Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106)



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106)



В качестве привилегированного вида данный состав нов, хотя вопрос о его выделении неоднократно ставился в юридической литературе. Подчас убийство матерью своего новорожденного ребенка именуют детоубийством, что неточно, ибо детоубийство - понятие более широкое (и по субъекту, и по возрастным характеристикам потерпевшего, и по субъективной стороне).
Законодатель особо оговаривает круг условий, при наличии которых применяется ст. 106.
Первое из них относится к личности потерпевшего - им является новорожденный, под которым в педиатрии понимается ребенок в возрасте до четырех недель <*>. Если посягательство было осуществлено на мертворожденного, содеянное оценивается по правилам покушения на негодный объект.
--------------------------------
<*> См.: Шабалов Н.П. Неонатология: Учебник в 2 т. СПб., 1995. Т. 1. С. 15 - 26.

Второе условие касается признаков объективной стороны убийства, а именно времени его совершения. Закон в этом плане выделяет убийство новорожденного:
а) во время или сразу же после родов;
б) позднее.
"Сразу же после родов" означает: вслед, тут же, вскоре же; этот временной промежуток во всяком случае не может исчисляться часами, а тем более сутками. Убийство позднее после родов - это когда роды уже миновали; однако и здесь временной промежуток не может превышать четырех недель с момента окончания родов.
Убийство во время родов или сразу же после них мыслимо только путем действия (например, удушение, нанесение удара по голове ребенка), а в более поздний период и путем бездействия (например, некормление, оставление ребенка без помощи).
Третье условие относится к личности убийцы.
Субъектом преступления является женщина-мать, достигшая 16-летнего возраста. Поскольку законодатель не раз обращает внимание на особое психическое состояние субъекта убийства ("в условиях психотравмирующей ситуации", "в состоянии психического расстройства"), можно утверждать, что учет именно особого психофизического состояния матери новорожденного положен в основу выделения данного привилегированного вида убийства. И во время, и сразу же после родов женщина испытывает значительные психофизические перегрузки, которые суживают ее возможности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своего поведения либо руководить им. Состояние, близкое или совпадающее с ограниченной вменяемостью (ст. 22), возникает также в упоминаемые в ст. 106 послеродовые периоды - в условиях психотравмирующей ситуации, в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости. Психотравмирующая ситуация возникает, как правило, не одномоментно, а постепенно и связана с аккумуляцией у матери новорожденного отрицательных эмоций на фоне негативного воздействия внешних факторов на ее психику. Так же как и состояние психического расстройства, не исключающего вменяемости, наличие психотравмирующей ситуации выступает одним из обязательных условий применения ст. 106.
При убийстве во время или сразу же после родов определенные отклонения в психофизическом состоянии роженицы, влияющие на возможности осознания ею своего поведения и принятия решения, презюмируются законодателем, и эта презумпция объявляется неопровержимой. Поэтому, если в конкретном случае окажется, что роды прошли гладко и не вызвали сколь-либо заметных психических расстройств, но тем не менее мать по каким-либо соображениям убила ребенка во время или сразу же после родов, содеянное должно квалифицироваться не на общих основаниях ("простое" убийство), а по ст. 106 <*>.
--------------------------------
<*> Иное мнение высказано: Красиков А.Н. Указ. соч. С. 47. См. также: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. М.П. Журавлева и С.И. Никулина. М., 1998. С. 39.

Сказанное необходимо учитывать при характеристике субъективной стороны убийства новорожденного. Последнее возможно:
а) с прямым или косвенным умыслом;
б) как с внезапно возникшим, так и с заранее обдуманным умыслом.
В. под воздействием неоднократных угроз мужа уйти из семьи, если она родит второго ребенка, приняла решение избавиться от последнего. Приехав в другой город к сестре, она, приготовив таз с водой, поднятием тяжестей вызвала преждевременные роды. Упавший при рождении в таз ребенок, будучи жизнеспособным, погиб. Преступление В., выразившееся в убийстве своего новорожденного ребенка во время родов, было совершено с прямым, заранее обдуманным умыслом.
Возникновение замысла на лишение жизни ребенка до родов, не влияя на квалификацию, должно сказываться на избираемом судом наказании.
Преступление относится к категории средней тяжести.


37.

Причинение смерти по неосторожности (ст. 109)

В отличие от прежнего УК, в УК 1996 г. неосторожное лишение жизни не именуется убийством. Кроме того, уголовная ответственность за это преступление дифференцирована.

Потерпевшим от преступления может быть любое лицо.

С объективной стороны данное преступление слагается из действия или бездействия, выступающего причиной наступления результата, и самого результата - смерти человека. Виновный нарушает установленные правила поведения в быту, на производстве и т.д., что и приводит в конкретном случае к смерти потерпевшего. Например, производится самовольное подключение неисправных газовых приборов в квартире, в итоге происходит взрыв, влекущий летальный исход одного или нескольких жильцов квартиры или дома.

Состав преступления сконструирован по типу материальных составов, поэтому деяние полагается оконченным с момента наступления последствий. Помимо факта нарушения общепринятых правил предосторожности лицом и наступления смерти потерпевшего необходимо установить причинно-следственную связь между этими явлениями.

Субъективная сторона - неосторожность в виде причинения смерти по легкомыслию или небрежности: виновное лицо, нарушая правила предосторожности, предвидело возможность наступления смерти потерпевшего, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на предотвращение такого результата (легкомыслие) либо не предвидело возможности наступления от своих действий (бездействия) летального исхода, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть (небрежность). Если лицо не должно было или не могло предвидеть наступление от своего поведения смерти потерпевшего, уголовная ответственность исключается ввиду невиновного причинения вреда (ст. 28).

Правила предосторожности могут быть нарушены виновным сознательно (например, лицо резко толкает пьяного в грудь, тот, не удержавшись, падает и, ударившись головой о твердую поверхность, получает смертельную травму). Поскольку данному обстоятельству в ст. 109 самостоятельного значения не придается, оно подлежит учету при назначении виновному наказания.

В ряде статей Особенной части причинение смерти по неосторожности также выступает признаком состава преступления (ст. 123, 167, 217, 227 и др.). В таких случаях жизнь выступает не основным, как в ст. 109, а дополнительным (единственным либо альтернативным) объектом и наличествуют иные действия, нарушающие основной объект.

Признаками, дифференцирующими ответственность, выступают:

а) ненадлежащее исполнение лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2);

б) причинение смерти по неосторожности двум или более лицам (ч. 3).

Под ненадлежащим исполнением профессиональных обязанностей виновным понимается поведение лица, в полной мере или частично не соответствующее официальным предписаниям, требованиям, предъявляемым к нему при выполнении профессиональных функций (медицинского или фармацевтического работника, электрика, крановщика и т.д.).

Если в УК существует специальная норма, предусматривающая ответственность за причинение смерти вследствие ненадлежащего исполнения каких-либо профессиональных обязанностей, применению подлежат такие нормы (ст. 124, 143, 216, 217 и др.), а не ст. 109.

Деяние, описанное в ч. 1 ст. 109, относится к категории преступлений небольшой тяжести, в ч. 2 и 3 - средней тяжести.


39.

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111)

Наиболее опасный вид посягательства на здоровье человека - тяжкий вред здоровью, имеющий явную тенденцию к росту. Так, в 1989 г. их было зарегистрировано 36,8 тыс., а в 1993 г. - уже 66,9 тыс. При описании состава умышленного тяжкого вреда здоровью в ст. 111 использован комбинированный метод: путем перечисления образующих его элементов, видов тяжкого вреда, а также посредством указания на ближайший род и видовые отличия.

Так, к тяжкому вреду отнесены:

а) опасный для жизни вред. Таковым признается вред здоровью, вызывающий угрожающее жизни состояние, которое может закончиться смертью. Им могут быть как телесные повреждения, так и заболевания и патологические состояния.

К числу опасных для жизни относятся, например, проникающие ранения черепа и позвоночника, открытые переломы длинных трубчатых костей, повреждение крупных кровеносных сосудов, ожоги второй степени, превышающие 30% поверхности тела, и т.п. Такого рода повреждения, относимые к первой группе, по своему характеру создают угрозу для жизни потерпевшего. Ко второй группе относятся повреждения, которые вызывают развитие угрожающего жизни состояния (кома, массивная кровопотеря, шок тяжелой степени и т.п.);

б) не опасные для жизни, относящиеся к тяжким по последствиям виды вреда. К ним относятся:

потеря зрения, речи, утрата какого-либо органа либо утрата органом его функций;

прерывание беременности;

психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией;

неизгладимое обезображение лица;

стойкая утрата общей трудоспособности не менее чем на одну треть или заведомо для виновного полная утрата профессиональной трудоспособности.

Под потерей зрения понимается полная стойкая слепота на оба глаза или такое состояние, когда имеется понижение зрения до остроты зрения 0,04 и ниже (затруднен счет пальцев на расстоянии 2 м и до потери светоощущения).

Под потерей слуха понимается полная глухота или такое необратимое состояние, когда потерпевший не слышит разговорной речи на расстоянии 3 - 5 см от ушной раковины.

Потеря зрения на один глаз и потеря слуха на одно ухо представляет собой утрату органом его функций и относится уже по этому основанию к тяжкому вреду здоровью. Потеря одного глазного яблока считается утратой органа, а потеря слепого глаза квалифицируется исходя из длительности расстройства здоровья.

При определении тяжести вреда не учитываются возможности улучшения зрения или слуха с помощью медико-технических средств (корригирующие очки, слуховые аппараты и т.д.).

Под потерей речи понимают утрату способности выражать свои мысли членораздельными звуками, понятными окружающим, либо в результате потери голоса.

Под потерей органа либо утратой им функций понимается:

а) потеря руки, ноги, т.е. отделение их от туловища или утрата ими функций (например, в результате паралича). К потере руки или ноги приравнивается утрата наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы); подобная потеря расценивается как тяжкий вред и по иному основанию, ввиду того что она влечет за собой стойкую утрату трудоспособности более одной трети;

б) повреждение половых органов, сопровождающееся потерей производительной способности. Под ней понимают потерю способности к совокуплению, оплодотворению, вынашиванию и деторождению;

в) потерю одного яичка, являющуюся утратой органа.

Прерывание беременности, независимо от ее срока, признается тяжким вредом здоровью, если оно причинно обусловлено поведением виновного, а не индивидуальными особенностями организма потерпевшей или ее заболеваниями. Важно также установить, что виновный, нанося повреждения, осознавал беременное состояние потерпевшей.

Психическое расстройство, заболевание наркоманией или токсикоманией - новые виды тяжкого вреда здоровью, неизвестные УК 1960 г. В результате насилия или угроз со стороны виновного у потерпевшего развивается заболевание психики либо стойкая зависимость от наркотических, психотропных или токсических веществ. Оценку тяжести вреда здоровья в этих случаях производит судебно-медицинский эксперт с участием психиатра, нарколога, токсиколога после проведения соответственно судебно-психиатрической, судебно-наркологической или судебно-токсикологической экспертизы.

Неизгладимое обезображение лица - вид тяжкого вреда, выделяемый по эстетическому критерию. Оно придает потерпевшему отталкивающий, безобразный вид. Для отнесения повреждения к тяжкому вреду по рассматриваемому признаку необходимо установить два обстоятельства: неизгладимость повреждения и обезображение им лица.

Вопрос об изгладимости повреждения решается экспертом. Под нею следует понимать возможность исчезновения видимых последствий повреждения или значительное уменьшение их выраженности (т.е. заметности рубцов, деформаций, нарушения мимики и т.п.) с течением времени или под влиянием нехирургических средств. Если для устранения этих последствий требуется косметическая операция, повреждение считается неизгладимым. Независимо от вывода по вопросу о неизгладимости, при повреждениях лица эксперт устанавливает их тяжесть, исходя из иных показателей степени тяжести вреда здоровью.

Вопрос об обезображении - юридический, оценочный. Он решается судом (органами расследования), исходя из общепринятых эстетических представлений, с учетом всех обстоятельств дела. Не лишено оснований замечание М.Д. Шаргородского, что "шрам на лице, который может обезобразить молоденькую балерину, может почти не попортить лицо отставного боцмана" <*>.

--------------------------------

<*> См.: Шаргородский М.Д. Преступления против жизни и здоровья. М., 1948. С. 329.

 

КонсультантПлюс: примечание.

Постановление Правительства РФ от 23.04.1994 N 392 "Об утверждении Положения о порядке установления врачебно-трудовыми экспертными комиссиями степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах работникам, получившим увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей" утратило силу в связи с изданием Постановления Правительства РФ от 16.10.2000 N 789 "Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

К видам тяжкого вреда здоровью УК 1996 г. отнес также полную утрату профессиональной трудоспособности потерпевшим от посягательства на его здоровье. И в этой части ст. 111 носит бланкетный характер - необходимо руководствоваться нормативным актом, именуемым Положением о порядке установления врачебно-трудовыми экспертными комиссиями степени утраты профессиональной трудоспособности в процентах работникам, получившим увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанное с исполнением ими трудовых обязанностей <*>.

--------------------------------

<*> Утверждено Постановлением Правительства РФ от 23 апреля 1994 г. N 392 // СЗ РФ. 1994. N 2. Ст. 101.

Профессиональная трудоспособность есть способность человека к выполнению определенного объема и качества работы по конкретной профессии (пианиста, столяра, хирурга и т.д.).

Данным Положением предусмотрено, что полная утрата устанавливается в случаях, когда у потерпевшего вследствие резко выраженных нарушений функций организма обнаружено наличие абсолютных медицинских противопоказаний для выполнения любых видов профессиональной деятельности, даже в специально созданных условиях (п. 2.3 Положения).

Для вменения в вину данного вида вреда требуется установить заведомость, т.е. что виновный, причиняя вред здоровью потерпевшего, знал о том, что этот вред способен повлечь полную утрату профессиональной трудоспособности (например, повреждение кисти руки у пианиста).

КонсультантПлюс: примечание.

Приказ Минздрава РФ от 10.12.1996 N 407 "О введении в практику Правил производства судебно-медицинских экспертиз" утратил силу в связи с изданием Приказов Минздрава РФ от 14.09.2001 N 361 "Об отмене Приказа Минздрава России от 10.12.1996 N 407", от 21.03.2003 N 119 "Об утверждении Перечня утративших силу приказов Минздрава РСФСР, Минздравмедпрома России и Минздрава России по разделу: "Организация и развитие медицинской помощи населению".

Наконец, тяжким признается причинение вреда здоровью, вызвавшее значительную стойкую утрату трудоспособности не менее чем на одну треть. При определении величины стойкой утраты эксперт руководствуется таблицей процентов утраты трудоспособности в результате различных травм <*>. В соответствии с данной таблицей, например, удаление легкого означает 60% утраты общей трудоспособности.

--------------------------------

<*> См. приложение к Правилам судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г.

Утрата общей трудоспособности должна быть не только значительной, но и стойкой, т.е. необратимой, не кратковременной. Стойкой следует считать утрату либо при определившемся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111, характеризуется как прямым, так и косвенным умыслом. Вместе с тем умышленное причинение вреда, оцениваемого как тяжкий по признаку опасности его для жизни, следует отграничивать от покушения на убийство именно по субъективной стороне. Покушение, как известно, совершается только с прямым умыслом: виновный, осознавая общественную опасность произведенного им выстрела, удара ножом, дачи яда и т.д., предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает причинения этого вреда. В отличие от этого указанный вид тяжкого вреда предполагает косвенный умысел относительно факта смерти, и, ввиду того что она не наступила, содеянное квалифицируется по ч. 1 ст. 111. Если же смерть от причиненного повреждения, опасного для жизни потерпевшего, реально наступила, при наличии косвенного умысла содеянное расценивается как убийство. При наличии желания смерти в момент причинения вреда, опасного для жизни, содеянное квалифицируется либо как убийство (если смерть наступила), либо как покушение на убийство (если реально лишения жизни не произошло). Наконец, при неосторожном отношении к смерти потерпевшего при умышленном причинении вреда, опасного для жизни, наличествует преступление с двумя формами вины (ст. 27).

Ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью дифференцирована посредством квалифицирующих обстоятельств, перечисленных в ч. 2 - 4 ст. 111. В части 2 ими признано совершение указанного в ч. 1 деяния:

а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;

б) с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии;

в) общеопасным способом;

г) по найму;

д) из хулиганских побуждений;

е) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды;

ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего.

Совершенными при особо квалифицирующих обстоятельствах (ч. 3) полагаются деяния, предусмотренные ч. 1 или 2, если они совершены:

а) группой лиц, группой по предварительному сговору или организованной группой;

б) в отношении двух или более лиц.

Содержание вышеупомянутых квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков по основным параметрам, аналогично предусмотренным в ч. 2 ст. 105 применительно к убийству (см. § 2 настоящей главы).

Под мучениями как способом причинения вреда здоровью понимаются действия, причиняющие страдания (заболевание) путем длительного лишения пищи, питья или тепла, либо помещение (или оставление) потерпевшего во вредные для здоровья условия, либо другие сходные действия.

Как издевательства рассматриваются случаи глумления, иного грубого нарушения человеческого достоинства.

Наибольшую общественную опасность и вместе с тем сложность в плане правоприменения представляет предусмотренный в ч. 4 вид умышленного причинения тяжкого вреда здоровью - повлекший по неосторожности смерть потерпевшего. Внешне это преступление напоминает убийство: например, удар ножом в жизненно важную часть тела, вызвавший наступление смерти. В одном случае такое деяние может быть расценено как убийство, в другом - по правилам ч. 4 ст. 111.

Отграничение прежде всего должно проводиться по субъективной стороне: в деянии, описанном в ч. 4 ст. 111, она слагается из двух предметов субъективного отношения (тяжкий вред здоровью, смерть) и соответственно двух форм вины. Относительно первого предмета имеется умысел (прямой или косвенный), т.е. виновный предвидит, по крайней мере, возможность наступления именно тяжкого вреда здоровью потерпевшего и желает либо сознательно допускает эти последствия (либо относится к ним безразлично). Если у виновного не было умысла на причинение именно тяжкого вреда здоровью, и тем более если не было умысла на причинение вреда здоровью вообще, о вменении ч. 4 ст. 111 не может идти речи.

Таково большинство ситуаций так называемого опосредованного причинения смерти (удар или толчок - падение - удар головой о твердую поверхность - смерть).

Примером ошибочной квалификации при отсутствии умысла на вред здоровью может служить следующее дело. Во время ссоры Я. ударил К. кулаком. Удар пришелся в шею. К. упал и скончался от травматического шока и рефлекторной остановки сердца. Я. был осужден за умышленное причинение тяжкого вреда, повлекшего смерть К. по неосторожности. Квалифицируя деяние как неосторожное лишение жизни, Верховный Суд указал, что нет данных об умысле Я. на причинение здоровью К. тяжкого вреда, так как Я. намеревался нанести К. удар в лицо, но тот увернулся, и удар пришелся в шею, в жизненно важную часть тела <*>.

--------------------------------

<*> БВС РСФСР. 1982. N 1. С. 3 - 4.

Относительно результата - смерти - объективное отношение виновного иное: лицо допускает неосторожность. Оно либо предвидит возможность наступления смерти от наносимого умышленно тяжкого вреда, но без достаточных оснований самонадеянно рассчитывает на предотвращение смерти (легкомыслие), либо не предвидит такой возможности, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло это предвидеть (небрежность). Такова, например, ситуация, когда наносится удар ножом в бедро с повреждением крупной кровеносной артерии и от острой кровопотери наступает смерть.

Касаясь критериев разграничения убийства и умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего по неосторожности, Пленум Верховного Суда в абз. 2 п. 3 Постановления от 27 января 1999 г. "О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)" подчеркнул, что, решая вопрос о содержании умысла виновного, необходимо исходить из совокупности всех обстоятельств дела. В частности, надо учитывать способ и орудия преступления, количество, характер и локализацию повреждений (например, ранение жизненно важных органов потерпевшего), причины прекращения виновным преступных действий, а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения.

Выборочное изучение судебной практики свидетельствует, что в подавляющем числе случаев (95%) тяжкий вред причиняется в результате физического воздействия (в том числе сорок пять - с помощью холодного и огнестрельного оружия) и около пяти - химическими методами, т.е. с использованием сильнодействующих кислот, ядов <*>.


40.

Оставление в опасности (ст. 125)

Потерпевшим от данного преступления признается лицо, находящееся в опасном для жизни или здоровья состоянии и к тому же лишенное возможности принять меры к самосохранению в силу малолетства, старости, болезни или вследствие своей беспомощности. Закон, таким образом, устанавливает ряд условий, касающихся личности потерпевшего, для уголовной ответственности за бездействие виновного.

Одно из них: потерпевший на момент оставления его без помощи находился в опасном для жизни или здоровья состоянии (оказался на глубоком месте реки, среди шумного потока движущегося транспорта, получил травму при падении и т.д.). Причины попадания в такую ситуацию могут быть различными. Важно, что она возникла и опасность для жизни (или по крайней мере для здоровья) является не абстрактной, а реальной.

Второе условие: в этой ситуации потерпевший не может самостоятельно принять меры к самосохранению, устранению возникшей для него реальной опасности. Причины, лишающие такой возможности, - малолетство, старость, болезнь или беспомощное состояние. Понятие беспомощного состояния ранее уже рассматривалось при характеристике квалифицирующих признаков, в частности убийства. Малолетство, старость и болезнь, по сути, также предполагают состояние физической или интеллектуальной беспомощности, составляют ее разновидность. В тех случаях, когда болезнь, старость или малолетство такого состояния не вызывают, у лица есть возможность принять меры к самосохранению, исключается уголовная ответственность за бездействие виновного.

С объективной стороны преступление выражается в бездействии, оставлении без помощи находящегося в опасности потерпевшего. Ответственность за бездействие, как известно, возможна при наличии двух условий:

а) на лице лежала обязанность действовать;

б) лицо в данной обстановке могло действовать.

Непосредственно в ст. 125 оговорено, из чего вытекает обязанность виновного действовать, оказывать помощь потерпевшему:

виновный был обязан иметь о нем заботу. Наличие такого долженствования предполагается еще до момента возникновения опасности в силу закона или договора (родители обязаны заботиться о детях, а дети - о родителях, сиделка в силу договора - о больном либо дряхлом человеке);

лицо само поставило потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние. Такое поставление, порождающее обязанность действовать в дальнейшем, возможно в результате как противоправных, так и непротивоправных, как виновных, так и невиновных актов поведения.

Например, потерпевший получает повреждение при столкновении с машиной, водитель которой правил дорожного движения не нарушал. Это, однако, не снимает с водителя транспортного средства обязанности оказать необходимую помощь пострадавшему.

Важное условие уголовной ответственности за бездействие - лицо могло действовать, что непосредственно оговорено в ст. 125: "если виновный имел возможность оказать помощь". Вопрос о том, существовала ли в действительности у лица такая возможность, является вопросом факта. Вывод делается на основе всех обстоятельств в их совокупности. По силам, например, оказание помощи воспитателем ребенку, упавшему в неглубокую канаву с водой. Лицо может быть лишено объективно возможности оказать помощь ввиду возникшей непреодолимой силы, собственной беспомощности и т.д.

Состав - формальный. Преступление полагается оконченным в момент неоказания помощи нуждающемуся лицу. Обязательной констатации каких-либо последствий, в отличие от ст. 124, не требуется. Такая позиция законодателя небесспорна. Ведь и в ст. 124 речь идет о бездействии лица, обязанного оказывать помощь нуждающемуся.

Если в результате бездействия наступила смерть потерпевшего либо причинен вред его здоровью, это учитывается при избрании наказания.

Субъектом преступления является лицо, на котором лежала обязанность иметь заботу о потерпевшем, либо которое само поставило потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние (родители, педагоги, воспитатели, опекуны и попечители, инструкторы по плаванию, проводники в горах и т.д.).

Субъективная сторона предполагает заведомость: лицо намеренно, умышленно оставляет без помощи потерпевшего. При этом оно осознает, что потерпевший находится в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишен возможности принять меры к самосохранению ввиду своей беспомощности; на виновном лежала обязанность иметь о потерпевшем заботу либо он сам поставил потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние, и он, виновный, имел возможность оказать помощь потерпевшему, отвести возникшую опасность, но не сделал этого.

Отличие анализируемого вида преступления от описанного в ст. 124 - в субъекте (там им является медицинский и иной работник, в силу профессии обязанный оказывать помощь), в потерпевшем (там им является только больной), в объективной стороне (обязательным признаком состава ст. 124 является причинение вреда здоровью потерпевшего), в субъективной стороне (деяние, предусмотренное ст. 125, - умышленное, а ст. 124 - в целом неосторожное).

Преступление относится к категории небольшой тяжести.

Таким образом, к преступлениям, ставящим в опасность жизнь или здоровье, относятся деяния, описанные в ст. 119, 120, 122, 123 и 125. Их особенность в том, что законодатель связывает ответственность с созданием реальной угрозы причинения вреда объекту уголовно-правовой охраны.

С субъективной стороны все преступления характеризуются только прямым умыслом.

Субъект преступления - лицо, достигшее 16 лет. В некоторых случаях таковым выступает специальный субъект:

лицо - носитель ВИЧ-инфекции либо больной СПИДом (ст. 122);

лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля (ст. 123);

лицо, обязанное оказывать помощь, заботу (ст. 124, 125);

лицо, которое само поставило потерпевшего в опасное для жизни или здоровья состояние (ст. 125).


41.

Незаконное производство аборта (ст. 123)

По числу абортов Россия занимает одно из первых мест в мире, совершается их более 3,5 млн. в год. Внебольничные аборты составляют около 12%. За год от абортов умирает в стране 260 женщин, почти полмиллиона приобретают осложнения, в том числе бесплодие; 20% новорожденных у женщин, ранее делавших искусственное прерывание беременности, имеют серьезные физические или психические отклонения.

Потерпевшей от преступления является женщина, находившаяся в состоянии беременности. В соответствии со ст. 36 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан каждая женщина имеет право самостоятельно решать вопрос о материнстве. Следовательно, она вправе и прервать беременность. Закон предусматривает, что искусственное прерывание беременности проводится в учреждениях, получивших лицензию на указанный вид деятельности, врачами, имеющими специальную подготовку. По общему правилу аборт производится при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям (смерть мужа, беременность в результате изнасилования и т.д.) - до 22 недель, а при наличии медицинских показаний (например, при заболевании ВИЧ-инфекцией, при активной форме туберкулеза) с согласия женщины - независимо от срока беременности.

Объективная сторона преступления заключается в производстве аборта ненадлежащим лицом.

Под абортом понимается искусственное прерывание беременности, которое может быть законным (правомерным) и незаконным (криминальным). Незаконный аборт - это искусственное прерывание беременности: вне специального учреждения; лицами, не имеющими надлежащей медицинской подготовки; при выходе за указанные выше сроки беременности; без согласия абортируемой.

Статья 123, хотя и именуется "Незаконное производство аборта", объявляет преступными не все его виды, а только один - производство аборта лицом, не имеющим высшего медицинского образования <*>. Иные виды не могут влечь ответственности по данной статье. Она предполагает производство указанного вида незаконного аборта по согласию женщины. Если такого согласия не было, содеянное квалифицируется не по ст. 123, а исходя из последствий по ст. 111 или 105. Способы незаконного аборта на квалификацию не влияют. Наиболее распространенные из них - введение в область матки каких-либо предметов, растворов, инъекции.

--------------------------------

<*> Высказано и иное мнение, что исходя из заголовка статьи в объективную сторону преступления надо включать и производство аборта с нарушением установленных правил (см.: Российское уголовное право. Особенная часть / Под ред. В.Н. Кудрявцева и А.В. Наумова. С. 77). Такое утверждение вступает в противоречие с диспозицией ст. 123.

Состав преступления - формальный. Аборт полагается оконченным с момента удаления плода из чрева матери. До этого момента можно говорить лишь о покушении на производство незаконного аборта. Согласно другой точке зрения аборт считается оконченным, когда совершены действия, даже если они и не привели к плодоизгнанию <*>. Если процесс производства аборта привел к появлению на свет живого ребенка, которого тут же лишают жизни, содеянное, как представляющее реальную совокупность преступлений, подлежит квалификации не только по ст. 123, но и по статье об убийстве. Если криминальный аборт протекал с осложнениями и вызвал реальную угрозу причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а виновный вследствие растерянности, испуга или по иным причинам не принимает необходимых мер (например, не вызывает врача), оставляя в опасном состоянии потерпевшую, содеянное необходимо квалифицировать по совокупности ст. 123 и 125.

--------------------------------

<*> См.: Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. С. 105.

Субъект преступления - лицо, не имеющее высшего медицинского образования соответствующего профиля, что создает большую вероятность неблагоприятного исхода, причинения вреда абортируемой. По мнению законодателя, аборт, совершаемый непрофессионалом, составляет наиболее опасный вид незаконных абортов.

Исходя из этого не являются субъектами преступления гинекологи и хирурги-гинекологи. Все остальные лица (в том числе имеющие высшее образование), средний медицинский персонал (даже те из них, которые имеют образование соответствующего профиля - например, акушерка) могут выступать в качестве субъекта уголовно наказуемого аборта. При этом место производства незаконного аборта - специальное медицинское учреждение или иное - для ответственности значения не имеет.

Субъективная сторона выражается в прямом умысле.

Ответственность за анализируемое преступление дифференцирована. Установлена повышенная ответственность, если незаконный аборт повлек по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда ее здоровью. Налицо пример преступления с двумя формами вины (ст. 27). Необходимо установить причинно-следственную связь между незаконно произведенным абортом и наступившим вредом здоровью либо смертью потерпевшей.

Деяние, описанное в ч. 1, относится к преступлениям небольшой тяжести, а квалифицированного вида - средней тяжести.


42.

аражение ВИЧ-инфекцией (ст. 122)

Быстрое распространение "чумы XX века", как нередко именуют СПИД, вызывает серьезную тревогу в мире, в том числе в России.

Реакцией на это стало принятие ряда законодательных актов, в том числе Федерального закона "О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)", а также Федеральной целевой программы по предупреждению распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции) на 1996 - 1997 годы и на период до 2000 года "Анти-ВИЧ/СПИД".

Учитывая высокую опасность распространения "чумы XX века", УК предусматривает уголовную ответственность, осуществляя дифференциацию наказуемости за преступление.

По ч. 1 ст. 122 наказуемым признается заведомое поставление другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией.

Потерпевшими могут быть любые лица, но чаще всего ими становятся представители "группы риска": наркоманы, лица, вступающие в беспорядочные половые связи, бомжи.

Объективная сторона заключается в поставлении другого лица в опасность заражения ВИЧ-инфекцией (деликт создания опасности).

ВИЧ-инфекция, или вирус иммунодефицита человека, поражает и



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 274; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.80.173.217 (0.013 с.)