ТОП 10:

Закономерности общения и взаимодействия людей в оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов



 

Вне общения просто немыслимо человеческое общество, в том числе и правоохранительные органы. Общение выступает везде как процесс и способ цементирования индивидов и, вместе с тем, как способ развития общающихся людей. В структуре общения стало уже общепринятым выделение трех взаимосвязанных сторон: коммуникативной, интерактивной и перцептивной.

Коммуникативная сторона общения состоит в обычном обмене информацией между общающимися субъектами.

Интерактивная сторона заключается в организации взаимодействия между общающимися индивидами, то есть в обмене не только знаниями, но и действиями.

Перцептивная сторона общения, как правило, означает процесс восприятия друг друга партнерами по общению и установления на этой основе хорошего взаимопонимания. Конечно, в оперативно-розыскной деятельности правоохранительных органов каждая из этих сторон не существует изолированно от двух других л выделение их возможно для понимания тех психологических особенностей, которые всегда важны в общении.

В ходе оперативно-розыскной деятельности оперативный сотрудник и интересующий его человек, встретившись, обмениваются между собой различными представлениями, идеями, настроениями, чувствами, установками и прочее. Однако, как показывает практика, человеческая коммуникация не сводится только к процессу передачи информации. В условиях оперативно-розыскной деятельности информация не только передается, но и формируется, уточняется и даже очень часто развивается и совершенствуется. Общение нельзя рассматривать, как отправление информации какой-то передающей системой или как прием ее другой системой. Здесь мы имеем дело в большинстве случаев с двумя субъектами, каждый из которых по-своему является активным. Это значит, что оперативный сотрудник и субъект его общения предполагают активность друг друга, уверены в себе, однако не могут рассматривать это как постоянный объект для манипуляции и, направляя на субъект общения свою информацию оперативный сотрудник должен четко ориентироваться, то есть учитывать интересы, цели и желания интересующего лица.

Обмен информацией предполагает воздействие оперативного сотрудника на поведение партнера, то есть язык знаков изменяет состояние участников этого коммуникативного процесса. Коммуникативное влияние — это психологическое воздействие оперработника на другого интересующего человека с целью изменить его поведение в нужную для нас сторону. Эффективность коммуникации зависит от того, насколько удалось это воздействие, как изменился сам тип отношений, который сложился между участниками до коммуникации.

Коммуникативное воздействие как результат обмена информацией возможно лишь тогда, когда оперативный сотрудник и партнер по общению, принимающий информацию пользуется единой системой знаков. Полное взаимопонимание может достигаться только тогда, когда партнеры говорят на одном языке и одинаково понимают ситуацию общения. Например, если жена сообщает, что преподаватель уголовного права желает снова видеть родителей сына, то муж не должен истолковывать эти слова буквально, а понять, что именно ему придется идти на данную встречу с преподавателем.

Очень часто затруднения во взаимообмене информацией то есть коммуникативные барьеры могут обуславливаться социальными или психологическими различиями между оперативным сотрудником и партнером по общению. С одной стороны, это социальные, политические, религиозные, профессиональные различия, которые часто порождают не только разную интерпретацию тех же самых понятий, употребляемых в процессе коммуникации, но и вообще различное мировоззрение. Такого рода барьеры порождены объективными социальными причинами, принадлежностью партнеров по коммуникации к различным социальными группам. С другой стороны, барьеры при коммуникации могут носить и чисто психологический характер. Они могут возникать вследствие индивидуальных, психологических особенностей общающихся, (в частности, чрезмерной стеснительности, замкнутости, скрытности, боязливости), иногда в силу сложившихся между общающимися особого рода отношений — неприязни, недоверия друг к другу и т. п.

Сама по себе информация, исходящая от оперативного сотрудника может быть двух типов: побудительная и констатирующая.

Побудительная информация выражается в приказе, совете, просьбе. Она, как правило, рассчитана на то, чтобы стимулировать какое-то действие, либо наоборот, не допускать нежелательных действий со стороны партнера по общению.

Констатирующая информация выступает в форме сообщения. Она имеет место в различных образовательных системах, и не предполагает непосредственного изменения поведения партнера по общению.

Отметим, что передача любой информации возможна лишь посредством знаков. Различают вербальную коммуникацию, где в качестве знаковой системы используется речь и невербальную коммуникацию, здесь воспользуются различные неречевые знаковые системы. Однако, этот второй вид имеет четыре формы: оптико-кинетическую систему, паралингвистику и экстралингвистику, проксемику и визуальное общение.

Вербальная коммуникация — это самый естественный звуковой язык. Речь является универсальным средством коммуникации, поскольку при передаче информации при помощи речи, безусловно, менее всего теряется смысл общения. Точность понимания слушающим смысла высказывания может стать очевидной для коммуникатора, в нашем случае оперативного сотрудника лишь тогда, когда произойдет смена «коммуникативных ролей» (условный термин, обозначающий «говорящего» и «слушающего»), то есть когда партнер по общению превратится в коммуникатора и своим высказыванием даст знать о том, как он раскрыл смысл принятой информации. Диалогическая речь представляет собой последовательную смену коммуникативных ролей, в ходе которой выявляется смысл речевого сообщения, то есть происходит то явление, которое называется «обогащением и развитием информации»46.

Чтобы полностью описать процесс взаимовлияния оперативного сотрудника на партнера по общению, недостаточно только знать структуру коммуникативного акта, необходимо еще проанализировать мотивы общающихся, их цели и установки. Для этого нужно обратиться к тем знаковым системам, которые включены в речевое общение помимо речи. Коммуникативный процесс оказывается неполным, если мы отвлекаемся от невербальных его средств.

Оптико-кинетическая система знаков включает в себя жесты, мимику, пантомимику. В целом эта система предстает как воспринимаемое свойство общей моторики различных частей тела, рук, (жестикуляция), лица (мимика), позы (пантомимика). Эта общая моторика различных частей тела отображает эмоциональные реакции любого человека, что в ситуации коммуникации придает общению определенные часто положительные нюансы. Эти нюансы оказываются неоднозначными при употреблении одних и тех же жестов, например, в различных национальных культурах. Известны, например, недоразумения, которые возникают иногда при общении русского и болгарина, если пускается в ход утвердительный или отрицательный кивок головой, так как воспринимаемое русским движение головы сверху вниз интерпретируется как согласие, в то время как для болгарской «речи» это отрицание, и наоборот.

Паралингвистическая и экстралингвистическая системы знаков представляют собой «добавки» к вербальной коммуникации. Паралингвистическая система — это система вокализации, то есть качество голоса, его диапазон и тональность. Экстралингвистическая система — это использование в речи пауз, различных других вкраплений, например, покашливания, плача, смеха, изменения темпа речи. Все эти дополнения усиливают значимую информацию, но не посредством дополнительных речевых включений, а «околоречевыми» приемами.

Проксемика — это специальная область, занимающаяся нормами пространственной и временной организации общения. Пространство и время организации коммуникативного процесса выступают также особой знаковой системой. Например, размещение оперативного сотрудника с интересующим лицом друг к другу способствует возникновению и развитию контакта, говорит о внимании к говорящему, в то время как оклик в спину может иметь определенное значение отрицательного порядка. Безусловно, правильное пространственное размещение партнеров способствует эффективности общения, в том числе и в оперативно-розыскной деятельности.

Следующая специфическая знаковая система, используемая в коммуникативном процессе — это «контакт глаз», имеющий место в визуальном общении. Знаки, представляемые движением глаз, включаются в широкий диапазон ситуаций общения. Их значение резко возрастает в ситуациях интимного общения.

Невербальные коммуникации, несомненно, играют большую вспомогательную, иногда — самостоятельную роль в общении. Обладая способностью усиливать или ослаблять вербальное воздействие, все системы невербальной коммуникации помогают выявить такой достаточно существенный параметр коммуникативного процесса, как намерение его участников.

Выше нами уже отмечалось, что коммуникативный процесс рождается на основе некоторой совместной деятельности, а обмен знаниями и идеями по поводу оперативно-розыскной деятельности неизбежно предполагает, что достигнутое взаимопонимание реализуется в новых совместных попытках развить далее эту деятельность и успешно организовать и провести ее. Участие одновременно двух или даже трех лиц в оперативно — розыскной деятельности означает, что каждый из них должен внести свой вклад в эту деятельность, что позволяет интерпретировать взаимодействие как организацию совместной деятельности.

В ходе оперативно-розыскной, деятельности правоохранительных органов для ее участников и особенно оперработника чрезвычайно важно не только обменяться информацией, но и организовать «обмен действиями», спланировать общую конкретную деятельность. При этом возможна такая регуляция действий оперативного сотрудника планами, созревшими в голове другого, которая и делает деятельность действительно коллективной, когда носителем ее будет выступать уже не отдельный (оперработник), а группа. Таким образом, взаимодействие — это сторона общения, фиксирующая не только обмен знаками, посредством которых изменяется поведение партнера, но и организацию совместных действий в оперативно-розыскной деятельности, позволяющих группе реализовать поставленные перед ней цели.

На практике, как правило, выделяются два противоположных вида взаимодействий: кооперация (согласие, приспособление, ассоциация) и конкуренция (конфликт, оппозиция, диссоциация). В первом случае анализируются такие проявления, которые способствуют организации совместной оперативно-розыскной деятельности. Во втором — взаимодействия, так или иначе «расшатывающие» совместную деятельность, представляющие собой определенного рода препятствия для этой деятельности.

Следует, однако, отметить, что все многообразие взаимодействий в групповой деятельности может быть сведено к четырем областям: область позитивных эмоций (согласие, солидарность, снятие напряжения) и область негативных эмоций (создание напряженности, несогласие, демонстрация антагонизма); область решения проблем (указание, мнение, ориентация других); область постановки этих проблем (просьба об информации, просьба высказать мнение, просьба об указании)47.

Существуют разнообразные попытки построения схем взаимодействия, которые опираются на различные другие стороны совместных действий оперработника и его партнера по общению. Часто в этих схемах опущена характеристика содержания оперативно-розыскной деятельности, то есть схвачены лишь формальные моменты взаимодействия.

Любые формы и функции общения могут быть поняты лишь в контексте оперативно — розыскной деятельности правоохранительных органов, в которой они возникают. Если эта связь общения с оперативно-розыскной деятельностью разрывается, то все эти процессы оказываются оторванными от широкого социального фона, на котором они происходят.

Конкретное содержание всех форм взаимодействия определяется соотношением индивидуальных «вкладов», которые вносятся оперработником и партнером по общению в единый процесс деятельности группы. Эти вклады, как правило, различны и во многом зависят от формы организации совместной деятельности. Например, могут быть выделены следующие три модели:

1. Каждый участник делает свою часть общей работы независимо друг от друга — совместно-индивидуальная деятельность. Это может быть оперативно-следственная группа, где у каждого свое задание.

2. Общая задача выполняется последовательно каждым участником — совместно-последовательная деятельность.

3. Одновременное взаимодействие каждого участника со всеми остальными членами группы, коллектива — совместно-взаимодействующая деятельность, в частности, спортивная команда или операционная бригада.

Характер взаимодействия в этих моделях, безусловно, своеобразен и зависит от сложившихся отношений между членами группы, где система человеческих взаимоотношений не может сводиться лишь к простому распределению обязанностей и функций.

Подобно тому, как коммуникативная сторона общения дана при наличии определенных отношений между участниками коммуникативного акта, взаимодействие также реализуется в условиях определенных отношений между сотрудником и его партнером по общению. Если процесс общения в целом выступает как некоторая реальность в общественных и межличностных отношениях, то каждая его сторона, в том числе и взаимодействие, осуществляется при наличии определенных отношений. Общественные отношения даны во взаимодействии через ту реальную социальную действительность, частью которой является взаимодействие. Межличностные отношения также даны во взаимодействии: они определяют как тип взаимодействия, который возникает при данных конкретных условиях (будет ли это сотрудничество или соперничество), так и степень выраженности этого типа взаимодействия (будет ли это более успешное или менее успешное сотрудничество). Присущая системе межличностных отношений эмоциональная основа, порождающая различные оценки, ориентации, установки как оперативного сотрудника, так и интересующего нас лица, определенным образом «окрашивает» взаимодействие. Однако такой эмоциональный фон не может вызывать или уничтожать взаимодействие. Даже в условиях плохих межличностных отношений в группе (оперативный сотрудник — партнер по общению), заданных определенной социальной деятельностью, взаимодействие обязательно существует. В какой мере оно определяется межличностными отношениями и в какой подчинено оперативно-розыскной деятельности, выполняемой группой, зависит как от развития этой группы, так и от той системы социальных отношений, в которой эта группа существует. Характер оперативно-розыскной деятельности и определенных отношений создает определенную мотивацию конкретных участников взаимодействия. В каждом акте взаимодействия мотивы сторон выявлены быть не могут именно потому, что порождаются они более широкой системой социальной деятельности.

В социальной психологии распространена традиция рассматривать данную форму общения, опираясь только на внешние проявления взаимодействия. В качестве идеального образца взаимодействия предполагается «помогающее поведение» как выражение альтруизма по отношению к партнеру. В действительности альтруизм относится к такой области проявлений человеческой личности, которые приобретают смысл лишь в системе определенной социальной деятельности, в том числе и оперативно-розыскной. Суть вопроса заключается в содержании нравственных категорий, которое не может быть понято лишь из «близлежащих» проявлений взаимодействия. Является ли альтруистическим поведение человека, помогающего бежать злостному преступнику? С позиции сторонников «помогающего поведения» — да. В реальной, социальной ситуации, конечно, нет. Рамки единичного акта взаимодействия недостаточны даже для определения того, какой тип взаимодействия имеет место в рассматриваемом случае. Только более широкий социальный контекст позволяет ответить на этот достаточно конкретный вопрос.

Безусловно, важно также выяснить, в каком отношении к оперативно-розыскной деятельности группы стоит иерархия (по степени важности) индивидуальных деятельностей каждого из участников. Здесь имеет значение и тот факт, как осознается каждым участником оперативно-розыскной деятельности его вклад в общее дело; именно это осознание помогает ему корректировать свою стратегию во взаимодействии.

По нашему мнению, от меры понимания оперативным сотрудником партнера по взаимодействию зависит то, насколько успешно будут организованы совместные слаженные действия, чтобы был возможен «обмен действиями». В данном случае, как в любой ситуации общения, требуется «одинаковое пониманием конкретной ситуации», в частности, раскрывающееся как понимание стратегии и тактики поведения партнера по «ситуации». Стратегия и тактика взаимодействия могут быть разработаны только на основе взаимопонимания. Если стратегия взаимодействия определена характером тех общественных отношений, которые представлены выполняемой оперативно-розыскной деятельностью, то тактика взаимодействия определяется непосредственным представлением оперработника с партнером по общению. В единстве этих двух моментов и создается реальная ситуация взаимодействия. Ее важнейшая характеристика — совместное принятие решения.

Следует еще раз отметить, что в процессе общения между оперативным сотрудником и интересующим нас партнером должно присутствовать взаимопонимание между ними. Оно может быть здесь истолковано по разному: или как понимание целей и желаний партнера по взаимодействию, или не только как понимание, но и как принятие этих целей, желаний и установок, что позволяет не просто «согласовывать действия», но и устанавливать особого рода отношения: товарищества, близости, привязанности, выражающиеся в чувстве дружбы и симпатии. Однако и в том, и в другом случае большое значение имеет тот факт, как воспринимается партнер по общению, иными словами, процесс восприятия одним человеком другого. Этот процесс выступает как обязательная составная часть общения и условно может быть назван перцептивной стороной общения.

Восприятие другого человека означает восприятие его внешних признаков, соотнесение их с личностными характеристиками воспринимаемого партнера и интерпретацию на этой основе его поступков. На основе внешней стороны поведения мы практически и «раскрываем» наше лицо, расшифровываем значение его данных. Впечатления, которые возникают при этом, играют важную регулятивную роль в процессе общения. Здесь отметим, что познавая другого человека, формируется и сам познающий — то есть сотрудник. Во-вторых, потому, что от меры точности «прочтения» другого человека зависит успех организации с ним согласованных действий в совместной деятельности.

В ходе познания интересующего нас человека одновременно осуществляется несколько процессов: эмоциональная оценка лица, попытка понять строй его поступков, основанная на этом стратегия изменения его поведения, построение стратегии своего собственного поведения. Каждый из людей, включенных в этот процесс, является активным субъектом. Следовательно, сопоставление оперативного сотрудника с другими лицами осуществляется как бы с двух сторон: каждый из партнеров по общению уподобляет себя другому, поэтому сотруднику приходится принимать в расчет не только интересы партнера, но и то как он воспринимает интересы сотрудника. По нашему мнению, более полному осознанию себя через другого способствует развитие следующих особенностей личности: идентификации, эмпатии и рефлексии.

Идентификация — это способ понимания интересующего человека путем уподобления себя ему. В реальных ситуациях взаимодействия пользуются таким приемом, когда предположение о внутреннем состоянии партнера по общению строится на основе попытки поставить себя на его место.

Эмпатия — это чувственное понимание сотрудником интересующего человека. Не рациональное осмысление другого человека, а стремление эмоционально откликнуться на его проблемы, то есть проявить сочувствие. Эмоциональная природа эмпатии заключается в том, что ситуация с интересующим лицом не столько «продумывается», сколько «прочувствуется».

Понятие рефлексии употребляется, как правило, здесь не в философском смысле (как познание субъектом самого себя). В социальной психологии под рефлексией понимается осознание сотрудником того, как он воспринимается партнером по общению.

Межличностное восприятие зависит от характеристик как сотрудника, так и интересующего лица, потому что всякое восприятие в то же время есть и определенное взаимодействие двух участников процесса общения, причем взаимодействие, имеющее всегда две стороны, оценивание друг друга и изменение каких-то характеристик друг друга благодаря самому факту своего присутствия. В первом случае взаимодействие можно констатировать потому, что и сотрудник, и интересующий его человек, оценивая друг друга, стремятся построить определенную систему интерпретации своего поведения, в частности, его конкретных причин. Как правило, в обычной жизни люди часто не знают действительных причин поведения другого человека или знают их недостаточно хорошо. В условиях дефицита информации они начинают приписывать друг другу причины, а иногда и образцы поведения. В оперативно-розыскной деятельности сотрудник осуществляет подобное приписывание либо на основе сходства поведения воспринимаемого им лица с каким-то другим образцом (моделью), имевшимися в его прошлом опыте, либо на основе анализа собственных мотивов, предполагаемых в аналогичной ситуации.

Область приписываемых характеристик, как правило, определяется особенностями субъекта восприятия. Одни оперативные сотрудники склонны в основном фиксировать физические черты, другие — психологические характеристики. Практика показывает, что последние более широко используют механизм идентификации. Установлено, что процесс приписывания причин поведения и характеристик обычно отличается крайней субъективностью. В частности, если мнение о личности сложилось, то его действия часто оцениваются соответственно: плохим людям приписываются «плохие» поступки, а «хорошим» хорошие.

При формировании оперработником первого впечатления об интересующем его лице большую роль должна сыграть установка в процессе восприятия человека человеком. Например, в одном из экспериментов двум группам студентов юридического факультета была показана фотография одного и того же человека. Предварительно первой группе было сообщено, что человек на предъявленной фотографии является закоренелым преступником, а второй группе о том же человеке было сказано, что он крупный ученый. После этого каждой группе было предложено написать подробный косвенный портрет сфотографированного человека. В первом случае были получены соответствующие характеристики: глубоко посаженные глаза свидетельствовали о затаенной злобе, выдающийся подбородок — о решительности «идти до конца» в преступлении и так далее. Соответственно, во второй группе те же «глубоко посаженные глаза» говорили о глубине мысли, а выдающийся подбородок — «о силе воли в преодолении трудностей на пути познания науки» и так далее48.

Чтобы предвидеть результаты межличностного восприятия, необходимо также учитывать различные «эффекты», вызываемые партнером по общению. Например, эффект ореола проявляется при формировании первого впечатления о человеке, когда общее благоприятное впечатление приводит к позитивным оценкам и неизвестных качеств воспринимаемого и, наоборот, общее неблагоприятное впечатление способствует преобладанию негативных оценок. Эффект ореола заключается в том, что новая информация, получаемая оперативным сотрудником об интересующем человеке, накладывается на ранее созданный образ, который выполняет роль «ореола», мешающего видеть действительные черты и проявления объекта восприятия. Эффект ореола наиболее ярко проявляется тогда, когда воспринимающий сотрудник имеет минимальную информацию об объекте восприятия, а также когда суждения касаются моральных качеств конкретного человека.

С этим эффектом тесно связаны эффекты «первичности» и «новизны». Оба они касаются значимости определенного порядка предъявления информации об интересующем человеке для составления представления о нем. Первые впечатления о незнакомом человеке обычно соответствуют порядку предъявления информации.

Как правило, первая информация запоминается прочнее, чем любая последующая. Такой эффект получил название «эффекта первичности» и был зарегистрирован в тех случаях, когда воспринимался незнакомый, но интересующий нас человек. Напротив, в ситуациях восприятия знакомого человека, с которым не было встреч длительное время, действует «эффект новизны», который заключается в том, что последняя, то есть более новая информация оказывается наиболее значимой.

Ранее мы уже отмечали, что при познании людьми друг друга часто приходится сталкиваться со сложившимися стереотипами. Стереотип — это некоторый устойчивый образ какого-либо явления, возможно и человека. Как правило, стереотип возникает на основе достаточно ограниченного прошлого опыта в результате стремления строить выводы на базе ограниченной информации. Очень часто стереотип возникает относительно групповой принадлежности интересующего лица, например, по профессиональной принадлежности. В этом случае ярко выраженные профессиональные черты у встреченных в прошлом представителей этой профессии рассматриваются как черты, присущие всякому представителю этой профессии («все юристы — буквоеды», «все таможенники — внимательны», «все следователи — подозрительны» и т. д.). Здесь проявляется тенденция «извлекать смысл» из предшествующего опыта, строить свои заключения по сходству с этим предшествующим опытом, не смущаясь его ограниченностью, а иногда и недостоверностью.

В практической деятельности стереотипизация в процессе познания людьми друг друга может привести к двум различным следствиям. С одной стороны, это приводит к определенному упрощению и сокращению процесса познания человека, хотя и не способствует точности построения другого, во втором случае стереотипизация приводит к возникновению предубеждения. Если суждение строится на основе прошлого ограниченного опыта, который, к сожалению, был негативным, всякое новое восприятие интересующего человека той же самой группой окрашивается неприязнью.

Рассмотренные нами стереотипы, установки, эффекты затрудняют адекватное межличностное восприятие. Для развития перцептивных способностей используют социально-психологический тренинг. Наряду с тем, что тренинг применяется для обучения искусству общения в целом, его специальные приемы ориентированы и на повышение точности восприятия49.

Применяемые в этих случаях программы тренинга весьма разнообразны: самой простой из них является программа, построенная на фиксировании внимания участников группы сотрудников, юристов, психологов на таком факте, как чрезвычайная распространенность представлений относительно связи физических характеристик интересующего человека и его психологических особенностей. Эти заблуждения часто основываются не только на жизненном опыте, но и на отдельных сведениях о различных психологических концепциях, имевших распространение в прошлом. Даже само привлечение внимания к этим обстоятельствам имеет большое значение, поскольку эти заблуждения осложняют процесс межличностного восприятия.

Другой прием, используемый в тренинге, состоит в том, чтобы научить сотрудника видеть себя со стороны, сопоставив свои собственные представления о себе с тем, как тебя воспринимают другие, в том числе и объекты.

Это сближение собственных и чужих представлений в определенной степени служит повышению точности восприятия. Опыт организации этой работы показывает, что навыки приобретенные в специальных группах тренинга, не всегда удерживаются в реальных ситуациях взаимодействия.

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.214.184.124 (0.011 с.)