Постпозитивистская философия науки.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Постпозитивистская философия науки.



Во второй половине ХХ века в философии науки возникает множество концепций и подходов, которые альтернативны по отношению к позитивистской традиции. Их обозначают общим термином «постпозитивизм». В этих концепциях на переднем плане – исследования исторической динамики науки во взаимосвязи с социокультурными факторами. В эволюции философии науки выделяют также переход от изучения деятельности учёного к изучению науки как надличностного образования, что связано с усилением историзма в понимании науки.

К.Поппер в анализе проблемы демаркации научного и ненаучного прервал традицию неопозитивизма. Граница научного и ненаучного уже не совпадает с границей между истинным и неистинным, поскольку любое знание подвержено ошибкам (фаллибилизм), а критерием научности теории выступает её фальсифицируемость. К тому же Поппер заострил вопрос о взаимосвязи теории и эмпирического факта, акцентируя зависимость эмпирических данных от теоретической установки.

Идеи фальсификационизма Поппер связал с представлением о росте научного знания. Путь к знанию лежит через выдвижение гипотез, построение теорий, нахождение их опровержений, движения к новым теориям. Прогресс науки – последовательность сменяющих друг друга теорий путём их опровержения и выдвижения новых проблем. Руководящая идея поиска истины – это сознательная критика выдвигаемых гипотез, обнаружение ошибок, постановка проблем. Порождение новых идей, по Попперу, есть результат взаимодействия трёх миров: мира физических сущностей, мира духовных состояний человека и мира продуктов человеческого духа (знания, средства познания, предания, мифы, произведения искусства, образы техники, обыденный язык и т.д.). Эти идеи Поппера обозначили проблематику социокультурной детерминации научного познания и поворот от логики науки к анализу её истории. Но Поппер сохраняет связь с Венским кружком, так как его концепция носит нормативный характер.

Ослабление нормативности происходит в концепции другого постпозитивиста И.Лакатоса, который подчёркивал конкурентный характер научно-исследовательских программ без каких-либо гарантий триумфа или крушения одной из них. Лакатос также обратил внимание на устойчивость фундаментальных теорий по отношению к отдельным фактам-фальсификаторам, что не было учтено Поппером. Однако само понятие научно-исследовательской программы у Лакатоса оказалось слишком многозначным и неопределённым, не была решена проблема иерархии программ. Для этого нужен был более детальный анализ структуры научного знания.

Характерный для постпозитивизма отказ от кумулятивизма не означал единообразия в понимании развития знания. Если Поппер и Лакатос рассматривали историю науки через смену конкурирующих образований, то Т.Кун создаёт учение о научной традиции. Ключевым понятием для описания периодов в развитии науки стало понятие парадигмы, обозначающее систему фундаментальных знаний и образцов деятельности, получивших признание научного сообщества и направляющих исследование, сообщая ему цель. Это означало включение в историческую динамику науки не только методологических и эпистемологических характеристик роста научного знания, но и социальных аспектов научной деятельности, выраженных в функционировании научных сообществ. Смена парадигмы означает научную революцию, в результате которой пережившее её научное сообщество вновь вступает в период «нормальной» науки. Т. Кун очертил новое поле проблем философии, обратив внимание на новые аспекты проблематики научных традиций и преемственности знаний, которые имеют место в развитии науки несмотря на научные революции. Исследователи, правда, отмечают неоправданную глобализацию его представлений о традиции (8, 74).

В этом плане концепция «неявного знания» М.Полани существенно расширяет представление о мире научных традиций. Исследования Дж.Холтона и С.Тулмина также внесли вклад в разработку проблемы соотношения инноваций и преемственности в развитии науки.

Стоит внимания тот факт, что ряд постпозитивистов создают неспецифичные модели науки, не решающие проблемы демаркации: ведь парадигмальность и традиция характерны не только для науки, но и для других сфер культуры. Иного рода неспецифичная модель представлена в «анархистской эпистемологии» П.Фейерабенда, в которой стирается грань между наукой, религией, мифологией, происходит фактическое отождествление науки с любыми формами иррациональных верований.

Постпозитивистская философия науки внутренне неоднордна, что выражается, помимо рассмотренных выше различий, в дискуссиях между интерналистами и экстерналистами, когнитивистами и социологистами. Эти дискуссии строятся вокруг проблемы социокультурной обусловленности науки, обострение которой вызвано возрастанием роли науки в обществе.

 

3.3. Социологический и культурологический подходы к исследованию науки. Проблема интернализма и экстернализма в понимании механизмов научной деятельности. В настоящее время наука предстаёт прежде всего как социокультурный феномен и в этом качестве включает в себя многочисленные отношения, в том числе экономические, социально-психологические, идеологические, социально-организационные. Но наука не теряет и свою автономию.С этим аспектом бытия науки связан ряд проблем: является ли наука ценностно нейтральной? Детерминирован ли познавательный процесс социокультурными факторами или только испытывает влияние с их стороны? Разные стороны взаимодействия науки с обществом и культурой выявляют концепции интернализма и экстернализма. Которые могут рассматриваться в рамках некумулятивистского подхода.

Сторонники интернализма считают развитие научных идей автономным процессом, определяемым внутренними закономерностями, а внешнее окружение оказывает на него только косвенное воздействие. Качественные сдвиги в познании они объясняют тем, что «филиация идей» носит не непрерывный, а циклический характер вследствие конкуренции познавательных программ. Большинство последователей наиболее крупного представителя интернализма А.Койре отказались от самодостаточности такого объяснения и использовали его идеи для выхода в широкий социокультурный контекст.

Сторонники экстернализма (Дж.Бернал, Р.Мертон) считают, что основные источники развития науки лежат вне сферы познания. Скачок в познании объясняется сменой социокультурных установок, когда одна форма материальной деятельности и социальной организации сменяется другой. Примером последовательной реализации экстерналистской установки может служить социологическая концепция Штарнбергской группы (ФРГ), разрабатывающая финалистское понимание науки: интериоризированные вненаучные цели и приоритеты общества подчиняют науку себе как конечной цели.

Альтернативная позиция, защищающая свободу науки от вненаучных ценностей, может в то же время сходиться с вышеназванной в вопросе о превосходстве науки над другими формами культуры, т.е. быть сциентистской. В современной философии и социологии науки развивается и оппозиционная сциентизму программа антисциентистского либерализма (П.Фейерабенд, Т.Скиннер).

Крайние версии интернализма и экстернализма выделяют только один из аспектов исследовательской деятельности. Но существуют и ослабленные версии и той, и другой позиции. Перспективны такие концепции развития науки, которые интегрировали их позитивные элементы.

Отечественные специалисты по философии науки (6;8) согласны в том, что кризис позитивизма и формирование постпозитивистских идей были связаны с ростом интереса к проблемам социологии науки и сопровождались выдвижением методологических программ, вынужденных считаться с «социокультурной размерностью» динамики научного знания. Социология науки изучает науку прежде всего как социальный институт. Функционирование научного сообщества, эффективное регулирование взаимоотношений между его членами, а также между наукой, обществом и государством осуществляются с помощью специфической системы внутренних ценностей, научно-технической политики общества и государства, а также соответствующей системы законодательных норм (патентное, хозяйственное, гражданское право и т.д.)

Основоположник социологического изучения науки Р.Мертон вёл понятие «научный этос» для обозначения набора внутренних ценностей научного сообщества, имеющих статус моральных норм. Он считал, что наука как особая социальная структура опирается на четыре ценностных императива: универсализм, коллективизм, бескорыстность, организованный скептицизм. Позднее Б.Барбер добавил ещё два императива: рационализм и эмоциональную нейтральность. Изложенный подход описывает науку как объект, сконструированный с точки зрения должного его существования, а не с позиций сущего. Это понимал и сам Мертон, который, с другой стороны, отдавал себе отчёт в том. Что вне ценностного измерения невозможно отличить науку как социальное образование от других социальных феноменов (политика, экономика, религия и др.). Ученики Мертона, проведя широкие социологические исследования, показали, что поведение людей в научном сообществе в принципе амбивалентно. И в своей реальной повседневной деятельности учёные постоянно находятся в ситуации выбора между противоположными императивами. Представления Мертона могут уточняться и в плане пересмотра и дополнения названных им императивов, и в плане сопряжения институциональных норм с познавательными идеалами и нормами, и в плане учёта сложности структуры норм и в познавательном, и в институциональном компоненте. Но из того факта, что в некоторых ситуациях общие принципы научного этоса не соблюдаются, не следует. Что эти принципы не имеют регулятивной функции.

 

Философия науки – молодая дисциплина, многие вопросы, связанные с её самоопределением, выявлением места среди других дисциплин, изучающих науку, являются дискуссионными. Современная философия науки пытается понять место науки в современной цивилизации в её многообразных связях и отношениях. Тем самым она выполняет и общекультурную функцию, выводя учёных из рамок узкопрофессионального подхода к явлениям и процессам. Философия науки призывает обращать внимание на философский план любой проблемы, следовательно – на отношение мысли к действительности во всей её полноте и многоаспектности.

 

Библиографический список

1. Кун Т. Структура научных революций. – М., 1975.

2. Лакатос И. История науки и её рациональные реконструкции. - Структура и развитие науки. – М., 1978.

3. Лешкевич Т.Г. Философия науки: традиции и новации. – Учебное пособие. – М., 2001.

4. Полани М. Личностное знание. – М., 1985.

5. Поппер К. Логика и рост научного знания. – М., 1983.

6. Пыхтин В.Г., Пыхтина Т.Ф. Наука как социальный и гносеологический феномен. – Новосибирск, 1991.

7. Рузавин Г.И. Философия науки: учебное пособие для студентов высших учебных заведений. – М., 2005.

8. Стёпин В.С., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники. – М., 1996.

9. Стёпин В.С. Философская антропология и философия науки. – М., 1992.

10. Стёпин В.С. Философия науки. Общие проблемы: учебник для аспирантов и соискателей учёной степени кандидата наук. – М., 2006.

11. Философия ХХ века. Учебное пособие. – М., 1997.

12. Философия науки \ под ред. С.А.Лебедева: учебное пособие для вузов. – М., 2005.

 

Глава 2

НАУКА В КУЛЬТУРЕ СОВРЕМЕННОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-07; просмотров: 216; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 52.90.49.108 (0.012 с.)