ТОП 10:

Гиммлер делал ставку на их «чистые» гены



Артаманы – националистическая организация, созданная в Германии в 1923 г. и объединявшая сторонников антиурбанистических идей. Члены ее призывали рассматривать работу в сельском хозяйстве как исполнение патриотического долга, были непримиримыми противниками славянской диаспоры на территории Германии. Лига прекратила существование в 1934 г., войдя в состав НСДАП.

 

Генрих I Птицелов (ок. 876–936 гг.) – германский король с 919 г., основатель Саксонской династии. Путем уступок ликвидировал мятежи герцогов Швабии и Баварии. Присоединил Лотарингию (925 г.), начал захват земель полабских славян.

Одновременно с уже названными книгами в руки будущему рейхсфюреру попались индийский эпос, самурайские хроники, книги Мейера и Моммзена, посвященные Древнему Риму. Всю эту литературу он не просто прочитывал, но с чисто немецкой дотошностью изучал, выделяя для себя некие главные моменты, формируя по книгам собственное мировоззрение. Результат получился довольно эклектичным. Знания о хтонической религии жителей Севера смешались у него с представлениями об арийской расе и недавно прочитанными «Бхагавадгитой» и «Ригведой».[11] В результате он сформировал для себя странноватый комплекс убеждений, сочетавший в себе веру в реинкарнацию (соответственно он – реинкарнация короля Генриха) – и в Валгаллу, Одина и Вишну. Удивительно, при этом он продолжал оставаться христианином. Единственным отличием его веры от канонической было убеждение, что Христос не был евреем, но в этом он был не одинок: большинство национал-социалистов считали так же.

Еще одним историческим периодом, вызывавшим неподдельный интерес Гиммлера, было время расцвета Тевтонского ордена. Гигантская орденская структура, действовавшая слаженно, как единый механизм, поражала его воображение. И тем в большей степени, что орден активно расширял германские владения на востоке, захватывая земли славянских и прибалтийских народов.

Став позже рейхсфюрером СС, Генрих Гиммлер постарался как можно более точно воспроизвести орденскую структуру в своей организации, возродить орден, сделать невозможное, повернув историю вспять. Собственно, этим и объясняется ужесточение с приходом нового рейхсфюрера правил приема в СС неофитов, появление специальных, стилизованных под древнегерманские, ритуалов и корпоративных обычаев, соответствующая символика.

Правда, наследство, которое будущий магистр ордена получил от предшественников, было гораздо более бедным, чем та база, на которой создавали свои ордены тамплиеры и иоанниты. Меньше трехсот «рыцарей», разбросанных по всей стране небольшими группами, скудное финансирование и никакой поддержки со стороны сильных мира сего. У главы последнего в истории рыцарского ордена не стоял за спиной ни король, ни всемогущий папа римский. Все приходилось начинать с нуля.

Кстати, членству в артаманской организации Генрих был обязан рядом полезных знакомств, сказавшихся на его дальнейшей жизни и карьере. В частности, именно там он познакомился с Эрнстом Ремом, который вскоре ввел его в окружение Гитлера. Вот где молодой Гиммлер почувствовал себя среди своих! Романтика политической борьбы была тем, чего он еще никогда не испытывал и не примерял на себя. А тут этого было сколько угодно, причем в сочетании с весьма близкими Генриху взглядами. Да еще такая харизматическая личность, как Адольф Гитлер, в качестве руководителя партии! Короче говоря, вступление в партию было попросту неизбежно.

Членом НСДАП будущий магистр стал в 1923 году, за считанные месяцы до провального гитлеровского путча. О недолгом периоде его пребывания в партии до 19 ноября практически ничего не известно. Кроме, разве что, того, что принадлежность Генриха к национал-социалистам вызвала серьезное недовольство его отца, не считавшего Гитлера фигурой, достойной не только уважения, но и внимания. (На этой почве, кстати, отец и сын поссорились настолько основательно, что, по воспоминаниям современников, производили впечатление смертельных врагов.) Тем не менее 9 ноября на Резиденцштрассе Гиммлер стоял рядом с вождем своей партии, держал в руках флаг со свастикой, который позже станет главной реликвией партии. Из переделки ему удалось выйти без единой царапины, мало того – вот удивительно! – его даже не арестовали.

Вообще действия властей по отношению к незадачливым путчистам поражают воображение. Какое-то невероятно мягкое отношение! Впрочем, если посмотреть, как относился к русским революционерам «кровавый царский режим», это вызовет еще большее удивление. Ощущение, что властям было безразлично существование целой группы людей, планирующих свержение существующего строя.

Провал национал-социалистической революции, которую днем раньше провозгласил в Хофбройхаусе Гитлер, не был для него трагедией: приговор, вынесенный участникам путча, был мягким, вождь национал-социалистов призывал сторонников не терять надежды, а значит – все было не так уж и плохо. Вскоре Гиммлеру подвернулось и место работы, связанное с партийной деятельностью: место личного секретаря Грегора Штрассера – лидера нижнебаварского отделения НСДАП. Денег эта деятельность приносила мизерное количество, так что Гиммлер постоянно был в долгах, занимая и перезанимая у друзей. Зато он обзавелся массой полезных знакомств среди партийного руководства.

Штрассер Грегор (1892–1934) – партийный деятель, с 1926 г. – рейхсфюрер НСДАП по пропаганде, затем – по партийной работе. Участник Первой мировой войны, капитан, кавалер Железного креста I и II степеней. Один из заместителей Адольфа Гитлера и один из главных его соперников. Возглавлял левое, социалистическое крыло НСДАП. В 1932 г. оставил свой пост в партийном руководстве и вышел в отставку. Был ликвидирован по приказу Гитлера во время «ночи длинных ножей».

Через короткое время Адольф Гитлер, снова оказавшись на свободе, взялся, исходя из новых методов борьбы, на которые он решил сделать ставку, перестраивать партийную структуру. Естественно, что ему понадобились новые кадры вместо соратников, оказавшихся не слишком надежными и отстраненных от партийной работы. Тут-то кто-то из «старых борцов» и вспомнил энергичного баварца с лицом голодной землеройки (как описывал его Штрассер), разъезжавшего по всей Баварии на мотоцикле, инспектируя подпольные склады оружия и выступая с речами. Немало дивидендов принесло Гиммлеру и участие в путче: одно то, что он стоял у ступеней Фельдхернхалле плечом к плечу с вождем, добавляло ему авторитета и свидетельствовало о благонадежности. Буквально через пару месяцев он уже входил в состав недавно созданных охранных отрядов, причем не на второстепенной должности, а в числе руководителей новой организации. Его должность предполагала руководство всеми отрядами СС Нижней Баварии.

Изменение политики партии, решение вождя перейти к парламентским методам борьбы не вызвали разочарования у Гиммлера. Скорее даже наоборот. Законопослушный, как все немцы, он был рад возможности достичь желаемого, не входя в конфликт с обществом и государством. Кроме того, партия, стремящаяся прийти к власти законным путем, предоставляла ему гораздо больше возможностей для карьеры. Естественно, все списывать на прагматичный подход не стоит. Гиммлер был действительно очарован личностью Гитлера. «Он на самом деле великий человек, искренний и чистый, – считал он, – его речи – блестящий пример германизма и арийства».

И начальники, и подчиненные Генриха дружно характеризовали его как блестящего организатора, но жуткого зануду и педанта. Противники из числа штурмовиков любили присовокуплять к этой оценке пометку «по-видимому, гомосексуалист»,[12] рассуждали об интеллигентском чистоплюйстве, ухоженных руках Гиммлера и мягкой, почти женственной манере общения. Когда после отставки Бертхольда и Хайдена он встал во главе отрядов СС, в руководстве СА этому обрадовались чрезвычайно: новый рейхсфюрер не производил впечатления человека, который может оказаться серьезным противником. Его просто не принимали всерьез. И, как оказалось вскоре, совершенно напрасно.

Став руководителем небольшой, но обладающей огромным потенциалом организации, Гиммлер дал волю фантазии. Он видел себя во главе нового ордена тамплиеров или меченосцев, великим магистром, патроном Германии. Авторитетом для него был только Адольф Гитлер, присягу на верность которому он принес охотно и не нарушал до самого конца: Черный орден должен был служить вождю так же яростно и рьяно, как иезуиты – римскому понтифику. Перед молодым баварцем был открыт путь к осуществлению самой главной его мечты – мечты о боевом братстве, способном воспринять традиции рыцарства, о принадлежности к организации, представляющей собой реальную силу.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.175.180.108 (0.006 с.)