ТОП 10:

Лекция 23. Структура сознания.



 

Основные сферы сознания.

 

Модель сознания, предлагаемая вниманию читателя, будет строиться через последовательное выделение и анализ его существенных частей и компонентов. Для облегчения подобной задачи весьма полезным оказывается обращение к наглядным схемам, служащим как бы исходным образно-символическим "каркасом" развертывания такого рода теоретических построений. При этом мы не собираемся изрекать о сознании нечто принципиально новое. Большинство фактов, которыми мы будем оперировать, достаточно хорошо известны в философской, религиозно-мистической и научной литературе. Наша цель состоит в ином: по возможности свести воедино и логически упорядочить такие эмпирические данные о функционировании сознания человека, которые до сих пор представлялись несовместимыми в рамках единого гносеологического подхода. Особенно важным представляется учет фактов внерационального опыта, устойчиво воспроизводящимся в течение многих веков в различных культурных традициях. Здесь важно лишь сохранить принципы рационального анализа, задаваясь вопросами не «что конкретно созерцает адепт подобного опыта?», а «насколько религиозный и мистический виды опыта вообще возможны?» и «можно ли их гармонично согласовать с рациональной деятельностью сознания?», если исходить не из личных верований, а из признания многомерности и целостности «жизненного мира» человека.

Прежде всего, представим себе сознание личности в широком смысле (или "поле" ее "жизненного мира") в виде круга*, куда вписан крест, делящий его на четыре части. Обозначим каждый из секторов римскими цифрами от I до IV и попробуем поставить им в соответствие изученные в науке определенные сферы деятельности нашего сознания (См. рис.1).

 
 

Рис.1.

 

Важно при этом иметь в виду, что никакого буквального изоморфизма между той моделью сознания, которую мы будем разворачивать ниже, и между реальным человеческим сознанием (учитывая к тому же его сугубую индивидуальность) нет и быть не может, поскольку любая схема неизбежно беднее своего "живого" первообраза. Мы, естественно, не настаиваем и на исключительности предлагаемой модели. Учитывая антиномичность бытия сознания, закономерным представляется факт плюралистичности теоретических построений, касающихся его структуры. Наиболее близкой нам является модель внутреннего мира личности, предложенная итальянским исследователем Р. Ассаджоли[755]. И, наконец, последнее вводное замечание. Любое разделение сфер, уровней и способностей сознания всегда носит глубоко относительный характер, ибо в его реальном целостном функционировании жестко различить их не представляется возможным. В свое время С. Аскольдов остроумно уподобил сознание комнате, где все стены зеркальны и взаимно рефлектируют друг друга[756]. Правда, и абсолютизировать так называемую "недизъюнктивность" (нерасчлененность) сознания не следует, ибо подобная позиция, всегда внутренне противоречива.

После этих оговорок перейдем к общей характеристике основных сфер сознания и начнем ее с сектора I. Это та сфера, которая может быть названа сферой телесно-перцептивныхспособностей и получаемых на их основе знаний. К телесно-перцептивным способностям относятся ощущения (внешние и внутренние), восприятия и конкретные представления, с помощью которых человек получает первичную информацию о своем внешнем окружении, о процессах, происходящих в его собственном теле, и о его взаимоотношениях с другими телами. Посредством такого рода знания обеспечивается удовлетворение базисных телесно-витальных потребностей индивида и его внешнепредметная деятельность. Главной целью и регулятивом бытия этой сферы сознания является полезность и адаптивная целесообразность поведения человеческого тела в окружающем мире.

С сектором II можно соотнести логико-понятийныекомпоненты сознания. Образно эта сфера может быть названа сферой Логоса. В ней коренятся способности человека к обобщенному и систематическому постижению внутренних свойств и связей реальности, включая человека как объект, рядоположенный другим объектам. С помощью мышления, по меткому замечанию американского психолога Дж. Брунера, человек выходит за пределы непосредственно чувственно данного, опираясь на мощь логических категорий и понятий различного уровня, опосредованных знаковыми структурами[757]. Данную сферу сознания можно назвать царством "рациональных образов", четких аналитико-синтетических мыслительных операций и строгих логических доказательств. Главной целью и регулятивом логико-понятийной компоненты сознания является истинакак объективное соответствие наших понятийных конструктов познаваемой предметности любой природы[758].

I и II сектора образуют как бы «внешнепредметную» составляющую сознания, где субъективно-личностные и ценностные компоненты нашего внутреннего мира носят снятый характер. Если использовать термин "жизненный мир", то можно сказать, что сквозь призму этих сфер нам дан жизненный мир,т.е. мир скорее в его предметно-телесных формах и связях, нежели в стихии жизненных переживаний и проявлений. Не случайно критика гегелевского панлогизма исторически начиналась с позиций "философии жизни". С этой "левой половинкой" нашего сознания связан хорошо известный феномен проекции (опредмечивания) результатов деятельности телесно-перцептивной и логико-понятийной составляющих сознания вовне, на внешний мир. Отсюда и проистекают наивно сенсуалистическая (внешний мир сам по себе тождественен миру, данному мне в чувствах) и наивно-рационалистическая (рассудочно-рациональный "образ мира" тождественен его внутренней сущности) разновидности общей наивно реалистической познавательной установки. Будучи целесообразными в определенных областях человеческого опыта, они обнаруживают свою явную ограниченность и ошибочность в общегносеологическом плане. Обратимся теперь к анализу "правой половинки" сознания.

Начнем с сектора (III). Его можно связать с эмоционально-аффективнойкомпонентой сознания. Она лишена непосредственной связи с внешним предметным миром. Это скорее сфера глубоко субъективных состояний, переживаний и предчувствий, а также эмоционально-жизненного отношения к другим человеческим "я" и ситуациям, с которыми сталкивался, сталкивается или может столкнуться человек. В психологии эмоций выделяют различные элементы, относящиеся к этой сфере душевной жизни, но чаще всего указывают на бессознательно-аффективные состояния или "органические чувствования" (стрессовые состояния в виде ужаса и восторга, предчувствия, смутные переживания, галлюцинации); эмоции (гнев, страх, радость); чувства, носящие социальный характер и отличающиеся большей осознанностью (любовь, ненависть, симпатия, антипатия); а также настроения (тревога, усталость, грусть, душевный подъем и т.д.). Еще Б. Спиноза отметил, что главным регулятивом и целью бытия этой сферы сознания является "принцип удовольствия" и, соответственно, избегание неудовольствия[759].

И, наконец, сектор IV может быть соотнесен с ценностной компонентой единого "поля" нашего сознания. Ее правомерно также назвать сферой Духа. Здесь укоренены высшие духовные стимулы и идеалы культурного творчества человека, а также способности к их воплощению и пониманию в виде фантазии, продуктивного воображения, интуиции различных видов. Целью и регулятивом бытия этой сферы сознания выступают красота, правда и справедливость, т.е. не истина, как форма согласования мысли с предметной действительностью, а ценностикак формы согласования действительности с нашими духовными смыслами и целями, носящими идеально-модельный характер. На определенную оппозицию истины и ценности указывал еще М. Шелер[760], в современной западной литературе, например, Э. Агацци[761], у нас - А.А. Ивин [762]. К соотношению истины и ценности мы еще не раз обратимся на последующих страницах наших лекций.

III и IV сектора образуют ценностно-эмоциональную составляющую сознания, где упор должен быть сделан на жизненноммире, в который погружена личность и где предметом познания выступают внутренние переживания своего "я", других "я", а также продукты их творческой самореализации. Предметно-телесные формы и связи мира, в свою очередь, оказываются здесь снятыми и подчиненными "правой половинке" сознания. При этом возможны как аффективное, так и культурно-смысловое искажение реального образа мира проекциями ценностно-эмоциональной жизни сознания. Так, еще Ж.П. Сартр не без тонкости отметил специфическую "магию эмоций", посредством которой строится иллюзорный мир и иллюзорно решаются проблемы, когда их реальное решение нам не подвластно. Типичный пример такого рода - это когда нам весь мир кажется безобразным из-за больного зуба или когда в злобе пинают камень, о который только что споткнулись[763]. Примером же ценностной аберрации "жизненного мира" может служить "витание" в мире художественных грез и фантазий без реального учета окружающей обстановки или без здравой оценки своих собственных дарований.

Предложенную нами, пока еще довольно абстрактную, схему сознания можно интерпретировать с точки зрения человеческих потребностей, удовлетворение которых нуждается в знании и, соответственно, в доставляющих это знание познавательных способностях. На такую возможность указывал в западной психологии А. Маслоу[764], а у нас - М.С. Каган[765]. В самом деле, телесно-перцептивная сфера сознания удовлетворяет потребность в нормальном функционировании собственного тела и во внешних впечатлениях; эмоционально-аффективная сфера - потребность в любви, душевной укрытости и эмоциональном общении; логико-понятийная сфера - в достоверном знании, обеспечивающем эффективную практическую и познавательную деятельность; ценностная - в общезначимых смыслах и идеалах гуманитарного бытия. "Правая половинка" сознания выражает потребность в собственно человеческом жизненном содержании, опосредованную предметным образом мира; а "левая половинка", в свою очередь, - потребность в адекватном "телесном" образе мира, опосредованным человеческим переживанием.

По-видимому, будет вполне правомерно соотнести нашу схему с фактом межполушарной асимметрии мозга, где «внешнепредметной» составляющей сознания будет соответствовать деятельность левого, аналитико-дискурсивного полушария; а ценностно-эмоциональной компоненте сознания - интуитивно-интегративная "работа" правого полушария. Возможно также сопоставление двух "половинок" нашего сознания с древнекитайским учением о бинарных силах “инь” и “ян”, управляющих жизнью Вселенной. Привлекая также идеи К.Г. Юнга, можно связать доминанту "левой, янской половинки" с экстравертивной установкой сознания; а доминирование "правой, иньской" - с преобладанием интровертивной психологической установки в существовании личности.

Телесно-перцептивная и эмоционально-аффективная сферы образуют «нижнюю половинку» поля нашего «жизненного мира», задавая повседневный чувственно-телесный образ реальности; а логико-понятийная и ценностная сферы образуют его «верхнюю половинку», формируя идеально-смысловую картину бытия, лежащую за пределами непосредственно переживаемого и воспринимаемого. Иными словами, «нижняя» и «верхняя» сферы сознания отвечают, соответственно, за чувственное и рациональное познание.

Более того, взаимоотношения четырех выделенных сфер сознания будут подчиняться четырем типам универсальных отношений, которые характеризуют взаимодействия элементов в любой системе (отношения тождества, корреляции, субординации и оппозиции). С этой точки зрения, сектора II и IV (ценностно-гуманитарные и логико-понятийные компоненты); I и III (телесно-перцептивные и эмоционально-аффективные компоненты) будут находиться в отношениях коррелятивной взаимодополнительности. Сектора I и II; III и IV - в отношениях субординации, где более высокие сферы сознания (сектора II и IV) онто- и филогенетически возникают из генетически предшествующих им (I и III), но раз возникнув, подчиняют себе деятельность нижестоящих уровней. И, наконец, между сферами II и III; I и IV существуют отношения оппозиции. Так, духовно-смысловые (теургические) способности сознания противостоят телесно-перцептивным (теллургическим); а рационально-понятийные структуры противоположны субъективно-эмоциональным и спонтанно-аффективным движениям человеческой души. Если же обратиться к архаическим и раннефилософским представлениям об универсальных классифицирующих возможностях четырех первоэлементов Космоса (огонь, земля, вода, воздух), то телесно-перцептивной сфере сознания можно поставить в соответствие землю; логико-понятийной - огонь: эмоционально-аффективной - воду; а ценностной – воздух.

О всеобщности четырехчастного понимания мира во всех архаических традициях подробно писали М. Элиаде[766] и В.Н. Топоров[767]. По свидетельству же неоплатоника Порфирия пифагорейцы владели тайным приемом "тетрактиды", "изящным и приложимым ко многим физическим вопросам"[768]. На эвристичность четверичного метода моделирования в связи с современной интерпретацией платоновского учения о первоэлементах Космоса указывал И.Д. Рожанский[769].

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.100.232 (0.005 с.)