Позиция сновидящего на пути осознания себя в Реальности



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Позиция сновидящего на пути осознания себя в Реальности



Мыслителю и искателю Бытия (Реальности, Духа) в результате традиционных интеллектуальных спекуляций или напряженных медитативных опытов открываются два способа существования и самоосознания – отдельность и единство. Отдельность, будучи привычным и как бы естественным модусом психики, кажется состоянием профаническим. Это банальное противостояние Я и Мира, субъекта и объекта. Точка, принятая искателем за центр сознания, становится истоком воображаемой автономии. И дело не столько в поверхностной кажимости, которой поглощены автоматические люди социального мира – сомнамбулы, никогда в жизни не подвергавшие сомнению воспринимаемое под гипнозом тоналя, – где отдельность собственного тела и души от энергетического потока Вселенной является очевидностью, безусловно данным, молчаливо подразумеваемой аксиомой. Дело в глубинном противоположении природы сознания внешней природе, в отождествлении Я с неким статичным центром, пребывающим «в себе» независимо от уровня духовной просветленности.

Любой прогресс практика, поддерживающего эту позицию, сводится лишь к возведению все более величественного пьедестала для монады собственного Я, сияющей Божественным Светом. Таким образом, путь адепта напоминает строительство Вавилонской башни. Его сила и проницательность возрастают, его «духовный взор» проникает все дальше, раздвигая горизонты восприятия и воображения, но первоначальное качество не меняется. Ни объем поставленной под контроль энергии, ни моральное совершенство не могут трансформировать фундамент его осознания.

Второй способ существования Я – единство. Во многих традициях он считается возвышенным, мистическим и даже сакральным. Сегодня, когда восточные дисциплины трансформации сознания широко известны и частично ассимилированы Западом, эта альтернатива не встречает большого сопротивления, а присущие ей ценности признаются все чаще. Собственно говоря, именно единство (слияние) называют истинным просветлением.

Однако, если вдуматься, даже такое «просветленное» осознание является лишь изменением угла зрения и перспективы. Новая «перспектива», когда она достигнута, переживается весьма интенсивно и, безусловно, заключает в себе качество внутренней жизни личности, прежде ей совершенно недоступное. И все-таки потенциал данного модуса быстро исчерпывается.

На первый взгляд, это странно. Как может исчерпаться потенциал нирваны или самадхи (сакральные синонимы «единства»)? Казалось бы, устранение границ и барьеров, всякой изолированности субъекта предоставляет Я ресурсы самой Бесконечности. Формально так и есть – но лишь формально. Проблема заключается в том, что единство так же статично, как и отдельность. В конце концов, это не более чем позиция. Объединение внешнего и внутреннего Я с окружающей его Бесконечностью сродни «квантовому переходу» – однажды он происходит, и система замирает в новообретенном равновесии. Если же мы вспомним, что Жизнь – это процесс, и он несовместим со статичностью, что он воплощается в непрерывном взаимодействии частей, взаимовлиянии, обмене, обновлении элементов, то становится совершенно ясно – ни модус отдельности, ни модус единства не соответствует природе живого человека.

Дело в том, что описанные выше позиции, – лишь психологические реальности, т. е. совокупности переживаний, явно или неявно порожденных концептом, идеей, некоей логикой. Они созданы тоналем.

Стремления к абсолютизации опыта, в частности, порождают крайние метафизические концепции о «реальности» или «нереальности» воспринимаемого. Опасность этого подхода понимали уже в древности – этот момент отражен в самых развитых философско-практических учениях. Например, в буддистском трактате «Коренная мудрость» можно найти следующее рассуждение:

«О тех, кто придерживается ложных воззрений относительно пустотности, сказано как о неизлечимых. Как это – «неизлечимых»? Например, если против запора применено слабительное и оба – запор и слабительное – вместе удаляются из тела, то болезнь излечена; однако если запор устранен, а слабительное не удалено, то болезнь может стать неизлечимой и привести к смерти. Так же и воззрения относительно реальности всего существующего: хотя они и изгоняются медитацией о пустотности, но, если испытывать пристрастие к пустотности и иметь соответствующие ошибочные воззрения, то (...) это обернется дурной участью».

Абсолютно то же самое происходит с толтеками, которые видят везде нагуаль и не понимают важности тоналя, его участия в работе осознания и трансформации осознания. Если практик погружен в понимание Мира как нагуаля (что по сути верно) и начинает культивировать все и всякие переживания Мира как переживания нагуаля, он приходит к простому выводу – практики не нужны, все дано изначально, стоит лишь повернуть внимание в нужную сторону. Тональ для него – пустая игрушка, а не инструмент. Он барахтается в аморфных переживаниях и часто, подобно некоторым нигилистам, понявшим буддистские воззрения буквально и упрощенно, провозглашает, что Мир – это Пустота, Ничто (Нуль) – и больше ничего нет. Либо, наоборот, Мир – это Все, Переполненность Энергии во всех проявлениях (от пространства-времени до материи), и опять-таки больше ничего нет!

Оба подхода пагубны и бесплодны.

Только противостояние двух позиций, двух полюсов, противостояние субъекта и объекта обеспечивают жизненную динамику Реальности. Я и Мир, Тональ и Нагуаль – нельзя выйти за пределы этой пары. Став Нагуалем, вы откажетесь от практик и быстро превратитесь в идиота. Став Тоналем, вы откажетесь от Непостижимого и быстро станете банальным, стандартным существом, которое не имеет смысла в Большом Мире, а просто суетится между маленькими ценностями собственного маленького мирка.

«Правильная позиция сновидящего» включает в себя противонаправленные импульсы развития осознания как частности и, будучи объемным взглядом на собственную природу и Мир, намного больше и глубже, чем простая сумма двух намерений, стремящихся к абсолютной реализации, – намерения тоналя и намерения нагуаля. Обрести равновесие в правильной позиции, расположенной между противоположными тенденциями, было сложно во все времена, но теперь – особенно, поскольку человек испытывает сильное давление «современной Конкисты». Это не вторжение извне, где противник очевиден. Ситуация намного сложнее, ибо враг внутри, невидимый и неразличимый. Он захватывает нас, не прибегая к явному насилию – это война идей, война мировоззрений. Цель Конкисты – обезличивание, унификация описания мира так, чтобы пузырь восприятия не открылся более никогда. Это осуществляется при помощи резкого усиления репродукции схем мирового тоналя, наметившегося в первой половине XX века и ставшего совершенно очевидным за последние десятилетия. «Агрессия мирового тоналя» обусловлена технологичностью распространения информации и унификацией этнических «описаний» в связи с глобализацией – не только и не столько экономической, сколько духовной, ментальной, концептуальной. Сегодня экспансия приобрела ураганный характер, в результате чего личность практически побеждена. Мы живем в штампованном пространстве, где путь «духовности», «богопознания» или «самосовершенствования» имеет столь же однозначный маршрут, как и путь социального и материального благополучия. В планетарном супермаркете продаются не только холодильники, пылесосы, телевизоры и книжки «Как стать здоровым и богатым». Там есть и специальный отдел для патентованных версий «мистического идеализма» – где-то поблизости от успокоительных таблеток и иных средств одурманивания. Экстатические призывы к «слиянию», «чистой духовности», советы отдаться Божеству, Высшему Разуму, найти смысл в Бесформенном и Непостижимом – все это входит в традиционный набор рецептов для невротизированного искателя, мечтающего сбежать от повсеместной бессмысленности механического бытия. Надо быть поистине изощренным, бдительным сталкером, чтобы не попасть в ловушку стандартного описания, чтобы проскочить между Сциллой и Харибдой – противоположными, но в равной мере никуда не ведущими способами забвения.

Сновидящий особенно уязвим перед мощным натиском духовного эскапизма. Сам факт, что его работа происходит в сновидении, создает предпосылки к отстраненности и забвению дневной жизни. Если сновидец игнорирует явь как незаменимое поле ценного опыта, он оказывается в тупике, сам того не замечая.

С одной стороны, фундаментальные процессы перераспределения энергии происходят благодаря безупречности и сталкингу – практикам, которые осваиваются наяву. Здесь очищается тональ, здесь осознание приобретает существенные навыки, субъект становится упорядоченным и сильным пучком эманации, способным полноценно жить реальностью – не только мирами иных диапазонов восприятия, но и повседневным миром первого внимания. Сновидец должен осознать, что первое внимание обладает исключительной важностью, ведь именно в нем мы имеем непрерывный доступ к энергии Реальности. Еще раз повторю мудрое высказывание из Упанишад: «Земля – Его опора». Утратив опору, мы утратим главный источник Силы.

С другой стороны, сновидение затягивает и может вызывать сильное пристрастие. С самого начала на это необходимо обратить внимание. Если сновидец обнаружил, что все его желания и помыслы наяву сосредоточены исключительно на достижении новых сновидений, если содержание дня сводится к ожиданию момента, когда можно будет наконец-то погрузиться в сон, – он встал на губительный путь. Это не только отсутствие безупречности (ведь настоящая безупречность подразумевает равное отношение к любому режиму перцепции), плохой сталкинг (неспособность выследить в себе истинные причины пристрастия к сновидению, осознать их и этим трансформировать свою мотивацию), но и энергетический тупик. Естественным следствием такой позиции станет постепенное ослабление внимания сновидения – восприятие во сне будет блекнуть, истощаться, волевые сосредоточения будут все реже приводить к успеху. И это естественно. Ведь базовым режимом энергообмена для человека, не достигшего Трансформации, является первое внимание. Здесь он поглощает основной объем Силы и излучает его. Все навыки управления энергией формируются наяву, в сновидении они только получают новые поля для работы. Ситуация меняется лишь на высших этапах практики, когда тело сновидения масштабно интегрируется со всем объемом энергетического тела и может, таким образом, извлекать Силу из второго внимания так же эффективно, как и во время бодрствования. Но прийти к этому можно только через напряженную тренировку в дневной жизни.

К сожалению, не все сновидцы осознают правильное настроение пути. Тогда их практика и жизнь в целом следуют стандартному сценарию – той самой «патентованной версии» из супермаркета мирового тоналя. Испытав осознанное сновидение, они впадают в экстаз и тонут в иллюзорном блаженстве. Им кажется, что там, в мирах сновидения, скрыты все тайны бытия, все главные восторги и – главное – смыслы человеческого осознания. Пристрастие, зависимость и забвение поражают их неуравновешенный тональ. Дневная жизнь скучна, глупа, бессмысленна, мир первого внимания – только вынужденная пауза между сновидениями, где происходит «настоящая жизнь». Абсолютно то же самое предлагают все религии мира, все мистические и оккультные учения: там, «по ту сторону» происходит все самое важное, экзистенциально значимое, здесь, «в этом мире» – суета и тлен. Это и есть шаблон мирового тоналя, простой и очевидный, навязанный тысячелетними повторениями. Если сновидящий хочет добиться цели нагуализма – Свободы и Трансформации, он обязан выследить в себе этот шаблон и избавиться от него.

Единственное реальное сокровище, которым мы владеем, – это осознание. А осознание дано нам как в сновидении, так и наяву. И там и здесь мы способны расти и развиваться, если сосредоточены на главном – на усилении осознания.

Сновидящие должны постоянно помнить, что сущностный смысл всех предпринимаемых на пути нагуализма усилий – интеграция. Это Путь Равновесия, где новые поля восприятия дополняют перцептивный опыт, но ничего не отрицают. Осознание себя в Реальности – это обретение целостности и гармоничное возрастание Силы. Любой перекос разрушает целостность. Пребывая в мире первого внимания и игнорируя все иные режимы восприятия, мы не можем осознать себя по-настоящему. Однако, полностью сосредоточившись на внимании сновидения, мы попадаем в такую же ситуацию – становимся визионерами, созерцателями призраков, вечно питающими надежду, будто призраки дадут нам Силу, свободу и бессмертие.

Нет. Сами по себе призраки – всего лишь призраки. Долгие годы сновидец наблюдает обманчивые отражения недоступных ему энергий. Завороженный, он не может отвести от них взгляд, его осознание застывает в гипнотическом трансе вместо того, чтобы обрести необходимую Силу наяву и прорваться сквозь отражения к самой Реальности.

Только объединив силу и стабильность первого внимания, его настроенность на активный энергообмен, с перцептивными возможностями второго внимания, энергетическими потоками, постоянно циркулирующими в иных диапазонах бытия, можно преодолеть иллюзии и застой, победить неизменность человеческой формы и прийти к Трансформации.

В этой книге я попытался описать часть Пути (на мой взгляд, весьма существенную) к реализации хоть и крохотного, но самого важного шанса сновидящих – к обретению безусловной и окончательной Свободы.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; просмотров: 88; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 54.227.97.219 (0.01 с.)