ТОП 10:

Юный немец должен был готовиться к главному – моменту, когда он станет солдатом Вождя. Военные игры должны были ему в этом помочь



«Возьмем винтовки новые, на штык флажки! И с песнею в стрелковые пойдем кружки»… Конечно, стихотворение совсем не про этих детей, но цитата так и просится на язык

 

Или задача на построение и измерение углов: «Угол, важный для исследований черепа, образуется „германской горизонталью“ (плоскость глаза – уши) и линией профиля (основание черепа – край верхней челюсти)». Далее предлагается, используя некоторые данные числа, вычислить значения для разных типов черепа. Ученик знакомился помимо математики с основами расовой биологии. Другое задание предлагало ученикам, используя подстановочные числа, вычислить, «сколько детей должна иметь семья, чтобы сохранить численный состав народа». Даже простейшее задание по геометрии можно было превратить в пропагандистский трюк: «Впиши в данный круг 8 см в диаметре свастику, ширина перекладин которой, так же как ширина белых промежутков между ними, составит 1 см».

Пропаганда войны также стала одной из целей школьного воспитания. Математические задачи на вычисление скорости, площади и т. д. наполнялись военным содержанием, чтобы молодежь прониклась духом воинственности, привыкла к мысли о войне. Характерный пример: «Танковое отделение выезжает из лагеря в 6 часов утра и движется по дороге со скоростью 45 километров в час. Одновременно с ним по той же дороге и в том же направлении начинает движение отделение стрелков-мотоциклистов со скоростью 65 километров в час. Какое расстояние должны преодолеть стрелки, чтобы нагнать танки? Когда это произойдет?». На военную тему выпускались даже специальные учебники, как, например, вышедший в конце 1930-х годов задачник «Как вооружаются другие». В нем помимо задач содержались сведения о вооруженных силах Германии и соседних стран, о мощностях военной промышленности наиболее вероятных противников, количестве находящихся в их распоряжении боевых самолетов и даже о некоторых тактико-технических характеристиках их боевой техники. Задания же, несмотря на чисто математические образовательные цели, были наделены весьма агрессивными целями воспитательными: следовало, например, вычислить, какую площадь может покрыть бомбами ночной бомбардировщик, несущий 1800 зажигательных бомб, двигаясь со скоростью 250 километров в час и сбрасывая каждую секунду по одной бомбе. Дальнейшие задания предлагали решить, какие разрушения могут причинить десять таких самолетов, летящих на расстоянии 50 метров друг от друга, какую площадь они могут покрыть огнем, сколько пожаров возникнет в том случае, если одна треть бомб попадет в цель, а из них еще одна треть вызовет пожары, и какое количество бомб необходимо для уничтожения крупного города. Подобные задачи не были исключением. В учебнике математики для старших школ приводилось такое задание: «Эскадрилья бомбардировщиков (9 самолетов) летит в строю треугольником на расстоянии 70 метров друг от друга, на дистанции 40 метров. Каждый самолет несет 20 бомб по 50 кг. Эскадрилья летит со скоростью 180 километров в час. Бомбометание происходит согласно приказу каждые 2 секунды. Насколько велика покрываемая бомбами площадь? Какова плотность бомбардировки?».

От математики не отставали другие предметы. Элементы идеологии вносились в чистописание и родную речь, а история была вообще переписана в интересах партии. При изучении грамматики содержание текстов упражнений не имеет никакого значения, так же как и содержание математических задач: главное, чтобы они выполняли образовательные функции. Пользуясь этим, национал-социалистические методисты разрабатывали упражнения, наполненные идеологически верным содержанием, как это упражнение на применение страдательного и действительного залога: «До того, как Гитлер пришел к власти: нападать на людей на улицах / поджигать дома / поджигать здание Рейхстага / разрушать железнодорожные пути / <…> грабить магазины / <…> подрывать поезда / грабить кассы / <…> вызывать раздоры / поносить Родину /<.„>». Переводя данные фразы из неопределенной формы в действительный или страдательный залог, ученик сам, без вмешательства учителя, составлял рассказ о том, какой хаос творился в Германии до прихода Гитлера к власти. Сами за себя говорят и темы школьных сочинений 1938/39 учебного года: «Наше право на Австрию», «Как Адольф Гитлер разорвал кандалы Версальского диктата», «Готовность к самопожертвованию в новой Германии» и т. д.

Помните, как преподавалась история в нашем детстве? Учителя тщательно выстраивали цепь противоречий между производительными силам и производственными отношениями, неизбежно выводившую к Великой Октябрьской революции. Примерно так же обстояло дело и в Третьем рейхе: занятия историей представляли собой изучение отдельных фрагментов германской истории, выстроенных таким образом, чтобы просматривался путь Германии от древности к высшему моменту ее развития – приходу национал-социалистов к власти. При этом германское прошлое показывалось как череда героических событий великих предков. Эпоха темных веков, например, описывалась как время ныне утраченного величия германской расы. Правильному восприятию такого подхода способствовало и то, что в курсе родной литературы обязательно проходили древнегерманский эпос, «Песнь о Нибелунгах», «Беовульф» и т. д.

На уроках истории изучались битва в Тевтобургском лесу, сопротивление саксов франкской экспансии, образование Священной Римской империи, германской нации, то есть все исторические события, на примере которых можно было показать стремление германского народа к самостоятельности и величию. Завершало курс истории изучение Первой мировой войны (естественно, факты подтасовывались таким образом, чтобы соответствовать основным постулатам национал-социалистической пропаганды, например, легенде об «ударе в спину»), путча 1923 года, раздутого в школьных учебниках до масштабов почти всегерманской революции, а также прихода Гитлера к власти. Особенно тщательно муссировалась тема деструктивности евреев и коммунистов. Изучались и отдельные персоналии – все, кто сделал хоть что-либо для формирования германской культуры, возвышения нации.

Но школа не в состоянии занять все свободное время ребенка, подчинить себе каждую его минуту. Поэтому в дело вступала молодежная организация – гитлерюгенд. И тут прессинг тоже шел полным ходом. Членство в организации было делом обязательным, так что увильнуть от отрядных вечеров, выполнения отрядных обязанностей (чуть не сказал: пионерских поручений), культмассовых мероприятий было просто невозможно. С началом регулярного радиовещания для отрядных вечеров, проведения радиополитинформаций эта форма работы стала более унифицированной и организованной. Постоянное заучивание стихотворных текстов, содержащих политические лозунги, приводило к тому, что лозунги эти воспринимались не как нечто чуждое, а как проявление народной житейской мудрости.

Идеология вторгалась в жизнь молодежи и в повседневность, так как изменялся сам образ жизни германского общества: появлялись новые праздники, новые обычаи. Национал-социалистическое руководство стремилось поддерживать в германском народе, а особенно в молодежи, постоянное ликование, постоянное ощущение торжества относительно любых проявлений партийной и государственной политики. Все, что предпринимала партия, должно было встречаться молодежью на ура. Школьные хроники времен Третьего рейха пестрят сообщениями о бесконечных праздниках, линейках, выносах флагов, парадах, украшении флагами школьного здания и т. п. Даже привычные церковные ритуалы подменялись национал-социалистическими: традиционная для католической церкви конфирмация проводилась теперь в рамках работы гитлерюгенда, причем вне зависимости от вероисповедания членов организации. Она превратилась в ритуал посвящения в члены организации. Под руководством Йозефа Геббельса действовало целое управление, занимавшееся разработкой сценариев такого рода ритуальных действ, молодежных праздников и пр. Проводилась регулярная идеологическая обработка молодежи.

В целом задачи, поставленные вождями НСДАП, были достигнуты. Юные немцы видели в Гитлере арийца, были уверены в том, что евреи – несчастье Германии, а земли на востоке самой судьбой предназначены для того, чтобы на них поселились немцы. Они считали членство в СС прекрасной карьерой, гордились своей униформой и форменными кинжалами, были преданы режиму настолько, насколько может быть предан режиму ребенок или подросток. И происходило это в масштабах всей нации, потому что уклониться от пропагандистского воздействия было просто невозможно. И истерия, устроенная в демократических западных странах вокруг личности нынешнего Папы Римского Бенедикта, бывшего в детстве членом гитлерюгенда, не более чем банальная спекуляция представителей желтой прессы. Самое интересное тут в том, что после падения гитлеровского режима вдолбленная в головы молодежи мораль как будто бы растворилась. Как будто сработал какой-то иммунитет в масштабах всего народа.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-23; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.228.21.186 (0.004 с.)