ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Второе внимание в Едином поле Бытия



Таким образом, если рассуждать строго и последовательно, тело сновидения не существует в качестве субстанции, физической или метафизической «отдельности». Мы имеем дело с условностью, которая физична в той же степени, в какой воображаема. При этом мы не должны забывать, что тело сновидения состоит их полей и энергии. Более того, тело сновидения оказывает воздействие на окружающую среду, имеет силу, плотность, а порой – даже что-то вроде видимости (т. е. может влиять на органы чувств наблюдателей). Наконец, самое удивительное заключается в том, что тело сновидения может «связать» в себе всю недостающую физическую субстанцию: оно «сгущается» до такой степени, что воспроизводит целостность физического тела – и в этот момент им становится.

Однако тело у человека – одно (как и осознание, проекцией которого оно является). Пользуясь сновидческим «дублем» даже тем невероятным способом, о котором красочно рассказал Кастанеда, описывая магические трюки дона Хенаро, человеческое существо все равно не делится на две части.

Наша свобода и наш прогресс не в том, чтобы «раздвоиться», а в том, чтобы научиться полностью использовать потенциал энергетического поля, окружающего точку сборки.

Естественный сон со сновидениями предоставляет нам все необходимые предпосылки. Поле изначально однородно, оно насыщено сенсорными сигналами и предстает перед осознанием как нечто аморфное. Но мы владеем «описанием мира», и, следовательно, превращаем пятно неопределенной чувствительности в «организм» – структуру, наполненную множеством частей, органов, процессов, имеющую начало и конец, время и смысл.

Так мы поступаем наяву и точно так же мы поступаем во сне. Проблема сновидца – в стабильности и силе осознания. Сила, проявленная с должной стабильностью, «строит» как физическое тело субъекта, так и то «тело», которым он пользуется в иных режимах восприятия.

Конечно, тут же возникает классический вопрос: почему мы говорим, что тело «иных пространств» реально, а не имагинативно? Для этого есть достаточно философских и даже естественнонаучных оснований. О них я еще скажу.

Но прежде нам следует понять физику среды и объекта. Что делает тело физическим? Оно воспринимает, мыслит, ощущает себя, влияет на окружающее в той мере, в какой обладает условной массой. (Условной я называю «массу» всякого физического тела, так как мы вынуждены учитывать принцип неопределенности и прочие квантовые отношения, в которых задействован любой макрообъект как часть квантового поля Вселенной20.) Если мы говорим о неживой материи, то это просто энергетическое поле, способное совершить некоторую работу и конвенционально отделенное от среды некой «границей».

Когда же мы говорим о живом теле, обязательно возникает новый фактор. Во-первых, это биологическая организация (метаболизм, движение, способность не просто накапливать энергию, но перерабатывать ее в другие формы, а затем снова воспроизводить), информационное поле (прежде всего, генетика – структуры, которые являются не просто сложными молекулами, но еще и содержат в себе информацию, которая может бесконечно реплицироваться) и, наконец, «собранность» – и это самое сложное и непонятное. Мы наблюдаем некую силу, которая поддерживает в целостном виде сверхсложное образование, управляет им и, более того, способно через обратную связь корректировать структуру, даже улучшать ее, словно у нее есть план и намерение оформиться не «абы как», а вполне определенным образом.

Значительную часть этого непонятного дела берет на себя некое поле, которому присуща а) целостность, б) склонность развиваться как система с нереализованным (и неизвестным нам) потенциалом. С одной стороны, энергетическое поле, содержащее организм, – однородно, потому что по природе своей есть квантовое «нечто». С другой – оно же необыкновенно усложнено, комплексно, имеет каналы и центры, связи и границы; короче, напоминает машину.

Эта двойственность природы, эта глубинная парадоксальность постоянно демонстрирует себя в любой психотехнической процедуре. Достаточно углубиться в «остановку внутреннего диалога» – и тело становится монолитом, органично вплавленным в океан такого же единообразного, беспредельного энергетического поля. Но стоит обратиться к «деланию» (например, горлового центра или пупка), – «реальность» мгновенно развалится на течения и потоки, затемнения и просветы, воронки и лучи. «Эманации» уже не будут больше абстрактным словом из словаря, они превратятся в действенные пучки, обретут цвет, силу и предназначение. Как видите, всё зависит от фокуса вашего внимания.

Самый глупый вопрос – а как оно на самом деле? Потому что на самом деле оно «никак». Если нет точки сборки, нет осознания и произвольного внимания наблюдателя (перцептора), Мир возвращается в То, Чем Он является и был всегда, – в Хаос (не в смысле «беспорядок», а в смысле «отверстое зияние Бесконечности, из которой может родиться что угодно либо не родиться ничто и никогда»). Это – странное Знание, оно может испугать, но в нем кроется такая Свобода, о которой никто из людей и помыслить не может. Лично мне кажется, что это великое откровение – знать о том, что мир существует для тебя точно так же, как ты существуешь для мира. Друг без друга – вы ничто.

И то же самое с телом. Физическое тело – это результат организующего усилия какого-то энергетического поля (какого – мы не знаем). Сила и структура данного «усилия» полностью определена тем, что мы называем в кастанедовской модели первым вниманием.

И вдруг... происходит весьма необычное событие. Самовольный субъект, по каким-то неестественным причинам, приступает к «чудовищной» манипуляции – он изменяет силу и структуру своего энергетического поля («осознания») так, что оно прекращает поддерживать те элементы биологического пространства, которые раньше были его «любимыми» (например, некоторые реактивные процессы из сферы психо – и нейрофизиологии, даже биологии и биофизики), но направляет свои освободившиеся силы на элементы, казалось бы, «никчемные», второстепенные, мирно дремавшие в клеточных и полевых массивах.

Во-первых, активизируются обычно инертные зоны коры головного мозга, древней коры, таламуса и гипоталамуса, эпифиза и продолговатого мозга. За ним «просыпается» основание мозга и заторможенные ранее участки ретикулярной формации. Даже неспециалист понимает – гормональная «буря» обеспечена. Перцептивные нейроны заняты интенсивным поиском новых комбинаций, поскольку испытывают сильнейший стресс, который вызван диссонансом с привычными интерпретациями. Согласно законам нейрофизиологии, возбужденные нейроны а) требуют новых структур (гешталътов) для «узнавания» сигналов, б) возбуждают все, что с ними физиологически связано, – различные рецепторы, железы и т. д. вплоть до ретикулярной формации, где в первую очередь активизируются изначальные перцептивные паттерны (точки, спирали, круги, аморфные сияния и пр.).

Дон Хуан сказал бы очень просто: «Твой тональ испугался – он готов умереть». Умный нейрофизиолог рассказал бы про новые сигналы, которым нет соответствия в личном опыте, так что в ближайшее время восприятие будет блокировано корой головного мозга. Вы потеряете сознание на несколько минут, если не случится маленькое чудо – соматика не перестроится, не подключатся новые части нейронного массива, чтобы произвести «узнавание» (и энергетическую утилизацию) того, чего раньше в опыте не бывало.

Разница – только в количестве слов. Конечно, если вы вдруг обретете критическую массу новых сенсорных сигналов, соматический (и нейрологический) шок неизбежен. Но мы гибкие существа. Где-то там, «под корой», лежит грандиозный запас «запчастей», дополнительных схем, и т. д. Если запчасти и дополнительные схемы понадобятся и смогут проявить себя (а они, эти запчасти, надо сказать, очень причудливые!), то уж тональ, приученный к любым выходкам и информационным заскокам, быстро сотворит семантику, подходящую этим «чужеродным» восприятиям. И буквально через несколько мгновений включит их в свою родную «семантическую вселенную». Через неделю вы, может, подумаете, что в данном опыте было далеко не так много нового, как показалось сначала.

Итак, с точки зрения нейрофизиолога переход из первого внимания во второе выглядит довольно прозаически. Еще одно обучение, и ничего больше?

Да, если забыть, что структура осознания – это не просто система навыков и понятий. Это энергия. Та самая энергия, что управляет метаболизмом, делением клеток, активностью нервных синапсов во всех частях ЦНС. Если первое внимание «собирает» знакомое нам с детства физическое тело, то второе внимание «собирает»... что?

Несколько лет практики, и вы сможете узнать об этом не из книжек, а из личного опыта.

(1) Например, второе внимание «собирает» антиоксиданты. Не те антиоксиданты, которыми торгуют в аптеках, – а ваши личные. Они замедляют окисление и, надо полагать, старение. Это легко проверить – попробуйте без всяких дыхательных тренировок задержать дыхание на вдохе после того, как научились входить во второе внимание хоть раз в неделю. Задержка часто возрастает на 10-15 %. Есть и другое объяснение – например, ткани просто начинают меньше потреблять кислорода. Но физика учит, что биологическое тело за всякую работу платит окислением тканей, что без кислорода невозможно.

(2) Второе внимание убивает ряд бактерий и микробов. 15-минутное пребывание в этом режиме восприятия может избавить от ангины и нагноений.

(3) Второе внимание либо перестраивает иммунную систему либо нейтрализует гистамин. Погружение во второе внимание полностью и надолго купирует, скажем, приступ бронхиальной астмы, снимает кожные реакции, более того, «строит» такое отношение к некоторым аллергенам, что аллергия вообще исчезает. (Так, например, больной аллергией на цветочную пыльцу вдруг полюбил цветы и увлекся цветоводством.)

С другой стороны, во втором внимании можно заболеть (хуже всего, что, как правило, ни один врач не может понять, что это за болезнь) и подхватить аллергию – даже в том случае, если вы никогда ею раньше не страдали. Это не прогулка и не простой способ вылечить какое-нибудь заболевание. Это – ПЕРЕСТРОЙКА СИСТЕМЫ, можно сказать, вторжение в организмический процесс. Она может быть полезной и удачной, но так же может оказаться крайне вредной.

Важно понять, что сущность толтекского праксиса, как и сущность Трансформации вообще, – контрорганизмическая. Мы движемся «против» организма, «против» природного течения процессов – старения и смерти. Таким образом, то, что делает нагуалист, – есть своего рода «бунт» против самого Мира (или, если Вам нравится кастанедовский миф, – Орла). Нагуалисты идут своим путем, на свой страх и риск.

3) Энергетическое тело и тело сновидения.
Влияние тела сновидения на окружающий мир

Вернемся к телу, которое пребывает за физическим (но не может существовать без него). То самое тело, которое мы так часто и так (увы!) бездумно называем «тело сновидений».

Действительно, впервые значительную часть этого тела мы видим (или как-то ощущаем) в осознанном сновидении, реже – в обычном, но ярком сне. Если заниматься достижением второго внимания долго и настойчиво, то какие-то части тела сновидения «явятся» безо всякого засыпания. Сновидение – только мостик.

Впервые тело сновидения (энергетическое поле, «собирающее» нас) демонстрирует свою отдельность от «физического» тела тем, что пронзительно вздрагивает от неожиданных звуков или движений. Уверен, это замечали многие. Любой медитатор или практик аутотренинга знает, что от резкого звука его тело может пронзить «наэлектризованная дрожь» или «заряд», напоминающий электрический удар. Кажется, что подобные эффекты только подтверждают: мы имеем «астральное тело» – тонкую субстанцию, отделенную от нашего мира частотой или плотностью базовой Энергии – субстанции бытия.

Тело во всех своих проявлениях едино: физическое, биологическое, энергетическое, эмоционально-ментальное (которое оккультисты-метафизики любят называть «эфирным» или «астральным»). «Поле» может заболеть или страдать от дисфункции – так же как кишечник или печень. От животных мы отличаемся в одном фундаментальном отношении: мы способны произвольно организовывать свое «поле» и этим оказывать целенаправленное влияние на собственную соматику, а животные – движутся в согласии со своим биологическим Дао, отвечают на воздействия внешней среды и делают это в соответствии с эволюционно развившейся формой своего вида – т. е. так, чтобы в данной среде выжить.

Когда мы ощущаем электрические или подобные им волны (разряды), мы всего лишь отмечаем, что человеческий организм содержит, помимо анатомии, физиологии, биохимии и физики, некоторое энергетическое поле, связывающее структуру воедино и создающую этим «организм». Это «поле» и делает нас живыми существами в отличие от скал, камней, песка и т. д.

Важно помнить, что это «поле» обеспечивает человека осознанием, которое мы имеем возможность усиливать благодаря специальной дисциплине произвольного внимания – сталкингу, перепросмотру, не-деланию, сновидению и сновидению наяву.

Категория реальности в отношении тела сновидения так же применима, как и к телу физическому. Помните? «Физическое тело – это результат организующего усилия какого-то энергетического поля». И далее о живом: «Оно воспринимает, мыслит, ощущает себя, влияет на окружающее в той мере, в какой обладает условной массой». («Условной», как я уже говорил, в квантовом смысле.)

Кажется, что единственной серьезной проблемой является масса. Находясь в теле сновидения, мы мыслим, ощущаем, воспринимаем. Классическая физика утверждает, что, не обладая массой, влиять на окружающее мы не можем. Однако свидетельства подобных влияний история экспериментальных исследований знает. Дело в том, что успешные влияния трудно повторить, а в лабораторных условиях (совершенно необходимых) это становится исключительно сложной задачей.

Поэтому о влияниях/воздействиях тела сновидения на окружающий мир я могу говорить, опираясь только на личный опыт, полностью отдавая себе отчет в том, что он не может быть воспроизведен по желанию экспериментатора, а потому, строго говоря, не считается научным фактом. Пока с этим обстоятельством приходится смириться.

(а) Живые существа, видимо, испытывают влияние тела сновидения. Самыми чуткими созданиями в этом смысле являются растения. Цветы могут стать более пышными либо увять по желанию сновидца. Иногда (если сновидящий, находясь в теле сновидения, желает вырвать растение) ломается либо повреждается стебель, после чего растение гибнет в течение суток. При этом наблюдаются странные «игры времени» – например, в сновидении (ночью) герой «вырывает» цветок из грунта, а он ломается без чьего-либо прикосновения только на следующий день и затем погибает.

После контакта с вашим телом сновидения животные ведут себя необычно. Бывают раздражены и угрюмы без причины, отказываются от еды, уходят в темный уголок, «сновидца-экспериментатора» могут вообще не признавать за своего.

(б) В особых, исключительных случаях остаются следы на поверхности. Их природа непонятна – потемнения, царапины или трещины (на мебели или на стене). Всегда остается неуверенность: а действительно ли эти следы имеют отношение к сновидческим опытам? Не простое ли это совпадение? И лишь когда «совпадения» повторяются второй, третий, четвертый раз, мы начинаем серьезно задумываться над этими странными феноменами.

(в) Запотевшее оконное стекло может оказаться прозрачным в том месте, где к нему «прикасалось» тело сновидения. Возможно, это означает, что тело сновидения поглощает тепловую энергию.

(г) Вневременное «перемещение предметов». Довольно редкое и поразительное явление. Его также проще всего отнести к совпадениям, что я поначалу и делал. Но многократно повторяющееся совпадение – это уже закономерность, не так ли?

Первый раз это случилось много лет назад. Разгуливая в теле сновидения по квартире, я снял со стены картинку (журнальная репродукция «Тайной вечери» Дали в легкой рамке под стеклом). Довольно долго разглядывал ее, пытаясь стабилизировать восприятие, пока сновидение не прервалось. А на следующий день картинка свалилась с гвоздя, хотя к ней никто и не приближался. Обычное совпадение. Или, как это назвал Юнг, синхронистичность. Но что-то здесь показалось мне странным. Потом я стал специально прикасаться к мелким предметам, когда ходил по комнатам в сновидении.

При соблюдении некоторых специальных условий «совпадение» повторялось. Для этого:

а) сновидение должно быть плотным и ярким;

б) визуальное и тактильное восприятие выбранного предмета должно быть максимально длительным и стабильным;

в) надо выйти из сновидения, не поставив предмет на место.

И на следующий день что-нибудь случалось – либо предмет падал сам по себе, либо его перемещали «природные» силы (распахнувшаяся от сквозняка дверь, неожиданная вибрация от стука за стеной у соседей и т. п.). Все это кажется несерьезным, – чепухой, про которую и писать не стоит, – пока вы лично не столкнетесь с регулярными «совпадениями» такого сорта. Возникает чувство, что вы через сновидение вступили с Миром в игру, правила которой неизвестны или вообще непостижимы.

Я привел только некоторые примеры. Все они воспринимаются наивным практиком (а в таких ситуациях мы, как правило, становимся «наивными») как всплески «подлинной магии». Начинающие сновидцы привыкли чувствовать себя по ночам блуждающим «призраком», бесплотным и бессильным. Совсем другое дело – взять в непослушные пальцы статуэтку, игрушку, фотографию, чтобы она на следующий день оказалась на полу, – то ли в результате вашего воздействия, то ли по воле таинственной синхронистичности мироздания.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.205.144 (0.015 с.)