1899—?) – родился в крестьянской семье в деревне Чина близ Амритсара. В 1921 г. эмигрировал в США, где сначала трудился сельскохозяйственным рабочим, а с 1923 по 1930 г. работал на заводе Форда в г. Детройте. В 1924 г. вступил в партию «Гадр». В 1928 г. создал отделение этой партии в г. Детройте. В 1931—1932 гг. являлся членом Президиума «Гадр» и редактором ее журнала «Хиндустани Гадр». В 1932—1933 гг. учился в Коммунистическом университете трудящихся Востока. В 1932 г. вступил в Коммунистическую партию Индии (КПИ). С 1933 по 1935 г. работал по заданию Коминтерна в Калифорнии. В 1935—1937 гг. был секретарем пенджабского комитета КПИ. С марта 1938 г. находился на нелегальном положении в Индии. По решению КПИ должен был организовать бегство С. Ч. Боса в СССР, но из-за ареста последнего не смог выполнить это задание. В октябре 1940 г. перешел советско-афганскую границу. В Коминтерне работал референтом по Индии. В конце 1941 г. послан Коминтерном через Памир в Индию, но был арестован в Читрале. В 1942 г. освобожден британскими властями из тюрьмы. В 1942—1947 гг. являлся членом Объединенного комитета КПИ по работе среди крестьян в Пенджабе // РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 213. Д. 9.

2. Автор не имеет сведений об этом человеке.

3. Харнам Сингх Соди (Шерван) (1905—?) – один из лидеров коммунистической группы «Кирти» в Пенджабе. Сын мелкого помещика. В 1922—1923 гг. был членом Индийского национального конгресса (ИНК), а также участвовал в движении «Акали». В 1924 г. эмигрировал в Калифорнию. В 1925 г. в США вступил в партию «Гадр». До 1933 г. входил в руководящую «тройку» этой партии в Детройте. В 1934—1935 гг. обучался в Москве в Коммунистическом университете трудящихся Востока. В 1937 г. из СССР уехал в Индию и активно участвовал в национально-освободительном движении. В 1942—1947 гг. был членом Комитета КПИ в Пенджабе. Несколько лет находился на нелегальном положении // РГАСПИ. Ф. 495. Оп. 213. Д. 1.

4. Правильно – Уттам Чанд.

5. Козлов Иван Иванович (1902—?) – родился в д. Закоменье Суздальского уезда. 1919—1922 гг. – политработник в Красной Армии. В 1933 г. закончил Восточный институт в г. Ленинграде. В 1933—1936 гг. – преподаватель КУТВа. 1936—1938 гг. – сотрудник Научно-исследовательского института национальных и колониальных проблем (НИИНКП). 1938—1942 г. – сотрудник Восточного сектора Отдела кадров ИККИ. В 1942 г. откомандирован ИККИ в Иран.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ II

 

ДОКУМЕНТ № 1ПРОТОКОЛ ДОПРОСА В НКВД БЫВШЕГО КОМАНДУЮЩЕГО ДОБРОВОЛЬЧЕСКИМИ СИЛАМИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА НЕМЦЕВ ГЕНЕРАЛ-МАЙОРА ФОН НИДЕРМАЙЕРА ОСКАРА[1]

 

от 30 сентября 1946 года

Нидермайер Оскар, 1885 года рождения,

уроженец города Фрайсинг, немец,

происходит из семьи служащих,

член НДСДАП с 1933 по 1935 год,

доктор географических наук,

генерал-майор

Вопрос : Покажите о Вашей службе в германской армии?

Ответ : В 1905 году, по окончанию гимназии, я добровольно поступил на службу в германскую армию в качестве юнкера. До лета 1912 года командовал взводом 10-го Баварского артиллерийского полка и одновременно со службой в армии с 1907 по 1912 год проходил курс обучения на вечернем отделении университета по факультету географии, этнографии и геологии. С 1912 по 1914 год был в научной экспедиции в Иране, после чего совершил путешествие по Индии, Аравии, Египту, Палестине, Сирии и Турции.

В Первую мировую войну в составе 10-го артиллерийского полка в должности командира батареи участвовал в боях на Западном фронте. С ноября 1914 года по 1916 год руководил экспедицией в Иране и Афганистане, предпринятой по заданию германского генштаба с целью организации там повстанческого движения против англичан. С конца 1916 года [...] являлся помощником начальника штаба фронта на Ближнем Востоке, а затем до весны 1919 года офицером связи германского генштаба при 8-й Баварской дивизии и 3-м Баварском корпусе.

Являясь офицером-ординарцем в чине капитана штаба Эппа[2], весной 1919 года в составе добровольческого корпуса Эппа участвовал в подавлении революционных войск в Мюнхене.

С начала 1920 до конца 1921 года был адъютантом военного министра Гесслера[3]. В конце 1921 года назначен на должность референта по германо-советскому военному сотрудничеству при Главнокомандующем германскими войсками генерале Секте[4].

С начала 1924 по 1931 год являлся представителем германского командования в Советском Союзе.

По возвращении в Германию в январе 1932 года я был зачислен во 2-й артиллерийский полк, а фактически по заданию отдела кадров генерального штаба вел преподавательскую работу по военным дисциплинам при кафедре военных наук Берлинского университета. Преподавательской деятельностью занимался до мая 1941 года, а затем в чине полковника был переведен в «Особый штаб Ф», где служил до сентября 1941 года. В 1941 г. поступил на курсы переподготовки высшего командного состава, по окончанию которых в мае 1942 года был назначен командиром 162-й дивизии. В мае 1944 года назначен на должность командующего добровольческими соединениями при штабе вооруженных сил Западного фронта, который дислоцировался в Париже.

В сентябре 1944 года я был арестован по доносу и обвинен в высказываниях против Гитлера. Под стражей содержался в тюрьме города Торгау до конца апреля 1945 года. При эвакуации тюрьмы в Баварию из-под стражи совершил побег и перешел на сторону англо-американских войск.

Вопрос : Вы показали, что в период 1912—1916 годов находились на Ближнем Востоке. Для какой цели Вы выезжали?

Ответ : С сентября 1912 по май 1914 года я находился в Иране в составе научной экспедиции Мюнхенской и Венской академий наук. Экспедиция состояла из научных работников и обслуживающего персонала. В состав экспедиции кроме меня входил профессор Венского университета Дитц[5], работавший по истории искусства ислама. Я лично работал по географии и геологии.

Нам удалось пересечь среднюю часть Ирана с запада на восток, и при этом мы собрали большое количество материалов, характеризующих географические, этнографические и геологические особенности Ирана. Результаты экспедиции с научной точки зрения, согласно оценке, данной Академией наук, были успешными.

Вопрос : В момент Вашего отъезда в экспедицию в Иран Вы являлись кадровым офицером германской армии?

Ответ : Да, я являлся командиром взвода 10-го артиллерийского полка 5-й пехотной дивизии в звании лейтенанта.

Вопрос : Тогда каким образом Вас могли направить в экспедицию?

Ответ : Находясь на службе в армии, я все время поддерживал связь с университетом и Академией наук, где мне покровительствовали видные академики-географы и геологи, по научной работе, с которыми я был связан. В экспедицию я был отпущен командованием баварской армии по ходатайству моей знакомой – баварской принцессы Терезии[6], являвшейся тогда почетным президентом Мюнхенской академии наук.

Вопрос : Какое задание Вы получили от германского Генштаба перед отъездом в Иран?

Ответ : Никаких заданий военного характера я не получал, и никто по этому вопросу со мной не беседовал.

Вопрос : Кому Вы докладывали о результатах экспедиции?

Ответ : Мой письменный доклад о результатах проделанной экспедицией научной работе был передан академику Дригальскому[7], возглавлявшему кафедру географии в Мюнхенском университете.

Вопрос : А кому еще?

Ответ : Во время моего возвращения в 1914 году из экспедиции через Турцию я был на приеме у начальника германской военной миссии в Турции генерала Лимана фон Сандерса[8], которому сообщил ряд интересовавших его сведений о влиянии русских и англичан и о взаимоотношении между ними.

Вопрос : Следовательно, экспедиция в Иран преследовала и военно-политические цели?

Ответ : Я информировал Лимана фон Сандерса о противоречиях, существующих в Иране между русскими и англичанами. Это я подтвердил на фактах, показавших наличие враждебных отношений между русскими и английскими генеральными консулами, у которых я часто бывал на приемах.

Вопрос : Из документов, изъятых у Вас при обыске, видно, что в 1912 году экспедиция в Иран преследовала военно-политические цели. Дайте об этом подробные показания.

Ответ : За исключением приведенных фактов я ничего следствию сообщить не могу, так как экспедиция была предпринята, главным образом, в научных целях.

Вопрос : Покажите о Вашем участии в другой экспедиции на Ближний Восток?

Ответ : Вторично на Ближнем Востоке я был с ноября 1914 года по март 1917 года, где участвовал в военной экспедиции. Эта военная экспедиция была предпринята германским и турецким генеральными штабами по инициативе военного министра Турции Энвер-паши[9] с целью вовлечения Ирана и Афганистана в войну на стороне Германии и Турции. Практически экспедиция должна была поднять повстанческое движение в Иране и Афганистане против англичан с целью отвлечения английских войск от основных фронтов.

Вопрос : Кто являлся начальником экспедиции?

Ответ : Германский Генеральный штаб назначил начальником этой военной экспедиции меня – Нидермайера.

Вопрос : Почему выбор пал на Вас?

Ответ : Германский Генштаб, назначив меня начальником этой военной экспедиции, учитывал мои знания Ближнего Востока, результаты предшествовавшей экспедиции, знания арабского, турецкого и персидского языков.

Вопрос : А не руководствовался ли германский Генштаб при назначении Вас начальником экспедиции тем, что Вы достаточно опытный разведчик, оправдавший себя во время проведения прошлой экспедиции, предпринятой в Иран с военно-политическими целями?

Ответ : На этот вопрос я затрудняюсь ответить.

Вопрос : Из каких групп состояла экспедиция, предпринятая в Иран и Афганистан?

Ответ : Личного состава в штабе экспедиции было около 350 человек. Из этого числа до 50 офицеров германской армии, владевших персидским и турецким языками. Экспедиция состояла из трех групп: Белуджистанской, Персидской и Афганской, каждая из которых имела свои особые задачи.

Белуджистанская:

Проникнуть в иранский Белуджистан, поднять повстанческое движение местных племен против англичан. Руководителем этой группы был профессор Мюнхенского университета Цугмайер[10].

Персидская:

Должна была проникнуть в Южную Персию, где в это время находились английские войска, и поднять там на борьбу против англичан враждебные по отношению к ним племена. Руководителем этой группы являлся бывший германский консул в Багдаде Сайлер[11].

Афганская:

Проникнуть в Афганистан, путем подкупа и обещаний склонить эмира к объявлению войны союзникам, организовать в Афганистане, а также в западной части Индии повстанческое движение против англичан. Непосредственное руководство этой группой осуществлял я.

Вопрос : Покажите, что было практически достигнуто Вашей экспедицией?

Ответ : В конце июня 1915 года я с группой 150 человек моего штаба направились из Исфагана в Афганистан. Двигались мы в течение полутора месяцев и в августе оказались в городе Герате. Однако со мной прибыло только 26 человек из 150, а остальные погибли в пути от жары и налетов арабов. В Афганистане я пробыл до июня 1916 года в резиденции эмира. За время нахождения в Афганистане я имел неоднократные встречи и переговоры с эмиром и другими представителями афганских правительственных кругов. От имени кайзера я обещал эмиру в случаи его согласия вступить в войну на стороне Германии оказать помощь в создании так называемого «Великого Афганистана» путем присоединения к нему английского и персидского Белуджистана. Эмир выражал согласие объявить войну, однако боялся, что своими силами он не сможет противостоять войскам союзников, и потребовал направить в Афганистан несколько немецких дивизий. Так как Германия этого выполнить не могла, эмир отказался открыто выступить против союзников, заявив о своем нейтралитете, который по существу им выполнялся формально.

Мне удалось в Афганистане провести ряд мероприятий, вызвавших беспокойство англичан, заставивших их держать в Индии на афганской границе войска в количестве до 80 тыс. человек.

Вопрос : Какие мероприятия Вы имеете в виду?

Ответ : Эти мероприятия заключались в следующем. В юго-западной и западной части Персии мы организовали повстанческое движение отдельных племен путем насаждения среди них немецкой агентуры, которая разжигала ненависть к англичанам. За время моего пребывания в Афганистане я нелегально встречался с вождями наиболее крупных племен, проживавших в северо-западной части Индии. При переговорах с вождями я склонял их к войне против англичан. Моим нелегальным встречам с ними способствовал брат эмира – председатель совета министров Насрулла, который был исключительно сочувственно настроен к нам.

Деятельности по организации повстанческого движения в Персии помогало и то, что вся персидская жандармерия работала на нас, так как ее руководителями являлись шведские офицеры, которые в начале войны германским военным атташе в Персии графом Канитцом[12] были зачислены в германскую армию, командование которой присвоило им воинские звания в соответствии с имевшимися у них в иранской армии и выплачивало им жалованье.

По согласованию с эмиром я организовал в Афганистане курсы усовершенствования высшего командного состава и курсы артиллерийских офицеров. Преподавателями являлись военнослужащие германской армии и австрийские офицеры, бежавшие в Афганистан из русского плена. Под руководством германских офицеров была построена показательная оборонительная линия по защите Кабула. Летом 1916 года, убедившись в том, что Афганистан не вступит в войну на стороне Германии, я счел необходимым выехать в Иран, где созданные моим штабом повстанческие группы находились под угрозой уничтожения их англичанами. По прибытии в Иран мне сообщили, что повстанческие группы уже разбиты.

Находясь в Иране при штабе турецких войск, я получил телеграмму от имени императора Вильгельма II, в которой мне предлагалось явиться к нему для доклада в штаб-квартиру в городе Вадкройцнахе. В конце марта 1917 года я докладывал императору о результатах экспедиции, проведенной в Иране и Афганистане, которыми он остался доволен, и наградил меня высшим военным орденом.

Вопрос : Какие задачи поставил перед Вами император?

Ответ : В апреле – мае 1917 года по указу императора Вильгельма II я был назначен помощником начальника штаба фельдмаршала Фалькенхайна[13] – главнокомандующего турецкими войсками в Сирии и Иране. В сентябре 1917 года я вместе с Фалькенхайном прибыл в Стамбул. Мы имели задачу отбить у англичан город Багдад и защищать Палестинский фронт.

Из Стамбула штаб Фалькенхайна переехал в город Халеб (Сирия), стоящий на перекрестке дорог Багдад – Палестина. На Палестинском фронте в это время англичане предприняли большое наступление, в силу чего мы вынуждены были все немецкие и турецкие войска бросить на этот фронт и отказаться от мысли захватить Багдад.

На Палестинском фронте я пробыл до начала марта 1918 года, откуда был отозван в Германию и назначен начальником отдела «I-Ц» штаба 3-го Баварского корпуса. Вместе с этим корпусом выбыл на Западный фронт в город Лилль (Франция), где принимал участие в боях против англичан.

Вопрос : Вы показали о своей службе в «Особом штабе Ф». С какой целью был создан этот штаб?

Ответ : «Особый штаб Ф» (военная миссия) был создан с целью развертывания войны на Ближнем Востоке и возглавлялся генералом Фельми[14]. Штаб состоял из 30 германских офицеров.

Вопрос : Покажите о практической деятельности «Особого штаба Ф».

Ответ : Намеченные цели осуществить не удалось в силу того, что в момент нахождения нашей миссии в Греции, где мы были после прибытия из Германии месяца полтора-два, английские войска заняли Ирак и Сирию. В связи с таким положением встал вопрос об изыскании возможностей для ведения работы по организации повстанческого движения против англичан.

В августе 1941 года по распоряжению Фельми я выехал в Константинополь с целью установления связей с профашистскими элементами в Иране и Сирии, бежавшими в Турцию в момент прихода в Ирак и Сирию английских войск. Через эти связи я должен был выяснить возможности ведения из Турции нелегальной работы в Ираке и Сирии.

В Турции я пробыл около двух недель, где имел переговоры с германским послом фон Папеном[15] и военным атташе генералом Роде[16].

За время нахождения в Турции при содействии военного атташе Роде состоялись встречи с представителем Великого муфтия[17]. В результате переговоров с фон Папеном, Роде и представителем Великого муфтия я выяснил, что возможности к проведению повстанческой работы среди арабов затруднены, и от намеченной цели пришлось отказаться. Из Турции я вылетел на самолете в Грецию, где доложил генералу Фельми о результатах моей поездки. Через несколько дней я вместе с генералом Фельми вылетел в Берлин для доклада.

Вопрос : Вы не показали о деятельности «Особого штаба Ф» за время пребывания в Греции.

Ответ : За время двух месяцев пребывания в Греции первые три недели мы находились в Афинах, а затем на мысе Сунион (65 км от Афин) и в этот период фактически сделать ничего не успели. Мы выжидали момента, когда сможем осуществить наши цели, но события развивались явно не в нашу пользу, и в конце концов англичане успели занять Ирак и Сирию. Это обстоятельство привело к тому, что наши планы были сорваны.

Вопрос : Кому и о чем вы докладывали в Берлин?

Ответ : По прибытии в Берлин генерал Фельми лично доложил о деятельности миссии руководству Генерального штаба. Я же обратился в отдел кадров ОКХ для получения назначения, так как генерал Фельми перед нашим убытием из Греции в Берлин дал мне понять, что в связи с создавшейся обстановкой я остаюсь пока не у дел. Через две-три недели отделом кадров ОКХ я был направлен на курсы высшего командного состава германской армии. Таким образом, моя дальнейшая связь со штабом Фельми прекратилась.

Центральный архив ФСБ. Дело Р-47474. Л. 65—74. Машинописный текст.

 

Примечания

 

1. Данный документ помещен первым в приложение, так как в нем идет речь о деятельности немцев в Афганистане в период Первой мировой войны.

2. Эпп Франц Риттер фон (1868—1946) – германский военный и государственный деятель. С 1887 г. служил в одном из баварских пехотных полков. Обучался в Мюнхенской военной академии. В 1900—1901 гг. участвовал в составе германского экспедиционного корпуса в подавлении народного восстания в Китае. С 1904 по 1906 г. руководил германской карательной операцией в Юго-Западной Африке. В годы Первой мировой войны командовал Баварским гвардейским пехотным полком: воевал во Франции, в Южном Тироле, Сербии и Румынии. В феврале 1919 г. стал командующим Добровольческим корпусом и руководил подавлением революции в Баварии, а в 1920 г. восстанием рабочих в Гамбурге. Одним из первых среди военных поддержал Гитлера. В 1923 г. в чине генерал-лейтенанта был уволен из рейхсвера. С 1926 г. руководил отрядами СА в Баварии. В 1928—1945 гг. – депутат рейхстага от нацистской партии. С 1933 г. – штатгальтер Баварии. Умер 31. 12. 1946 г. в американском лагере для интернированных.

3. Гесслер Отто (1875—1955) – германский государственный и политический деятель. Юрист по образованию. Доктор права. С 1902 по 1910 г. служил в разных городах в органах юстиции. В 1913—1919 г. – обер-бургомистер г. Нюрнберга. Один из создателей Немецкой демократической партии. 1920—1928 гг. – военный министр. Совместно с Г. Сектом проводил политику превращения рейхсвера в боеспособную армию. 1928—1933 гг. – одновременно являлся президентом Союза возрождения рейха. С приходом Гитлера к власти Гесслер отошел от политической деятельности. В октябре 1944 г. арестован в связи с делом о покушении на Гитлера и заключен в концлагерь Равенсбрюк. 1949 г. – президент баварского Красного Креста. 1950—1952 гг. – входил в руководство Красного Креста ФРГ.

4. Сект Ганс, фон (1866—1936) – германский военный деятель. С 1885 г. – на военной службе в прусской армии. Окончил Академию Генерального штаба. В период Первой мировой войны воевал на Восточном фронте, Балканах и в Турции. В начале 1919 г. командовал немецкими частями в Прибалтике. 1920—1926 гг. – начальник военного управления рейхсвера. Много сделал для возрождения вооруженных сил Германии в обход Версальского договора. Активный сторонник тайного военного сотрудничества с СССР. В 1930—1932 гг. – депутат рейхстага. В 1934—1935 гг. – военный советник при Чан Кайши.

5. Автор не располагает биографическими сведениями о данном человеке.

6. Принцесса Тереза Шарлотта Марианна Аугуста (1850—1925) – видный немецкий исследователь в области зоологии, ботаники, антропологии. Известная путешественница, которая посетила все страны Европы, Северную Африку, Северную и Южную Америку. Собранные ею во время путешествий научные коллекции стали основой для создания некоторых новых экспозиций музеев Германии. Член многих научных обществ Европы. Автор ряда научных работ.

7. Дригальский Эрих (1865—?) – известный немецкий полярный исследователь. 1899 г. – профессор географии в Берлине. В 1901—1903 гг. – руководил полярной экспедицией. С 1901 г. профессор географии Мюнхенского университета.

8. Лиман Сандерс фон (1855—1929) – германский военный деятель. На военной службе с 1874 г. В 1913 г., будучи генерал-лейтенантом, был направлен в Турцию во главе германской военной миссии для реорганизации армии Османской империи. Турецким султаном был назначен командующим Центральным корпусом, оборонявшим Черноморские проливы. После резкого протеста России фон Сандерс был переведен на должность генерального инспектора турецкой армии. С 1914 г. – командующий Первой турецкой армией в районе Босфора. В 1915 г. осуществлял общее руководство турецких войск во время отражения англо-французского десанта на п-ове Галиполи. 1918 г. – командовал германо-турецкими войсками на Палестинском фронте; руководил эвакуацией германских войск из Турции. В 1919 г. был арестован по подозрению в совершении военных преступлений, но вскоре освобожден.

9. Энвер-паша (1881—1922) – видный турецкий политический и военный деятель. Сыграл видную роль в организации и осуществлении младотурецкой революции 1908– 1909 гг. В 1911 г. руководил обороной Триполитании в ходе итало-турецкой войны 1911—1912 гг. Один из создателей и руководителей партии «Единение и прогресс». В годы Первой Балканской войны возглавил оборону Адрианополя и спас Стамбул от захвата болгарскими войсками. Активный сторонник военного союза с Германией. В период Первой мировой войны – военный министр Османской империи. Начальник турецкого Генерального штаба. Главный виновник поражения турецких войск на Кавказе в 1914 г. В 1915 г. был одним организаторов геноцида армян в Османской империи. Одной из главных целей Турции в войне считал «включение» всех тюркских народов России в состав Османской империи. В 1918 г. приказал турецким войскам захватить г. Баку. После капитуляции Турции бежал в Германию. В 1920 г. Энвер, заручившись поддержкой Секта, прибыл в Советскую Россию. Большевистское руководство хотело использовать Энвер-пашу для «антиимпериалистической» пропаганды среди народов Востока. В конце 1921 г. возглавил басмаческое движение в Восточной Бухаре. Убит в бою с частями Красной Армии.

10. Цугмайер Эрих (1879—?) – известный германский зоолог. Специализировался на изучении морских обитателей Мекранского побережья Белуджистана.

11. Автор не располагает биографическими сведениями о данном человеке.

12. Канитц (?—1916) в 1915 г. с помощью активного подкупа местной знати и умелой пропаганды организовал мятеж бригады персидских казаков близ Тегерана. В 1916 г. попытался организовать партизанскую войну местных племен против наступающих русских войск. Осознав свое поражение, в январе 1916 г. покончил жизнь самоубийством.

13. Фалькенхайн Эрих фон (1861—1922) – германский военный деятель. В 1906—1915 гг. – военный министр. До августа 1916 г. начальник германского Генерального штаба. После неудачи немецких войск под Верденом смещен с этого поста. В 1916 г. – командовал германскими войсками в Румынии. С 1917 г. – находился на Палестинском фронте.

14. Фельми Гельмут (1885—1965) – германский генерал ВВС. В 1939—1940 гг. – командующий Вторым флотом Люфтваффе. 20. 5. 1941 г. – 20. 6. 1941 г. – глава миссии вермахта в Ираке; начальник «Особого штаба Фельми». 21. 6. 1941 г. – 11. 9. 1942 г. – командующий немецкими войсками в Греции. 11. 9. 1942 г. – 27. 3. 1943 г. – командующий «Корпусом Ф», задачей которого был прорыв после взятия вермахтом Кавказа в страны Среднего Востока, прежде всего в Иран и Афганистан. В ходе битвы за Кавказ «Корпус Ф» понес большие потери и был расформирован. В конце Второй мировой войны командовал XXXIV армейским корпусом. За военные преступления в Греции осужден Нюрнбергским международным трибуналом к длительному сроку заключения. Освобожден досрочно.

15. Папен Франц фон (1879—1969) – германский политический деятель, дипломат. До Первой мировой войны служил в Генштабе. В 1913—1915 гг. – военный атташе в США. С 1921 по 1932 г. был депутатом прусского ландтага. В июле – ноябре 1932 г. – возглавлял правительство Веймарской республики. Принимал активное участие в установлении фашистской диктатуры в Германии. В 1933 г. – вице-канцлер в кабинете Гитлера. В 1934—1938 гг. – посол в Австрии. В 1939—1944 гг. – посол в Турции. В 1946 г. в Нюрнберге приговорен к восьми месяцам тюрьмы.

16. У автора нет сведений о данном лице.

17. Эмин Эль Хуссейн (?) – Великий муфтий Иерусалима; один из лидеров арабских националистов; использовался Германией и Италией для проведения антибританской пропаганды в мусульманских странах в годы Второй мировой войны.

 

 

ДОКУМЕНТ № 2ПРОТОКОЛ ДОПРОСА В НКВД ГУЛЯМА СИДДИК-ХАНА[1]

 

от 5-го апреля 1946 года.

Вопрос : Следствие вновь возвращается к вопросу о ваших связях с разведывательными органами и предлагает дать об этом откровенные показания.

Ответ : Я откровенно показал на предыдущих допросах, что в сотрудничестве с разведками никогда не состоял и не мог заниматься шпионской работой, так как это противоречит моим взглядам и религиозным убеждениям, а заодно и возможностям.

Последние 12 лет я прожил в Германии в качестве частного лица – эмигранта и, кроме единственного вызова в 1935 году в гестапо по поводу моих связей с афганскими студентами, о чем мною уже даны показания, мне не приходилось соприкасаться с разведывательными или полицейскими учреждениями. Мало того, после вызова в гестапо в 1935 году я обратился в германское министерство иностранных дел с ходатайством оградить меня от подобных неприятностей или дать разрешение на вывоз из Германии моих денежных средств и имущества с тем, чтобы переселиться в другую страну. Существенную помощь мне тогда оказал начальник восточного отдела германского Министерства иностранных дел – доктор ПРУФЕР[2], докладывавший обо мне их министру фон НЕЙРАТУ[3], со стороны которого поступило заверение, что впредь меня никто беспокоить не будет.

Вопрос : Чем объясняется такое внимание к вам со стороны руководящих лиц из Министерства иностранных дел Германии?

Ответ : Это была простая любезность со стороны доктора ПРУФЕРА, как моего старого друга. С фон НЕЙРАТОМ я не имел ничего общего и, в другом случае, кроме официального заверения с его стороны, никакой помощи от него не имел. Близкие отношения с ПРУФЕРОМ, а также с его помощником – доктором ГРОБЕ [4], у меня установились еще с момента моего приезда в Берлин посланником в 1922 году. С этого времени мы посещали друг друга на дому, взаимно делали подарки, в частности от меня ПРУФЕР и ГРОББЕ получали подарки коврами, каракулем, серебром и другими предметами.

Вопрос : Не хотите ли вы этим сказать, что ПРУФЕР и ГРОББЕ были задарены вами и поэтому оказывали всякие услуги?

Ответ : Я этого не утверждаю, но с течением времени наши отношения на этой почве еще более углубились, и в необходимых случаях они охотно оказывали мне те или иные услуги. К примеру, ПРУФЕР, вскоре после моего переселения в 1934 году в Германию, дал мне хорошую личную рекомендацию, которая мне во многом помогла при устройстве личных и коммерческих дел.

Были случаи, когда ПРУФЕР даже звонил в районные финансовые учреждения и ходатайствовал о снижении налогов с принадлежащих мне двух домов и подоходного налога. Некоторые личные услуги оказывал мне и доктор ГРОББЕ.

Вопрос : Следствие располагает данными, что вам оказывались услуги со стороны ПРУФЕРА, ГРОББЕ и других сотрудников Министерства иностранных дел, вследствие ваших связей с ними по линии разведывательной работы. Об этой стороне вашего сотрудничества с ними вы и покажите сейчас.

Ответ : Я это отрицаю. Кроме личной дружбы и взаимных услуг на этой почве, у меня никаких прочих связей с ПРУФЕРОМ и другими сотрудниками не было. Министерство иностранных дел или другие германские органы никогда не привлекали меня к сотрудничеству и не делали никаких предложений, за исключением переговоров в 1939 году о государственном перевороте в Афганистане, закончившихся безрезультатно.

Вопрос : С кем из немцев и какие переговоры вели вы в 1939 году?

Ответ : В 1939 году, после захвата Германией Польши и заключения договора с Советским Союзом, меня по телефону пригласил к себе в германское Министерство иностранных дел фон ХИНТИГ[5].

Вопрос : Кто такой фон ХИНТИГ?

Ответ : Фон ХИНТИГ в то время возглавлял восточный отдел Министерства иностранных дел, вместо уехавшего послом в Бразилию ПРУФЕРА. С фон ХИНТИГОМ я познакомился впервые во время своего первого приезда в 1921 году в Германию с афганской миссией. В течение месяца он тогда сопровождал нас как представитель Министерства иностранных дел, и мы сблизились с ним. Вторично мне пришлось встретиться с ним во время приезда вместе с АМАНУЛЛОЙ-ХАНОМ в Германию в 1928 году, когда он опять около 2 недель сопровождал нас в поездках по стране. Затем после долгого перерыва мы вновь, как старые знакомые, встретились с фон ХИНТИГОМ в 1937 году, после назначения его на должность начальника восточного отдела Министерства иностранных дел. К тому же ПРУФЕР перед своим отъездом в Бразилию дал ему хорошую рекомендацию обо мне и просил оказывать в нужных случаях помощь. В результате этого мы быстро подружились с фон ХИНТИГОМ семьями, часто бывали друг у друга, ездили вместе на охоту и проводили вместе свободное время.

Вопрос : Продолжайте свои показания о деловых переговорах с фон ХИНТИГОМ в 1939 году.

Ответ : Пригласив меня к себе в 1939 году, фон ХИНТИГ поставил передо мной вопрос о том, смогу ли я взять на себя инициативу по подготовке восстания в Афганистане для свержения господствующей там династии НАДИР-ШАХА и возвращения в Кабул бывшего короля АМАНУЛЛЫ-ХАНА, при условии, если Германия окажет мне всю необходимую помощь вооружением и военными инструкторами.

Вопрос : Уточните, почему фон ХИНТИГ сделал такое предложение вам, и не исходила ли его инициатива от вас?

Ответ : Постановка этого вопроса исходила целиком от фон ХИНТИГА, без всякой инициативы с моей стороны и была даже неожиданной для меня.

Выдвигая передо мной такое предложение, фон ХИНТИГ безусловно действовал от имени германских правительственных кругов, стремившихся путем переворота укрепить свое влияние в Афганистане.

Вопрос : И для этой цели они избрали вас, как своего человека?

Ответ : Я не был сторонником фашистского строя и не имел никакого касательства к германским правительственным или другим органам, хотя и вынужден был проживать в Германии из-за запрещения вывезти свое имущество. В этом смысле я не был для немцев своим человеком, но для осуществления своих планов у них не было другой, более известной и авторитетной в Афганистане фигуры, почему они и пригласили меня. Таково мое личное мнение, так как фон ХИНТИГ со мной на эту тему не говорил, и для меня осталось неизвестным, по чьим непосредственно указаниям он действовал. Во всяком случае, фон ХИНТИГУ были хорошо известны моя прошлая деятельность и враждебное отношение к существующему в Афганистане режиму династии НАДИР-ШАХА, что давало ему основание рассчитывать на привлечение меня к этому делу.

Вопрос : Как вы отнеслись к предложению фон ХИНТИГА?







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.140 (0.026 с.)