ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Коммуникация: природа, цель, условия, типы (продолжение) Понятие пресуппозиции



 

коммуникация (продолжение)

Итак, что же необходимо для адекватной коммуникации? На первый взгляд ответ кажется очень простым и самоочевидным: надо знать язык (как совокупность лексики и грамматических правил), на котором происходит общение. В идеале еще хорошо бы знать правила этикета, немного историю, культуру и литературу того народа, на языке которого говоришь, но если первое еще можно признать более или менее обязательным, то второе — явно не из области «необходимых» знаний: они традиционно воспринимались или как некое средство продемонстрировать вежливость по отношению к представителям другой культуры или просто как то, что может помочь поддержать разговор (во всяком случае, если речь не идет о профессиональной подготовке филологов, историков или, скажем, искусствоведов). Однако все не так просто, как кажется.

По мысли Ю. А. Шрейдера, «идеальная коммуникационная ситуация» возникает не тогда, когда смысл и содержание совпадают (это, видимо, в принципе невозможно), но когда хорошо согласуются содержание, вкладываемое в текст автором, и извлекаемая адресатом семантическая информация. Для этого нужно не только и не столько наличие у автора и адресата общей структуры поля значений, сколько общность отмеченных элементов в этом поле, однозначно выделяемых участниками коммуникации элементов — «фокальных точек». Последние связаны не с языком, а с речью, с конкретной коммуникативной ситуацией.


В таких случаях, как отмечает Е. А. Земская, для выражения своей мысли, иногда достаточно сложной, говорящий употребляет условный знак-сигнал, который понятен слушающему в силу его знакомства с конситуацией, общности каких-то предварительных сведений, разъясняющего жеста и т. п. По существу мы имеем дело с явлением, при котором происходит сплав (синтез) звуковой речи и невербальных средств коммуникации (общности апперцепционной базы и/или конситуации, иногда жеста). Общность апперцепционной базы понимается как наличие общих предварительных сведений, общего житейского опыта у собеседников (Е. А. Земская), вследствие чего многое можно не называть, не объяснять, оставлять невыраженным.

Исследования в области нейрофизиологии доказали, что геометрическая модель цвета, например, имеет форму многомерного шара (мы имеем в виду уже упомянутые нами работы, выполненные под руководством профессора Е. Н. Соколова). В связи с этим выскажем предположение, что когнитивное пространство человека также может быть представлено в виде «магического шара», заполненной сферы, каждая точка которой имеет определенное множество векторов деятельности: вербальной, ментальной, физической, эмоциональной. Следовательно, воздействуя на сознание по одному из векторов, т. е. создавая возбуждение в какой-либо точке сферы, можно вызвать определенную реакцию, идущую из той же точки, но по другому вектору (вектору другой деятельности). Например, вербальным воздействием вызывая определенное эмоциональное состояние, стимулируя умственную деятельность, понуждая к физическому действию и т. д. Отсюда и коммуникативные типы высказываний, и коммуникативная целенаправленность (виды воздействия).

Каждый человек обладает своим собственным уникальным «шаром» (ИКП). Однако определенные «традиции», существующие в каждом национально-лингво-культурном


сообществе и зафиксированные в виде знаний и представлений, входящих в КБ, способствуют тому, что определенные когнитивные структуры разных людей, принадлежащих данному сообществу, располагаются примерно в одних и тех же местах когнитивного пространства (впрочем, можно предположить, что универсальные понятийные категории, которыми обладает человек как таковой, также имеют приблизительно одинаковое местоположение на сфере когнитивного пространства). И следовательно, чем меньше площадь и толщина разброса, тем больше понимания между обладателями сравниваемых сфер, и наоборот. При соответствии определенных участков когнитивного пространства образуются участки пересечения, общий фонд знаний. Как справедливо замечают И. Н. Горелов и К. Ф. Седов, незнание действительности, которая стоит за высказыванием, может стать причиной коммуникативных недоразумений. Для успеха коммуникации необходим, по выражению М. Л. Макарова, общий фонд знаний и верований, иначе говоря, у коммуникантов в феноменологическом поле должен присутствовать общий набор контекстуальных пропозиций — общий пресуппозиционный фонд, без которого совместная деятельность порождения и понимания дискурса затруднена или невозможна. Таким образом, говоря о корпусе знаний и представлений человека, мы выделяем собственно когнитивный аспект и аспект функциональный: КБ и КП-ва (индивидуальное и коллективные) реализуются и актуализируются в пресуппозиции.

ПРЕСУППОЗИЦИЯ

Прежде чем более подробно говорить о пресуппозиции в нашем понимании, позволим себе вкратце остановиться на истории данного термина. Впервые понятие пресуппозиции было предложено Г. Фреге в 1892 г. Однако в широкий научный обиход данное понятие вошло в середине XXвека, и с тех пор оно пользуется определенной популярностью у представителей


разных школ и направлений: Н. Д. Арутюнова, Р. Стол-нейкер (R. Stalnaker), Л. Карттунен (L. Karttunen), E. Ки-нен (E. L. Keenan), К. Бах (К. Bach), M. Харниш (М. R. Harnish), Ф. Динин (F. P. Dinneen), Дж. Гумперц (J. J. Gumperz), Д. Спербер (D. Sperber), Д. Уильсон (D. Wilson), Дж. Браун (G. Brown), Г. Юль (G. Yule) и многие другие.

В англоязычной литературе данное понятие часто обозначается разными терминами, например, presupposition, background knowledge, shared code, shared meanings и др. Общий фонд знаний при этом не является «механической» совокупностью индивидуальных фондов знаний коммуникантов. По мнению исследователей, занимающихся проблемой пресуппозиции, общий пресуппозиционный фонд постоянно меняется в каждом речевом акте и зависит от него. При этом основное внимание в данных работах уделяется пресуппозиции говорящего, элементы которой слушающий должен принимать на веру. Такое понимание пресуппозиции пришло из логики: Р имеет своей пресуппозицией Q в том случае, если Q верно всегда, когда Р имеет истинное значение. В лингвистике: Р имеет своей пресуппозицией Q при следующем условии: если утверждается, отрицается или спрашивается Р, то говорящий вынужден считать, что Q (Л. Карттунен). Классический пример лингвистической пресуппозиции пример, приводимый и анализируемый в очень многих работах: Король Франции лыс (см., например, книгу G. Brown & G. Yule).

Следует отметить, что в российской лингвистической традиции также широко представлены работы, рассматривающие феномен пресуппозиции. При этом пресуппозиция понимается как один из экстралингвистических факторов, которые вкупе с интралингвистическими факторами составляют предмет коммуникативной лингвистики. По В. Г. Колшанскому, пресуппозиция воплощает в себе тезаурус коммуникантов, который должен рассматриваться как


часть культурной и научной компетентности коммуникантов при их равной языковой компетентности. И раз так, то категориями пресуппозиции признаются личность коммуниканта, его жизненный опыт, его социальная характеристика. Помимо термина «пресуппозиция», в работах российский лингвистов встречается также и уже упоминавшийся термин «апперцепционная база».

Итак, обобщая различные точки зрения: пресуппозиция это общий фонд знаний, общий опыт, общий тезаурус, общие предварительные сведения (термины могут быть различны), которыми обладают коммуниканты. То понимание пресуппозиции, которое предлагаю Вам я, носит более широкий характер и позволяет анализировать фонд знаний с точки зрения и логичности, и уместности, и истинности высказывания, и успешности коммуникации, и многого другого.

Итак, пресуппозиция есть зона пересечения когнитивных пространств коммуникантов, она актуализируется в процессе коммуникации, релевантна «здесь и сейчас». Выделятся три типа пресуппозиций, соотносимые с тремя когнитивными совокупностями, о которых мы говорили ранее:

Макропресуппозиция — тот фрагмент когнитивной базы, который релевантен и актуален для осуществляемого акта коммуникации. Актуализация макропресуппозиции возможна только в случае общения коммуникантов, обладающих одной КБ, или в случае, когда коммуниканты, представители разных национально-лингво-культурных сообществ, знакомы с КБ друг друга, или по крайней мере с тем


фрагментом одной из КБ, который релевантен для данного конкретного акта коммуникации. Итак, данный тип пресуппозиции соотносим с КБ, т. е. с наиболее консервативным корпусом знаний и представлений человека, так как КБ наименее подвержена изменениям: последние происходят медленно и обусловлены во многом общим ходом развития цивилизации (человечества в целом и данного конкретного национально-лингво-культурного сообщества в частности), наиболее явные, яркие и быстрые изменения имеют место при смене эпох, при этом наиболее «болезненными» нам представляются изменения представлений, входящих в КБ. Думается, что в настоящее время именно такие изменения происходят в русской когнитивной базе.

Социумная пресуппозиция — фрагмент ККП, актуализирующийся в коммуникации. Этот тип пресуппозиции возможен при общении людей, входящих в один социум; при этом принадлежность коммуникантов к одному националь-но-лингво-культурному сообществу и наличие единой для них когнитивной базы не являются абсолютно обязательными. Данный тип пресуппозиции соотносим с ККП, которое менее консервативно, чем КБ, но носит значительно более константный характер, чем ИКП, которое постоянно претерпевает те или иные изменения.

Микропресуппозиция — общий фонд знаний коммуникантов о конкретной ситуации, в которой осуществляется конкретный акт коммуникации, это спонтанно возникающая «здесь и сейчас» зона пересечения ИКП-в коммуникантов. Данный тип пресуппозиции имеет место всегда, в любой ситуации общения, он не зависит от наличия/отсутствия общей для коммуникантов КБ или их ККП-в (хотя, безусловно, КБ и ККП могут определенным образом влиять на оценку ситуации коммуникантами). Микропресуппозиция включает в себя (1) знание конситуации, представление о ней; (2) знание контекста, т. е. понимание всех смыслов, релевантных для акта коммуникации; (3) понимание


речи, если таковая имеет место. Микропресуппозиция может претерпевать постоянные изменения в соответствии с изменениями реальной ситуации общения.

Социумная (константная) пресуппозиция и макропресуппозиция значительно более стабильны и, как правило, остаются неизменными в процессе протекания коммуникативного акта (особенно очевидно это в отношении макропресуппозиции, которая может изменяться, лишь отражая изменения в КБ, которые происходят крайне медленно и достаточно болезненно для членов национально-лингво-культурного сообщества). В отличие от микропресуппозиции социумная пресуппозиция и макропресуппозиция не всегда имеют место: они явно отсутствуют, если коммуниканты не принадлежат к какому-либо одному социуму и/или к одному национально-лингво-культурному сообществу. Наличие же данных пресуппозиций может оказывать определенное влияние на коммуникацию и в некоторой степени способствовать успешности ее протекания, так как макропресуппозиция и социумная (константная) пресуппозиция предопределяют вычленение коммуникантами одних и тех компонентов ситуации, представляющихся им наиболее значимыми, обусловливают одинаковость их оценок («верх/низ»; «+/—»), диктуют отбор языковых средств и т. д.

Для адекватной коммуникации необходимым требованием (conditio sine qua non) является наличие не только микропресуппозиции, но и макропресуппозиции, т. е. знакомство коммуникантов с одними и теми же элементами КБ того национально-лингво-культурного сообщества, на языке которого осуществляется общение. Особенно очевидным это требование оказывается для межкультурной коммуникации. (Более подробно об этом и о проблемах, возникающих в процессе коммуникации и обусловленных отсутствием необходимой пресуппозиции, мы будем говорить в курсе этнопсихолингвистки.)


Мы использовали термин «межкультурная коммуникация». А что это такое? И какие еще типы коммуникации могут быть выделены?

Начнем с того, что различные типы коммуникации выделяются на основании того, что ставится во главу угла, какие аспекты коммуникации привлекают особое внимание и являются предметом рассмотрения.

Так, если для анализа не релевантна социумная и/или национальная принадлежность коммуникантов, если нас интересует только «общечеловеческое» в коммуникации, то в центре внимания оказывается межличностное общение как таковое (такой подход типичен, в частности, для психологических исследований). Межличностное общение понимается как общение личностей вне их принадлежности к тому или иному социуму (на до-национальном, национальном или ceepx-национальном уровнях). Однако если для анализа коммуникации важна социумная и/или национальная принадлежность коммуникантов (а данная принадлежность во многом обусловливает специфику общения на том или ином языке), то следует, очевидно, говорить о двух основных оппозициях:

— моносоциумная vs межсоциумная коммуникация и

— мононациональная/монокультурная vs межнациональная / межкультурная коммуникация.

Если для анализа релевантным оказывается вхождение личности в определенный социум, то моносоциумная коммуникация, понимаемая как общение членов одного социума, может быть противопоставлена межсоциумной коммуникации, понимаемой как общение представителей разных социумов. При этом социум понимается как группа личностей, объединенных одним признаком (напомним, что на основании этого, в рамках нашей концепции, социум противопоставляется национально-лингво-культурному сообществу, которое составляют личности, объединенные совокупностью признаков). Говоря о моносоциумном vs меж-


социумном общении, мы имеем в виду общение членов одного vs разных социумов вне их национально-лингво-куль-турной принадлежности (последняя в данном случае оказывается нерелевантной). Межсоциумное общение — основной объект, например, социолингвистических, частично — этнолингвистических исследований, теории речевой коммуникации. На этом уровне (на уровне межсоциумно-го общения) начинает работать принцип разграничения «свой/чужой». Оценка другой личности и «присвоение» ей того или иного статуса происходят через восприятие ее коммуникативного поведения, и через коммуникативное же поведение я заявляю себя и свое место: хочу я быть «своим» или я манифестирую и подчеркиваю свою «чужесть». Разумеется, коммуникативное поведение (а мы сейчас говорим именно о нем): проявление «стереотипов мышления и поведения», соблюдение определенных «норм и правил» (в терминах И. А. Стернина), привычки, система навыков и умений и т. д. — все это далеко не всегда поддается саморефлексии (особенно это касается неречевого поведения, хотя и речевому поведению данная «трудность» тоже не чужда). Вместе с тем аффектация (подчеркивание «я свой» или «я чужой») — это всегда осознанный процесс. Особую роль во всем этом — и при «неосознанном» проявлении, и при аффектации — играет речевое поведение (ср. со словами Э. Сепира: «Он говорит, как мы, — значит, он наш»).

Противопоставление «свой — чужой» и роль коммуникативного поведения оказываются релевантными, и когда мы рассматриваем общение представителей «социумов» иной природы — разных национально-лингво-культурных сообществ. На этом «уровне» разграничиваются монокультурная коммуникация, понимаемая как общение представителей одного национально-лингво-культурного сообщества, обладающих, соответственно, единой КБ, и межкультурная коммуникация, понимаемая как общение представителей разных национально-лингво-культурных сооб-


ществ, носителей разных ментально-лингвальных комплексов, обладающих разными национальными КБ. Вслед за И. А. Стерниным, определим межкультурную коммуникацию как процесс непосредственного взаимодействия культур, при этом сам процесс осуществляется в рамках несовпадающих (частично, в существенной степени, а иногда и полностью) национальных стереотипов мышления и поведения, что существенно влияет на взаимопонимание сторон в коммуникации.

В целом, думается, не будет преувеличением сказать, что между межсоциумным общением и межкультурной коммуникацией много общего (по большому счету, межкультурная коммуникация — один из видов межсоциумного общения). Однако между ними есть и принципиальные различия.

При межсоциумном общении первостепенное значение имеют 1) различия ККП тех социумов, в которые входят коммуниканты (например, профессиональные социумы), и 2) расхождения на уровне представлений (например, генерационные социумы). Понятно, что при наличии единой КБ в условиях межсоциумной коммуникации существует большое «поле» для взаимопонимания, при этом возможно «прогнозирование» с определенной долей «попадания».

При межкультурной коммуникации различий может быть больше, чем совпадений, причем последние будут, скорее всего, квазисовпадениями; «прогнозирование» проблематично, более того, оно может создавать дополнительные проблемы: с одной стороны, если мы, например, предполагая, что собеседнику не известен феномен, к которому мы апеллируем, начинаем объяснять свои слова, это может вызвать обиду, так как данный феномен может входить в число «очевидных» для собеседника («я это знаю, не надо мне этого объяснять»); с другой стороны, если мы считаем, что феномен, к которому мы апеллируем, известен собеседнику («ну кто ж этого не знает!»), но на самом деле


этот «прогноз» ошибочен, то возможно непонимание. (Справедливости ради заметим, такое может случиться не только в межкультурной коммуникации, но в последнем случае это наиболее вероятно.)

Типы коммуникации, о которых мы говорили (межкультурная и межсоциумная), являются «основными», так сказать, «базисными». Однако каждая личность существует не сама по себе (если не брать в расчет маргинальную ситуацию Робинзона Круза сразу после кораблекрушения), но в обществе, т. е. входит в те или иные социумы и функционирует в поле того или иного национально-лингво-куль-турного сообщества. Следовательно, указанные типы коммуникации выступают не в «чистом» виде, но предстают как результат некоторого пересечения «осей»: S = 1 <-> S > 1 (где S — число социумов) nN=l<->N>l (где N — число национально-лингво-культурных сообществ). Следовательно, в реальности мы имеем следующие типы коммуникации.

(1) моносоциумная монокультурная коммуникация;

(2) межсоциумная монокультурная коммуникация;

(3) моносоциумная межкультурная коммуникация,

(4) межсоциумная межкультурная коммуникация.

Совершенно очевидно, что в первом случае (1) вероятность коммуникативных сбоев и провалов стремится к нулю. Во втором случае (2) проблемы в коммуникации вполне возможны. Что касается случаев (3—4), то самым «опасным» с точки зрения потенциальных конфликтов окажется последний случай (4).

Представим себе гипотетическую ситуацию, что во всех случаях (1—4) коммуниканты одинаково хорошо и свободно владеют языком, на котором осуществляется общение (особенно актуально это требование для межкультурной коммуникации; тут для «чистоты картины» мы даже можем «заставить» коммуникантов говорить вообще на ка-


ком-нибудь языке, не являющемся родным ни для кого из них) Легко предположить в этом случае, что максимально затрудненной окажется межсоциумная межкультурная коммуникация (4), наиболее простой — моносоциумная монокультурная (1).

О проблемах, возникающих в межкультурной коммуникации (МКК), более подробно мы будем говорить в курсе этнопсихолингвистики, а о факторах, влияющих на МКК, — в курсах этнопсихолингвистики и теории МКК.

Итак, повторим вкратце самое основное Пресуппозиция есть зона пересечения индивидуальных когнитивных пространств коммуникантов, актуальная здесь и сейчас. Выделяются 3 типа пресуппозиции: микропресуппозиция, социумная (константная) и макропресуппозиция.

На основании двух параметров (социумной и культурной принадлежности коммуникантов) выделяются 4 типа коммуникации.Одним из важнейших факторов, влияющих на успешность коммуникации, является пресуппозиция.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Основная

Красных В В Виртуальная реальность или реальная виртуальность7 Человек Сознание Коммуникация М , 1998

Дополнительная

Барт Р «S/Z» М , 1994

Брудный А А , LHyxvpoe Э Д Мир общения Фрунзе, 1977

Земская Е А Русская разговорная речь лингвистический анализ и проблемы обучения М , 1979

Кочшанский В Г Коммуникативная функция и структура языка М,1984


Леонтьев А А Общение как объект психолингвистического исследования Методологические проблемы социальной психологии М, 1975

Леонтьев А Н Человек и культура М , 1961

Макаров М Л Интерпретативный анализ дискурса в малой группе Тверь, 1998

Общая и прикладная психолингвистика М , 1973

Общение теоретические и прагматические проблемы М , 1978

Общение в свете теории отражения Фрунзе, 1980

Проблемы психолингвистики М , 1975

Психолингвистические проблемы массовой коммуникации Отв ред А А Леонтьев М , 1974

Речевое воздействие Проблемы прикладной психолингвистики М , 1972

Речевое воздействие психологические и психолингвистические проблемы М , 1986

Речевое общение цели, мотивы, средства М , 1985

Стернин И А Коммуникативное поведение в структуре национальной культуры // Этнокультурная специфика языкового сознания М , 1996 С 97—112

Шрейдер Ю А Семантическая информация и принцип фокализа-ции // Общение в свете теории отражения Фрунзе, 1980 С 32—48

Brown G Yule G Discourse Analysis Cambr 1996 (1st ed —1983)

Moscovici S The Phenomenon of Social Representation // Social Represen tations Cambr, 1984 Pp 3—69


ЛЕКЦИЯ 11

Коммуникативный акт Дискурс





Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.109.55 (0.019 с.)