ТОП 10:

ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ РАЗВОДУ



В 1980-е годы интерес ученых к изучению закономерностей выбо^ ра брачного партнера заметно упал. Исследователи переключили свои усилия на анализ добрачных и брачных факторов, угрожающих стабиль-? ности семьи. Отмечается, что уже сам выбор брачного партнера влия­ет на судьбу конкретной пары. Как показали результаты многих ис­следований, тот «багаж», то есть совокупность добрачных факторов, с которыми молодые люди начинают семейную жизнь, оказывает суще­ственное влияние на успех адаптации в первые годы совместной жиз­ни, на прочность семьи, степень вероятности развода. К добрачным факторам относятся некоторые особенности родительской семьи, со­циально-демографические характеристики самих вступающих в брак, особенности периода знакомства и ухаживания.


 

Из особенностей прасемьи наиболее изучено влияние следующих;

■ общепризнано, что развод родителей увеличивает вероятность
развода их выросших детей (вероятность не означает фатально­сти, так как негативные факторы могут «перекрыться» благопри­ятными). Установлено также, что у людей, чья личная жизнь не
удалась, чаще встречались разведенные братья и сестры — на
прочность создаваемого союза влияет не только отсутствие од­ного из родителей, но и конфликты в родительской семье, ее
отрицательная эмоциональная атмосфера. Вероятно, в конф­ликтных и неполных семьях дети не получают адекватного пред­ставления о модели успешных взаимоотношений в семье. При
этом в семьях, где есть разведенные, может складываться более
терпимое отношение к разводу («готовность к разводу»). Боль­шое значение имеет и тот факт, что неполные семьи находятся в
более тяжелом материальном положении, чем семьи с двумя ро­дителями, что, в свою очередь, сказывается на уменьшении веро­ятности получения хорошего образования, профессии и дохода;

■ при прочих равных условиях чем ниже уровень образования, про­фессиональный статус и доход мужа, тем выше вероятность развода.

К числу добрачных факторов, увеличивающих вероятность разво­да, западные психологи и социологи единодушно относят беремен­ность невесты (возможно, влияние так называемых вынужденных бра­ков). Исследования в США показали, что вероятность распада семей с добрачной беременностью в два раза выше (у белых и черных). Среди причин этого эффекта обычно называют нарушение процесса адапта­ции жениха и невесты к браку, «перескакивание» сразу на следующую стадию семейной жизни, связанную с рождением и воспитанием де­тей, обострение экономических проблем супругов в связи с рождени­ем ребенка. Немаловажны и мотивы заключения брака: в данном слу­чае часто его единственная причина — перспектива скорого рождения ребенка (Фотеева Е. В., 1988).

Увеличивают вероятность развода и другие характеристики добрач­ного периода жизни:

■ непродолжительный срок добрачного знакомства (рекомендуе­мый психологами срок — 1—1,5 года);

■ серьезные ссоры и конфликты во время ухаживания;

■ отрицательное отношение родителей к данному браку (не полу­чили одобрения при вступлении в брак 43% тех, кто развелся,
и лишь 13% живущих в стабильном браке).


Факторами риска являются такие обстоятельства, как слишком ран­ний брак (до 19 лет), откладывание официального оформления отно­шений (как признак неготовности к принятию на себя ответственное ти), разница в возрасте между супругами более 10 лет, существенная разница в физической привлекательности, некоторые мотивы при вступлении в брак (по материальным соображениям, замужество из желания досадить кому-либо третьему, замужество с целью уйти из ненавистного родительского дома) (Яффе М., ФенвикФ., 1991). В России к негативным факторам при заключении брака относится и офор­мление отношений до армии (Гаспарян В. А., 1999).

Негативное влияние на построение долговременных отношений ока­зывают некоторые свойства личности, такие как личностная (эмоцио­нальная) незрелость, низкая самооценка (поскольку она порождает неч уверенность и ревность, затрудняет отношения, построенные на любви и доверии), чрезмерная зависимость (от родителей), эмоциональная изо­ляция (как неспособность проявления своих чувств и принятия чувств другого) (Яффе М., Фенвик Ф., 1991). А. Адлер связывал зрелость лично­сти с верой в себя, со способностью открыто встречать жизненные про­блемы и решать их, с наличием друзей и нормальными отношениями с соседями. Кроме того, важным показателем правильного направления в жизни Адлер считал полезную деятельность и профессионализм. «Тому, кто лишен всех этих качеств, — писал он, — не стоит доверять, он не вполне созрел для любовных отношений» (Адлер, с. 164). К недостаткам, увели­чивающим вероятность неуспешности брака, Адлер относил: проявление недоверия к объекту любви, так как это знак установки, порождающей постоянные сомнения, и они ясно свидетельствуют о неготовности к ре­альным проблемам жизни; желание постоянно критиковать и воспиты­вать другого человека; излишняя чувствительность, которая может быть симптомом комплекса неполноценности; постоянное ожидание разоча­рования, становящееся в браке причиной ревности.

Следует отметить, что перечисленные факторы риска не являются «фатальными» при прогнозе будущих супружеских отношений, так как существуют благополучные супружеские пары с большой разницей в возрасте, с весьма коротким сроком добрачного знакомства и т. д. Все эти факторы имеют скорее некий «кумулятивный» характер, так что при накоплении их вероятность несложившихся супружеских отно­шений увеличивается. Например, по свидетельству М. Яффе и Ф. Фен­вик, если еще можно надеяться на то, что отношения сохранятся при одном психологически незрелом партнере, то при двух они беспово­ротно обречены на провал.


ФАКТОРЫ, СПОСОБСТВУЮЩИЕ УКРЕПЛЕНИЮ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ

В свою очередь, благоприятными факторами, способствующими укреплению отношений, являются: сходство в образовании, социаль­ном положении, во взглядах на большинство основных жизненных вопросов, одинаковая физическая привлекательность партнеров, раз­деляемые интересы и виды активности, сходные сексуальные потреб­ности, а также личностные особенности, в числе которых: способность создавать и принимать душевную близость, способность к хорошей адаптации, эмоциональная стабильность и многие другие.

М. Яффе и Ф. Фенвик (1991) подчеркивают значение сексуальной совместимости, под которой они понимают не «технику» любви, ко­торой, по их мнению, можно вполне обучиться в процессе взаимной адаптации, а действительное влечение партнеров друг к другу и при­мерно равное значение этой сферы супружеских отношений для обо­их. Сексуальные отношения не проявят свою связывающую силу, если взгляды на него у супругов очень различаются или если секс играет намного большую или меньшую роль в жизни одного из партнеров по сравнению с другим. По мнению авторов, на основе взаимной притя­гательности и любви почти все сексуальные проблемы разрешимы, а без этого они, скорее всего, окажутся непреодолимыми.

Предбрачное ухаживание

Это важный этап при подготовке к браку и выборе супруга. Роль этого этапа претерпела существенные изменения в настоящем столе­тии, так что теперь существует сильная тенденция к пренебрежению предбрачным ухаживанием у современных юношей и девушек (у пос­ледних во многом вынужденно). С. В. Ковалев выделяет три важней­шие функции этого периода, которые соответственно отражают три ос­новные и хронологически относительно последовательные этапа на­чала семейной жизни.

1. На протяжении всего ухаживания происходит накопление со­вместных впечатлений и переживаний. Это эмоциональный по­тенциал последующей семейной жизни, запас чувств, из кото­рого супруги будут черпать силы и радость в трудные периоды


брака. Причем важна именно совместность впечатлений, ибо иначе переживающий трудные минуты жизни супруг будет обращаться не к общему, а к индивидуальному светлому прошлому, обрекая себя тем самым на мысленное одиночество вдвоем, которое никогда не проходит бесследно для супружеского со­юза.

2. Узнавание друг друга и одновременно уточнение и проверка при­нятого решения. Вера в «перевоспитание» другого в процессе
совместной жизни в большинстве случаев оказывается несосто­ятельной. Как правило, всем тем, кто утверждал, что еще до
вступления в брак был осведомлен о слабостях характера избран­ника, но «закрыл на это глаза», ожидая, что эти слабости исчез­нут в процессе совместной жизни, пришлось разочароваться в
своих исходных понятиях. Зато представители стабильных се­мей, изначально считавшие, что их характеры хорошо подходят
друг другу, единодушно утверждали обратное, то есть улучше­ние соответствия характеров с течением совместной жизни.

По мнению С. В. Ковалева, следует обратить внимание на:

■ особенности семейного уклада избранника (его прасемьи), ко­торые кажутся ему естественными;

■ способность возможного избранника к преодолению неизбеж­ных в браке препятствий;,

■ подготовленность будущего партнера к выполнению обиходных
семейных функций (и своему принятию степени этой подготов­ленности).

Главное на этапе узнавания — проверка своих чувств и чувств дру­гого, а также оценка возможной совместимости. Для определения воз­можной совместимости наиболее важна проверка функционально-ролевого соответствия (анализ взаимных брачно-семейных пред­ставлений, идущих от прасемьи). Следует обратить внимание на складывающийся стиль взаимоотношений и общения (насколько он приемлем для последующей жизни), на уровень понимания друг дру­га, на взаимную способность к преодолению конфликтов.

3. Третья функция и, соответственно, третий этап предбрачного
ухаживания — это проектирование семейной жизни: определе­ние материально-бытовых условий и определение уклада семьи.

В настоящее время обычно выделяют следующие семейные укла­ды: традиционная патри- и матриархальная семья, эгалитарная семья, супружеская семья (без детей), материнская семья. В неопатриархаль-


ной семье стратегическим (внесемейным) и деловым лидером являет­ся муж, а тактическим (внутрисемейным) и эмоциональным — жена. В неоматриархальной — наоборот. Эгалитарная семья предполагает равноправие мужа и жены во всех без исключения вопросах семейной жизни.

Особенностью современного предбрачного ухаживания является так называемый «предбрачный эксперимент» — своеобразное моде­лирование всей реальности семейных отношений до их официально­го юридического начала (включая сексуальный контакт). По мнению С. В. Ковалева, «предбрачный эксперимент» может помочь в опреде­лении функционально-ролевой совместимости, а вовсе не в сексуаль­ной сфере, хотя он обычно затевается ради выявления именно сексу­альной совместимости. Для достижения интимно-личностного соот­ветствия часто требуются годы, во многом по той причине, что способность к полноценной интимной жизни возникает у женщин поз­же, чем у мужчин: часто к 26-28 годам. Начало сексуальных отноше­ний до брака нередко приводит или к «добрачному разводу» или к «вы­нужденным бракам».

Возможно также, что сама попытка «проверить отношения» гово­рит о недостаточном принятии людьми друг друга, об их неготовности брать на себя серьезные обязательства. В то же время последствия обыч­но не заставляют себя ждать: большинство беременностей у нерожав­ших женщин происходит вне брака — 61,7% от всех зачатий, причем в 16-17 лет - 95,6%, в 25-29 лет - 54,9%.

В. А. Сысенко ввел понятие «способность к браку», предполагаю­щее такие слагаемые:

■ способность заботиться о другом человеке, самоотверженно ему
служить, деятельно делать добро;

■ способность сочувствовать, сопереживать, сострадать, то есть
«входить» в эмоциональный мир другого партнера, понимать его
радости и горести, переживать неудачи, находить духовное еди­нение;

■ способность к кооперации, сотрудничеству, межчеловеческому
общению, наличие навыков и умений в осуществлении многих
видов труда, организации домашнего потребления и распреде­ления;

■ высокая этическая культура, предполагающая умение быть тер­пимым и снисходительным, великодушным и добрым, прини­мать другого человека со всеми его странностями и недостатка­
ми, подавлять собственный эгоизм.


Все эти способности, считает В. А. Сысенко, являются показателя­ми умения человека быстро изменять свое поведение в соответствии с изменяющимися особенностями, проявлять терпимость, устойчивость и предсказуемость своего поведения, способность к компромиссу.

Литература

Адлер А. Наука жить /Пер. с англ. и нем. Киев, 1997.

Ароне К. Развод: крах или новая жизнь? М., 1995.

Гаспарян В. А. Молодость. Любовь. Семья. Социологические проблемы. СПб.: Сова,

1996.

Гаспарян В. А. Семья на пороге XXI века (социологически^ проблемы). СПб.: Петропо­лис, 1999.

Голод С. И. Личная жизнь: любовь, отношения полов. Л., 1990. Демографический ежегодник России. М., 1999. Ковалев С. В. Психология современной семьи. М., 1988.

Ковалев С. В. Подготовка старшеклассников к семейной жизни: тесты, опросники, ро­левые игры: Кн. для учителя. М.: Просвещение, 1991.
КрайгГ. Психология развития. СПб.: Питер, 2002.

Население и общество. Статистический сборник. М., 2000.

Обозов Н. Н. Межличностные отношения. Л., 1979. Обозов И. Н., Обозова А. Н. Факторы устойчивости брака: Тез. конф. «Семья и личность!

в г. Гродно. М., 1981.

Социология молодежи. Учебник/ Отв. ред. В. Т. Лисовский. СПб.: Изд-во СПбГУ, 1996, Сысенко В. А. Молодежь вступает в брак. М.: Мысль, 1986. Сысенко В. А. Устойчивость брака: Проблемы, факторы, условия. М., 1991. Фотеева Е. В. Семья в современном буржуазном мире. М., 1988. Шнайдер Л. Б. Психология семейных отношений. Курс лекций. Апрель Пресс. ЭКС-

МО-Пресс, 2000.

ЯффеМ., Фенвик Ф. Секс в жизни женщины. М., 1991. Abler R. М., Sedlacek W. E. Freshman sexual attitudes and behaviors over a 15-year-period //

Journal of College Student Develoment. 30.1989. 201-209. Adams В. В. Mate selection in the Unated States: A theoretical summarization. In W. Butt,

R. Hill, I. Nye, I. Reis (Eds.). Contemporary theories about the family (Vol. 1. P. 259-

267). New York: Free Press. 1979. Centers R. Sexual attractions and love: An instrumental theory. Springfield, IL: Chas, С Tomas.

1975. Gerrard M. Sex, sex guilt, and contraceptive use revisited The 1980s // Journal of Personality

and Social Psychology, 52, 975-980. Melville K. Marriage and the family. N.Y., 1977. Murstein B. Stimulus-value-role: a theory of marital choice // Journ. of marriage and the family.

1970. Vol. 32.

Nye I., Berardo F. The family: its structure and interaction. N.Y., 1973. Леш /. L. Family systems in America. N.Y., 1976. Williams, J. D. Jacoby, A. P. (1989). The effects of premarital heterosexual and homosexual

experience on dating and marriage desirability // Journal of Marriage and the Family, 51,

489-497.


Тема IV

ПРОБЛЕМЫ ЛЮБВИ И БРАКА

Тема любви и брака — неиссякаемый источник вдохновения писа­телей и философов. В этике с понятием любви связаны интимные и глубокие чувства, особый вид сознания, душевного состояния и дей­ствий, которые направлены на другого человека, общество и т. д. В люб­ви органично соединены физиологическое и духовное, индивидуаль­ное и социальное, личное и общепринятое. Нет такого развитого об­щества и нет такого человека, кто в той или иной степени не знал бы, что такое любовь. Э. Фромм писал: «Любовь — единственный удов­летворительный ответ на вопрос о проблеме существования челове­ка» . Далее он говорит, что большая часть людей не способна развить ее до адекватного уровня возмужания, самопознания и решимости. Лю­бовь вообще — это искусство, требующее опыта и умения концентри­роваться, интуиции и понимания; словом, его надо постигать. Причи­ной того, что многие не признают этой необходимости, являются, по мнению Фромма, следующие обстоятельства:

1) большая часть людей смотрит на любовь с позиции «как быть
любимым», а не «как любить»;

2) существует представление, что проблема в самой любви, а не в
способности любить;

3) смешиваются понятия «влюбленность» и «состояние любви», в ре­зультате чего доминирует представление о том, что нет ничего
легче любви, в то время как на практике это совсем иначе. Лю­бовь, по Э. Фромму, — это активная заинтересованность в жизни и
развитии того, к кому мы испытываем это чувство. Где нет актив­ной заинтересованности, там нет любви (Фромм Э., 1990, с. 42).

В разные эпохи выделялись разные виды и аспекты любви, дела­лись попытки систематизировать формы ее проявления, расположив их по мере значимости и по смыслу. Для выражения различных аспек­тов и оттенков любви древние греки, например, использовали различ­ные термины. Словом eros они обозначали чувства, направляемые на предмет с целью полностью вобрать его в себя. Этот термин выражает любовь-страсть, ревность и чувственное влечение и связан с его пафо­сом, аффектной, чувственной стороной.


Слово philia (обычно переводится как любовь-дружба) обозначает связь индивидов, обусловленную социальным или личным выбором. Это внутренняя склонность, влечение, выросшее из интимной близо­сти и общения с конкретным лицом. Основное состояние здесь — «ду­шевный покой», внутренняя близость, взаимопонимание, что, одна­ко, не означает холодную расчетливость или слепую импульсивную страсть. Таким образом, philia означает духовную, открытую, основан­ную на внутренней симпатии любовь, выражает соединение подобных (тогда как eros — это борьба и соединение противоположных) прин­ципов.

Слово storge означает любовь, которая связана с органическими родовыми связями, нерушимыми, не поддающимися отмене (особен­но семейные связи). Это нежная, уверенная, надежная любовь, кото­рая устанавливается между родителями и детьми, мужем и женой, граж­данами и Отечеством. В такой любви человек находит покой и дове­рие, чувство уверенности. Этот термин выражает чувства не отдельной личности, а чувство родовой общности, без которого греки не пред­ставляли своего существования.

Термин agape греков означал разумную любовь, возникающую на основе оценки какой-либо особенности любимого, его черт характера и т. п. Ее человек может разумно обосновать, ведь она основана на убеж­дении, а не на спонтанных чувствах, привычках. Этот аспект любви исторически связан с адекватной оценкой другой личности, что лежит в основе взаимоуважения.

В средние века христианство трактовало любовь как высший принцип нравственности, наиболее глубоко раскрывающий чело­веческую сущность. Под любовью понималась некая внутренняя сила человека, которая никогда не иссякает, а беспрестанно, без устали распространяется на все действия человека, направляя его к благоденствию.

ВИДЫ ЛЮБВИ

Наиболее разработанной на данный момент является типология любви, предложенная Д. А. Ли и эмпирически проверенная на двух боль­ших выборках (807 и 567 чел.). Автор выделяет шесть стилей, или «цве­тов», любви:


1) эрос — страстная, исключительная любовь-увлечение, стремя­
щаяся к полному физическому обладанию;

2) людус — гедонистическая любовь-игра, не отличающаяся глуби-

ной чувства и сравнительно легко допускающая возможность измены;

3) сторге — спокойная, теплая и надежная любовь-дружба;

4) прагма — возникает из смесилюдуса и сторге — рассудочная, лег-

ко поддающаяся контролю; любовь по расчету;

5) мания — вырастает из смешения эроса и людуса, иррациональ­
ная любовь — одержимость, для которой типичны неуверенность
и зависимость от объекта влечения;

6) агапе — бескорыстная любовь-самоотдача, синтез эроса и сторге.

Считается, что для женщин более характерны сторгические, праг­матические и маниакальные проявления любовных чувств, а молодым мужчинам более свойственны эротические и особенно «людические» компоненты.

В настоящее время наиболее популярна трехкомпонентная теория любви Роберта CTepH6epra(SternbergR., 1986; МайерсД., 1999; Крайг Г., 2000; Человек от рождения до смерти, 2001). По Стернбергу, лю­бовь имеет три составляющие: интимность, страсть и решение (обяза­тельство). Интимность, или чувство психологической близости, про­является в искренней симпатии к другому человеку, в стремлении под­держать его, сделать его жизнь лучше, в общности интересов и занятий. Страсть относится к таким видам возбуждения, которые приводят к физическому влечению и сексуальному поведению в отношениях. К мотивационным потребностям страсти помимо половой потребно­сти относят также потребность в самоуважении, потребность принад­лежать кому-то или потребность получить поддержку в трудную ми­нуту.

Последняя вершина треугольника любви Стернберга — решение-обязательство. Кратковременный аспект этой составляющей заклю­чается в том, что конкретный человек любит другого. Долговремен­ный аспект — обязательство сохранять эту любовь.

Р. Стернберг разработал систематику любовных отношений на ос­нове различных комбинаций трех компонентов любви. Например, симпатия между людьми характеризуется проявлением чувства близо­сти, интимности, без страсти и принятия обязательств. Таковы отно­шения братьев и сестер. Отношения при отсутствии интимности и стра­сти Стернберг характеризует как придуманную любовь; отношения, в которых присутствуют интимность и обязательство сохранять лю-


бовь, характеризуется как любовь-товарищество. Наличие в отноше­ниях всех трех компонентов — интимности, страсти и обязательства — характерны для совершенной любви. Большинство реальных любов­ных отношений попадает в промежутки между этими категориями.

Таблица 4. Систематика видов любви, основанная на трехкомпонентной теории Стернберга

 

Компонент
Вид любви Интимность Страсть Решение/ Обязательство
Симпатия + - -
Страстная любовь - + -
Придуманная любовь - - +
Романтическая любовь + + -
Любовь-товарищество + - +
Слепая любовь - + +
Совершенная любовь + + +

МОТИВАЦИЯ ВСТУПЛЕНИЯ В БРАК

Интересны попытки рассмотрения «механизмов» зарождения любов­ных переживаний.Так, наиболее известен подход Отто Вейнингера, который полагал, что дифференциация полов, их разделение никогда не бывает совершенно законченным. Все особенности мужского пола можно найти, хотя бы и в самом слабом развитии, и у женского пола. Можно пользоваться понятиями идеального мужчины «М» и идеальной женщины «Ж» только как типичными половыми формами. «Закон по­лового притяжения», сформулированный О. Вейнингером, гласит: «Для соединения полов нужны совершенный мужчина "М" и совер­шенная женщина "Ж", хотя и разделенные в двух разных индивидуу­мах в совершенно различных сочетаниях». Автор этой теории полагал, что за существование института брака говорит тот факт, что наличие громадного количества промежуточных ступеней позволяет найти двух индивидуумов, наиболее подходящих друг другу (Вейнингер О., 1990, с. 12).

С. В. Ковалев полагает, что мотивациявступления в браквключает по крайней мере пять типов: любовь, духовную близость, материаль­ный расчет, психологическое соответствие, моральные соображения. Изучение влияния брачной мотивации на удовлетворенность браком


подтверждает важность двух первых мотивов. Среди тех, кто вступил в супружеский союз по любви и общности взглядов, максимальное число удовлетворенных и минимальное — неудовлетворенных. Важ­но единство этих двух мотивов. Разочарование семьей и браком ока­залось более вероятным у тех, кто ориентировался исключительно на свои чувства без необходимой для их сохранения духовной общ­ности супругов.

По мнению некоторых исследователей, в большом числе случаев любовь оказывается фактором, препятствующим сохранению семей­ного союза.

Во-первых, пишет С. В. Ковалев, в нетерпении любви мы ищем не супруга, а любимого, забывая о том, что жить нам придется не с одним этим прекрасным чувством, а с ее предметом и носителем — вполне конкретным человеком, обладающим уникальным психическим ми­ром, образом своего «Я», темпераментом, характером и личностными особенностями, отчего слияние двух «Я» не всегда приводит к появле­нию одного «Мы».

Во-вторых, под романтическим покровом любви мы очень часто забываем, что, сколь бы супруги ни любили друг друга, в своей семье они просто обязаны будут выполнять обычные для каждой супружес­кой пары функции.

Западногерманский психолог X. Шельский утверждает, что, ког­да ожидание любви становится первостепенным мотивом брака, основной смысл семейной жизни с ее повседневными заботами, ухо­дом за маленькими детьми сводится к гибели этих иллюзий, разру­шению волшебства, что нередко приводит к поискам нового любов­ного партнера.

Таков один из вариантов пессимистического взгляда на соотноше­ние любви и брака, содержащий в себе смешение понятий любви, влюбленности, иллюзии и потребительства как ожидания необыкно­венных чувств от другого.

Другого взгляда на соотношение любви и брака придерживаются известные психотерапевты Э. Г. Эйдемиллер и В. В. Юстицкий, изла­гая его при описании механизма «эмоциональной идентификации с се­мьей». Авторы рассматривают эмоциональные отношения симпатии как цементирующую силу в семейных отношениях. Они отмечают, что отношения симпатии в определенной мере нейтрализуют состояния фрустрации, возникающие в межличностных отношениях, в том чис­ле и в семье. Легче возникает адаптация к фрустрирующим особенно­стям характера супруга (Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В., 1990).


А. В. Петровский указывал, что степень эмоциональной близости — это особое качество настоящей семьи, и трудно представить другую группу, где подобное качество было бы в такой степени развито. Ха­рактеризуя эту сторону семейных взаимоотношений на примере ро­дительской любви, говоря о различных и многочисленных проступках ребенка, Петровский замечает: «При этом любой проступок отнюдь не вызывает к себе бесстрастного отношения родителей. Напротив, порождает гнев, причем сплошь и рядом в весьма бурной и яростной форме. И так может продолжаться недели, месяцы. Но вот что инте­ресно. Кумуляции зачастую не происходило. Складывается впечатле­ние, что потоки возмущения, поступающие через пробоины корабля доверия, откачивают мощные помпы родительской любви» (Петровс­кий А. В., 1983, с. 196-197).

Эйдемиллер и Юстицкий считают, что во многом сходным по пси­хологической сути является действие симпатии в супружеских от­ношениях. И в этом отношении возникает эффект «растворения фру­страции». Отношения симпатии вызывают нарастание интереса к объекту симпатии (например, к человеку, которого любят). Следует подчеркнуть, что это интерес благожелательный, связанный со стрем­лением помочь, совместно радоваться или огорчаться, в свою очередь обусловливающий большую взаимную откровенность и, соответствен­но, нарастание эмпатии. Отсюда и значение отношений симпатии в профилактике и смягчении межличностных конфликтов в семье.

О связи любви как мотива вступления в брак и удовлетворенности браком говорит работа Н. Г. Юркевич. На выборке из 612 женщин и 365 мужчин ею были получены следующие результаты: в счастливых брачных союзах состояли женщины, из которых 75,10% вышли замуж по любви, 13,88% по симпатии, у 2,86% мотивом было стремление из­бавиться от одиночества, у 1,63% кратковременное увлечение. Среди неудачных браков распределение ответов следующее — по любви вы­шли замуж 27% женщин, по симпатии — 17%, мотив «стремление из­бавиться от одиночества» назвали 12,93% женщин, кратковременное увлечение — 1,63%. У остальных был иной ответ или ответа не было.

У мужчин ответы приблизительно сходные, хотя вступающих в брак по любви среди них в целом меньше: 62,80% в счастливых браках и 17,74% в неудачных, а назвавших мотивами заключения брака стрем­ление избавиться от одиночества и легкомыслие больше (соответствен­но по 10,37% и 8,05% в счастливых браках и по 16,13% и 25,80% в не­удачных). Среди мужчин большая доля давших иные ответы, не при­веденные автором (среди неудачных браков — 25,81%).


Можно заметить, что у мужчин и женщин браки по любви оказы­ваются наиболее счастливыми, а вступление в брак, основанное на сиюминутном желании, — наименее (Юркевич Н. Г., 1971).

В другом исследовании, проведенном спустя 30 лет, наиболее удач­ным при вступлении в брак оказалось сочетание любви и духовного единства. На основе полученных значимых корреляций выяснилось, что супруги, заключившие брачный союз по этим двум мотивам, были им наиболее удовлетворены (Андреева Т. В., Толстова А. В., 2000).

Юркевич провела в Минске опрос 300 человек преимущественно с высшим образованием, из которых 94% считали, что в принципе брак должен заключаться по любви, — это нравственный идеал; 70% под­твердили, что сами вступили в брак по любви. Но лишь 47% назвали любовью чувство, которое они испытывали к жене (мужу) в момент, когда проводилось анкетирование.

Сопоставление данных о мнениях женщин-работниц минских предприятий об их отношении к мужу в момент заполнения анкеты с успешностью брака показало следующее. В счастливых браках к мужу испытывали любовь 63,67% женщин, симпатия и привычка состав­ляли в их отношении меньшую долю (13,88% и 19,18%). Безразлич­ных и испытывавших к мужу неприязнь не было. В удовлетворитель­ных брачных союзах привычку отметили 39,43%; любовь— 32,8%, симпатию — 13,01%. Появился ответ «безразличие» — 4,47%. Не дали ответа 10,16%.

В неудачных браках превалировали привычка — 44,85% и безраз­личие — 33,04%. Каждая десятая женщина относится к мужу неприяз­ненно, с любовью — 5,22%, симпатией — 1,74%.

На основе проведенных исследований автор делает следующий вывод: многие люди считают, что в браке они обходятся без любви, и следовательно, долг в обеспечении психологической установки на со­хранение семьи играет весьма существенную роль (Юркевич Н. Г., 1971). Качество брака, самочувствие супругов и воспитание детей в таком случае страдают, даже если сами супруги-родители этого не хо­тят замечать. «Всякая настоящая семья возникает из любви и дает че­ловеку счастье. Там, где брак заключается без любви, семья возникает лишь по внешней видимости; там, где брак не дает человеку счастья, он не выполняет своего главного назначения. Научить детей любви родители могут лишь тогда, если они сами в браке умели любить. Дать детям счастье родители могут лишь постольку, поскольку они сами нашли счастье в браке. Семья, внутренне спаянная любовью и счасть­ем, есть школа душевного здоровья, уравновешенного характера, твор-


ческой предприимчивости... Семья, лишенная этой здоровой центро­стремительное™, растрачивающая свои силы на судороги взаимного отвращения, ненависти, подозрения и "семейных сцен", есть настоя­щий рассадник больных характеров, психопатических тяготений, не­врастенической вялости и жизненного "неудачничества"» (Ильин И. А., 1993).

О значении брака, в котором присутствует любовь, замечательно написал христианский писатель IV века св. Григорий Богослов в своей глубокой «моральной поэме»: «Смотри, что дает людям союз любви, "мудрый брак"». Кто, как не брак, соединил море и сушу важной до­рогой и объединил раздельное друг от друга?

Но есть и еще более высокое и лучшее. Благодаря браку мы явля­емся руками, ушами и ногами друг для друга; благодаря ему мы полу­чаем двойную силу, к великой радости друзей и горю врагов. Общие заботы уменьшают затруднения. Общие радости становятся приятнее. Радостнее является богатство благодаря единодушию. А у небогатых единодушие радостнее богатства. Брак есть ключ, открывающий путь к чистоте и любви» (цит. по: Троицкий С, 1995, с. 56).

«Брак — чудо на земле. В мире, где все идет вразброд, брак — мес­то, где два человека благодаря тому, что они друг друга полюбили, ста­новятся едиными, где рознь кончается, где начинается осуществление единой жизни. Жить врозь — мучительно, тяжело, а вместе с тем — легко и привычно. Умственные интересы, вкусы расходятся, и потому очень легко сказать себе: я хочу жить тем, что меня интересует. Кто живет для прибыли, кто живет для культуры, кто ищет идеал, но я — самодовлеющая единица, мне хватает меня самого... А на самом деле от этого получается распыление общества, распыление человечества. В конечном итоге не остается ничего от того дивного, чудного един­ства, которое могло бы существовать между людьми. И брак, как я уже сказал, является чудом восстановления единства там, где оно не мо­жет быть восстановлено человеческими силам» (Сурожский А 1994 с. 3-4).

Литература

Андреева Т. В., ТолстоваЛ. В. Темперамент супругов и совместимость в браке //Анань-евские чтения. Тез. науч. конф. «Образование и психология». СПб.: Изд-во С.-Пе­тербургского университета, 2001.

Вейнингер О. Пол и характер. М., 1990.

ДелисД. Парадокс страсти. М.: Мирт, 1994.


Ковалев С. В. Психология современной семьи. М., 1988.

Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1990.

Крайг Г. Психология развития. СПб.; М: Питер, 2002.

МайерсД. Социальная психология. СПб.: Питер, 1999.

Петровский А. В. Популярные беседы о психологии. М., 1983.

Собчак Л. Н. Диагностика психологической совместимости. Ещераз про любовь(пси­холог о любви, о семье, о детях). СПб.: Речь, 2002.

Сурожский А. Таинство любви. СПб., 1994.

Троицкий С. Христианская философия брака. М., 1995.

Трофимова И. А. Педагогика и психология. Психология брака: Учебное пособие. СПб.: Изд-во СПбГТУ, 2001.

Философия любви / Под ред. Горского Д. П. М., 1990.

Фромм Э. Искусство любить: Исследование природы любви. М., 1990.

Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Семейная психотерапия. Л.: Медицина, 1990. 192 с.

Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. СПб.: Питер, 2000.

Юркевич Н. Г. Роль советского семейного права в укреплении семьи // Социальные ис­следования. Методологические проблемы исследования быта. Вып. 7. М.: Наука, 1971.

Lee J. A. A typology of styles ofloving // Person, and Soc. Psyhol. Bull. 1977. Vol. 3. P. 173—182.

Sternberg R. A triangular of love. Psichological Review. 93.1986.119-135.


Тема V

 

ПРОБЛЕМЫ МОЛОДОЙ СЕМЬИ

Большинство психологов и социологов, исследующих семейные отношения, подчеркивают важность начального периода развития се­мьи (Мацковский М. С, Харчев А. Г., 1978; Сысенко В. А., 1981; Де­ментьева И. Ф., 1991; Трапезникова Т. М., 1988; Ричардсон Р., 1994; Гребенников И. Ф., 1991 и др.). «Как и все живое, семья бывает наибо-. лее слабой в момент возникновения» (Юркевич Н. Г., 1971, с. 88). '

В отечественной психологии, как правило, используется периоди­зация развития семьи, предложенная В. А. Сысенко (1981, 1989). Со­гласно этой периодизации, термин «молодая семья»понимается до­вольно расширенно — «.совсем молодые браки» — от 0 до 4 лет стажа и «молодые браки» от 5 до 9 лет. Многие исследователи выделяют в каче­стве первого периода развития семьи первые год-два совместной жиз­ни. На значимость именно этого отрезка жизненного цикла семьи ука­зывает уже тот факт, что, по разным источникам, за это время распа­дается от 20%. (Трапезникова Т. М., 1989) до одной трети всех семей (Сысенко В. А., 1981). Возможно, для более глубокого понимания про­блем молодой семьи следует рассматривать отношения в ней до и пос­ле рождения первенца, поскольку с появлением ребенка семья пере­ходит на новую стадию независимо от сроков ее существования. Так, Картер и Мак Голдринг (1980) второй и третьей стадией жизненного цикла семьи называют семью молодоженов и семью с маленькими деть­ми (цит. по: Леви Д., 1993). Таким образом, семья до и после рождения первенца оказывается на разных жизненных стадиях, несмотря на то что это изменение может произойти в течение года или менее с мо­мента заключения брака. По отзывам американских исследователей семьи, молодожены часто могут позволить себе очень многое, особен­но когда оба они работают: покупать автомобили, мебель, наслаждаться активным отдыхом. Переход к родительству резко меняет образ жиз­ни. (AldousJ., 1978).







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-25; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.199 (0.031 с.)