ТОП 10:

Социально-психологический климат в семье



Интересным является исследование формирования социально-психологического климата семей(СПК) рабочих-металлургов (Доб­рынина О. А., 1993). Под социально-психологическим климатом семьи автор понимает обобщенную интегративную характеристику


семьи, которая отражает степень удовлетворенности супругов ос­новными аспектами жизнедеятельности семьи, общим тоном и сти­лем отношений. Оказалось, что наибольшего различия благополуч­ные и неблагополучные семьи достигают по следующим показате­лям: удовлетворенность психологической атмосферой в семье, удовлетворенность общением, наличие психологической поддерж­ки супругов.

Следовательно, психологические факторы супружества вносят наи­больший вклад в структуру напряженности в несчастливых семьях. Существенные различия выявлены также по удовлетворенности сек­суальными отношениями и удовлетворенности досугом.

Обнаружена следующая тенденция: с повышением супружеского стажа возрастает результативность психологической поддержки су­пругов. Так, индекс удовлетворенности психологической поддержки у совсем молодых супругов составлял 0,57, у супругов со стажем 5-9 лет соответственно 0,8, у супругов со стажем 10-19 лет — 0,72. У пожилых супругов эффективность психологической поддержки несколько сни­жалась — 0,68. Отчасти этот феномен можно объяснить ростом психо­логической адаптированное™ в зрелых браках. У пожилых супругов отмечены проблемы и психологического, и сексуального порядка, у них самая низкая удовлетворенность психологической атмосферой и общением п семье.

В ходе исслелонания, проведенного О. А. Добрыниной, установле­но, что женщины более критичны в оценке СПК, чем мужчины. Глав­ное для стабильного брака, по оценкам женщин, — справедливое рас­пределение бытовой нагрузки между супругами, полноценный отдых в семье, сексуальная гармония, взаимопонимание с детьми, удовлет­воренность психологической атмосферой, общением, дружеская рас­положенность и забота. В мужском идеале важнейший элемент ста­бильного брака — общность интересов, но с детоцентристским оттен­ком.

Этот показатель соотносится в первую очередь с поощрением ин­дивидуальных стремлений, во вторую — с комфортной психологичес­кой атмосферой и хорошо организованным досугом и в третью — с сек­суальной гармонией.

Следовательно, образ счастливого брака у мужчин формируется в первую очередь через призму психологических, сексуальных компо­нентов супружества, у женщин — через бытовую, рекреативную, сек­суальную и психологическую подструктуры супружества (Добрыни­на О. А., 1993).


Новые исследования показали, в частности, что удовлетворенность супругов коррелирует между собой: большей удовлетворенности в браке мужа соответствует большая удовлетворенность жены, и, наоборот, при низкой удовлетворенности браком мужчины его жена также не удов­летворена браком (АндрееваТ. В., ТолстоваА. В., 2001; Назарова Е. Б., 2003). Уровень удовлетворенности браком у супругов, а также оценка его благополучия достоверно связана с числом детей в семье: чем больше детей, тем выше уровень благополучия и удовлетворенности бра­ком (Андреева Т. В., Толстова А. В., 2001).

Значимый фактор удовлетворенности браком — собственный локус контроля человека, состоящего в браке. Е. Б. Назаровой под нашим руководством на выборке 70 человек женщин и мужчин, состоя­щих в браке, получены следующие данные: удовлетворенность браком статистически связана со степенью интернальности самого человека! Человек, принимающий на себя ответственность за все происходящее в своей жизни, более удовлетворен браком независимо от пола (Наза-рова Е. Б., 2003).

Существуют и некоторые гендерные различия в тех факторах, которые влияют на удовлетворенность браком. Удовлетворенность бра­ком женщин статистически значимо связана с такой личностной чер­той, как интроверсия. Жены с более выраженной интроверсией более удовлетворены браком, а более экстравертированные — менее. У муж­чин такой линейной зависимости нет. Зато у них удовлетворенность браком связана с мотивацией брака супруги: если мотивом вступле­ния в брак у женщины была любовь, статистически более вероятно,* что мужчина будет удовлетворен браком. По фактору нейротизма дан­ные противоположны: более удовлетворены браком нетревожные муж­чины, однако женщины с высоким нейротизмом статистически чаще оценивают свой брак как благополучный. К тому же женщины-инт­роверты с высоким нейротизмом (которых можно отнести к меланхо­ликам) достоверно чаще оказываются удовлетворенными браком, чем женщины с другими темпераментными особенностями (Андреева Т. В., Толстова А. В.). Исследование семей военнослужащих показало, что удовлетворенность браком выше у тех мужчин-офицеров, которые более склонны к сотрудничеству и компромиссу при возникновении конфликтных ситуаций (Руденко А. В., Андреева Т. В., 1999).

Попытка изучения влияния личностных черт и ценностных ориен­тации на удовлетворенность браком мужчин на примере охранников ночных клубов показала отсутствие значимых линейных корреляций с личностными чертами. Удовлетворенность мужчин, по нашим данным,


связана лишь с такой ценностью, как эффективность в делах, — чем значимее для мужчины эта ценность, тем он более удовлетворен бра­ком. Однако такой показатель, как «ощущение покоя в доме», оказал­ся связанным с личностной чертой — социабельностью мужчин: более самодостаточные чувствуют себя дома менее спокойно, а более кон­формные (социабельные) — более комфортно (Андреева Т. В., Шмот-ченкоЮ. А., 2003).

Удовлетворенность браком у женщин взаимосвязана со степенью интернальности мужей — чем выше показатели интернальности муж­чины, тем больше удовлетворенность браком у его жены. Соответствен­но экстернальность мужей связана с меньшей удовлетворенностью браком у женщин (Назарова Е., 2002). А. А. Реан связывает интерналь-ность с ответственностью, зрелостью личности (Реан А. А., 1994,2001). Можно сделать вывод, что брак с более ответственными, зрелыми муж­чинами оказывается субъективно более благоприятен для женщин. Это подтверждает и значимая корреляция удовлетворенности женщин с наличием работы у их мужей. В то же время подобных корреляций в факторах удовлетворенности мужчин не наблюдалось. Можно пред­положить, что мужскую удовлетворенность браком детерминируют несколько иные особенности жен (например, вышеупомянутая любовь жены, которая может проявляться в эмоциональной теплоте отноше­ния к мужу).

Удовлетворенность браком мужчин (на выборке рабочих и инжене­ров) статистически достоверно связана с таким фактором, как доход семьи. В этом, возможно, сказывается традиционно присущая им роль кормильца (Андреева Т. В., Толстова А. В., 2001). На данную законо­мерность указывает и Г. Навайтис: у мужчин с ригидно закрепленной установкой на материальное обеспечение семьи при неудачах финан­сового или профессионального характера проявляется не только нега­тивная оценка отношений в семье, но и снижение удовлетворенности интимными отношениями с женой по принципу «Неудачник не может иметь успешные сексуальные отношения» (Навайтис Г., 1999).

Другое исследование, в котором молодые супружеские пары рассмат­ривались в общей выборке (без разделения по половому признаку), по­казало, что степень проявления таких акцентуаций характера, как педантичность, повышенная аккуратность, частая смена настроения, свойственная циклотимам, и излишняя заостренность внимания на не­которых факторах событийного характера приводит к снижению удов­летворенности браком. Социальный интеллект благотворно действует на удовлетворенность браком (Бунина О. В., Новосельцева Е. Е., 2002).


Из приведенных данных вырисовывается весьма пестрая картина. Показано, что удовлетворенность браком связана со стажем семейной жизни, с мотивами вступления в брак, удовлетворенностью работой, зависит от количества и возраста детей, личностных особенностей са­мого опрашиваемого и его брачного партнера. Проявляются и гендер-ные различия: более удовлетворены браком нетревожные мужчины, имеющие достаточный доход, с большей социабельностью (нуждаю­щиеся в чувстве локтя), склонные к компромиссам. На удовлетворен­ность женщин влияет степень их собственной интроверсии и зрелость их мужей.

Конечно, все эти переменные не равнозначны, и в каждой отдель­ной семье каждый из перечисленных факторов играет разную роль, имеет различный вес.

Одной из попыток систематизировать полученные в разных иссле­дованиях факторы удовлетворенности браком можно назвать выделен­ные Т. А. Гурко (1987) четыре группы факторов:

1) социально-демографические и экономические характеристики семьи.

Сюда входят такие показатели, как величина совокупного семей­ного дохода, возраст супругов, число детей в семье и т. д.;

2) характеристики внесемейной сферы жизнедеятельности супругов

профессиональная сфера, взаимоотношения супругов с ближай­шим социальным окружением и т. д.;

3) установки и поведение супругов в основных сферах семейной жизне-

деятельности — распределение хозяйственно-бытовых обязан­ностей и совпадение установок в этой сфере семейной жизни, организация досуга;

4) характеристики межсупружеских отношений — эмоционально-

нравственные ценности (чувство любви и уважения к партнеру, общие взгляды и интересы, супружеская верность и т. д.).

Следует заметить также, что в разное время многие авторы подчер­кивали роль зрелости личности для успешности построения брака и семьи (Адлер А., 1997; Сысенко В. А., 1981, 1985, 1989; Андреева Т. В., 1999; Харитонов А. Н., Тимченко Г. Н., 2002). Поданным исследова­ний Харитонова А. Н. и Тимченко Г. Н. на большой выборке семей (459), большинство опрошенных признавали как свою неготовность к браку (85%), так и наличие постоянных конфликтов в семье (62%).

Удовлетворенность браком связывается и с удовлетворением по­требностей в семейно-брачных отношениях, таких как потребность в общении, в открытости, домашней поддержке и других (Харли У, 1992; Андреева Т. В., ПипченкоТ. Ю., 1999).


СУПРУЖЕСКАЯ СОВМЕСТИМОСТЬ

Многие психологи считают, что супружеская совместимость — важ­нейшее условие стабильности и благополучия супружеской пары. Со­вместимость отчасти определяется ее исследователями через удовлет­воренность: «Если для сработанности симпатия — второстепенный элемент оценки взаимодействия, то для совместимости симпатия (как удовлетворенность отношениями) — главный элемент» (Обозов Н. Н., 2000, с. 37). «Совместимость может быть описана в основном двумя характеристиками, пключаемыми в аффективный компонент взаимо­действия: показателями субъективной удовлетворенности партнером (психологический признак) и показателями эмоционально-энергети­ческих затрат индивида, участника общения (физиологический при­знак)». При этом эмоциональный фон отношений сопровождается некоторыми, может быть, максимально эмоционально-энергетичес­кими затратами общающихся партнеров» (с. 83). В условиях неформа­лизованных отношений (интимно-эмоциональных) оптимальным вза­имодействием будет такое, которое характеризуется максимальной удовлетворенностью партнеров взаимоотношениями, длительностью связи, частотой контактов (там же).

А. Н. Обозона (1983) выделила четыре аспекта супружеской совме­стимости, необходимость разделения которых, по ее мнению, обосно­вана различием свойственных им критериев, закономерностей и про­явлений:

1) духовная совместимость — характеризует согласованность це-
леполагающих компонентов поведения партнеров: установок,
ценностных ориентации, потребностей, интересов, взглядов,
оценок, мнений и т. д. (основная закономерность духовной со­
вместимости — сходство, подобие духовных укладов супругов);

2) персональная совместимость — характеризует соответствие струк-

турно-динамических особенностей партнеров: свойств темпе­рамента, характера, эмоционально-волевой сферы: один из критериев персональной совместимости — бесконфликтное рас­пределение межличностных ролей. Основная закономерность этого аспекта совместимости супругов — дополнительность структурных характеристик партнеров;

3) семеино-бытовая совместимость — функциональные особенно­сти брачных партнеров: согласованность представлений о функциях семьи и соответствующем укладе, согласованность роле-


вых ожиданий и притязаний при реализации этих функций. Критерий — эффективность воспитания детей; 4) физиологическая совместимость.

Признаками физической, в том числе сексуальной, совместимости является гармония ласк мужчины и женщины, телесного контакта, удовлетворенность от близости» (Обозов Н. Н., 2000, с. 103).

Такое понимание супружеской совместимости близко к понятию удовлетворенности браком. Действительно, в данном случае совмес­тимость трактуется как согласованность установок, сходство духовных укладов супругов, соответствие характера, согласованность представ­лений о функциях семьи — то есть, в принципе, все это можно обо­значить как представления о семейной жизни, а реализация этих пред­ставлений в супружестве и определяет оценку супругами собственно­го брака, их удовлетворенность семейными отношениями.

Исходя из выделенных А. Н. Обозовой аспектов супружеской со­вместимости, все исследования по этой проблеме можно разделить на три группы:

1. Структурный подход ориентирован на изучение персональной совместимости — соотношение различных статических характеристик супругов: характерологических, интеллектуальных, мотивационных и т. п. В этом случае совместимость супругов выражается в способности образовать гармоничную пару: структуру, обладающую признакам^* целостности, уравновешенности, завершенности. Основанием для подобных исследований послужила гипотеза Р. Винча о так называе­мой комплементарности (взаимодополнении), по которой потребное-? ти партнеров, членов малой группы (в данном случае такой группой?" является семья), должны дополнять друг друга по качеству их личност­ных свойств.

Наиболее известным исследованием, проведенным в русле данно­го подхода, является исследование психологической совместимости А. Аугустинавичюте. Было изучено 50 супружеских пар, 19 из кото­рых — совершенно бесконфликтные, отлично кооперирующиеся, в них ни разу не поднимался вопрос о разводе. Эти благополучные браки показали выраженную закономерность в подборе партнеров. 17 пар образовано из психологически дополняющих друг друга партнеров (в исследованиях использовалась методика К. Юнга). В каждой из них, применяя терминологию К. Юнга, если один из супругов относился к мыслительному типу, то другой к эмоциональному, если один пред­ставлял «сенсорный» тип, то другой — «интуитивный». Кроме того, один из партнеров всегда был экстравертом, второй же, как правило,


интровертом. Можно отметить в данном случае проявление принци­па комплементарности, то есть счастливые семьи были образованы супругами с взаимодополняемыми признаками по типологии К. Юнга (Аугустинавичюте А., 1981).

Еще один пример, подтверждающий гипотезу Р. Винча, — иссле­дование Т. Карцевой пар друзей и недругов. Она обнаружила, что в таких парах соединяются самые разные люди. Более половины друзей оказались людьми довольно замкнутыми, примерно половина из них обладала равно высоким, а другая — контрастным уровнем интеллек­та (хотя вообще-то люди с одинаково высоким интеллектом чаще ста­новятся недругами); чуть больше половины друзей по «доминантнос­ти» попали в разряд контрастных, но склонные господствовать над дру­гими людьми обычно попадают в недруги. Обнаружилось, что друзьями редко бывают дна рассудительных, осторожных, благоразумных, а так­же два робких и нерешительных человека. Таким образом, в данном случае гипотеза взаимодополняемости снова получила подтверждение.

Интересным яилястся исследование, проведенное в данном русле Т. В. Галкиной и Д. В. Ольшанской (1983). Они попытались составить «адаптационную модель» мотивации выбора партнера по диаде в от­ношениях любии и дружбы. В «любовной» диаде (отношения обоими определяются как «любовь») оказались люди, относящиеся во всех случаях к прямо противоположному (на круге Айзенка) темперамен­ту: все холерики выбирали флегматиков, все сангвиники — меланхо­ликов, и наоборот. В отношениях же, определяемых обоими людьми как «дружба» (независимо от пола), все, кроме флегматиков, выбира­ли партнеров «своего» темперамента: холерики (кроме одного слу­чая) — холсрикон, все сангвиники — сангвиников, меланхолики — ме­ланхоликов в половине случаев, в другой половине — флегматиков, флегматики вообще оказались «универсальными партнерами», выби­рая для дружбы представителей любых темпераментов, кроме своего. Через год дружеские отношения сохранились в 75% случаев, любовь привела к заключению брачного союза в 40% случаев, к разрыву — в 20%. В остальных случаях отношения сохраняли брачную перспек­тиву. Таким обра юм, в выборе партнера (друга или супруга) большое значение играет принцип взаимодополнительности темпераментов, то есть в отношениях, обозначаемых как «любовь», срабатывает прин­цип комплементарности. В других отношениях гипотеза Р. Винча не получила своего подтверждения.

В исследовании Т. В. Андреевой и А. В. Толстовой изучалось влия­ние особенностей темперамента и других факторов на совместимость


супругов. Объектом исследования были хорошо адаптированные люди (учителя, инженеры, рабочие), живущие в стабильном первом браке. Опрошены сорок супружеских пар (80 человек), стаж брака был свы­ше 5 лет. В этих супружеских союзах никогда не поднимался вопрос о разводе, супруги прекрасно кооперировались. Получены как общие закономерности, касающиеся совместимости супругов, так и особен­ности проблем конкретных супружеских пар, при разном соотноше­нии темпераментных особенностей.

Прежде всего выяснилось, что в стабильном браке с достаточно боль­шим стажем живут супруги с самым разным сочетанием темпераментов. Наиболее высокая удовлетворенность браком и семейными отношения-, ми наблюдается в тех парах, в которых супруги обладают противополож­ным темпераментом (сангвиник—меланхолик, флегматик—холерик). Об­наружено, что партнеры с противоположными темпераментами статис­тически значимо чаще вступают в брак по взаимной любви в сочетании с таким мотивом, как общие интересы, взгляды.

Оптимальные отношения (наибольшая удовлетворенность браком, бесконфликтное распределение ролей) складываются в тех союзах, в которых супруг является сангвиником, а супруга — меланхоликом (10% семей). Более того, их рисунки «идеальной семьи» ничем не от­личаются от той семьи, в которой они живут сейчас. Таким образом, можно предположить, что существующие в их семье на сегодняшний день отношения устраиваю: обоих супругов.

Было установлено, что в парах, состоящих из холерика и сангвини­ка, то есть при некомплементарных отношениях, супруги часто сопер­ничают за власть друг над другом, много спорят, каждый настаивает на своем, наблюдаются трудности в достижении единого мнения. Как правило, один из партнеров «побеждает», отстаивая свою точку зре­ния или интересы, второму же приходится смириться с принятым ре­шением.

В парах, в которых супруги обладают меланхолическим и флегма­тическим темпераментами, также наблюдается более низкая удовлет­воренность браком, чем в парах с противоположными темперамента­ми. Однако нужно отметить, что пар с таким сочетанием личностных особенностей в нашей выборке оказалось почти 25% (это значительно превышает теоретическую вероятность существования таких союзов), причем стаж их семейной жизни в среднем составил 13 лет. Следова­тельно, несмотря на трудности межличностного взаимодействия, суп­ругам удается налаживать позитивные отношения в семье. Возможно, такое сочетание даже способствует стабильности отношений.


Очень сложные отношения в тех супружеских парах, в которых встречаются холерик и меланхолик. Это связано с тем, что оба супруга несдержанны в своем поведении и высказываниях, но в то же время оба ранимы и тяжело переживают любые ситуации, в которых, по их мнению, оказывается задетым их самолюбие. Такое сочетание темпе­раментов приводит к конкурентным отношениям.

В брачном союзе флегматика и сангвиника наблюдаются различ­ные конфликты, недовольство друг другом, которые обычно возника­ют на почве эмоциональной близости супругов. Возможно, это связа­но с тем, что одному партнеру (флегматику) тяжело раскрыть свои чув--ства и эмоции, а у другого (сангвиника) эмоциональные переживания быстро сменяют друг друга. Пара сангвиник—холерик, скорее всего, займется выяснением днух любимых для них вопросов «Почему я, а не ты?» и «Кто у нас в семье главный?».

В семьях, в которых супруги обладают одинаковыми темперамен­тами (по нашим данным, в особенности если в паре встречается такое сочетание, как флегматик-флегматик), отношения наиболее сложные. В данных семьях часто случаются временные разрывы отношений меж­ду супругами, причем даже наличие детей не является сдерживающим фактором.

Итак, в союзах с разным сочетанием темпераментов появляются раз­ные проблемы, которые более или менее успешно решаются супруга­ми. Можно говорить о тенденции к различной удовлетворенности су­пружескими отношениями при разном сочетании темпераментов, но не о совместимости — несовместимости как о некоем раз и навсегда данном состоя и и и. К тому же существует такой «фильтр», как предбрач-ный отбор, при котором, вероятно, большая часть лиц с малосовмести­мыми особенностями (например, два холерика), отвергает друг друга.

Ряд авторов указывает на необходимость сходства мировоззренчес­ких, ценностно-ориентационных аспектов для совместимости супру­гов (Обозона А. Н., Обозов Н. Н., 1981; Кратохвил С, 1991; Навай-тис Г., 1999; Коростылева Л. А., 2000). Г. Навайтис приводит пример расхождения ценностей (на материальное благополучие и на ценность ребенка), из-за которого оказалось невозможным консультирование пары и предотвращение развода. Автор указывает, что многие пары ценностные ориентации согласуют еще до брака. Поэтому конфликт такого рода возникает или при новых, непредвиденных обстоятельствах (в данном примере — рождение больного ребенка), или наследующих этапах развития семьи, когда определяется направление социализации ребенка (обычно в этнически смешанных семьях).


2. Функциональный подход основан на представлении личности через ее роли и функции в группе. Применительно к супружеству функциональ­ный подход выражается в исследовании соотношения психологических семейных ролей супругов, их представлений о семье. Совместимость при этом выступает как согласование, сходство представлений, ожиданий су­пругов о семейной жизни, непротиворечивость ролей в супружеской паре. Именно такое понимание совместимости, на наш взгляд, близко к пони­манию удовлетворенности браком.

Сторонники функционального подхода считают, что если члены семьи по-разному понимают свои роли и предъявляют друг другу несогласованные, отвергаемые партнером ожидания и соответствую­щие им требования, семья является заведомо малосовместимой и конфликтной. Здесь речь идет о ролевом конфликте, или, более ши­роко, о конфликте предстаилений (Арутюнян М. Ю., 1983).

Этим, в частности, и объясняется необходимость исследования со­отношения семейных представлений супругов, распределения семей­ных ролей. Основная часть работ, проведенных в данном направле­нии, посвящена изучению распределения семейных ролей супругов.

Так, в исследовании, проведенном Ю. Е. Алешиной и И. Ю. Бори­совым, показано, что структура семейных ролей значительно меняется в ходе цикла развития семьи, происходят и значительные изменения в плане традиционности — эгалитарности распределения ролей между супругами, и если, как показало исследование, некоторый сдвиг в сто­рону более традиционных отношений способствует повышению удов­летворенности браком на определенных этапах цикла развития семьи, то в другие периоды повышению удовлетворенности браком, наоборот, способствует увеличение эгалитарности (то есть распределения ролей между мужем и женой преимущественно поровну, вне зависимости от пола) супружеских отношений (Алешина Ю. Е., Борисов И. Ю., 1989).

Интересная работа в данном русле была проведена Т. А. Гурко. Ею обнаружено, что в тех случаях, когда женщины довольны участием мужа в домашних делах, они чаще удовлетворены браком, (50%, не удовлетворены — 19%). Напротив, недовольство отношением супруга к хозяйственным делам четко коррелирует с неудовлетворенностью семейной жизнью (12% и 58% соответственно). По характеру распре­деления обязанностей все семьи распределены на 3 группы: со значи­тельным, умеренным и слабым участием мужа в домашней работе. Обнаружилось, что число неудовлетворенных браком женщин суще­ственно увеличивается при переходе от первой ко второй и третьей группам семей, а число удовлетворенных, наоборот, сокращается.


Интересно, что в том же направлении, хотя и не так существенно, из­меняется уровень удовлетворенности браком у мужчин. Видимо, если муж отстраняется от работы по хозяйству, жена постоянно выражает недовольство по этому поводу (Гурко Т. А., 1987).

Многие авторы связывают стабильность брака с успешностью ро­дительских семей (Фотеева Е. В., 1988; Скиннер Р., Клииз Д., 1995; ДымноваТ. И., 1998; Кратохвил С, 1991; Навайтис Г., 1999), а совмес­тимость в браке — с моделями уклада в прасемьях и со статусом сиб­лингов в семье.

В рамках системной семейной терапии существует взгляд на выбор супруга из-за сходства в их семейной истории, в результате чего в брак вступают люди с поразительно похожим детством или с одним и тем же набором семейных проблем (в их родительских семьях) (Скиннер Р., Клииз Д., 1995).

В исследовани и московского психолога Т. И. Дымновой (на выборке 800 родительских семей студентов педагогического вуза) изучалось зависимость характеристик супружеских семей от родительских. Ока­залось, что немаловажную роль на создание и дальнейшее развитие молодых семей оказывают родительские семьи, причем это влияние сказывается на стабильности и благополучии супружеской пары. Со­поставление структурного состояния родительских и супружеских се­мей в исследовании Дымновой показало их явную зависимость. Так, 72% супругов стабильных семей происходили из полных семей, в то время как у ра шеденных выходцы из полной семьи составляли всего 20%. Разведены родителей обоих супругов были лишь в 4% случаев у лиц, сохранявших стабильный брак до 3 лет, и у 20% разведенных мо­лодых людей (ДымноваТ. И., 1998).

Анализ особенностей тех клиентов службы знакомств, которые даже
при получении множества предложений познакомиться (свыше 15 у
женщин и 25 у мужчин) не изменили своего семейного статуса, пока­
зал, в частности, что у них был недостаточный пример семейной жиз­ни в детстве — 83% обследованных женщин и 79% мужчин происхо­дили из неполных семей, 85% женщин и 81% мужчин не имели брать­
ев и сестер (Навайтис Г., 1999).

Многие авторы на основе практического опыта показали наличие в супружестве неосознанной тенденции к повторению семьи своих родителей, что может оказывать значительное влияние на отношения между супругами. Некоторые авторы считают главной моделью роди­тельскую семью, другие — семью близких родственников (Кратох­вил С, 1991).


Согласно данным Буде (Buda В., 1977), индивидуум обучается сво­ей супружеской роли на основе идентификации себя с родителем того же пола. В эту схему включается, дополняя ее, и роль родителя того же пола. Формы родительских отношений становятся для индивидуума эталоном. В супружестве оба партнера стараются приспособить свои отношения к своим внутренним схемам.

Влияние родительской модели на супружеские отношения изуча­лось на нескольких тысячах супружеских пар с использованием теста Лири (межличностные связи). Выяснилось, в частности, что модель родительской семьи в главных чертах определяет модель семьи, кото­рую создают впоследствии их дети. Например, у ребенка из патриар­хальной семьи будет проявляться тенденция к установлению в своей семье патриархальных отношений, то есть к реализации усвоенной мо­дели. Стремление к повторению модели отношений своих родителей сохраняется даже тогда, когда излишне выраженные тенденции трав­мировали его в детстве. В браке партнеров из семей, представляющих явно противоположные модели, постоянно происходит борьба за власть (или отмечается их ошибочное поведение). Вероятность гар­монического союза тем выше, чем ближе модели семей, из которых происходят супруги (Sipova I., I977). Врач-психотерапевт может под­вести пациента к принятию той роли, которая предназначалась ему родителями того же пола, а супружескую пару — к компромиссной модели союза, в настоящей степени приближающейся к модели отно­шений их родителей (Кратохнил С, 1991).

У. Тоумен на основании своих обширных исследований влияния семейной констелляции (около 3000 семей) утверждает, что для ста­бильного супружества решающее значение имеет то, в какой мере в нем повторяется положение, которое каждый из супругов занимал сре­ди братьев и сестер (Toman W., 1976). Различают способность к иден­тификации и комплементарности. Индивидуум легче всего иден­тифицирует себя с тем, кто происходит из однотипной семейной констелляции (например, старший брат из одной семьи может иден­тифицировать себя со старшим братом т другой семьи). Напротив, взаимодействие и сотрудничество лете всего достигаются в общении с индивидуумом, занимавшим комплементирующее положение. На­пример, старший брат, у которого была младшая сестра, может создать исключительно устойчивый союз с женой, также имевшей старшего брата (Кратохвил С, 1991; Ричардсон Р., 1994). Аналогично этому, младший брат, у которого была старшая сестра, ожидает, что жена бу­дет заботиться о нем, оберегать его, ухаживать за ним. Жена, являвша-


яся в родительской семье старшей сестрой брату, будет и к мужу про­являть заботливое отношение. Союз будет стабильным и гармонич­ным.

Согласно Тоумену, происходит перенос связей, существовавших в родительской семье между братьями и сестрами, на своего партнера в супружестве. Данная связь тем прочнее и продолжительнее, чем боль­ше отношения обоих партнеров напоминают их положение в семьях родителей. Это правило называют «теорией дубликатов» (по Toman).

Роль, которую играл каждый из супругов в родительской семье, может охарактеризоваться его положением (порядок, пол) среди бра­тьев и сестер. Следовательно, с этой точки зрения супружеские связи могут быть комплементарными, частично комплементарными и не­комплементарными (Кратохвил С, 1991).

Комплементарный брак — это такой союз, в котором каждый из супругов занимает то положение, какое он имел по отношению к бра­тьям или сестрам в родительской семье. Например, муж был старшим братом двух сестер; следовательно, он научился обращаться с девоч­ками, чувствует себя ответственным за них, оберегает их и помогает им. Если его жена имела старшего брата (или братьев), то она легко приспосабливается к мужу, принимает его защиту, ответственность за нее, поддается его влиянию. Роли обоих супругов дополняют друг дру­га. Подобным комплементарным браком является брак мужчины, ко­торый в родительской семье имел старшую сестру (или сестер), с же­ной, имевшей младшего брата (или братьев). В этом случае следует ожидать, что жена возьмет на себя все заботы и руководство семьей (Кратохвил С, 1991).

Некомплементарный брак — это брак партнеров с одинаковой по­рядковой позицией в родительской семье. При прочих равных условиях им требуется больше времени и усилий, чтобы договориться и действо­вать согласованно. Когда в брак вступают два старших ребенка, они могут бороться за власть и конкурировать во взаимоотношениях. Единствен­ные дети, в силу их большей привязанности к родителям, скорее будут искать в партнере черты отца или матери. Наилучший прогноз для един­ственных детей имеет брак с супругом, имевшим младшего брата или сестру. Наихудший прогноз имеют браки, в которых каждый из супру­гов был единственным ребенком в семье (Черников А. В., 1997).

Частично комплементарные отношения устанавливаются в том слу­чае, когда один или оба партнера в родительской семье имели несколь­ко типов связей со своими братьями и сестрами, из которых по край­ней мере одна совпадала с таковой у партнера (Кратохвил С, 1991).


С конца 1990-х годов в России проводятся эмпирические исследо­вания влияния статуса сиблинга в семье, комплементарности супру­гов по порядку рождения на их удовлетворенность браком.

В исследовании московских психологов выявлена связь уровня ком­плементарности супругов по порядку рождения и уровня удовлетворен­ности браком. Максимальная удовлетворенность браком обнаружена в комплементарных и частично комплементарных браках. Наибольшая удовлетворенность оказалась у мужчин из частично комплементарных брачных союзов, в которых один из супругов был единственным ре­бенком. Наименьшая — у женщин в некомплементарных союзах, со­стоявших из супругов, бывших единственными детьми у своих родите­лей. Для выборки в целом и для каждой из подгрупп удовлетворенность браком мужчин была выше удовлетворенности женщин. Особенно зна­чительным это различие было в некомплементарных браках (Гроздо-ва Е. В., Лидере А. Г., 1997).

В исследовании Е. А. Назаровой, выполненном под нашим руковод­ством, которое посвящено изучению совместимости и комплементар­ности в родительской семье, выявлены в целом сходные результаты — несколько меньшая удовлетворенность браком у лиц с некомплемен­тарными отношениями. Интересно то, что сама частота брачн ых союзов между единственными детьми очень мала и значимо (в десятки раз) от­личается от их теоретической вероятности на основе доли единствен­ных детей, родившихся в 1970-1980-х годах (их было почти 60%). В то же время браки с сочетанием партнеров «единственный—старший» зна­чимо превышает число браков на основе расчета теоретической вероят­ности в соответствии с наличием детей из двухдетных семей и единствен­ных в современной популяции. Вероятно, такое сочетание япляется по­тенциально возможным для успешных отношений в браке и настоящее время, когда однодетные семьи доминируют, и мала вероятность по­строения брачных союзов на комплементарной основе, но существует еще некоторое число детей из двухдетных семей.

Таким образом, утверждение Тоумена о том, что для стабильного супружества важна комплементарность отношений по порядку рож­дения, подтверждается скорее частотой брачных союзов (что косвен­но доказывает их стабильность). Возможны и некомплементарные со­юзы с достаточно высокой удовлетворенностью отношениями у су­пругов, но в целом они очень редки, так как большая часть такого партнерства «отсеивается» при добрачном знакомстве. В то же время частично комплементарные союзы между единственными детьми и старшими встречаются непропорционально часто.


3. И наконец, третий подход к изучению совместимости — адап­тивный — ориентируется на изучение слабых, проблемных аспектов супружеских отношений, вызывающих конфликты, разногласия, не­понимание. Этот подход является, с одной стороны, общим для двух вышеуказанных, и в то же время особым направлением. Его задача — поиск резервов адаптации супругов друг к другу путем гармонизации супружеского союза. Наиболее полно этот подход реализуется в прак­тической работе по оказанию психологической помощи семье, в част­ности семейной консультации.

Итак, понятие супружеской совместимости так или иначе опреде­ляется через понятия удовлетворенности браком, его стабильности, при этом многие исследователи под супружеской совместимостью пони­мают нечто статичное. Однако нельзя забывать, что каждая семья уни­кальна, и психологической закономерности, распространяемой на всех без исключения, не существует.

Литература

Адлер А. Наука жить / Пер. с англ. и нем. Киев: Port-Royal, 1997.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-25; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.237 (0.017 с.)