ТОП 10:

Негодяями. Что еще нужно герою, чтобы добраться до логова врагов, оставшись неузнанным, и расправиться с дюжиной мерзавцев, вооруженных до зубов?



Пока новоявленный летчик бубнил, извлекая из ноздрей засохшую носовую слизь морщинистым пальцем, Спаун к тому времени уже открыл верхний люк и, быстренько пробежавшись по черному любимчику, спрыгнул с крыши летательного аппарата. Плащ, всегда помогавший замедлять приземление, не подвел и на сей раз: демон распахнул “крылья”, черные как ночь, находясь еще в воздухе, и всем телом выбил окно.

Держитесь у меня

Бандюганы подались вперед, пытаясь рассмотреть экипировку незваного гостя. Кто-то из них даже смог узнать в нем грозу преступности двадцать первого века и алармистски запищал.

- Мальчики, разве я не вовремя?

Они бы достали пистолеты, они бы выстрелили и продырявили костюм, вот только он опередил их. Он – тот, на кого работает любая обстановка.

Первый выстрел - пуля, пущенная в рот, вышла через ухо, не задев мозг. Бандитик не умер.

Второй выстрел - прошла навылет, сломав височные кости, выбила мозги. Бандитик умер.

Третий выстрел - пуля врезалась в ребра чуть левее сердца. Бандитик не умер.

Четвертый выстрел – пуля расколола коленную кость. Бандитик повизжал, но… не умер.

Истратив остаток обоймы, Спаун оценочно посмотрел на хозяев сего заведения. Мозг работал энергично, перебирая камушки идей. Затем мститель, который, как все заметили, стал намного жестче относиться к преступникам, принял предупредительно-защитные меры по противодействию. Приняты эти меры были не столько физически, сколько словесным блефом.

- Прежде чем кто-то из вас, псы, дернется и попытается меня отсюда выгнать, что само по себе звучит бредово и слишком иллюзорно, этот дом рухнет. Не верите? Спросите у него… - заканчивая говорить, Спаун цинично толкнул ногой труп, - Хотя я сильно сомневаюсь, что он вам что-то скажет!

Наемник - тот, кого нанимают, в основном, за деньги. Я точно не наемник. Я - максималист, но все же я действую, руководствуясь историческим законом и совестью: виновен - должен умереть.

И виновники, заметьте, умирают. Может быть, не все. Я же не машина для убийства. И все-таки, мои законы куда принципиальнее и тверже за счет их однозначности

Приказ – урок – повиновенность. Как на достойнейшем суде. Спаун считал мгновения, долгие как часы, чтобы что-то предпринять, ибо чувствовал: этот обман обязательно раскроется, рано или поздно бандюки поймут, что к чему и откроют огонь. К сожалению, его самые плохие подозрения подтвердились с мига на миг и резко-резко выстрелили.

Через минуту.

Демон использовал в качестве опоры скользкую от дождя кирпичную стену, ухватываясь за неё резиновыми пальцами, будто бы порываясь сцепиться с незримой опорой. В третий раз попытавшись подняться на ноги, демон лишь согнулся в коленях, неприятно свалившись на влажные мрачные плиты улицы.

- Твою мать… - пробормотал демон шёпотом. Подняв глаза, он посмотрел вперёд, но из-за дождя дальше пары метров ни хрена не было видно, а в последние минуты залило как из сосуда канонической формы.

Спаун подчеркнул в уме, что при падении, при крайне неудачном падении повредилась рация, из-за чего будет проблематично связаться с Джеффери. Это получится сделать гадательно лишь через несколько минут, если получится вообще. Но у Спауна не было времени. Киллер, какой бы негодяй не скрывался под вязаной маской, от него не отстал и наверняка сейчас ищет комфортную позицию и, щуря левый глаз, долго прицеливается.

На прошлых дарковых вылазках мститель обретал подлинную свободу творчества, вытворяя с преступниками, что ему вздумывалось, играя в собственное удовольствие, а теперь вопрос выживания встал ребром: либо победит тьма – либо тьму развеют. Третьего варианта, как всегда, не дано, и придется изрядно попотеть, чтобы дотянуть до первых признаков рассвета.

 

Задумав притвориться мертвецом в надежде, что киллер клюнет на удочку и примчится проверять, герой устроился в одной из наиболее широких лужец, прилег на влажный асфальт, разукрашенный

неоновыми кляксами, бензиновыми “пленочками”.

Упав, Спауну показалось, мол, грязь неясным образом просочилась в резину, так ему стало стыдно и неудобно от того, что вместо честного боя с глазу на глаз приходится ударяться в импровизацию, перебирать руками воду и валяться. Такие мысли не от бога, это - романтизация насилия, прикрытая гнилой отваливающейся коркой, падающей прямо на нас.

Этот финальный рывок стремителен, как ничто другое, рывок вверх, рывок вниз, затем вверх и снова вниз. Потому-то меня и не отпускает навязчивое чувство дежавю, я уже давно исследую природу преступления, как социального явления, не только с философских позиций, и меня до сих пор мучает вопрос – почему все преступники настолько предсказуемы? Может быть, кто-нибудь ответит на него? Лично я устал копаться

 

Киллер долго не объявлялся, видать, осторожничал, наблюдая за целью издали, следя за маневрами цели. Боевая винтовка, конструкция которой обеспечивала повышенную точность стрельбы, и грамотно рассчитанный план действий сослужили замечательную службу в наступательной операции против сына мрака.

- Спаун… - киллер в совершенстве владел стрельбой, ножевым и рукопашным боем. Кроме этого, он проводил своеобразные курсы регулярного повышения собственной квалификации, пробуя различные (наркотические) психостимуляторы, - Да ты сегодня не в форме! Как жаль… - уникальные кастеты с выдвижными лезвиями относились к его личным боевым разработкам и могли проткнуть резину любой плотности.

 

Черное спецназоподобное облачение наемника не помешало ему внести некий креатив и разнообразиться: на красивом кожаном поясе висели короткие ножи с утяжеленными лезвиями, из-за пазухи торчали пистолеты, миникомпьютер, оборачиваемый вокруг руки в виде стильного браслета, из серии гибкой электроники, с функцией быстрой маршрутизации, идеально показавший себя на многих “операциях”. Учитывая переизбыток подобного добра на обмундировании, разумно было бы предположить, что киллер, как минимум, являлся не меньшим технарем-экспертом, чем Спаун, и уж точно не хуже разбирался в оружии.

Преступник не хотел стрелять издалека, ему мало просто добить жертву. Преступник хотел сломить ее морально, а для этого пришлось с ней заговорить, низко нагнуться и издать злорадный полушепот

- Нет уж, так не пойдет, умирающие должны смотреть в лицо своим убийцам! Повернись! – киллера начало бесить, что демон предпочитал упираться взглядом в лужу, и он попытался это исправить. Но демон не так прост: на каждую атаку у него обязательно находилась контратака, на случай тактической хитрости противника у него всегда имелся неисчерпаемый резерв, состоящий из тысячи уверток.

- Связавшись со мной, ты потерял все шансы отсюда уйти…. – не переставая глядеть в бензиновую лужу, Спаун на автомате считал секунды, и когда, по его мнению, настал подходящий момент для увертки, отчаянный мститель, совершенно не умеющий сдаваться, заехал врагу спаунрангом. И не просто заехал. Воткнул прямиком в лицо, полностью закрытое черной балаклавой. В результате потерпевший лишился правого глаза и отступил на несколько шагов.

- А-а-а-а-а-й! - умение терпеть боль - настоящее оружие воина, но сейчас никакое умение не помогало. Наверное, потерять орган зрительной системы и не закричать невозможно, - Ты, ты… - а еще очень трудно нормально выговаривать, вас будут одолевать головокружение и тошнота с нехваткой воздуха, пока не пройдет шок.

- Да, все верно, я тебя покалечил! – позабыв о своем огнестрельном ранении, о саднящем вредном повреждении, Спаун подскочил к стрелку, помог вырвать из глаза бумеранг и взялся атаковать быстрыми частыми кулачными ударами, вытряхивать последние мозги из его дурной башки.

 

Когда противник уже изнемог, когда дыхание с хрипом вырвалось из порвавшейся маски и тихий вялый голосочек сбивчиво запричитал о пощаде, демон-защитник скомпоновал силы зла, и с их помощью планировал нанести последний сокрушительный прием, после которого киллер никогда не оправится.

Я тебя лишу не только зрения

Избитый слабо улыбнулся и харкнул в Спауна кровью.

- Пошёл ты!

Стерпев оскорбительный выпад, но явно не собираясь его забывать, мститель до пальцевого хруста сжал кулаки и с нескрываемой злобой опустил взгляд на лежачего. Его бы ничто не остановило, кроме…

О, нет…

 

Оглушающий рев вертолетного двигателя приближался, накатываясь на них, и вот уже их захлестнуло, словно волной. Полицейский вертолет держался столь низко, что сквозь резкий рокот работающего двигателя был прекрасно слышен шелест несущего винта, разрезающего воздух. Такому шуму ничего не стоило скрыть звуки выстрелов…

Мужской голос протяжно заговорил через усилитель:

- Спаун, предупреждаем единожды, немедленно сдавайся, иначе мы откроем огонь на поражение!

 

Проклятая полиция все всегда портит” – быстро поняв, что к чему, демон не замешкал и опрометью забежал внутрь дома.

Киллер продолжил возюкаться в грязи, тихо и безнадежно хохоча, похрипывая и хватаясь пальцами за место, где раньше у него находился глаз. Ему грозило больше, чем тюрьма, ему грозило повышение в звании…

 

 

Неожиданно входная дверь распахнулась от удара ноги ночного монстра. Братки, ранее населявшие этот пустырь, куда-то исчезли, теперь их ищи-свищи. Здание опустело, часть вещей испарилась (видимо, преступники что-то взяли с собой, когда уходили) и из освободившегося пространства можно было извлечь неплохую выгоду.

Тем временем полицейские разделились на две команды: кто-то остался снаружи, наблюдать, чтобы Спаун не смог покинуть территорию фабрики, а кто-то проявил инициативу об отлове опасного нарушителя непосредственно в здании.

Сейчас ты один, Джон, больше нет окон, нет дверей. Если что и спасет нас, так это тьма - уже слыша за спиной предвещающие звонкие шаги, резвый капитанский гонорок, до нелепости пытающийся казаться грозным, и бесячее бряканье оружием, демон-защитник уставился наверх. Идея, еще недавно казавшаяся полуфантастической, за последние мгновения обрела реальные черты, - А что если поделиться с ними тьмой?

 

 

Когда бравые фараончики, научившиеся ни на что не отвлекаться в процессе работы, добрались до второго этажа, то перегорела последняя лампочка. Пришлось осматривать в полной темноте. У ребят имелись только фонари, и то не у всех. Данный расклад, само собой, был далек от идеала, но он не разрушил их мечты о поимке грозного мстителя.

 

- Ты что-нибудь слышишь? Что-то параллельное…

- Неа, а что?

- Да так, спросил просто…

- Сам-то как думаешь, Спаун – человек или нет? В отделе бегали слушки о вампиризме, о небезразличном отношении демона к человеческой крови…

- Прости, салага, но я уже не маленький, чтобы верить в бред!

 

Не чувствуя себя в абсолютной безопасности, парни щелкали зубами и незаметно перекрещивались. Страху прибавляли последние безрадостные сведения, говорящие о кардинальных изменениях в методах темного борца: нынче демон не гнушался использовать огнестрел, подвешивать за ноги, сдирать скальп и баловаться актами нанесения опаснейших ран. Один из участников данной ночной операции до сих пор не мог забыть, как Ночник поступил с детонасильником, который потом сам себя кастрировал. По словам пойманного, это было необходимостью, процедурой изгнания бесов, чтобы дьявол больше никогда до него не дотронулся.

Внимательно осмотревшись и обойдя тела несколько раз, копы обнаружили предмет, впоследствии прояснивший загадочную природу жутковатой находки.

- Я всегда говорил, но меня не слушали! Спаун это символ лженравственности, тирании! Его давно нужно было посадить!







Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.008 с.)