Последний рубеж глобальной экономики: сегментированная инкорпорация России и бывших советских республик 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Последний рубеж глобальной экономики: сегментированная инкорпорация России и бывших советских республик



Реструктуризация международной экономики еще более усложнилась из-за распада Советской империи и последующего включения отламывающихся кусков бывших командных экономик в глобальную экономику. Коллапс коммунизма и Советского Союза являются главными историческими событиями, которые, по моему мнению, непосредственно связаны со структурными трудностями, с которыми сталкивается этатистский способ производства при переходе к информациональному способу развития (см. главу 8). Но каково бы ни было происхождение такого феномена, интеграция оставшихся экономических руин в глобальную экономику есть последний фронт экспансии капитализма. Эти экономики едва ли смогут выжить без связи с мировой системой циркуляции капиталов, товаров и технологий. И в самом деле, их переход к рыночной экономике, проводимый при поддержке (но со слабой помощью) со стороны развитых капиталистических стран и международных финансовых институтов, означает прежде всего осуществление макроэкономической политики, позволяющей иностранному капиталу и иностранной торговле оперировать в бывших командных экономиках. Один размер этих экономик, их образованное население, их сильная научная база и их громадные запасы энергии и природных ресурсов будут существенно воздействовать на мировую экономическую систему. В долгосрочной перспективе критически важный вклад этого региона в глобальную экономику мог бы состоять в добавлении динамичного рынка в 400 млн. потребителей, обеспечив таким образом сбыт для избыточных мощностей, накопленных в высокотехнологичных производственных структурах Запада, особенно в Западной Европе. Однако подобная долгосрочная перспектива потребовала бы экономического роста, который сделал бы этих потребителей платежеспособными, чтобы платить за свое потребление в масштабах достаточно больших, чтобы сделать рынок значимым. Но с конца 1980-х годов бывшие командные экономики демонстрируют отрицательный рост и, по оценкам, в лучшем, хотя и маловероятном сценарии они смогут вернуться к своему скромному уровню жизни 1980 г. только к 2000 г.165. На самом же деле, похоже, что для России и бывших советских республик ухудшение экономической ситуации может протянуться далеко в XXI в.166. Поэтому процесс инкорпорации бывшей Советской империи в глобальную экономику -процесс в высшей степени сложный и требует тщательного рассмотрения. Будучи неспособным полностью рассмотреть проблему в пределах этой главы, я кратко обрисую то, что кажется мне главными тенденциями, развивающимися в 1990-х годах167.

Восточноевропейские страны постепенно входят в сферу влияния Европейского Союза, особенно через германские инвестиции и торговлю. Балтийские государства развивают тесные отношения со скандинавскими странами, и их малый размер и высокий уровень образования могли бы сделать их потенциальными районами размещения субподрядов для западноевропейских высокотехнологичных отраслей, в дополнение к их нынешней роли импортно-экспортных платформ российской торговли. Что касается других бывших советских республик, особенно Украины, их форма включенности в глобальную экономику будет следовать по основному пути новой капиталистической России.

Западные страхи и надежды, касавшиеся немедленного экономического воздействия постсоветской России, так и не материализовались. Согласно докладу, составленному для Комиссии Европейского Союза, предполагалось, что 25 млн. русских должны были вторгнуться в Европу после коллапса их экономики и предоставления свободы выезда за границу, однако они остались дома. Эмиграция по большей части ограничивалась евреями (но в гораздо меньших масштабах, чем ожидалось) и исчислялась сотнями тысяч, а не миллионами (до конца 1995 г.) и состояла главным образом из ученых и квалифицированных профессионалов. Совокупный объем прямых иностранных инвестиций в 1990^ 1994 гг. составил скромную цифру от 3 до 5 млрд. долл. США (в зависимости от оценок). Эту цифру можно сравнить с 26 млрд. долл., инвестированных в Китай только в 1993 г., или с 63 млрд. долл. иностранных инвестиций в Мексику в 1990-1992 гг. Внешняя торговля в 1991-1993 гг. сократилась (экспорт в 1993 г. составлял 86% уровня 1991 г., а импорт упал до 61% уровня 1991 г.), хотя в 1994 г. и экспорт, и импорт возросли (на ноябрь экспорт повысился на 9,1 % и импорт - на 5,1% по сравнению 1993 г.) и продолжали расти примерно такими же темпами в 1995 г. во время написания этой книги. Однако одно из осуществившихся предсказаний состояло в быстрой интернационализации российской экономики: в ноябре 1994 г. экспорт составлял около 25% российского ВВП, а импорт - около 17%, делая долю внешнеторгового сектора в ВВП вдвое выше, чем в США168.

В качестве базы для сравнения взято начало 1970-х годов. Источник: Кулешов В.И. (1994).

Рис. 2.8. Изменения объема промышленного производства в России с 1986 г. по вторую половину 1994 г. (приблизительный масштаб)

 

Причина такого кажущегося парадокса (быстрая интернационализация экономики, несмотря на падение экспорта и импорта и скудные иностранные инвестиции) печально проста - коллапс российской экономики с устрашающим падением ВВП (см. рис. 2.8)169. Так, ВВП упал в 1992/1991 гг. на 29% и в 1993/1992 гг. на 12%. Материальное производство между 1989 и 1993 гг. упало на 63%. Общая сумма инвестиций в экономику в 1991 г. упала на 15%, в 1992 г. - на 40% и в 1993 г. - на 16%. В обрабатывающей промышленности падение инвестиций было гораздо больше, так что к 1994 г. ожидалось, что 60% машинного парка в промышленности будет амортизировано, поскольку, согласно обследованию 1993 г., только четверть руководителей компаний были готовы к инвестициям в новое оборудование. В сельском хозяйстве инвестиции между 1991 и 1993 гг. упали в 7 раз. Доля накопления основных фондов уменьшилась на 33,8% в 1989 г., на 32% в 1992 г. и на 25,8% в 1993 г.170. В 1995 г., несмотря на официальный оптимизм, независимые академические экономисты сообщали о продолжении спада в промышленном производстве, сельском хозяйстве и строительстве171. Считалось возможным дальнейшее падение выпуска в обрабатывающей промышленности по причине недостатка рынков, устаревшего оборудования и высокого уровня задолженности большинства предприятой 172. В середине 1990-х годов военно-промышленный комплекс - сердце советской промышленности - был, в сущности, разрушен; научные и технологические институты пришли в упадок; производство нефти и газа в некоторых особо важных районах, особенно в Тюмени, было дезорганизовано и продолжало снижаться, а транспортные и телекоммуникационные инфраструктуры отчаянно нуждались в новом оборудовании и ремонте 173. Что касается финансового положения страны, российский внешний долг в 1993 г. составлял 64% российского ВВП и 262% годового экспорта. По расчетам, он должен был достичь 130 млрд. долл. США к концу 1995 г.174.

Именно из-за того, что российская экономика в целом находится в процессе разложения и упадка, ее экспортный сектор становится относительно светлым пятном. Небольшие сегменты экономики, которые связаны с глобальными процессами и рынками, являются наиболее динамичными и кормят столь же малую долю населения, сформированную лидерами номенклатуры, превратившимися в капиталистов; связанными с мафией сферами бизнеса новыми смелыми предпринимателями и растущей группой молодых профессионалов, имеющих достаточную квалификацию, чтобы оперировать связями между Россией и глобальной экономикой.

После нескольких лет упадка экспорт находится на подъеме, но он все более сосредоточивается на топливно-энергетическом секторе (дающем около 50% общего экспорта), природных ресурсах и сырье (см. табл. 2.11)175. Доля машин и оборудования в экспорте, и так низкая (6,7% общего объема экспорта в 1993 г.), в 1994 г. упала еще ниже - до 5,2%. В результате Россия стала еще больше зависеть от Сибири и Дальнего Востока: почти две трети ее экспорта поступает из этого региона. Что касается структуры импорта, она также указывает на ухудшение ситуации в экономике, все более ориентирующейся на выживание: в 1994 г. доля машин в импорте снизилась с 33 до 30%, в то время как доля импорта продовольствия (несмотря на хороший урожай) возросла с 23 до 33%. Импорт куриного мяса из Америки, включая знаменитые "ножки Буша"176, составлял существенную долю импорта продовольствия.

Таблица 2.11. Внешняя торговля России (включая торговлю со странами СНГ), 1995 г.

    Объемб Стоимость (млн. долл.) Процент от уровня за тот же период 1994 г.а
Экспорт основных товаров, январь-июнь 1995 г. Сырая нефть (млн. т) 58,9
Нефтепродукты (млн. т) Природный газ (млрд. м3) 19,4 98,4
Уголь 12,4
Кокс 27,6
Железная руда и концентраты
Чугун
Ферросплавы
Медь
Необработанный алюминий
Никель 60,7
Круглый лес (тыс. м3) Пиломатериалы (тыс. м3)
Фанера (тыс. м3) 82,5
Целлюлоза
Газетная бумага
Аммиак
Метанол
Азотные удобрения
Калийные удобрения
Синтетический каучук
Мороженая рыба
Машины и оборудование -
Импорт основных товаров, январь-май 1995 г.            
Зерно -
Сахар, включая сырец
Мороженое мясо
Мороженые куры
Сливочное масло
Растительное масло
Цитрусовые
Кофе 10,8 53,4
Чай -
Медикаменты -
Одежда (трикотаж и ткани) -
Кожаная обувь (млн. пар) 12,1 88,1
Цветные металлы -
Трубы
Машины и оборудование -

аСравнение производится на основе показателей физического объема, за исключением тех случаев, когда соответствующие данные отсутствуют, в остальных случаях сравнение производится на основании показателей стоимостного объема.

бОбъем - в тыс. т, если не оговорено особо.

Источник: Курьеров В.Г. (1995Ь).

 

Другая значимая связь, развивающаяся между глобальной и российской экономиками, -это портфельные инвестиции иностранного капитала. В самом деле, на долю иностранного капитала, по подсчетам, приходится около 80% сделок на российской фондовой бирже. Главная причина такого интереса состоит в том, что акции российских компаний были очень сильно недооценены в ходе этапа ускоренной приватизации, проведенной российским правительством в 1992-1995 гг.177. Согласно некоторым источникам, в течение 1994 г. около 11 млрд. долл. было зарезервировано (хотя пока не инвестировано) под акции компаний в таких секторах, как нефть и газ, электроника и телекоммуникации, отдых и отели, транспортное оборудование, судостроение и недвижимость. Эти инвестиции не только могут окупиться в будущем, когда и если гигантская российская рыночная экономика начнет работать, но они уже повысили стоимость приобретенных активов в 3 -10 раз178. Лучшим примером является "Газпром", гигантский газовый консорциум, управляющий 40% мировых ресурсов природного газа, приватизированный, но остающийся под контролем российских государственных холдингов. В 1994 г. биржа оценивала его резервы роста в 30 центов с 1 долл. за баррель нефтяного эквивалента, по сравнению с 10,30 долл. для British Gas179: любой, кто покупал эти акции, мог быть уверен, что получит солидную прибыль в относительно короткий промежуток времени. Таким образом, большинство портфельных инвестиций было нацелено скорее на финансовые спекуляции, чем на реструктуризацию российской экономики. Российские группы интересов, особенно менеджеры компаний и правительственные аппаратчики, которые возглавляли процесс приватизации, удержали наиболее ценную собственность под своим контролем, однако занизили цены акций приватизированных компаний, чтобы предложить существенную прибыль иностранным партнерам в обмен на мгновенно получаемую наличность, которая чаще всего оседала на их банковских счетах за границей.

Прямые иностранные инвестиции в производство в ситуации правовой неопределенности, бюрократического произвола и проблем безопасности, которые характеризуют дикий капитализм в России, продвигаются с чрезвычайными предосторожностями. Даже в потенциально прибыльном нефтяном и газовом секторе осторожность является общим правилом. Наши собственные исследования инвестиций американских и японских компаний в разработку наиболее многообещающих шельфовых месторождений нефти и газа на Сахалине180 показывают, что, хотя эти компании могли бы вложить существенные суммы (около 20 млрд. долл. за 20 лет), твердые обязательства могут быть даны только после окончательного принятия специального законодательства, которое гарантировало бы иностранным компаниям полную свободу движения капиталов и управления производством. В противоположность этому огромные газовые запасы Западной Сибири кажутся менее привлекательными для прямых иностранных инвестиций, поскольку необходимо полагаться на российское управление добычей и транспортировкой газа. Иными словами, иностранный капитал в России ориентируется на получение преимущественного доступа к энергетическим и природным ресурсам, а также на выгодные финансовые сделки, одновременно возможно меньше включаясь в российскую экономику и установив свою собственную операционную инфраструктуру. Однако стратегия российского правительства и российского бизнеса, по-видимому, направлена на привлечение иностранных инвестиций в заранее спланированные "пакетные" сделки без передачи контроля, за исключением тех случаев, когда нет альтернативы (например, в условиях отсутствия технологий и оборудования для шельфового бурения).

Суть динамики российского перехода к рыночной экономике, включая ее связь с глобальной экономикой, заключается в том, что стоит на кону в этом переходе: первона-

чальное накопление капитала в гигантском масштабе или, в менее аналитических терминах, разграбление богатства России старым классом аппаратчиков, который стремится стать полноправным партнером глобального капитализма, используя иногда незаконные методы. В самом деле, немалая часть новых деловых элит связана с различными криминальными экономическими сетями, вероятно, самым интернационализованным сектором российской экономики. По оценке Юрия Сухотина, использовавшего несколько источников, в 1992 г. доход криминального бизнеса в России составлял около 14,5% российского ВВП. С тех пор эта доля, вероятно, возросла181. Пока продолжается процесс первоначального накопления и борьба между различными группами и людьми за индивидуальное присвоение того, что было государственной собственностью (через сильно деформированный приватизационный процесс, благословленный мировыми финансовыми институтами), ничто не сможет быть урегулировано. Поэтому инвестиции вряд ли будут поступать, а реальная экономика будет деградировать. И в самом деле, механизмы выживания и мелкая торговля товарами являются основой повседневной жизни для большинства россиян. Квазинеформальная экономика киосков, как база для торговли, и возделывание овощей на дачах ради выживания - таковы реальные опоры перехода России к рыночной экономике182. Ограниченные связи с международной экономикой, подавляющее большинство которых сосредоточено в Москве, Санкт-Петербурге и в нескольких центрах от Нижнего Новгорода до Хабаровска через Екатеринбург и Новосибирск, составляют динамичный полюс новой экономики, делая несколько сот миллионеров (в долларах) и несколько тысяч миллиардеров (в рублях) живым олицетворением успеха на этом самом диком рубеже капиталистической экспансии.

Тем временем уровень жизни огромного большинства населения продолжает падать, что вместе с катастрофически разрушенной природной средой вызывает весьма заметное повышение смертности в России, в первый раз обратив вспять мировую историческую тенденцию к увеличению продолжительности жизни183. Налицо растущая поляризация между маленькими сегментами России, которые полностью глобализованы, и большинством народа, который вовлекается во все более примитивную локальную экономику, часто страдающую от рэкета и насилия. Такая тенденция может вызвать непредсказуемые социальные последствия и повысить политические шансы популистских ультранационалистических движений. В 1995 г. любимая шутка в кругах российских интеллектуалов приписывала перестройку гениальному плану Ю. Андропова вновь легитимизировать коммунизм среди российского народа, позволив ему пожить несколько лет при капитализме. Я сомневаюсь, что у русских такая короткая память. Однако я не думаю также, что социальная сегментация и социальная исключенность, скрыто присутствующие в логике глобальной экономики, могут развиваться в России и дальше, не встречая отпора.

В апреле 1992 г. Комиссия советников российского правительства по социальным проблемам переходного периода, которую я возглавлял, выпустила конфиденциальный доклад для исполняющего обязанности премьер-министра и заместителей премьер-министра184, в котором мы писали:

"Рыночная экономика не работает вне институционального контекста. Ключевая задача продвижения реформ в России сегодня - построить институциональный контекст, дабы создать условия, необходимые для рыночной экономики. Без таких структур рыночная экономика не может выйти за рамки мелкой спекуляции и одноразового жульничества. Это означает, что функционирующая или продуктивная рыночная экономика фундаментально отличается от простой задачи перемещения активов от государства и старой номенклатуры к их наследникам... Эта социальная, политическая и институциональная инфраструктура включает много элементов, таких, как законы, правила, кодексы и процедуры для разрешения конфликтов, для определения ответственности, для определения собственности, для очерчивания границ прав собственности. [Необходимо также] быстро сформировать широко распространенное убеждение, что эти правила есть действительно правила, управляющие экономической жизнью, а не просто листки бумаги. Для того чтобы это произошло, нужна функционирующая государственная администрация. Рынок не является заменой государства, он есть его дополнение, без государства рынок не может работать".

Доклад был расхвален российскими лидерами того периода, однако не оказал значительного влияния на разработку политики. Несколько месяцев спустя наши должным образом предупрежденные собеседники Гайдар и Бурбулис были изгнаны из правительства. Годом позже, чтобы провозгласить новую Конституцию, понадобились танки. Два года спустя Жириновский и коммунисты одержали крупные победы на парламентских выборах. Три года спустя, в 1995 г., коммунисты победили на парламентских выборах. В 1994 г. глубинная оценка российской экономики, опубликованная в "ЭКО", престижном экономическом журнале Сибирской академии наук, заключает, что "налицо явная, и, очевидно, окончательная неудача экономической политики правительства с ее односторонним упором на финансовую стабилизацию, с пренебрежением к интересам материального производства, с чрезвычайно упрощенным и политизированным подходом к проблемам рыночного развития и с ее примитивным пониманием роли и функций государства в рыночной экономике"185.

Однако кажущееся невнимание к очевидным предупреждениям можно легко объяснить в терминах социальных интересов, которым служит эта экономическая политика. Сегментированное включение России в глобальную экономику - фундаментальная проблема для будущей структуры и динамики этой экономики - происходит не в соответствии с внеисторической логикой рынков, но согласно исторически детерминированным процессам, которые при зарождении капитализма на других широтах мотивировались алчностью и навязывались силой.

165СЕРП (1992).

166 Ханин Г.И. (1994).

167 Этот раздел основан главным образом на моих полевых исследованиях кризиса Советского Союза и процесса социальных преобразований в России с 1989 г. до настоящего времени. Самая последняя информация является результатом полевых исследований и интервью, проведенных совместно с Эммой Киселевой в июне и июле 1995 г. в Хабаровске, Новосибирске, Москве и на Сахалине. Ключевые идеи и информация были почерпнуты из интервью и бесед с несколькими ведущими экономистами Российской академии наук, в том числе с Валерием Кулешовым, Григорием Ханиным, Галиной Ковалевой и Валерием Крюковым из Новосибирского института экономики промышленного производства и Александром Гранбергом из института СОПС в Москве. Естественно, ответственность за представленный здесь анализ лежит полностью на мне, поскольку я интерпретировал в своих собственных терминах суть наших разговоров. Другое мнение о переходном периоде российской экономики, документированное и сформулированное с ортодоксальной точки зрения, см. Aslund (1995).

168 Данные из различных российских источников, собранные и приведенные Курьеровым: Курьеров В.Г. (1994,1995а, 1995Ь). См. также Economist Intelligence Unit (1995).

169 Кулешов В.И. (1994). Рисунок 2.8 построен Кулешовым на иной статистической основе, чем та, которая приводится в тексте и принадлежит Курьерову. Однако оба источника и оба автора сходятся в оценке крутого падения российского производства, начиная с первой половины 1990-х годов.

170 Курьеров В.Г. (1994).

171 Интервью профессора Валерия Кулешова. Новосибирск. Июль 1995 г.

172 Интервью профессора Григория Ханина. Новосибирск. Июль 1995 г.

173 Castells and Natalushko (1993); Natalushko Moscow, July 1995; Schweitzer (1995); Крюков В. (1994).

174 Курьеров В.Г. (1994).

175 Ковалева Г. (1995), (1995a,b); Castells, Granberg and Kiselyova (на 1996 г. в печати).

176 В начале 1990-х годов как выражение американской поддержки президент Буш повысил субсидированный экспорт замороженных пищевых продуктов и птицы в Россию. Поэтому во многих российских семьях единственным мясом на столе за много месяцев стали куриные окорочка, прозванные в народе "ножками Буша", что было на деле знаком признательности, хотя и с несколько ироническим оттенком. В 1995 г. российское правительство утверждало, что часть импортной птицы опасна для здоровья.

177 Денисова Л.И. (1995); Stevenson (1994).

178 Economist (1994b); Денисова Л.И. (1995).

179 Stevenson (1994).

180 Castells, Granberg and Kiselyova (1996a).

181Handelman (1995); Voshchanov (1995); Commersant Weekly (1995); Sukhotin (1994).

182Кулешов В.И. (1994).

183 Продолжительность жизни мужчин в России в 1990 г. составляла 64 года, в США - 72 года. Но в 1994 г. она упала до 57 лет, ставя Россию ниже Египта или Боливии. В 1992-1994 гг. смертность детей до 1 года повысилась на 15%. В 1994 г. смертность в России достигла 15,6 на 1000 человек, т. е. возросла с 1992 г. почти на 30% (смертность в США составляла 9 на 1000) (см. Specter (1995)).

184 В январе 1992 г. аппарат премьер-министра первого демократического правительства постсоветской России обратился ко мне с просьбой организовать международную комиссию советников из числа ведущих специалистов в социальных науках, чтобы помочь российскому правительству справиться с социальными проблемами в течение переходного периода. Я согласился, и комиссия, состоявшая из Фернандо Энрике Кардозу, Мартина Карноя, Стивена С. Коэна, Алена Турена и меня самого, приступила к работе. В течение 1992 г. мы и я лично провели несколько совещаний с российскими лидерами в Москве (включая двухдневное совещание за закрытыми дверями всей комиссии с Гайдаром, Бурбулисом, Шохиным и их сотрудниками). Мы написали доклад и несколько рабочих документов, полностью конфиденциальных, но я решил, что короткий отрывок, представленный в этой книге, не повредит международной безопасности. Сообщения прессы о работе комиссии, которая сошла на нет к концу 1992 г., после отставки Гайдара, см. "Известия" от 1 апреля 1992 г. и 9 июля 1992 г.

185 Курьеров В.Г. (1994:7, пер. Э. Киселевой). Альтернативный взгляд на российские экономические результаты см. Aslund, 1995.





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-26; просмотров: 172; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.211.101.93 (0.013 с.)