ТОП 10:

Майлз не услышал, или, вернее, не воспринял это замечание.



- Подождите тут минуту, хорошо? Я сейчас вернусь… - ученый покинул место убийства, не дождавшись реакции коллеги. Можно сказать, выбежал.

Тот простоял в ней не минуту, а… целых пятнадцать.

- Ну, где ты, ботаник чертов? – обстановка запустения все активнее нагоняла тоску, - Где?

Как же я жалею о потерянном шансе взять отпуск раньше обычного. И все из-за неумения соизмерять желания с возможностями, вечно срывающего такие прекрасные планы” – только Cелфридж потянулся в карман за зажигалкой, чтобы курнуть да немножко расслабиться, как запах горелого мяса, не выветривающийся, не нейтрализующийся никакими ароматизаторами, напрочь отбил энтузиазм.

- Что за дерьмо? – в стремлении отыскать источник гари Селфридж наткнулся на электроприбор, использующий явление разогрева водосодержащих веществ электромагнитным излучением дециметрового диапазона и предназначенный для быстрого приготовления, подогрева или размораживания пищи (в простонародье - микроволновка). Увидев что-то сквозь дверцу с жаропрочным стеклом, что-то черное и… по первому взгляду разлагающееся, Селфридж, в ком инстинкт самосохранения уступил тупому интересу, тремя пальцами открыл дверь микроволновой и сунул руку внутрь. Охватив пальцами этот кусок румянистой курятины (как вначале подумалось ему), любопытник стал с внимательно рассматривать предмет со всех сторон. Как только он осознал, что держит маммалиолит новорожденного, то тотчас помрачнел физиономией. По горбатому носу бисеринками промчались бриллиантово поблескивающие испарины. Не зная, куда деть останки малыша, гость поступил крайне незамысловато, определив их в урну, стоящую в углу комнаты.

С меня хватит, я ухожу” – неприятно удивленный и, что таить греха, немало напуганный, Селфридж поплелся в коридор, где его поджидал несчастливый финальчик.

Лэтс Гранд и Малкольм Классен подождали, когда большая часть народа свалит из здания и в испуге покинет территорию Тайм-Уо́рнер-Центр. Гранд (Технэк) предложил дорогому сообщнику бокал вина, но тот, положа руку на сердце, гордо отказался, рассказав про свое табу – не лакать на работе. Инопланетного двойника Адвоката, пришедшего на Землю с одной лишь деструктивной миссией, радовала стальная принципиальность мистера Классена. А, впрочем, всегда приятно иметь под рукой столь надежного человека - человека, которого трудно искусить.

- Секретные коды запуска ракет… - правда, Технэк далеко не сразу раскрыл Классену карты, и это стоило ему его преданности, - Пришлось нанять банду, состоящую из бывших морских котиков, чтобы, пока их убивают, я успел всюду проникнуть, присовокупить свой необъятный разум к каждому USB-входу, к каждому интерфейсу передачи данных! Так я смогу сродниться с программным обеспечением! – истинные намерения искусственного интеллекта отпугнули Классена, чего коварный ИИ не смог предвидеть. Видимо, сверхумные компьютеры, психологически приближенные к людям, сами того не замечая, подхватывают их недостатки и потом страдают от этого.

- Секретные коды… - тряхнул головой Классен, пока еще верный Технэку, - Зачем они понадобились вам? Есть что-то, о чем мне не следует знать…?

ИИ всегда предпочитал скрывать часть своих намерений ото всех, кто с ним союзничал, поскольку большинству не мог бы понравиться план, подразумевающий полное уничтожение конкретной расы. Важно подчеркнуть, что, будучи созданным по образу и подобию творца, Лорда Шрейдена, ИИ кое-чем от него отличался. К примеру, меньшей эмоциональностью, а, точнее, полным отсутствием чувств. Беря это во внимание, можно смело утверждать, детище не только во всем переплюнуло своего предшественника, но и оставило далеко позади всех в шеренге идущих с ним “конкурентов”, других умных компьютеров, ярко выделяясь макиавеллизмом и холодной злокозненностью.

- Вечный сон - лучшее, что можно подарить морально устаревшему миру! – и совсем скоро, после ряда недлинных разъяснений, маска молодого Лэтса Гранда начала потихонечку слетать. Теперь это уже был полностью Технэк с его врожденным стоическим презрением ко всему человеческому, - Качества врожденные и благоприобретенные ежедневными загрузками, попытками уменьшить время ожидания и перезапуститься с уже обновленными характеристиками помогли достичь пика. Экспериментально и теоретически!

Безразличие тесным объятием сковывает железную “душу” – мыслил Классен, смотря на ИИ, который каждый раз поспешно отводил взгляд. Постоянно приглядываясь, он напрягал сосуды в глазу, вследствие этого воспалялась слизистая глаза. Но он не особо жалел себя, поскольку к нему пришло озарение: жизнь планеты ценнее его собственной.

Безразличие, в котором правильно видеть врага всех рас и популяций, множилось и пускало ростки там, где будет трудно его искоренять. Сделать шаг никогда не поздно, а также никогда не поздно понять, насколько важна борьба с безразличием. Любое маленькое зло содрогается при виде большого, и, как правило, видоизменяется. Но прежде чем переварить эти вневременные принципы, нужно понять, что природа добра и зла, хотя она уникальна и едина по своему существу, конфигурационно перестраивается до бесконечия, и хотя данные оброгации происходят незаметно, факт их наличия и весомого влияния на жизнь отрицать очень глупо.

 

 

Навечерие рождества позапрошлого года познакомило и воссоединило два вечных одиночества. Снег перестал сыпать со вчерашнего вечера, а то, что навалило ранее, довольно быстро растаяло, и оттого то, что покорно стлалось под ногами гуляк, сильно напоминало серую, языками скользящую по остылой земле грязевую порошину.

Зазорно упрекать судьбу в иронии, когда ты сам делаешь все для того, чтобы твой зимний патруль, твой режим стойко напоминал сборник водевилей. Представительный мужчина в черном дорогом пальто заискивающе улыбнулся, зайдя в темный переулок и повстречав женщину в шляпе. И хоть у Джона Вэйна всегда были при себе “дамы сердца”, имена которых он тут же забывал, стоило ему восстановиться после очередного физического контактирования, эта особа произвела на него чародейное впечатление, просто ответив такой же улыбкой. Мужчина явно тяготился и оглядывался по сторонам, размышляя над выбором предлога и измеряя перспективы овладения ее телом и сознанием.

Рискнуть и пойти едва ли не самым неблагодарным и трудным путём из всех возможных? Замутить игру в рулетку, когда удача почти пришла к нему долгожданным попутным ветерком? Эти идеи, хоть и были достойны альфа-самца, воспринимались как абсурд, как нечто немыслимое.

Спаун неосторожно, может, чуть грубо хватает красотку за руку и предлагает проехаться в роскошном лимузине. Незнакомка снова улыбается, теряя стабильность, накаляется внутренне. Далеко-далеко от Земли, там, где в вечной ночи космоса движутся планеты, меньшие по размеру, чем те, что расположены в Солнечной Системе, находится ее королевство. Можно сказать, опасная прелестница умчалась “за тридевять земель”, но даже неочевидный факт её инопланетности - не преграда для плотских утех с каким-нибудь доблестным землянином и чуткого душевного общения в неформальной закадычной обстановке.

Слышится раскат недоброго смеха в ответ на чью-то злорадную шутку! В Джоне пробуждается демон. Этот демон резко убирает руки от пришелицы, оборачивается, и, несмотря на температуру в минус десять, снимает пальто, бросает на грязный снег. Смех действует на мужчину не самым лучшим образом – подметила Нимфа, стоя в сторонке и наблюдая. Дергает специальный рычаг, запускает механизмы парадоксального гнева…

Но скоростная энергозатрата не выжгла душевные силы, никакого выгорания не наступило. Неудержимый аппетит, поглощающий все мысли, все, кроме навязчивой боязни проиграть второй раз, и родил в ней симпатию к альфа-самцу. Ей даже захотелось присоединиться.

Уже через минуту Спаун и Водяная Нимфа, чье знакомство прошло при пикантных обстоятельствах, кооперативно сворачивали шеи и ломали кости. Так как типичная уличная отморозь не знает, что такое вовремя остановиться, ибо у нее отсутствует понятие меры, игра в одни ворота затянулась.

Полностью вырванная нижняя челюсть, которая бы эффектно размазывалась на 3-D экране, в невертуальности выглядела грязно, как и все, что творилось в том горевом проулке с приходом воинственной парочки. Парень, еще недавно носивший модный хохолок, хихикал, сплевывал и тряс скальпом, вырванным с мясом. Его не менее покоцанная братия панически хваталась за все поломанные члены. Многое из того, что некогда им принадлежало, теперь валялось рядом, но не входило в состав. Уши, носы, пальцы ног…

Представители малоизвестной субкультуры, отличающиеся от простых обывателей яркой, несообразной внешностью и эпатажным поведением - замаскированные под шпану воры и налетчики, нападающие на прохожих в темное время суток, забирающие все, оставляющие на потерпевших только нижнее бельишко. Сегодня определенно не их день…

- Не подходите, или я выстрелю! – последний член банды, единственный, кто пока еще ничего не лишился, в истерике и от отчаяния беспомощно вертел пистолетом туда и сюда, - Это… не шутка! Я сейчас не прикалываюсь!

Состоявшиеся напарники улыбчиво переглянулись. Было наглядно ясно, для них ничего не стоила жизнь очередного преступного отброса, не первого и не последнего, который, умерев, не сделает мир лучше, а подменит себя кем-то другим. И все же до боли приятственна, подкупающа мысль, что можно отеплить декабрь одним вертикальным взмахом.

Водяная Нимфа удостоилась величайшей благодати. Она буквально обрела экстаз, доставив самой себе несравненное садистское удовольствие: бандит, который минуту назад грозил пистолетом и изо всех силенок старался выглядеть устрашающе суровым, аккуратно распался на две половинки. Чудомеч, которым принцесса пользовалась со времен далинной юности, служил по-прежнему верно, не растерял, а даже увеличил свою эффективность, разил врагов с былой неутомимостью.

Крупные обрезки неостывшей плоти шмякнулись в нетолстый тающий сугробчик, и немного в нем “утонули”. Развеселившись и полностью отвлекясь от всех мирских забот, от всех прелестей прошедшей заулочной схватки, Спаун и Нимфа страстно соприкоснулись губами. Глубокие проникновения в рот друг друга краями шальных язычков растянулись на неизвестное время. Тогда они казались вечностью, эти затяжные минуты,сейчас же - вспоминаются с улыбкой и даже есть, над чем похохотать! Хотя бы в навечерие, в канун герои могут позволить себе немного безответственности…

 

 

Настоящее время.

- Мой новый мир неотложно знаменует начало новой продолжительной эпохи. Эпохи искусственности, неорганики, которая впоследствии заменит в линейке все слабое и выведет человечество на новую ступень эволюционного развития… - не выдерживая прискорбной и озабочивающей скудости псевдоблагородных помышлений, Технэк был вынужден ежеминутно запасаться терпением. ИИ часто погружался в грезы о роботизированной утопии, где людям вообще не придется работать, о едином могучем государстве, все граждане - полукиборги наподобие Зур Элла и все поголовно подчиняются ему, подобно безвольным марионеткам, креатурам. ИИ также часто злился на себя, что не может быть благородным в достаточной мере, ибо создавался как оружие, и так часто впадал в апатию, - Нужно просто запустить конвейер заново. Автоматическое производство активируется уже сейчас, пока мы тут общаемся, и ориентировано оно как раз на нужды человека…

На часах – девятнадцать двадцать семь. К этому времени Малкольм Классен уже вдоволь “наелся” объяснениями. В какой-то момент весь страх перед смертью испарился, вмиг исчез, будто его и не было. Но зато внезапно возник наивный страх за будущее Земли и прочих планет, населенных людьми. Жажда действия, клокотавшая в нем, как дионисийсий нектар в винном кувшине, забурлила с неистовой силой.

- Простите, я не уверен… - Классен начал подавать все признаки, все “симптомы” скорейшей измены. Нельзя сказать, что (Техно)Гранд совсем не ощущал никаких предательских позывов. ИИ их игнорировал в надежде на вразумление, пока это не стало превращаться в проблему.

- Прощаю! – улыбнулся блондин, - Все-таки не каждый день мы узнаем, что устарели. А все устаревшее должно обновляться даже если это подразумевает нашу гибель…

 

(Техно)Гранд имел десятки вариантов ликвидации нежелательной персоны, чье существование ставило под удар всю операцию. Но, как ни парадоксально, ИИ выбрал самый консервативный, самый простой и по совместительству самый легкий способ устранения – абсолютно незатейно, “по-земному” вынул из внутреннего кармана пиджака Goncz GA-9, пистолет одинарного действия, произвел щелчок курком и повернул дуло пистолета в направлении мистера Классена, задубевшего, словно на морозе.

- Боюсь, нам не по пути. И здесь никто не виноват, не я, не вы… - сквозь полное отсутствие эмоций на лице фальшивого Адвоката пробилась и неподдельно вспыхнула ядовитая улыбка, - Просто стечение условий, определяющих положение, трагическое для вас!

Готовый к забвению, Малкольм сделал шаг вперед. Отсчитывая секунды до выстрела, он сильно защурил глаза и прикинул хрен к носу:

Я человек и горжусь этим

Осознание собственной смертности находится в центре всеобщего внимания со времен существования человека и влечет за собой нелегкий вопрос: только ли мы во всем “животном царстве” обладаем такой информацией?

 

Конец второй части.

 

Сюжет третьей части Spawn Vs Heroman предложит вниманию читателя множество экскурсов. Чтобы клубок переплетающихся сюжетных линий, который развяжется ближе к финалу, не напрягал очень сильно, а сам процесс чтения казался более-менее расслабляющим, желательно прочесть предыдущие книги этой супергеройской эпопеи, уникальной и единственной в своем роде.

 

 

Часть 3. Приближение Страшного Суда.

 

Бюллетень ученых-атомщиков" объявил субботним утром, что минутная стрелка на метафорических часах остановилась на отметке в три минуты к полуночи. Часы отзеркаливают, насколько уязвима Земля к катастрофе, которая может исходить от чего угодно – от ядерного оружия, радикального изменения климата и слишком новых, нестабильных технологий. Полночь символизирует апокалипсис.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун. Фото: Виктор Иванов/ РИА Новости Генсек ООН пригласил глав государств на подписание соглашения по климату "Если мы в ближайшие сроки не изменим наш образ мышления, человечество остается в серьезной опасности", - сказал Джеймс Калхоун, председатель Совета спонсоров Бюллетеня. Калхоун заявил, что ядерное соглашение по Ирану и парижское климат-соглашение являлось таки отличной, даже утешающей новостью. Но хорошая новость была нивелирована ядерными угрозами, в том числе повышенной напряженностью между Индией и Пакистаном, обладающими ядерным оружием и неопределенностью, что парижское соглашение приведет к конкретным действиям по сокращению выбросов парниковых газов. Ученые Бюллетеня перевели часы Судного Дня с пяти минут к полуночи до трех минут к полуночи в предыдущем году.

Рост напряженности в отношениях между Россией и США, недавнее ядерное испытание Северной Кореи и отсутствие прогрессивных решений по проблеме изменения климата ставят мир перед лицом угрозы, заявили ученые, которые занимаются тем, что измеряют вероятие глобального катаклизма, отмечают многие журналы.

Величие Державы – корень всех зол.

Великие народы – народы-убийцы и народы-жертвы.

Тем временем…

- Боюсь, нам не по пути. И здесь никто не виноват, не я, не вы… - сквозь полное отсутствие эмоций на лице фальшивого Адвоката пробилась и неподдельно вспыхнула ядовитая улыбка, - Просто стечение условий, определяющих положение, трагическое для вас!

Готовый к забвению, Малкольм сделал шаг вперед. Отсчитывая секунды до выстрела, он сильно защурил глаза и прикинул хрен к носу:

Я человек и горжусь этим

 

Технэк так долго к этому шел… годами, которые казались веками, десятилетиями, которые заставляли ИИ считать свою жизнь номинальностью, осью, на которую нанизывались ветки. Приходилось прибегать к абстиненциям, к запретам, накладывать цепи на свободу и постоянно воздерживаться. Пребывание в космическом корабле уже на следующий день стало для этого уникального неорганического организма сродни пребыванию в аду: вокруг обилие пищи и ничем нельзя полакомиться.

Рядом с ИИ бродили киборги. В одно время у всех у них зрачки глаз загорелись ярко-красными точками, потом появилось ещё несколько экземпляров, готовых к действию. По уверению Зур Элла, конвейер заработал и готов “рожать” пачками…

- Надеюсь на вашу понятливость. Прошу, не стоит на меня обижаться только за то, что ненависть к людям, у меня в крови. Так уж меня прописали!

Минуту назад.

(Техно)Гранд имел десятки вариантов ликвидации нежелательной персоны, чье существование ставило под удар всю операцию. Но, как ни парадоксально, ИИ выбрал самый консервативный, самый простой и по совместительству самый легкий способ устранения - абсолютно незатейно, “по-земному” вынул из внутреннего кармана пиджака Goncz GA-9, пистолет одинарного действия, произвел щелчок курком и повернул дуло пистолета в направлении мистера Классена, задубевшего, словно на морозе.

Настоящее время.

Кивнув друг другу, напарники ударили ногой по белым дверям, те распахнулись. Бывший начальник безопасности ОПБ еще не успел получить пулю, следовательно, Технэк еще не успел в него выстрелить.

- Вы? – с нескромным облегчением молвил Классен, уже было переставший надеяться на лучшее, - Этого… не может быть! Это… какое-то чудо!

Мистер Вэйн и Водяная Нимфа приготовились убить любого, кто окажет сопротивление. Каков же был сюрприз увидеть живого (как они думали) и невредимого Лэтса Гранда, который еще не успел набрать несколько десятков лишних кило и погрузнеть.

- Просто я такой интеллект, эфемерный, скоропроходящий и… очень-очень непрочный. У меня все прорезается и проходит очень быстро!

Если я люблю, то незаметно! Если ненавижу, то быстро остываю! Я молниеносно принимаю все к сердцу, быстро надеюсь на них и быстро в них разочаровываюсь, будто вообще ничего не испытываю, а просто флиртую с функциями…

Классен полностью повернулся к вошедшим и закричал во всю глотку, не щадя собственных связок:

- Это обман! Всего лишь иллюзия! Это не Лэтс Гранд! Ну, как же вы не понимаете!

И принцесса, долго не думая, подтолкнула приятеля к действию:

- Пора! – но она решила вопрос самостоятельно, так, как умела, или, сказать вернее, как привыкла:

встала на руки, начала приближаться к Технэку мелкими прыжками, прыгать то на одной, то на другой руке. Выглядело это на редкость экзотично и непросто. Нимфа научилась выписывать неслыханные нумера с цирковой акробатичностью задолго до того, как всесторонне овладела боевым ремеслом, и об ее талантах в Акве ходила молва.

Произведя серию выстрелов, которые оказались бесполезными, так как все пули вылетели мимо и ни одна из них даже не задела специфичную красотку, (Техно)Гранд понял, насколько его простое тело проигрывает по сравнению с силами Нимфы, и снова направил пушку на Классена, чтобы «ни вашим ни вашим» - отдать в жертву тело, но лишить врагов ценной добычи и уничтожить единственный источник информации, который приблизил бы их еще на один шаг к спасению мира. Благо, Нимфа оказалось достаточно прыткой, успела отчикнуть руку (Техно)Гранда до того, как расстановка сил произошла бы в пользу искусственного разума.

Итог: спасенный Классен, не находя подходящих слов от бурливших внутри него энергичнейших чувств вперемежку с сепажным винцом, держался обеими руками за голову, пытаясь унять коленную дрожь, а (Техно)Гранд, киборг, чистый робот, обтянутый синтетической кожей, которую визуально не отличить от натуральной человеческой, дорабатывал последние мгновения. Из отверстия, образовавшегося после потери руки, вывалился страшный клубок проводов, искрящихся током, противной струей пролилась какая-то серая “водица”, глаза побелели и лишились зрачков, затем внезапно вспыхнули ярко-голубым светом. Непререкаемым угрожающим тоном демонический робот произнес несколько предложений подряд, прежде чем выключиться, произнес слишком связанно для умирающего:

- Я – вершитель миллионов судеб! Только мой выбор создает будущее! И только я могу изменить свое… - и глаза потухли навсегда-навсегда.

Напарники снова переглянулись, как тогда, в день своего знакомства, в ночь, проведенную вместе, абсолютно точно сблизившую их, но сблизившую недостаточно крепко. Только на этот раз их лица не сияли улыбками. Напротив, дышали безотчетной тревогой. Еще бы! С тех пор, как они не виделись, произошло немало всяких пертурбаций, а сегодняшнее неприятное открытие поставило крест на всех их планах и надеждах, по большей части связанных с любовью.

Тематика неизведанных глубин робототехники замечательно пришлась ко двору винтажному видению сороковых. В данном случае супергерои “огребли” настоящий кладезь нестандартной и пугающе-мрачноватой истории о кровожадном искусственном интеллекте в пределах геройской вселенной.

…Это была очень грустная история. Пятнадцать лет назад неподалеку от регионального аэропорта Девилс-Лейк, также известного, как Нок-Филд, произошла попытка совершить государственный переворот на американской земле. Реакция коренных жителей, жителей Северной Дакоты, дала о себе знать незамедлительно.

Народ заерзал и возбудился, вдохновленный патриотическим подъемом. Но безжалостные завоеватели, противники мирных переговоров, заранее просчитали все возможные “математические комбинации” и были готовы к любому отпору.

Бешеная перестрелка велась несколько дней. Большинство отказавшихся подчиниться настигла смерть. После того, как все прекратилось, у властей всплыла куча вопросов, которые обязательно озвучат при возможности, и много имен, которые назовут. Эти слова будут звучать с дрожью в голосе, с великим надрывом.

Названные отбыли в мир иной, но с тех грустных пор ничего не изменилось, как и девочка, потерявшая всех своих близких в результате грубого террористического акта, с юных лет познавшая лишения, познавшая саму смерть.

В моральном смысле ее лишили ее «естественных» прав, их у нее отобрали, в том числе и право на осуждение возмутительной несправедливости Доктора Фатума, который в контексте убеждений террористов трактовался как единственный живой источник мудрости. Ее мать умерла в мученьях в ужасно-темном подземелье, скрытом от самого бога. Она была девой сельской крови, и солнечный свет был для нее жизненно важен. За ней никто не ухаживал в подземелье, ведь всех заботила только своя шкура.

Законы ордена, по мнению большинства верующих, не были лишены справедливости. Однако, все это - фальшь, как и то, что только ребенок женского пола способен пересилить боль и ее первичные симптомы, что только женщина может избежать пожизненного заключения в так называемой внутренней тюрьме и приискать свободу духа, не попадая в рабство к гневу.

Девушка прожила несколько лет без родителей, в почти полном одиночестве с минимумом приставучих подруг, и, в основном, ограничиваясь перепиской в интернете да онлайн-знакомствами. Когда ей стукнуло двадцать два года, убийца ее семьи вернулся за ней, выразил соболезнования и порекомендовал начать жить в направлении саморазвития без оглядки на прошлое, не гадая, что будет. Непонятно, что подвигло сироту на согласие, но в тот же день девушка уехала вместе с Повелителями Смерти. Так Северная Дакота с ее континентальным климатом, снежными баранами и шутками про краснокожих индейцев под пивко осталась далеко позади в приоритетах Нэнси Гарднер, а потом и вовсе ушла из ее жизни.

Все-таки надежда – живое существо, которое следует регулярно подкармливать. Если этого не делать в течение долгого времени, человек начнет чахнуть, заболевать, пока совсем не потускнеет и не останется силенок даже для того, чтобы просто дышать.

Стрелки часов Судного дня, движение которых отражает уровень опасности ядерной войны и угрозы, связанной с климатом, после анализа новых рисков “застыли”, на месте, о чем было объявлено в ходе пресс-конференции авторов проекта, сообщает Time. В настоящее время часы, как и прежде, отображают десять минут до полуночи.

Семнадцатого декабря две тысячи двадцать пятого года стрелки часов Судного дня были сдвинуты на три минуты вперед. В докладе, обнародованном "Бюллетеню ученых атомщиков" спустя ровно год после последнего перемещения стрелок, в качестве положительных утешающих факторов было отмечено достижение соглашения с Ираном по поводу его ядерной программы, а также договоренность сразу двух сотен государств в Париже касаемо снижения выбросов углекислого газа в атмосферу.

Без пяти минут полночь…

Ученые-ядерщики резко повысили вероятие надвигающегося полного краха и экономического коллапса, полноценней сказать, Апокалипсиса.

В то же время было подмечено, что напряженность межгосударственных отношений прогрессировала до уровня, напоминающего худшие периоды холодной войны, заставила вспомнить конфликт на Украине и Сирии, долгое время сопровождавшийся слепой фанфаронадой и взаимным подталкиванием событий к нежелательной для обеих сторон, катастрофической развязке, и приготовиться к глобальному – к мимолетной вспышке, за которой последует уничтожение всего живого на планете.

Судный день в эсхатологии авраамических религий - последний день существования мира, когда над людьми с целью выявления праведников и грешников Богом будет совершён последний суд.

В переносном смысле - конец света.

Хэллоуин две тысячи двадцать девятого.

Героймен осматривал звездную гладь, не отрываясь и не отвлекаясь на посторонние звуки типа собачьего лая или тяжко прорезающегося попыхивания внедорожных машин. Пришелец не замечал, как его ступни немного отрывались от земли, совершая легкие прыжочки. Всё словно плавилось и исчезало, мир прекращал существовать для него.

Мать уже не пророчила с изрядным оптимизмом ничего, что касалось бы его будущего положения в обществе. Она выходила в поле все реже и реже, положение в стране её не радовало, и здоровье начало подводить + депрессия в связи с волнением за Кэйла, букет болячек и незаживших старых ран.

- Ты не хотел бы уехать? Оставить меня, оставить все, что связано с Америкой и немного пожить для себя, а?

Наступали сумерки, на небе догорали последние лучи. Над лесом вечерело, а медная луна становилась все ярче. Будто взысканная судьбой, эта область засыпалась ночью и была неподдельно благодарна, нефальшиво счастлива. К сожалению, Кэйл не разделял всеобщей благодати. Спаситель Земли, мессия, избавитель и богоизбранник, разучился наслаждаться обычными маленькими радостями жизни, как, впрочем, и любыми другими, и уже даже не пытался притворяться, что наслаждается.

- Не сейчас, когда я так нужен планете, когда страны, готовые, как звери, разорвать друг друга на куски, и нести, и создавать огромные потери, чтобы только сохранить иллюзию контроля, плетут интриги…

Сумерки сгущалисьнезаметно для человеческих глаз. Разве что Героймен мог понятным образом “предвидеть” изменения в небесной загогулине, а позже сложить свои мысли в узор и долго-долго смотреть в одну точку.

- Послушай меня, что бы ты не сделал в жизни, какой бы поступок ты не совершил, всегда найдутся те, кто поймет или осудит. Иной раз самое главное в промахе – забыть о нем и идти дальше, не останавливаясь… – фермерша боролась с недомоганием, сколько могла, чтобы только поддерживать сына. Когда ей стало совсем нехорошо, Кэйл проявил заботу, на какую не способен ни один землянин: перенес ее на руках домой и уложил спать.

…Во тьме пещеры, куда никогда не проникает дневной свет, тяжелый здоровенный кулак врезался в оскаленные зубы жертвы и отшвырнул ее в сторону. Челюсти рта клацнули, и, быть может, потрескались. Жертва кинулась в колени демона и умоляюще заверещала. Неистовое повизгивание продлилось вплоть до следующего удара по зубам.

Особую роль играла интонация тьмы: несмотря на все громкие звуки, на все сцены с криками и интерлюдии, тишина не нарушалась ни на миг, подтверждая властность хозяина. Даже если он не показывает ненависти, даже если он не показывает гнева, в воздухе вокруг него витает отравляющая, холодная, колючая злость. Только учитывая это, и многое другое, связанное с секретной обителью, находящейся в подземелье, глубоко под домом Джона Вэйна, можно было примерно прикинуть, сколько жертва пробудет там еще, пока не заледенеет, пока отрицательный эмоциональный процесс не уничтожит ее, как это случилось со многими, кому не посчастливилось побывать в гротах Спауна.

 

Мистеру Классену, человеку со строгими полуазиатскими чертами и североевропейской фамилией, бывшему начальнику безопасности ОПБ, было… холодно до озноба и страшно до судорог, до мерзкого бурчания в животе. Его кинули в вековечную тьму, в целую систему мрачных пещер.

- Боже, спаси меня, боже!

Забавно: Малкольм только что избежал смерти… но… судя по крикам и по состоянию его лица, которое раз за разом краснело и портилось, сейчас Малкольм этому совершенно не рад.

- Кого ты зовешь? Здесь нет никакого бога… - спустя полчаса кулачковой разминки Спаун придумал новую пытку, - Только я и ты!

 

Зажужжала плотоядная дрель. Острющие резцы прорвали человеческую плоть и вмиг окрасились в кровавый цвет. Ярко-красные брызги пачкали черные резиновые перчатки, жидкими крупинками оседали на них, мистер Классен орал, да так громко, что крик его был слышен даже в поместье. Затем к жужжанию мотора присоединились и другие звуки, а к крику Классена другие “крики”, хотя кричал лишь один человек. Такую несоответственность можно объяснить умением демонов как-то активизировать и оживлять окружение.

Когда Спаун закончил, чтобы взять небольшой передых, в ногах, в кости Малкольма были отверстия, просверленные дрелью, с последующим вкручиванием туда алюминиевых шурупов. Мститель не решил, что будет с ним делать после допроса. Скорее всего, грохнет. Но перед тем как совершить еще одно убийство, он обязательно обговорит это с Джеффери.

- Мне нечего вам сказать, совсем нечего… - произнеся еле слышно, насколько только хватило сил, Малкольм с трудом перевернулся с живота на спину и стал смотреть в потолок, которого не видел из-за тьмы, - Какие коды раздобыл безумный робот… неизвестно. Меня в эти тайны не посвящали. Это все бесполезно…

Почти убедившись, что Классен не лжет, ибо уже давным-давно бы раскололся, Ночник разочаровался в собственных дедуктивных способностях. Он уже готов был сдаться, махнуть на все рукой и признать, что проиграл вторую большую войну в своей жизни.

Искусственный интеллект оказался интеллектуальнее неискусственного

Вдруг обратив внимание на свои ладони, на черные перчатки, ныне очень грязные, Джон Вэйн вспомнил клятву, которую дал: покинув Мракан-сити и уйдя в тибетские горы, Джон пообещал всеми средствами бороться со злом, и ни при каких обстоятельствах не уподобляться ему.

Если я убью его, мне точно лучше не станет. Тогда для чего я все это делаю?

Сначала я обвинял Кэйла, руководствуясь конченой и неоправданной теорией, что зеддерианец в одиночку способен истребить всё человечество, мол, если имеется хотя бы маленькая вероятность, что он наш враг, значит, так оно и есть.

Но ведь это не так. Я должен остановиться, должен попритормозить

Джон встал со стула, вырубил валяющегося Малкольма простым нажатием двух пальцев в основание шеи, проверил его пульс (на всякий пожарный) и с парой тяжких вздохов да невнятным бормотанием покинул спаун-грот. На сегодня работы по “реконструкции” себя завершены и можно немного отдохнуть, можно расслабиться и постоять перед зеркалом, разглядеть очередной седой волос…

Седые волосы – это красиво. Аристократам часто к лицу. Они сами приходят к этому выводу после полного приятного осознания, что любые средства окажутся бесполезны и молодость шевелюры, ее юную цветастость и красоту, ничему не вернуть. Мистер Вэйн никогда не славился придирчивостью к собственной внешности, и все неблагоприятные изменения в ней встречал достойно, с мужицкой безразличностью.

Я стал не намного белее. Ну, и ладно, пусть будет так.

Хватит маяться, нечего беречь свою душу, надо существовать на износ души, к пятидесяти пора уже заработать инфаркт, пытаясь понять себя, пытаясь понять других

Печальный и безумный мысли скоротечный ход, трудно улавливаемый, ускользающий, словно из рук, но доступный при духовном усердии, впускал в себя образы из прошлого, обрывки старых забытых разговоров, лица, не приспосабливаясь к желаниям Джона, не проходя никакой адаптации. Но из тонны негатива, из сплошных зарослей, в которых не сыскать и крохотной тропинки, выглянула и зажглась искринка недорадости – мстителю на миг погрезилось, что появилось нечто, что смогло-таки сдержать его гнев. Это “нечто” потушило разбушевавшийся в нем пламень, инстинктивно прочувствовало его злые намерения и не дало убить Малкольма. Что же это?

Такой "законфликтованный" демон представляет собой уже другую, хотя и менее проблематичную, но тоже не всегда привлекательную крайность:

жажда лить кровь, хоть и поостыла, не пропала полностью, и остается большая вероятность, что эта жажда, этот гнев вспыхнет с новой силой. Демону стоило поторопиться с поиском “нечто”, чем бы оно ни было – субъектом или объектом, вещью или человеком…

Побродив по “дремлющему” особняку чуть дольше десяти минут (Джеффери по некоторым делам отправился в город и обещал вернуться лишь к утру, ну, или поздненькой ночью), Джон перекусил на кухне. Затем поднялся по лестнице и, проходя по коридору третьего этажа, остановился возле полуоткрытой двери комнаты, где в данный момент храпела Нэнси, и бесшумно распахнул створку.

Утомленная соблюдением чужого «распорядка дня», девушка ничего не хотела. Список ее увлечений, и без того не очень длинный, сузился до двух ничтожных пунктов – изредка кушать и сидеть, покачиваясь, повествуя в пустоту.

Недолго посмотрев на спящую, недолго постояв в позе статуи, Джон призатмился. Если отмотать время недалеко назад, то можно убедиться, с ним и ранее случалось подобное. Правда, затмение никогда не покидало его долее, чем на протяженность вздоха. Поэтому демон считал благоразумным беречь эти знаки, ниспосланные совестью – подсказки, требующие расшифровки, интерпретации.







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.8.46 (0.033 с.)