ТОП 10:

Представления о семье и браке



C. В. Ковалев подчеркивает важность формирования адекватных брач-но-семейных представлений юношей и девушек. В настоящее время пред­ставления о браке у молодежи имеют ряд негативных особенностей: так, в возрасте 13—15 лет происходит прогрессирующее разделение и проти­вопоставление понятий любви и брака. У студенческой молодежи (по дан­ным анкетного опроса «Твой идеал») значимость любви при выборе спут­ника жизни оказалась на четвертом месте после качеств «уважение», «доверие», «взаимопонимание». Происходит явное «оттеснение» люб­ви в браке на фоне ее предшествующего всевластия. То есть юноши и девушки могут воспринимать семью как помеху своим чувствам и лишь впоследствии, мучительным путем проб и ошибок, прийти к постиже-


нию нравственно-психологической ценности брака. Задача заключает­ся в том, чтобы сформировать у старшеклассников понимание ценнос­ти семьи и постараться создать правильное понимание соотношения любви и брака и роли любви как основы долгосрочного союза.

Следующее, что характеризует брачно-семейные представления молодежи, — это их явная потребительская нереалистичность. Так, по данным В. И. Зацепина, при исследовании студентов оказалось, что средний желаемый супруг по своим положительным качествам пре­восходил «среднего» реального юношу из непосредственного окруже­ния девушек-студенток, аналогично юношам-студентам идеальная супруга представлялась в виде женщины, которая была не только луч­ше реальных девушек, но и превосходила их самих по уму, честности, веселью и трудолюбию.

Для молодежи характерно расхождение качеств желаемого спутника жизни и предполагаемого партнера по повседневному общению, из круга; которого этот спутник в общем-то и должен выбираться. Опросы со-> циологов показали, что качества личности, считающиеся значимыми для идеального супруга, в реальном общении юношей и девушек не имеют решающего значения.

Проведенное нами (в 1998—2001 годах) исследование предбрачных предпочтений студентов и студенток университета показало во мно­гом сходную картину.

Открытая форма опроса (формулировки предлагались самими рее-; пондентами) выявила, что в образе предпочитаемой партнерши по| общению у студентов должны быть такие качества, как (в порядке убы вания): внешние данные, положительные черты характера (различные для каждого из ответивших — доброта, верность, скромность, поря­дочность, воспитанность, трудолюбие и т. д.), ум, коммуникативные данные, чувство юмора, веселость, женственность, сексуальность, тер­пеливое отношение к самому отвечавшему, общее развитие (духовное, кругозор, профессионализм), трудолюбие, уравновешенность, спокой­ствие, здоровье, материальная обеспеченность.

Образ будущей супруги включает в себя: нравственные качества (как суммарный индекс различных черт характера: честность, умение дер­жать слово, порядочность, верность, доброта и т. д.), ум, внешность, культурное развитие, отношение к самому опрашиваемому (любящая, терпеливая, уступающая), свойства темперамента (поровну ответов — уравновешенность и импульсивность), чувство юмора, щедрость, гос­теприимство, коммуникативные качества, женственность. Часть сту­дентов затруднились назвать качества будущей супруги.'


Та б л и ца 2. Характеристики образа девушки, с которой хотелось бы общаться, и качества, которые хотелось бы видеть в будущей супруге студентам Университета (философский факультет)

 

Образ предпочитаемой подруги % отве­тов Образ будущей супруги % отве­тов
Внешние данные 71,2 Нравственные качества (суммарный индекс различных черт хорошего характера) 75,0
Нравственные качества (суммарное выражение разнородных качеств хорошего характера) 68,3 Ум 67,1
Ум 65,4 Внешность 56,7
Коммуникативные данные 34,6 Культурное развитие (духовное развитие, образование, кругозор, профессионализм и т. д.) 53,4
Чувство юмора, веселость 32,7 Отношение к самому отвечавшему 33,3
Женственность 28,4 Уравновешенность 16,7
Сексуальность 26,5 Импульсивность 16,7
Терпеливое отношение к самому отвечавшему 25,1 Чувство юмора, веселость 15,1
Общее развитие (духов­ное, кругозор, профессио­нализм) 24,3 Гостеприимство, щедрость 13,3
Трудолюбие 16,7 Коммуникативные качества 8,2,
Уравновешенность, спокойствие 15,6 Женственность 7,5
Здоровье 4,6 Финансовая • обеспеченность, карьера 7,5
Финансовая обеспеченность 3,8 Здоровье 3,8

 

 

Таким образом, выявилось некоторое рассогласование образов партнерши, с которой хотелось бы общаться, и будущей жены. Каче­ства последней оказались для юношей менее определенными, что, ве­роятно, связано с общей неопределенностью их семейного будущего (часть молодых мужчин не думает о браке).


Та б л и ца 3. Предбрачные предпочтения девушек-студенток Университета

 

Образ предпочитаемого партнера по общению % отве­тов Образ желаемого супруга % отве­тов
Внешность и особенности телосложения 100,0 Отношение к опрашиваемой 100,0
Чувство юмора 78,7 Зрелость, ответственность 83,2
Ум 60,1 Ум 60,1
Нравственные качества (по сумме различных свойств — честности, порядочности и т. д.) 49,4 Финансовая обеспеченность 53,4
Чуткость, доброта. 47,1 Доброта 48,3
Коммуникативные качества 43,7 Внешность 36,3
Отношение к респондентке 41,6 Чувство юмора 34,3
Волевые качества 36,5 8-9. Трудолюбие 30,8
Образованность 34,2 8-9 Терпеливость 30,8
10-11 Яркость, неординарность 25,7 Уверенность в себе 25,1
10-11 Воспитанность 25,7 «Защитник» 23,4
Финансовая обеспеченность 23,4 Эрудиция 20,5
Уверенность в себе 21,3 13 V Волевые качества 18,7
Трудолюбие, работоспособность 10,3 Коммуникабельн ость 16,4
Сексуальность 9,4 Сексуальность 8,3
Самостоятельность 7,4 Воспитанность 7,3

 

Анализ предбрачных представлений девушек-студенток (философ­ского и экономического факультетов) показал большее, чем у юношей, рассогласование между качествами предпочитаемого партнера по об­щению и характеристиками будущего (желаемого) супруга. Так, если для привлекательности партнера важны его внешность или особенно-


сти телосложения (атлетизм, спортивная форма и т. д.), а также чув­ство юмора и ум, то среди качеств, предпочтительных для семейной жизни, важнее оказываются отношение к самой опрашиваемой (лю­бящий, выполняющий мои желания и т. д. — формулировки разнооб­разны), зрелость, ответственность и ум. Внешность и чувство юмора теряют свои лидирующие позиции, а коммуникативные качества из срединных рангов перемещаются к последним. Зато половина опро­шенных девушек ждет от своего будущего избранника способности обеспечить семью, а одна четвертая часть — защиты.

Если же рассматривать предбрачные предпочтения молодежи не в усредненной форме, а произвести качественный анализ данных — ин­дивидуальное сопоставление предпочтений партнера и будущего мужа, то можно заметить, что студенты (и студентки) сильно отличаются по степени соответствия образов друга и мужа. У некоторых опрошен­ных наблюдается достаточно большое совпадение тех качеств, кото­рые делают молодого человека привлекательным для общения с ним, и желаемых свойств будущего супруга. В данном случае можно пред­сказать, что существует осознание качеств личности, важных для дол­говременного общения, и именно на них данные респонденты и ори­ентируются в выборе друзей (по словам С. В. Ковалева, на «значимые общечеловеческие ценности»). Таких юношей и девушек в нашей вы­борке оказалось 40%. У части студентов существует некоторое расхож­дение качеств желаемого партнера и спутника жизни. К сожалению, почти у половины (45%) студентов и студенток существует практичес­ки полное расхождение в образе друга (подруги) и будущего мужа (жены).

Наблюдается также и другая опасная тенденция — чрезмерность требований к партнеру и супругу: это касается в основном девушек. У части студенток выявлен практически полный перечень требований к молодым людям из всех теоретически возможных — он достигает 20 качеств. Здесь оказываются ум, красота, чуткость, лидерские каче­ства («сильнее меня»), обеспеченность, помощь по дому, честность, образованность, коммуникабельность, чувство юмора. Если при этом требования будут ригидны, вероятность построения успешных отно­шений снижается до минимума.

В. И. Зацепин отмечает также пигмалионизм в межличностном вос­приятии юношей и девушек. Выявлена прямая связь между характером самооценки и уровнем оценки желаемого супруга (супруги) по мно­гим качествам. Оказалось, что те, кто высоко оценил степень разви­тия у себя таких качеств, как честность, красота, жизнерадостность и др., хотел бы видеть эти качества и у своего будущего супруга. Работы


эстонских социологов показали, что подобный пигмалионизм весьма свойствен и идеализированным представлениям молодежи: у юношей и девушек идеал супруга обычно подобен собственному характеру (но с усилением его положительных составляющих). В целом в этих набо­рах больше всего ценятся сердечность, общительность, откровенность и интеллигентность (девушки еще ценят силу и целеустремленность, а юноши — скромность своих избранниц).

Вместе с тем выяснилось, что молодые люди, начинающие совмест­ную жизнь, плохо знают характеры друг друга — оценки, присваемые спутнику жизни, весьма существенно расходились с его (ее) самооцен­кой. Вступающие в брак наделяли избранника качествами, сходными с их собственными, но с известным их преувеличением в сторону боль­шей мужественности или женственности (Ковалев С. В., 1989).

Итак, развитие брачно-семейных представлений юношей и деву­шек включает в себя формирование у них правильных воззрений о со­отношении любви и брака, преодоление потребительских тенденций в отношении семьи и спутника жизни, воспитание реалистичности и цельности в восприятии себя и других.

Очень важная область полового воспитания — формирование эта­лонов мужественности и женственности. Именно в юношеском возрас­те у школьников происходит завершение формирования ролевых по­зиций мужчины и женщины. У девушек резко усиливается интерес к своей внешности и возникает своеобразная переоценка ее значения, сопряженная с общим ростом самооценки, увеличением потребности нравиться и обостренной оценкой своих и чужих успехов у противо­положного пола. У мальчиков же во главу угла встают сила и муже­ственность, что сопровождается бесконечными поведенческими экс­периментами, имеющими целью найти себя и сформировать свой об­раз взрослости. Формирование полового самосознания, эталонов мужественности и женственности начинается с первых дней жизни ре­бенка. Однако наиболее интенсивно оно осуществляется в подрост­ковом и юношеском возрастах, когда усвоенное на предшествующих стадиях начинает проверяться и уточняться в ходе интенсивного об­щения с лицами противоположного пола.

Исследования Т. И. Юферевой показывают, что практически един­ственной сферой жизнедеятельности, в которой формируются пред­ставления подростков об образах мужественности и женственности, являются взаимоотношения с противоположным полом. Оказалось, что эти представления в каждом возрасте отражают особые аспекты общения: в 7-м классе — семейно-бытовые отношения, в 8-м и, осо­бенно, в 9-м — более близкие эмоционально-личностные отношения


между юношами и девушками, причем прежние отношения с возрас­том не углубляются, а просто замещаются другими.

Представления подростков об идеальных для взаимоотношений полов качествах мужчин и женщин преимущественно связаны с поня­тием товарищества без учета половой принадлежности. Поэтому иде­альные представления и реальное поведение не совпадают, поскольку идеал не выполняет регулятивной функции. Печально также и то, что понятие женственности юноши связывали исключительно с материн­ством, а в раскрытии понятия мужественности забывают о таком ка­честве, как ответственность (Юферева Т. И., 1985, 1987).

С. В. Ковалев утверждает, что половое воспитание должно не сгла­живать, а, наоборот, всячески поддерживать половые различия муж­чин и женщин. Эти различия проявляются уже в первые дни после рождения, становясь с взрослением ребенка все более яркими и от­четливыми. Активность сильного пола носит своеобразный предмет­но-инструментальный характер, тогда как слабый пол по своей при­роде эмоционально-экспрессивен, что в достаточной степени прояв­ляется и в области полового поведения и влечений.

Трудно переоценить роль полового воспитания и в формировании качеств семьянина.Здесь огромную роль играет добрачный опыт юно­сти, в котором особенно важно познание как можно большего коли­чества реальных семей, царящих в них взаимоотношений и укладов. В настоящее время не принято знакомство домами, которое крайне необходимо юношам и девушкам по двум причинам: во-первых, при­вычно встречаясь вне семейного круга в местах проведения досуга, юноши и девушки не имеют возможности составить полноценное впе­чатление друг о друге, поскольку оно невозможно без знания о том, каким их избранник бывает среди родных и близких. Во-вторых, только при таком «домашнем» знакомстве молодые люди могут составить до­статочно точное впечатление не только об особенностях семейного микроклимата и уклада, но и об их приемлемости с точки зрения при­нятых в их собственном доме представлений о правах и обязанностях членов семьи, о том, как можно и должно поступать в семейной общ­ности. Основываясь на этом, молодые люди могли бы принять более точное решение о возможности будущей совместной жизни.

В. А. Сысенко (1985, с. 25) так формулирует основные направления деятельности по подготовке к семейной жизни:

1) нравственная (осознание ценности брака, детей и т. д.);

2) психологическая (сумма психологических знаний, необходимых

в супружеской жизни);


 

3) педагогическая (навыки и способности к воспитанию детей);

4) санитарно-гигиеническая (гигиена брака и быта);

5) экономическая и хозяйственно-бытовая.

Литература

Голод С. И. Личная жизнь: любовь, отношения полов. Л., 1990.

Исаев Д. Н., Каган В. Е. Половое воспитание и психогигиена пола у детей. Л., 1980.

Каган В. Е. Воспитателю о сексологии. М., 1991.

Ковалев С. В. Психология современной семьи. М., 1988.

Колесов Д. В., Сельверова Н. Б. Физиолого-педагогические аспекты полового созрева­ния. М., 1978.

Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1988.

Крайг Г. Психология развития. СПб.: Питер, 2002.

Психология подростка. Психологическая энциклопедия. Полное руководство для пси­хологов, педагогов и родителей / Под ред. А. А. Реана, СПб.: Прайм-Еврознак; М.: Олма-Пресс, 2003.

МайерсД. Социальная психология. СПб.; М.: Питер, 1999.

Сысенко В. А. Устойчивость брака: Проблемы, факторы, условия. М., 1981.

Сысенко В. А. Новобрачные в зеркале собственных взглядов, суждений, оценок// Мо­лодожены. М., 1985.

Юферева Т. И. Образы мужчин и женщин в сознании подростков // Вопросы психоло­гии. 1985. № 3.

Юферева Т. И. Формирование психологического пола // Формирование личности в переходный период от подросткового к юношескому возрасту. М., 1987.

Constantinople A. Sex-role acquisiton: In search of the elephant // Sex Roles. 1979. Vol 5. P. 121— 134.

Mischel W. A social-learning view of sex differences in behavior. The Development of sex differences / Ed. E. E. Maccoby. Stanfort, 1966. P. 56-61.

Stangor C, Ruble D. N. Development of gender role knowledge and gender consistency. New Directions for Child Development, 38, 5-22.

Levy, В., Carter, D. B. Gender schema gender constancy and gender-role knowledge: The roles of cognitive factors in preschoolers» gender-role stereotype attributions. Developmental Psychology, 25 (3), 1989. 444-449.


Тема III







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-25; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 100.26.176.182 (0.01 с.)