ТОП 10:

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ПОЛОВОЙ СОЦИАЛИЗАЦИИ



Психосексуальное развитие — результат половой социализации, в ходе которой индивид усваивает определенную половую роль и пра­вила сексуального поведения (Кон И. С, 1988). Психологические ме­ханизмы половой социализации и формирования половой идентичнос­ти (осознания своей половой принадлежности) изучены слабо. Здесь существует несколько теорий.

I. Теория идентификации, уходящая корнями в психоанализ, под­
черкивает роль эмоций и подражания. Считается, что ребенок бессо­
знательно имитирует поведение взрослых представителей своего пола,
место которых он хочет занять (Кон И. С, 1981). Главное возражение
против теории идентификации — неопределенность ее основного по­
нятия, которое обозначает и уподобление себя другому, и подражание,
и отождествление с другими. Кроме того, поведение детей не всегда
основано на подражании поведению взрослых: например, однополые
мальчишеские компании возникают явно не от того, что мальчики
видят, как их отцы избегают женского общества.

II. Теория половой типизации, опирающаяся на теорию социально­
го научения, придает решающее значение механизмам психического
подкрепления: родители и другие люди поощряют мальчиков за мас­
кулинное поведение и осуждают их, когда те ведут себя «женственно»;
девочки получают положительное подкрепление за фемининное по­
ведение и осуждаются за маскулинное (Mischel W., 1966). Теорию по­
ловой типизации упрекают в механистичности, с ее позиций трудно
объяснить появление многочисленных и не зависящих от воспитания


индивидуальных вариаций и отклонений от половых стереотипов. Многие стереотипные маскулинные и фемининные реакции склады­ваются стихийно, независимо от обучения и поощрения и даже вопре­ки им.

III. Теория самокатегоризации, опирающаяся на когнитивно-гене­тическую теорию, подчеркивает познавательную сторону этого про­цесса и особенно значение самосознания: ребенок сначала усваивает
представление о половой идентичности, о том, что значит быть муж­чиной или женщиной, затем определяет себя как мальчика или девоч­ку и после этого старается сообразовать свое поведение с тем, что ка­жется ему соответствующим такому поведению. Уязвимое звено этой
теории в том, что полоролевая дифференциация поведения начинает­ся у детей гораздо раньше, чем у них складывается устойчивое созна­ние своей половой идентичности.

В свете теории половой типизации ребенок мог бы сказать: «Я люб­лю получать поощрения: меня поощряют, когда я делаю "мальчико­вые" вещи: поэтому я хочу быть "мальчиком"», а в свете теории само­категоризации: «Я мальчик, поэтому я хочу делать "мальчиковые" вещи и такое поведение доставляет мне удовольствие».

Вероятно, эти теории нужно считать не столько альтернативными, сколько взаимодополняющими. Они описывают процесс половой со­циализации с разных точек зрения: теория половой типизации — с точ­ки зрения воспитателей, теория самокатегоризации — с точки зрения ребенка.

IV. Существует подход, рассматривающий процесс половой социа­
лизации как аналогичный усвоению языка или любой другой системы
правил (половая роль не что иное, как некое правило) (Constantinople
А., 1979).

V. Стадиальная теория подчеркивает не собственный механизм по­
ловой дифференциации сознания, а закономерности ее развития во
времени, по этапам:

1) усвоение стандартов социального поведения;

2) обучение полоспецифическому поведению;

3) сопоставление себя с другими людьми;

4) осознание необратимости своего пола и следование «правилам
пола» уже по внутренним, интериоризованным, а не внешним
мотивам.

Считается, что развитие «гендерных схем» (Levy G. D.,Carter, D. В., 1989), обусловленных полом социокультурных норм и/или стереоти­пов, отчасти представляет собой следствие уровня когнитивного раз-

 


вития ребенка, отчасти — результат влияния отдельных сторон куль­туры, которые ребенок может наблюдать. Частью тендерных схем яв­ляется представление о половой идентичности, которое вопределен­ной последовательности развивается у ребенка на протяжении первых 7—8 лет его жизни. Дети начинают называть себя «мальчиком» или «де­вочкой» в очень раннем возрасте. Однако они еще не понимают, что будут оставаться мужчинами и женщинами всю свою жизнь и что пол нельзя изменить как одежду, прическу или род занятий. Дошкольник вполне может поинтересоваться у своего отца, кем тот был в детстве — мальчиком или девочкой. К 6—7 годам большинство уже не делает по­добных ошибок. Дети достигают ступени, которую можно охаракте­ризовать как константность пола (StangorC, Ruble D. N., 1987).

В последние годы чаще используется термин «гендерная социали­зация». Используется также понятие «гендерная роль», означающее набор ожидаемых образцов поведения для мужчин и женщин. Счита­ется, что культурные ожидания формируют наши представления о том, как должны вести себя мужчина и женщина (Майерс Д., 1999). Автор утверждает: «Можно сказать, что гендерная социализация дает девоч­кам "корни", а мальчикам "крылья"». За последние полстолетия в дет­ских книгах, удостоенных премии Кадцекотта (Caldecott Award books), девочки в четыре раза чаще мальчиков изображались как использую­щие предметы домашней утвари (швабры, швейные иголки, кастрю­ли и сковородки), а мальчики в пять раз чаще девочек пользовались инструментами (такими, как плуг, вилы, оружие) (Crabb and Bielawski, 1994). Авторы считают это причиной того, что «повсеместно, как со­общает ООН (1991), женщины выполняют большую часть домашней работы» (Майерс Д., 1999, с. 259).

С другой стороны, существуют и культуральные различия, обуслов­ленные, в частности, особенностями исторического развития разных стран за последние десятилетия. Так, если проанализировать отече­ственную детскую литературу и кинофильмы начиная от послевоен­ных десятилетий до конца 1980-х годов, то можно выявить определен­ную тендерную закономерность. Девочки-школьницы почти повсеме­стно показаны как более успешные в учебе, более ответственные и социально адаптированные. К тому же в Советской России существо­вал сложившийся литературный стереотип: девочка-отличница, опе­кающая ропссника-мальчикавучебе (иногда против его желания), в то время как противоположное сочетание (мальчик, который учится луч­ше и помогает слабоуспевающей в учебе однокласснице) можно рас­ценивать как исключительный случай.


С. В. Ковалев (1989) говорит о стадиях, в которых проявления внут­ренне присущей человеку способности любить выражены особенно сильно. Это возраст около 3 лет, когда ребенку вдруг начинает очень нравиться мальчик или девочка (строго по признаку определенного пола!) одного с ним или более старшего (что более свойственно девоч­кам) возраста.

Это младший школьный возраст (7—8 лет), когда полудетская влюб­
ленность проявляется во взаимной нежности и жалости. '

Это подростковый возраст (12-13), когда чувство к человеку про­тивоположного пола находит свое выражение в возрастающей тяге к общению, жадном интересе к объекту любви и своеобразном фети­шизме (когда особо привлекает какой-то один компонент внешности, например волосы или нога).

Юношеский возраст (15—17 лет), когда обусловленная социальной ситуацией развития привязанность юношей и девушек друг к другу носит уже почти совсем «взрослый» характер, ибо основывается на тяге к глубокой личной интимности, стремлении познать личность «объек­та» любви.

Различные авторы (Колесов Д. В., СельвероваН. Б., 1982; Ковалев С. В., 1989; Дементьева И. Ф., 1991; Сысенко В. А, 1981; Каган В. Е., 1991) подчеркивают роль полового воспитания.

Половое воспитание:

•ч

Половое воспитаниерассматривается как процесс, направленный на выработку черт личности и установок, определяющих полезное для общества отношение к человеку противоположного пола (не только всемье, но и практически везде).

По мнению Д. В. Колесова и Н. Б. Сельверовой, трактовка полово­го воспитания основана на трех положениях:

1. Половая принадлежность — важнейший стержень формирую­
щейся личности, поэтому формирование в детях эталонов на~
стоящей мужественности и женственности и потребности сле-ч
довать этим эталонам необходимо не только в плане гармонии
сексуального развития, но и для нормальной и эффективной
социализации личности.

2. Половое влечение не должно подавляться, однако важно при-?
вить педагогически приемлемые способы его удовлетворения в
межличностном общении с лицами противоположного пола.


3. Необходимо предупреждать преждевременное осознание ребен­ком некоторых проявлений сексуального развития, что, однако, должно выражаться не в отказе от обсуждения с детьми и подро­стками этих вопросов, а в своевременном, но не чрезмерном их сексуальном просвещении.

Задачу полового воспитания Д. В. Колесов и Н. Б. Сельверова (1978) видят в формировании общественно полезных установок личности в различных аспектах взаимоотношений между представителями проти­воположных полов, которые бы обеспечивали сохранение личного здо­ровья, создание полноценной здоровой семьи, ориентацию супругов на такое число детей в семье, которое в наибольшей степени отвечало бы интересам общества, и развитие способности учитывать специфичес­кие половые особенности (физического и психического характера) про­тивоположного пола в процессе трудовой деятельности.

B. А. Сысенко ввел понятие «способность к браку»,предполагаю­щее несколько слагаемых: 1) способность сочувствовать, сопережи­вать, т. е. «входить» в эмоциональный мир другого партнера, понимать го радости и горести, переживания и неудачи, находить духовное еди­нение с другим человеком; 2) способность к кооперации, сотрудниче­ству, межчеловеческому общению, наличие навыков и умений в осу­ществлении многих видов труда, организация домашнего потребле­ния и распределения; 3) высокая этическая культура, предполагающая умение быть терпимым и снисходительным, великодушным и добрым, принимать другого человека со всеми его странностями и недостатка­ми, подавлять собственные эмоции.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-25; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.48.199 (0.005 с.)