Тайны, сокрытые от мудрых и разумных



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Тайны, сокрытые от мудрых и разумных



§109. Иисус сказал: "Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что Ты утаил сие от мудрых и разумных, и открыл то младенцам!". ("Еванг. от Матф.", гл. XI, ст. 25.)
§110. Может казаться странным, что Иисус воздаёт благодарность Богу за то, что Он открыл нечто младенцам, то есть простым и малым, которые и есть нищие духом, и скрыл от мудрых и разумных, более способных, повидимому, понять это. Под первыми надо подразумевать смиренных, преклоняющихся перед Богом и не считающих себя превыше всех; а под вторыми - тщеславных, гордых своим светским знанием, считающих себя разумными, потому что всё отрицают, сравнивая себя с Богом и не веря в Него. В древности же мудрый был синонимом учёного; Бог предоставляет им открытие тайн в недрах земли, а тайны неба открывает простым и смиренным, преклоняющимся перед Ним.
§111. То же самое происходит теперь с великими истинами, открытыми Спиритизмом. Некоторые неверующие удивляются, что духи так мало прилагают стараний, чтобы убедить их; это происходит оттого, что духи заняты предпочтительно ищущими света по доброй воле и со смирением, а не считающими себя обладателями всех знаний и думающими, что Бог должен быть очень счастлив, доказав Своё существование их обращением.
Могущество Бога проявляется в самой малой вещи так же, как и в самой большой: Он не скрывает истины, так как льёт её волнами со всех сторон; слепы, значит, те, которые её не видят. Бог не хочет открывать людям глаза силою, если им нравится держать их закрытыми. Придёт их черёд, но надо, чтобы они сначала почувствовали томление мрака, а в руке, поражающей их гордыню, узнали Бога, а не случай. Для того, чтобы победить неверие, Он употребляет угодные Ему средства сообразно с индивидуальностью каждого человека. Разве неверующий может предписывать, что Бог должен делать, и говорить Ему: "Если Ты хочешь победить меня, то надо взяться за это тем или прочим способом, предпочтительнее в это время, чем в другое, так как оно мне больше подходит."
Пусть же неверующие не удивляются, если Бог и духи, исполнители Его воли, не подчиняются их требованиям. Пусть они себя спросят, чтобы они сказали, если бы последний из их слуг захотел подчинить их. Бог предписывает Свои условия, а не подчиняется кому-либо. Он великодушно выслушивает обращающихся к Нему со смирением, а не тех, что считают себя выше Его.
§112. Но скажут, разве Бог не мог бы поразить их лично изумительными явлениями, перед которыми самое закоренелое неверие должно было бы преклониться? Конечно, Он мог бы, но в чём тогда была бы их заслуга, и наконец чему бы это послужило? Не видим ли мы каждый день, как отказываются от очевидности и говорят: если бы я даже увидел, то не поверил бы, так как я знаю, что это невозможно. Если отказываются признать истину, то это оттого, что ум ещё не созрел, чтобы её понять, а сердце, чтобы почувствовать. Гордыня - это бельмо, заслоняющее зрение; к чему же послужит показывать свет слепому? Надо раньше удалить причину зла; вот почему Господь, как искусный врач, поражает первоначально гордыню. Бог не покидает Своих больных детей; Он знает, что рано или поздно глаза их откроются, и хочет, чтобы это произошло по их доброй воле; тогда, побеждённые мучениями неверия, они сами бросятся в Его объятия и, как блудный сын, попросят прощения.

НАСТАВЛЕНИЯ ДУХОВ:

Гордыня и смирение

§113. "Мир Господен да будет с вами, мои дорогие друзья! Я пришёл придать вам мужества в следовании по доброму пути.
Бедным духам, жившим некогда на земле, Бог даёт миссию приходить и просвещать вас. Да будет Он благословен за милость, даруемую нам, и за возможность помогать улучшению вашему. Дух Святый да осенит меня и поможет, чтобы слова мои были понятны и доступны всем. Да поможет мне Бог открыть глаза всем вам, воплощённым, находящимся в горе и ищущим света!
Смирение принадлежит к добродетелям, совсем забытым вами; великие примеры, данные вам, очень мало находят последователей, а между тем, без смирения разве можете вы быть милосердны к вашим ближним? О, нет! Только это чувство ведёт к добру и уравнивает людей; оно говорит им, что они братья, что должны помогать друг другу. Без смирения вы украшаете себя добродетелями, которых не имеете, как если бы вы носили одежду для того, чтобы скрыть недостатки вашего тела. Помните о том, кто нас спас; вспоминайте о его смирении, сделавшем его столь великим и поставившем превыше всех пророков.
Гордыня - ужасный соперник смирения. Христос обещал Царство Небесное наибеднейшим потому, что великие на земле воображают, будто богатство и титулы служат наградой за их заслуги и что их род более чист, чем род бедных; они думают, что богатство им принадлежит, а потому, когда Бог лишает их всего, они обвиняют Его в несправедливости. О, заблуждение, ослепление! Разве Бог делает различие между вами в отношении тела? Разве оболочка бедного не та же, что и богатого? Разве Создатель сотворил два рода людей? Всё, что Бог творит, велико и умно; не приписывайте Ему никогда идей, порождённых вашими гордыми мозгами.
О, богач, пока ты спишь под золочёным пологом, укрытый от холода, не знаешь ты разве, что тысячи твоих братьев, услуживающих тебе, дрогнут на соломе? Несчастный, страдающий от голода, не равен ли он тебе? От таких слов гордыня твоя возмущается - я всё это прекрасно знаю; ты согласился бы подать ему милостыню, но по-братски пожать ему руку - никогда! "Что, говоришь ты, я благородной крови, великий мира, чтобы я был равен этому несчастному, покрытому лохмотьями! Напрасная утопия так называемых философов! Если бы мы были равны, то почему бы Бог поставил его так низко, а меня так высоко?". Да, ваши одежды не похожи, но если бы вы оба были раздеты, какая разница была бы между вами? Благородство крови, скажешь ты, но химия вовсе не нашла разницы между кровью большого вельможи и плебея, господина и слуги. Кто сказал тебе, что ты тоже не был несчастным и униженным, как и он? что ты не просил милостыни? что ты не будешь просить её когда-нибудь у того, которого ты теперь презираешь? Разве богатства вечны? Не кончаются ли они вместе с телом - тленной оболочкой твоего духа? О, оглянись смиренно на самого себя! Взгляни, наконец, на действительное положение вещей в этом мире, на то, что составляет величие и низость в другом; подумай, что смерть не минует тебя так же, как и другого, что твои титулы не оберегут тебя от неё, что она может поразить тебя завтра, сегодня, через час; и если ты замкнёшься в своей гордыни, о! я возжалею о тебе, так как ты воистину будешь достоин жалости!
Гордецы! Чем были вы перед тем, как стали благородными и могущественными? Быть может, вы стояли ниже, чем последний из ваших лакеев. Склоните же ваши надменные головы, которые Бог может унизить в тот миг, когда вы их поднимаете всего выше. Все люди равны на божественных весах; одни добродетели отличают их в глазах Бога. Все духи состоят из одной сущности, и все тела слеплены из одного теста: ваши титулы и ваши имена ничего не изменяют; они остаются в могиле, и не они дают счастье, обещанное избранным; милосердие и смирение служат им титулами благородства.
Бедное создание, ты мать! Твои дети страдают; они зябнут; они голодны; ты идёшь, согнувшись под тяжестью креста, унижаться, чтобы добыть им кусок хлеба. О, я преклоняюсь перед тобой; как ты блатородна, свята и велика в моих глазах! Надейся и молись; счастье не принадлежит ещё миру сему. Бедным, обездоленным и верящим Бог даст Царство Небесное.
А ты, девушка, бедное дитя, отдавшееся труду, лишениям, зачем эти печальные мысли? зачем плакать? Пусть твой взор, чистый и набожный поднимется к Богу; маленьким птичкам Он даёт пищу, имей доверие к Нему, и Он не покинет тебя. Шум праздничный, удовольствия света заставляют биться твоё сердце; ты бы тоже хотела украсить свою голову цветами и присоединиться к счастливым мира; ты говоришь себе, что ты могла бы тоже быть богатой, как те женщины, проходящие перед тобой, безрассудные и смеющиеся. О, замолчи, дитя! Если бы ты знала, какие слёзы и страдания без числа и названия скрываются под этими разукрашенными одеждами, сколько подавлено воплей под шумом этих разудалых оркестров, ты бы предпочла своё скромное убежище и свою бедность. Оставайся чистой в глазах Бога, если ты не хочешь, чтобы твой Ангел-Хранитель предстал перед Ним с лицом, спрятанным под белым крылом, и оставил тебя наедине с угрызениями совести без руководства, без поддержки в этом мире, где ты была бы потеряна в ожидании наказания в другом.
А вы все страдающие от людской несправедливости, будьте снисходительны к ошибкам ваших братьев, говоря себе, что вы сами не без упрёка: это милосердие, но это также и смирение. Если вы страдаете от насмешек, склоните голову при этом испытании. Что вам за дело до насмешек света? Если ваше поведение чисто, разве Бог не может вас вознаградить? Переносить мужественно унижение от людей, это значит быть смиренным и сознавать, что Бог один могущественен и велик.
О, мой Бог! Нужно ли, чтобы Христос пришёл вторично на эту Землю, чтобы научить людей законам, которые они забыли? Должен ли Он будет изгонять продавцов из храмов, грязнящих дом, служащий местом для молитвы? И кто знает? о, люди! если бы Бог даровал вам эту милость, быть может, вы бы отреклись от Него, как некогда; назвали бы Его богохульником, потому что он унижал бы гордыню современных фарисеев; быть может, вы бы заставили его начать снова путь к Голгофе.
Когда Моисей на горе Синай получал заповеди Господни, народ израильский, предоставленный самому себе, забыл истинного Бога; мужчины и женщины отдавали своё золото и украшения, чтобы сделать себе идола, которого они обоготворили. Люди цивилизованные, вы делаете то же, что они; Христос вам оставил своё Учение; он дал вам пример всех добродетелей, а вы отступились от его примера и правил; каждый из вас сообразно своим страстям представляет себе Бога, по своему произволу, то страшным и жестоким, то равнодушным к интересам мира; Бог, которого вы себе создаёте, это тот же золотой телец, которого каждый приноравливает к своим вкусам и идеям.
Опомнитесь, мои братья, мои друзья! Пусть же голоса духов тронут ваши сердца; будьте милостивы и милосердны без хвастовства; это значит: творите добро смиренно; пусть каждый уничтожает понемногу алтари, воздвигнутые гордыне; одним словом, будьте истинными христианами, и вы получите Царство истины. Не сомневайтесь более в доброте Бога, ведь Он даёт вам в этом столько доказательств. Мы приходим приготовить пути для исполнения пророчеств. Когда Господь даст вам проявление более яркого Своего благоволения, то пусть посланный небес найдёт в вас только одну большую семью; пусть сердца ваши, кроткие и смиренные, будут достойны воспринять Божественные слова, которые он вам принесёт; пусть избранник найдёт на своём пути только пальмы, положенные в знак возвращения к добру, к милосердию, к братству, и тогда ваш мир превратится в земной рай. Но если вы останетесь нечувствительны к словам духов, присланных, чтобы обновить, очистить ваше цивилизованное общество, богатое науками, но бедное добрыми чувствами, увы! нам придётся только плакать и стонать над вашей участью. Но нет, этого не будет; вернитесь к Богу, нашему Отцу, и тогда мы все, которым придётся послужить исполнению Его воли, запоём гимны благодарности Творцу за Его неисчерпаемую доброту и будем прославлять Его во веки веков. Аминь."

Лакордер. Константэн, 1863г.

§114. "Люди, зачем жалуетесь вы на бедствия, которые вы сами навлекли на свои головы? Вы не признали святой и Божественной морали Христа, не удивляйтесь же, что мера переполнена и беззакония выходят из берегов со всех сторон.
Беспокойство становится всеобщим, кто же виноват в этом, как не вы, беспрестанно ищущие возможности раздавить один другого? Вы не можете быть счастливы без взаимного доброжелательства, а как же доброжелательство может быть совместимо с гордыней? Гордыня, вот источник всех ваших бед; примитесь же её уничтожать, если вы не хотите видеть её печальных последствий. Одно только средство представляется вам для этого, но оно несокрушимо: взять за правило своего поведения закон Христа, закон, который вы или отвергли, или перетолковали.
Почему вы почитаете то, что блестит и восхищает взор, больше, чем то, что трогает сердце? Почему порок в роскоши служит предметом ваших вожделений, тогда как истинная добродетель в безвестности встречает только презрительный взгляд? Если богатый развратник, погибший телом и душой, появляется где-нибудь, все двери перед ним открываются, все взгляды обращаются на него, тогда как едва удостаивают покровительственным кивком человека добродетельного, живущего своим трудом. Если уважение, которым удостаивают людей, соразмеряется с весом золота, принадлежащего им, или с именем, которое они носят, то какой им интерес исправлять свои недостатки?
Было бы совершенно иначе, если бы позолоченные пороки бичевались общественным мнением так же, как пороки в лохмотьях; но гордыня снисходительна ко всему, что ей льстит. Век алчности и денег, скажете вы. Конечно, но почему же вы допустили, чтобы матерьяльные потребности взяли верх над благоразумием и справедливостью? Почему всякий хочет подняться выше брата своего? И теперь общество претерпевает последствия этого.
Не забывайте, что подобное положение служит признаком морального упадка. Когда гордыня достигает последних пределов, то это означает близкое падение, так как Бог поражает всегда высших. Он допускает иногда их возвышение; но, чтобы дать им время одуматъся и исправиться, по временам наносит удары их гордыне, чтобы их предостеречь; но вместо того, чтобы преклониться, они возмущаются; когда мера переполнена, Он их низвергает совсем; падение тем ужаснее, чем выше они стояли.
Бедный род человеческий, эгоизм извратил в тебе все пути, но всё же будь мужествен! В Своём верховном милосердии Бог посылает могущественное лекарство от твоих бед, неожиданную помощь в твоей скорби. Открой глаза для света; вот души тех, которых уже нет, приходят напомнить тебе о твоих настоящих обязанностях; оне скажут тебе, имея авторитет опыта, насколько тщеславие и величие вашего временного существования ничтожно в сравнении с вечностью; оне скажут тебе, что тот всех больше, кто был всех смиреннее между малыми земли; что тот, кто более всех любил своих братьев, будет всего более любим на небесах, что могущественные на земле, если они злоупотребляли властью, принуждены будут повиноваться своим служителям, что милосердие и смирение, эти две сестры, подающие друг другу руки, служат самыми почётными титулами для достижения милости у Предвечного."

Адольф, епископ Алжирский. Марманд, 1862г.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-06; просмотров: 131; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.81.89.248 (0.009 с.)