Прямой сдвиг точки сборки – «прорыв» ко второму телу



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Прямой сдвиг точки сборки – «прорыв» ко второму телу



Я исчезаю светом и пеной, телом без плоти;
мир – это ветер, это лишь воздух на перелете.

Октавио Пас

В первой книге, рассматривая феноменологию сдвига точки сборки в контексте работ Кастанеды, я приписал смещениям перцептивного центра следующие признаки: а) внезапность начала процесса; б) появление звука – звон, жужжание, вибрация, грохот, рев; в) «люминисценция» воспринимаемого – изменение освещенности в сторону желтоватых или розовых тонов. Настало время уточнить этот момент.

Действительно, все три признака регулярно имеют место, и это может подтвердить любой более-менее опытный практик. Но ситуация далеко не столь однозначна. Если говорить языком топологической метафоры, то совокупность перечисленных эффектов сопровождает лишь некоторые траектории сдвига точки сборки. Я бы сказал, что наличие звука и «люминисценции» – показатель, прежде всего, высокой плотности сместившихся психоэнергетических полей, вовлеченности значительного объема ЭТ, а также большой скорости и активности процессов в центральном сегменте кокона.

Есть несколько причин, вызывающих такую траекторию сдвига. Чаще всего это импульсная разрядка накопленного объема энергии – например, когда вы входите в сновидение после длительного перерыва. Начинающий сновидец нередко слышит рев и грохот, видит светящиеся желтым светом пространства, когда впервые «прорывается» сквозь ригидность собственного тоналя. Другая причина – присутствие неорганического существа, поле которого толкает точку сборки экспериментатора, не считаясь со степенью его готовности к подобным эволюциям. (О роли «сущностей», об их катализирующем воздействии и прочем, будет сказано в третьей части книги.) Наконец, третья причина – насильственная активизация полей при помощи психоактивных агентов (веществ или растений силы).

Регулярная практика сновидящего время от времени вызывает у него смещения точки сборки, которые следует считать вполне удачными, и все же они не сопровождаются звуками и изменением освещенности перцептивного поля. Дело не только в постепенном повышении гибкости (текучести) энергетического тела и снижении фиксации точки сборки в позиции первого внимания. Многое зависит от скорости и характера сборки в процессе перехода из одного режима восприятия в другой, а также от траектории самого сдвига.

Например, сенсорные каналы могут перестраиваться постепенно и не синхронно. Яркий пример несинхронной (несогласованной) перестройки – тот самый «сонный паралич», о котором было упомянуто в предыдущей главе. Конечно, это радикальный случай. Но в более мягком и потому неосознаваемом варианте с чем-то подобным сновидящий сталкивается довольно часто.

Есть множество свидетельств странностей такого рода, и все они связаны с несогласованной или неполной сборкой, остановившейся как бы «на полпути». Неподготовленных практиков, не понимающих механизма происходящего, это даже пугает.

Скажем, кинестетическое внимание сновидения. Осуществив процедуру погружения, вы вдруг проваливаетесь (т. е. спонтанно переходите из одного режима перцепции в другой), после чего целиком или частично чувствуете свое тело сновидения. В этом состоянии вы можете чувствовать, как двигаете руками, меняете позу, ощупываете окружающие вас предметы, но при этом ничего не видите и не слышите. Академический психолог, сталкиваясь с этим феноменом, настаивает на удобном термине «кинестетические иллюзии». Частично эти импульсы, действительно, иллюзия. Если мы следуем толтекской парадигме и считаем важнейшей характеристикой перцептивного внимания способность к сборке сигналов, не так уж важно – иллюзорны сами сигналы или нет. Главное – внимание сновидения заработало. Но даже с естественнонаучной точки зрения здесь много загадочного. Ведь сновидец в этом состоянии способен кинестетически (на ощупь) воспринять реальный объект, о существовании которого наяву он не знает. То есть моделирование по памяти исключается.

И я лично, и другие экспериментаторы имеют такой опыт. Например, после того, как вы заснули, кто-то положил на тумбочку или на пол возле кровати книгу, поставил часы, стакан с водой и т. п. Разумеется, вы об этом не знаете. Но если включится кинестетическое внимание и вы приметесь вслепую шарить руками, принадлежащими телу сновидения, то сильно удивитесь, наткнувшись на этот предмет, – ведь тут его быть не должно. Заметьте – эта перцептивная сборка именно сновидческая. Мы исключаем тот вариант, который бы успокоил ученого-наблюдателя: будто вы во сне на самом деле двигали руками и наткнулись на книгу или стакан с водой. Проверить это очень просто. Достаточно выйти из состояния сновидения и убедиться, что руки вашего «физического» тела неподвижны. Так часто и происходит, потому что удивление прерывает сновидческую сборку и возвращает нас в явь.

В другом случае практик может оказаться в аудиальном внимании сновидения. Проверить «реальность» сигналов (которая нас так же мало интересует, как и в случае с кинестетикой) намного сложнее. Тут необходима звукоизоляция, т. е. лабораторные условия. Так что оставим в покое наших скептичных психологов и вопрос о том, где находится источник собранной аудиальной перцепции. Субъективно же это воспринимается следующим образов: вы погружаетесь в сновидение, ничего не видите и не чувствуете, но явственно слышите разговоры, хлопанье дверей, шаги, шуршание и прочие подобные штуки. Если вы быстро вернетесь в мир бодрствования, звуки исчезнут – это и есть единственное возможное в данной ситуации доказательство сновидческого характера сборки.

Еще чаще встречаются смешанные варианты восприятия: визуально-аудиальное (это когда сновидец блуждает вокруг своего спящего тела или в каком-то незнакомом месте, видит и слышит окружающий «мир», но полностью лишен осязания как внешнего поля, так и собственного тела), аудиально-кинестетическое (чувствует и слышит, но при этом слеп, как крот) и так далее.

Безусловно, все это – сдвиги точки сборки. Они неполноценны, но реальны. Подобные феномены демонстрируют, что сборка в новой позиции – не всегда единомоментный, взрывообразный процесс. Скорее, наоборот: мгновенная сборка по всем каналам в позиции сновидения – явление относительно редкое. Когда вы регулярно занимаетесь сновидением, процесс перестройки идет последовательно. Сначала возникает зрение, затем осязание и слух, подключается проприоцептивная сфера (внутренние ощущения телесного характера) и, наконец, полноценное отображение тела в пространстве. Иногда все это происходит за три-четыре секунды, и сновидящий даже не успевает заметить данную последовательность.

Такой сдвиг точки сборки (самый типичный и распространенный) не сопровождается вибрацией, шумом, резким изменением освещенности. Исключением является «проход» через центр и нижнюю часть фронтальной пластины кокона в том случае, когда перестройка перцепции, начатая обычным порядком, вдруг завершается «скачком». Тональ при этом часто фиксирует звук, напоминающий хлопок в ушах, а за ним все остальные эффекты резкого сдвига точки сборки, уже описанные.

Единственное, что кажется мне по-настоящему важным, – это внезапность. Думаю, это универсальный момент, важность которого не связана с каким-то особым энергетизмом процесса, – это, в первую очередь, решающий параметр диагностики. Ведь переживание сдвига точки сборки по определению выходит за рамки тонального описания – того самого описания, внутри которого все прогнозируемо и является реализацией наших ожиданий.

Коротко поясню.

Как известно, многие психологи с недоверием относятся к информативной ценности любых самоиндуцированных ИСС по той простой причине, что считают их содержание результатом самовнушения. Так вот, динамика переживаний во время аутотренинга, самогипноза и обусловленной медитации в большинстве случаев показывает, как работает тональ внутри изначально заданного режима перцепции. Сценарий следует жестко заданному алгоритму: обдумывание идеи – формирование установки – моделирование запрограммированного ощущения (восприятия) – усиливающая концентрация – реализация иллюзии. Все звенья этой цепи пребывают внутри описания. Если же психотехника приводит к неожиданностям (незапрограммированным перцепциям), то за счет побочных эффектов, вызванных использованием специфических инструментов (спонтанная ОВД или не-делание).

Типичный пример – техника визуализации. Если вы запрограммировали себя «увидеть» яблоко, цветок, мандалу, многорукого Шиву и т. д., то через некоторое время добьетесь своего. Визуализируемый объект возникает по частям, приобретает интенсивность, цвет, объем далеко не сразу. Это плавный процесс. Сам по себе он не является сдвигом точки сборки.

Реальный сдвиг ТС – это разрыв непрерывности тоналя. Вот почему перцепция в новой позиции всегда неожиданна. Это внезапность, или спонтанность. Любой психотехнический метод достигает успеха лишь в том случае, если приводит практика к внезапному переживанию. Обратите на это внимание и не превращайте сновидение в разновидность визуализации. Сегодня публикуется масса книг, авторы которых убеждают читателя пойти по этому обманчивому пути, называя его чуть ли не «высшей магией». Имейте в виду, всякое конструирование образов и преднамеренная обусловленность перцепции – это вход в царство самодельных иллюзий.

Эта глава посвящена методу так называемого прямого сдвига точки сборки. Его главное преимущество заключается в масштабной активизации энергетического тела, что сразу вовлекает сновидящего в значительные полевые взаимодействия с внешней средой.

Если «верхний» метод довольно долго позволяет сновидящему колебаться между вниманием сновидения и вторым вниманием, строить тело сновидения фрагментами, которые достигают высокой стабильности за счет низкой плотности, то прямой сдвиг точки сборки радикален – он сразу переносит нас в пространство интенсивных сигналов и ускоряет формирование тела сновидения во всех отношениях. Важно, что этот метод помогает быстро преодолеть дифференциацию осознания в отношении «второго тела».

Как правило, сновидящие, сознательно или бессознательно пользующиеся «верхним» сдвигом точки сборки, делают тело сновидения от головы. Перцептивно-энергетический контроль над телом сновидения сосредоточен там, где тональ привык воспринимать центр осознания («голова»), и там, где максимально реализуется способность к сознательному действию («руки»). По этой причине тело сновидения может длительное время оставаться в законсервированном состоянии. Это – пассивное тело, воспринимающая единица, не склонная к уплотнению или трансформации.

Чтобы второе тело превратилось в мощную энергетическую формацию, оно должно научиться поглощать энергию из внешних полей (будь то неосознаваемые флуктуации окружающего пространства или миры второго внимания) и там же излучать ее. Поглощая энергию, тело ускоряет собственные трансформационные процессы, излучая – производит «магическую» работу и обретает необходимую самостоятельность. Чтобы добиться этого, тело сновидения должно во втором внимании копировать функции фронтальной пластины основного кокона, где энергообмен разной плотности осуществляется через горловой центр, солнечное сплетение, центр пупа и некоторые другие каналы. Прямой сдвиг точки сборки, если он проделан успешно и доведен до конца, выводит в сновидение необходимую энергетическую массу второго тела не частями, а сразу и целиком.

Предварительные условия, которые необходимы для осуществления прямого сдвига, ничем не отличаются от уже описанных выше. Сновидящий должен произвести максимальную релаксацию тела и сосредоточиться на остановке внутреннего диалога. Идеальным состоянием является сочетание полной расслабленности мышц и тканей, чтобы ослабить или даже остановить восприятие схемы тела, на фоне высокого тонуса сознания, что выражается в бдительности и сосредоточенности внимания.

На продвинутых этапах практики сновидец может добиться этого состояния не только лежа. Если вы способны утратить чувство тела и остановить внутренний диалог, сидя в кресле или устроившись в постели так, чтобы голова и плечи опирались на вертикальную плоскость (например, прислонившись к стене), возникает сильный диссонанс между позой и состоянием осознания. Это помогает поддерживать парадоксальное состояние пассивности и одновременной алертности, чтобы сдвинуть точку сборки.

Обратите внимание на то, что прямой сдвиг ТС не нуждается в специальных сосредоточениях на какой-то зоне концентрации. Если вы привыкли фокусироваться на макушке головы или на межбровье, на поверхности кокона или на фронтальной пластине энергетического тела, здесь надо избавиться от стереотипа, который автоматически влечет за собой смещение точки сборки вверх. Ибо метод прямого сдвига состоит в полном отказе от привычных шаблонов перераспределения внимания и «разделения тел». Он направлен на активизацию неразделенного энергетического поля. В определенной степени подобный эффект сопровождает сновидящего во время «ходьбы Силы». Вы должны знать это специфическое ощущение, потому что оно является наилучшей зацепкой внимания для данной процедуры.

Техника может быть описана поэтапно.

(1) Активность периферийного внимания.

Вспомните состояние максимального рассредоточения внимания, которое характерно для «ходьбы Силы». В неподвижном состоянии воспроизвести его сложно, так что здесь вы столкнетесь с определенными трудностями. Лежа на спине с закрытыми глазами или сидя – так, как было сказано выше, – вы смотрите вперед, в темноту и поддерживаете спокойное, ритмичное дыхание.

Ваше визуальное поле не только статично, что само по себе автоматически сужает луч внимания, но и однородно (если не считать беспорядочных и бессмысленных флуктуаций – светлых и темных пятен, которые, как принято считать, являются отражением хаотичных возбуждений клеток сетчатки, зрительного нерва и т. д.). Иными словами, то, что находится перед вами, по законам описания не является объектом. Следовательно, визуальное внимание должно быстро угаснуть. Если остальные каналы (аудиальный или кинестетический) не заняты сборкой перцептивных пучков, то осознание окончательно исчезает и вы погружаетесь в обычный сон.

Если так сложно просто сохранить визуальное внимание, то активизировать его периферию сложнее вдвойне. За счет чего мы активизируем периферийное внимание наяву? Каждый практик знает, что более всего этому способствует подвижность сигналов. Например, во время ходьбы на периферии зрительного поля постоянно происходят перемещения сенсорных стимулов – движущиеся объекты, изменение углов и перспективы, освещенности, структур и т. д. Даже в том случае, когда подобных движений не слишком много, мы находим какой-нибудь сигнал, помогающий зацепиться вниманием за край зрительного поля и равномерно удерживать визуальную алертность по всей воображаемой окружности (круговой периферии).

Занимаясь техникой сновидения через прямой сдвиг точки сборки, вы неподвижны, находитесь в темноте, так что никакой стимуляции визуальная периферия не получает. Только память об опыте визуальной Деконцентрации, полученном во время «ходьбы Силы», может послужить начальным импульсом для противоестественной в этих условиях активизации перцептивного внимания и его равномерного распределения по монотонному полю. Хорошо, если незадолго до сеанса вы совершили вечернюю прогулку и испытанное при этом ощущение еще сохраняет свой постэффект. В любом случае, перед тем, как приступать к исполнению данной техники, убедитесь, что можете воспроизвести периферийную активность внимания.

(2) «Точка взгляда».

Как вы помните, во время «ходьбы Силы» рекомендуется смотреть на некую точку перед собой. В любой ситуации она расположена приблизительно в центре зрительного поля. Можно заметить, что в статичной ситуации мы вынуждены прилагать больше усилий не только для повышенной внимательности на периферии, но и с большим усердием удерживать зрачки на воображаемой центральной точке. Перцептивное внимание правильно распределяется по орбите поля в том случае, если зрачки неподвижны и направлены на центр. Разумеется, полной неподвижности взгляда вы не добьетесь, да в этом и нет особой необходимости. Это лишь имитация состояния зрительного аппарата, еще один «якорь», который помогает пробудить деконцентрированное визуальное внимание за счет ненавязчивых напряжений мышц глазного яблока.

(3) Моделирование зрительного поля с закрытыми глазами.

Теперь, качественно воспроизведя ситуацию равномерно распространенного по зрительному полю внимания с закрытыми глазами, вы создали условия для активного восприятия большого количества сенсорных сигналов при почти полном их отсутствии. Это вызывает сильный диссонанс и нарушение базовых автоматизмов.

Человеческий тональ вообще имеет два модуса работы зрительного внимания – а) с открытыми глазами и б) с закрытыми глазами. Стоит закрыть глаза на пару минут, и зрительное внимание переходит в режим «пассивного блуждания». Тональ знает, что с закрытыми глазами нельзя собирать визуальную информацию. Лишь иногда мы имеем хаотические следы активного режима, которые чаще всего являются результатом длительного напряжения. Тогда могут всплывать картинки, лица, какие-то структуры. Внимание безвольно скользит по ним, пока картинки не растворяются в пустоте.

Режим внимания, который культивируется в процессе «ходьбы Силы», обладает прямо противоположными характеристиками. Он не только связан с непрерывностью зрительных впечатлений, но и подразумевает сверхвысокую плотность сенсорного потока. Иными словами, тональ ждет мощного наплыва визуальной информации, но не получает ее.

Первое, что в такой ситуации делает тональ, – он начинает моделировать пространство. Как правило, сновидец обнаруживает перед собой что-то вроде темной полусферы. По сути, это стенка перцептивного «пузыря», на которую мы глядим из его центра – точки наблюдения, которая так же сотворена тоналем. Как всякий перцептивный шаблон, он не имеет объективной реальности. И все же это не вполне иллюзия, поскольку отражает весьма продуктивное для сновидящего состояние его энергетического поля. Моделирование этого шаблона соответствует тому распределению осознания, которое имеет место наяву – готовность воспринимать сигналы и энергию прежде всего извне. В обычных сновидениях под давлением внутренних образов пространственный шаблон нестабилен либо вовсе не формируется. Он возникает на одно-два мгновения, потом – растекается неопределенным образом, предъявляя непоследовательные фрагменты, выхваченные из качественно различных сфер опыта. Частицы внешних восприятий, образные ассоциации, память и воображение, обрывки мыслей, иллюстрируемые картинками, – все это существует в каком-то «неопределенном месте», где нет координат, структурирующих содержание. Сновидческий сумбур и абсурдные сочетания впечатлений, типичная рассеянность и полузабытье возникают из-за того, что отсутствует выработанный в первом внимании перцептивный шаблон пространства.

Вот почему видение иллюзорной «полусферы во тьме» не стоит считать пустой причудой воображения или одной из тех визуализаций, которых мы должны избегать. Напротив, фиксируйте эту конструкцию, созданную из пустоты; она является фундаментом активного внимания сновидения. Вы обнаружите, что модель пустого полусферического пространства – по сути, единственное, что помогает сохранять активность периферийного зрения с закрытыми глазами.

Задача сновидящего – непрерывно удерживать «точку взгляда» в центре моделируемого пространства. Стереотипы тоналя будут оказывать мощное сопротивление. Внимание склонно распадаться, плыть, уходить по привычным беспорядочным маршрутам. Постоянно выслеживайте и ловите его, не давайте ему рассеиваться. После каждой флуктуации спокойно и терпеливо восстанавливайте исходную позицию – состояние высокой готовности к восприятию по всему зрительному полю, хотя ничего, кроме темноты, перед вами нет и быть не может.

Крайне важным моментом здесь является характерное замедление внутреннего диалога. Поскольку этот эффект сопровождает правильно исполняемую «ходьбу Силы», по степени его выраженности можно определить интенсивность состояния. Если внутренний диалог активизировался, вошел в обычное русло, значит, и внимание возвратилось в стандартный, хаотический режим. То есть вы опять скользите рассеянным лучом внимания по темной пустоте и неминуемо приближаетесь к бессознательности обычного сна.

Описанные этапы техники вводят сновидящего в состояние сильного диссонанса между работой внимания и условиями перцепции. Прямой сдвиг точки сборки происходит в тот момент, когда практик засыпает, не выходя из достигнутого диссонанса.

Иногда на это достижение уходит две-три недели, иногда – несколько месяцев или год. Основная трудность заключается в прохождении через критическую фазу утомления. Она длится несколько секунд, и именно в этот краткий период перцептивное внимание расслабляется. Мы возвращаемся в привычное состояние, где диссонанс исчезает, и погружаемся в сон. Причем утомление может быть настолько сильным, что практик перестает видеть даже обычные сны. Этот период может вызвать серьезные сомнения в эффективности метода.

Дело в том, что, пользуясь верхним сдвигом точки сборки, сновидящий привык опираться на локализованное (а не рассеянное, как в данном случае) возбуждение. Сместившаяся в момент засыпания точка сборки по привычке ищет уже собранный наяву сенсорный пучок, восстанавливает его и, отталкиваясь от осознанного фрагмента, строит остальное перцептивное поле.

Однако при прямом сдвиге точки сборки нет никакого готового продукта. Перцептивную сборку надо провести с нуля, а это совершенно новый подход, который поначалу вызывает смятение. Сновидящий должен сразу найти внешние энергетические импульсы и придать им форму. В этом процессе каждый миг имеет значение. Задержавшись в несобранном состоянии на лишнюю долю секунды, вы лишаете себя возможности войти во внимание сновидения.

Как видите, прямой сдвиг требует больше сил, чем верхний, но его неоспоримое преимущество в том, что он захватывает во много раз больший объем полей и, соответственно, предоставляет обширное перцептивное пространство, собранное из значительного числа эманаций. А чем масштабнее поля, вовлеченные во внимание сновидения, тем быстрее и интенсивнее идут все процессы Трансформации. Вот почему я считаю прямой сдвиг точки сборки «прорывом» ко второму телу.

Конечно, высокая интенсивность подразумевает известную степень риска и соответственно предъявляет к практику более серьезные требования. Это касается всех сторон толтекской дисциплины, включая безупречность, сталкинг и перепросмотр, поскольку содержание сновидческого опыта становится довольно бурным и регулярно бросает вызов чистоте его тоналя. Можно сказать, прямой сдвиг точки сборки вызывает к жизни неиссякаемый поток тональной продукции, качество которого во многом обусловлено нашей практикой наяву.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.172.203.87 (0.013 с.)