ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Спонтанный «выход» тела сновидения



Это явление широко известно и неоднократно описывалось многими практиками. Поэтому буду краток.

Прежде всего, тело сновидения на первых порах очень часто «выделяется» спонтанно. Я вынужден брать в кавычки такие слова, как «выделение», «выход» и т. п., поскольку ничего никуда не «выходит» и не «выделяется», о чем уже было сказано. То, что мы воспринимаем как «выход» тела сновидения, – это тональная интерпретация внезапной активности осознания вне привычной схемы физического тела.

Для практика-нагуалиста это событие – результат включения внимания сновидения (о достижении которого подробно написано в первой части книги) и дальнейшего движения точки сборки, ведущего к ощутимому сдвигу позиции воспринимателя («идеального центра») в воспринимаемом поле. Рассогласование новой позиции воспринимателя и положения тела первого внимания автоматически вызывает феномен так называемого «выхода» тела сновидения. При этом задействованная энергия может быть минимальной и всего лишь имитировать некие структурные фрагменты «второго тела». Все остальное создает галлюцинирующий тональ сновидящего.

Как правило, у сновидцев, не работающих над усилением тела сновидения, возникает то, что можно назвать «фантомным полем». Оно объединено в мнимую «целостность» за счет иллюзорного шаблона, возникшего в результате привычной перцептивной схемы, действующей в первом внимании. Этому обстоятельству не стоит огорчаться. «Фантомное поле» – штука весьма полезная, ведь именно оно становится перцептивным «скелетом» для всех дальнейших усилий произвольного внимания, структурирующего реальные психоэнергетические поля.

На первых порах сновидец реально имеет лишь малые фрагменты. Обычно они связаны с руками, глазами, головой тела сновидения. Это части («осколки») того древнего «перцептивного треугольника», о котором я еще скажу в следующей главе. Вы можете «увидеть» собственные ноги или живот, но на начальных стадиях освоения сновидения это чаще всего – продукты галлюцинирующего тоналя.

Есть несколько вариантов спонтанного «выхода» тела сновидения, которые мы встречаем при «верхнем» типе смещения точки сборки. («Прямой сдвиг», как я уже говорил, обычно ведет к цельной проекции – мгновенному осознанию своего тела сновидения вне тела физического. Иногда в пределах собственной спальни, иногда – в одной из относительно удаленных позиций.) Я их просто перечислю, так как в большинстве случаев они, на мой взгляд, не нуждаются в комментариях:

Классический вариант «выхода» тела сновидения при верхнем смещении точки сборки – через макушку головы.

Довольно часто спонтанный «выход» происходит через «переворачивание» тела сновидения «внутри» тела физического. За ним может последовать «взлет и парение» либо «падение на пол». Само «переворачивание» может происходить как «вокруг собственной оси» (подобно бревну, поворачивающемуся в потоке речной воды, – именно такое сравнение использовал, например, Р. Монро), так и «горизонтально» (этот вариант я назвал «пропеллер», так как в этот момент сновидящий в момент рассогласования со схемой физического тела сам себе может напоминать начавший вращаться двухлопастной пропеллер, и это порой кажется довольно забавным).

Реже происходит то, что можно назвать «вытягиванием через руки». В этом случае сновидец сначала чувствует только «руки» своего тела сновидения, вытягивает их и, как бы опираясь на это ощущение «освободившихся от бренной плоти» кистей и предплечий, «выползает» из физического тела, как бабочка из кокона.

Иногда (особенно в случае неожиданной эмоциональной реакции на резкий раздражитель) сновидящий совершает своеобразный «прыжок» и сразу оказывается в теле сновидения. При этом он может чувствовать себя ошеломленным и дезориентированным.

Довольно сложным и не совсем спонтанным способом является «выход» тела сновидения через нечто напоминающее «позу эмбриона». Он начинается так же, как «вытягивание через руки», но за ним (как правило, неожиданно) начинают «подниматься» ноги тела сновидения и сгибаться в коленях. Сновидящий словно сворачивается в клубок, осознавая при этом, что его «физическая часть» сохраняет неподвижность и даже расслабленность. Затем – «кувырок», и он уже висит в воздухе либо летит в неведомые просторы. Возможно, это наиболее эффективный из всех спонтанных «выходов». Сама процедура невольно вовлекает в оформление тела сновидения наибольший объем энергетических полей. О том, почему подобный способ время от времени имеет место, надо писать отдельно, т. к. феномен связан с некоторыми импринтными схемами, как правило, сформировавшимися в момент родов или в раннем детстве.

Наконец, последний и самый, на мой взгляд, неприятный «выход» тела сновидения – «проваливание сквозь спину». В моем опыте он однозначно связан со смещением точки сборки вниз и, соответственно, восприятием мрачных либо устрашающих перцептивных миров.

Хочу также сказать о таком любопытном восприятии, иногда возникающем у практика, испытавшего «выход» тела сновидения, как «светящийся (серебристый) шнур» или «нить», связывающая его физическое тело с призрачным «двойником». Эксперименты убедили меня, что этот «шнур» (или «нить») – всего лишь автоматическая проекция идеи, порожденной галлюцинирующим тоналем.

Для такого вывода у меня достаточно оснований. Во-первых, восприятие соединяющего два тела «шнура» слишком нестабильно. Оно не зависит от качества внимания сновидения и от яркости восприятия остального перцептивного поля. Во-вторых, как много раз было замечено, «нить» появляется тогда, когда о ней вспомнишь или когда возникает опасение насчет «полного отделения» тела сновидения от физического тела. Иначе говоря, сначала возникает мысль о «нити» (связи), и лишь потом – восприятие. Такая последовательность типична для галлюцинируемого.

Кроме того, сама идея какой-то «нити», привязывающей наше восприятие к физическому телу, явно визуализирует хранящуюся «в затылке» метафору, имеющую совершенно ясное «энергетическое» значение: две позиции восприятия, понятые нами как «два тела», суть две неразрывные части целого, а потому должны быть как-то прикреплены друг к другу. «Нить» – это наивный, но самый убедительный образ бессознательного.

Любопытно, что я вообще никогда не воспринимал ничего подобного, пока не занялся специальным экспериментированием, чтобы проверить степень реальности описываемого многими оккультистами феномена. Думаю, это связано с тем, что кастанедовское «описание» более абстрактно и не внушает практику настолько прямолинейных иллюстраций идеи психоэнергетического единства.

7) Что такое «дубль»? Какова его природа?
Превращение тела сновидения в энергетического «двойника»

О «дубле» или магическом «двойнике» всегда много рассуждали, а еще больше – фантазировали, сочиняя легенды и сказки. Не только американские индейцы знают о «двойнике», которым вроде бы может обладать шаман, брухо, диаблеро. Даосские мастера имели двойников, тибетские «искатели мудрости», йоги и медитаторы, как утверждают сказания, на высших этапах практики обретали способность «находиться в двух местах одновременно». Несмотря на то что во многих случаях подобные способности – всего лишь плод возбужденного воображения, за ними стоит реальный психоэнергетический феномен, который возможен благодаря тому, что произвольное внимание и осознание является силовыми полями, реализующими себя в квантовом мире как физические процессы и явления.

Конечно, ни я, ни другие экспериментаторы не имели возможность наблюдать формирование, выделение «дубля» в лабораторных условиях и его синхронное с физическим телом функционирование в мире первого внимания. Но нагуализм, в отличие от традиционного мистицизма, по крайней мере предлагает психоэнергетическую концепцию, описывающую данный феномен, в которой он является логическим следствием положений «науки о восприятии», изложенных выше. Замечу, что раньше ничего подобного в оккультно-мистических дисциплинах мы не находили – только экзотические аналогии, метафоры и ссылки на Непостижимость Высших Сил Бытия.

Логика нагуализма вполне понятна. Если тело сновидения есть не только перцептивное, но и энергетическое поле, демонстрирующее возможность упорядоченного восприятия и осознания в позиции, удаленной от позиции классического тела (физического организма), то лишь от интенсивности вовлеченных силовых потоков зависит, в какой мере тело сновидения проявляет себя как «дубль» сновидящего.

Как правило, вовлеченной в тело сновидения энергии недостаточно, чтобы «двойник» стал видимым для наблюдателя, пребывающего в первом внимании, проявлял выраженную активность, влияя на классические объекты, живые и неживые тела, процессы, явления. Однако, исходя из данной теории, не существует принципиальных преград для возрастания энергетического объема, которое повлечет за собой превращение тела сновидения в магический «дубль» индейских шаманов.

Природа такого «дубля» (двойника) должна быть двойственной и оставлять странное впечатление. С одной стороны, он достаточно материален (локален), чтобы воздействовать на привычный перцептивный мир – то есть перцептивно устойчив, вызывает массу психокинетических эффектов и т. д. С другой стороны, он все же отражает не биофизическую, а психическую природу «оригинала» – и этим объясняется его не вполне обычное поведение, в частности, неопределенность и проницаемость границы между его сознанием и бессознательным, его чрезмерную чувствительность к психической активности других живых существ (прежде всего, людей) и созданной ими атмосфере.

Впрочем, если бы мы могли наблюдать за поведением тела сновидения любого человека из рациональной позиции первого внимания, то увидели бы ту же картину. Самый дисциплинированный сновидец, самый трезвый и рациональный, с полностью пробужденным осознанием, памятью и самоконтролем, должен вызывать у бодрствующего впечатление, будто наблюдаемый субъект немного «не в себе». Да и вообще, не следует забывать, что выработанная наяву манера рационального, последовательного поведения и реагирования – характеристика социального человека. Она предназначена для общества подобных ему рациональных субъектов и вовсе не критерий, скажем, «психического здоровья», а только успокаивающий сигнал, цель которого подтвердить, что наблюдаемое человеческое существо «конгруэнтно» наблюдателю, т. е. находится в той же, что и наблюдатель, позиции точки сборки. Чего никак не скажешь про магического «двойника», ибо само его существование возможно благодаря сильному смещению точки сборки «раздвоившегося» экспериментатора.

В связи с возможностью магического «дубля» иногда возникает теоретический вопрос (который, помнится, занимал и самого Кастанеду): а где во время раздвоения находится осознание? Оно также «раздваивается» или происходит что-то другое? Иногда подобные теоретики даже высказывают предположение, что существует «две точки сборки» – одна для дубля, другая – для оригинала.

Идеи такого сорта возникает из-за прискорбного непонимания некоторых последователей дона Хуана, что такое вообще точка сборки. Б этой и предыдущих работах я много писал по этому поводу, так что не буду повторяться. Каждый читатель Кастанеды и сторонник нагуализма должен понимать, что осознающее существо всегда обладает только одной точкой сборки – иного быть не может ни в каком случае. Мы можем расчленить собственное психическое пространство, вытеснить какие-то его области во тьму бессознательного; шизофреники могут страдать раздвоением личности, а невротики – раздвоением роли и самооценки, но точка сборки – поле, которое объединяет и связывает в некую целостность сенсорные сигналы, – всегда одна. Но ее поведение бывает необычным и даже феноменальным.

Например, продвинутый «маг» может одновременно функционировать в физическом теле и в теле своего «дубля». Как возможно такое «одновременное осознавание»? Кажется, без двух точек сборки тут не обойтись. Хотя в обычной жизни мы легко допускаем, что человек способен заниматься двумя делами одновременно (или почти одновременно), разделять внимание между руками, ногами и головой. И совсем не нуждаемся в идее двух (или более) точек сборки, чтобы объяснить, как пианист произвольно двигает десятью пальцами, да еще и нажимает ногами на педали.

Конечно, когда речь идет об одновременном функционировании дубля и физического тела, внимание и восприятие расщепляется более впечатляющим образом, но даже здесь – в загадочной магии – одно осознание, имеющее одну точку сборки, выполняет две последовательности операций параллельно.

Ведь и дубль, и оригинал – только две проекции одного энергетического объекта (поля). В определенном смысле они относятся друг к другу так же, как внутри одного поля внимания относятся между собой, скажем, центр и периферия. Всё уже «собрано», и внутри этой собранности фокус сжимается или размазывается, передвигается или остается неподвижным. Если какая-то часть собранного поля оказывается далеко на периферии фокуса внимания, эта часть может на время быть почти «вытеснена» из осознаваемой площади, но никогда не отделится от нее, ибо навсегда связана с целостностью перцептивной силой «сборки».

Таким образом, одно осознание, собранное одной точкой, способно обеспечить параллельную работу двух тел – либо благодаря быстрому перемещению фокуса внимания, либо временно вытесняя на периферию то одну, то другую часть поля.

Надо сказать, что оккультисты нередко приписывают двойнику нечеловеческие качества, что психологически легко объяснимо. В конце концов, двести лет назад человека, погруженного в гипнотический транс, именовали «медиумом» или «одержимым». Стандартное метафизическое мышление приписывает «дублю» какую-то особую «субстанцию», из которой он состоит, как будто речь идет, по меньшей мере, о гомункуле или существе, явившемся «с того света».

Один малоизвестный писатель, воспевающий христианскую Любовь и «умную молитву» исихастов, спекулирующий на своих психологических проблемах, вызванных, в частности, неверным использованием кастанедовских техник, написал, например: «Совсем не понимают наши сновидящие, что такое дубль толтеков. Он составлен исключительно из злых, опасных, разрушительных, хищных, отрицательных энергий своих демонических союзников».(!) Не знаю, из чего «состоит» дубль данного автора, но у всех нормальных сновидцев он – не более чем alter ego, проявление психики «оригинала, выражающее все его достоинства и недостатки, духовную чистоту и проблемы его бессознательного. Как точно заметил дон Хуан в одной из книг Кастанеды: «Если сновидящий мрачен, то и дубль его мрачен. Если сновидящий забавен, то и дубль его забавен».

Проще говоря, ваш «дубль» – это вы. Все «энергии», которые вовлечены в его проявление, собраны и накоплены вами. И далеко не всё это – энергии, полученные в каком-нибудь «мире второго внимания». Гораздо чаще они имеют вполне местное происхождение. Если сновидец небезупречен или он таит в себе скрытый гнев, презрение, гордыню и прочие психологические уродства, его «дубль» без особых сомнений демонстрирует это «грязное белье», потому что не-социален и не озабочен рефлексиями насчет того, что о нем скажут возможные свидетели.

Поэтому, если «маг» в душе «мерзок и гадок», но скрывает это от окружающих, «дубль» обязательно выдаст его. «Дубль» – для «безупречных воинов», а вовсе не для «эго-маньяков», в тайне ненавидящих или презирающих человечество.

Дон Хенаро был весел и обладал своеобразным «индейским юмором». Вполне можно представить, как он в виде дубля летал между эвкалиптами или делал вид, что испускает газы, «сотрясая горы». Но это вовсе не значит, что так же будут вести себя наши или европейские сновидцы. Возможно, их поведение будет менее забавным.

Если говорить о технологии достижения дубля, то здесь многое зависит от индивидуальной конституции сновидящего. Общим является только метод – усиление тела сновидения до некоторого критического уровня. Главные аккумуляторы энергии, которые могут вызвать оформление «двойника», находятся ниже пояса. Это – стержневой канал, проецирующий себя через промежность в сторону Земли, нижняя часть живота и поясница.

Так или иначе, занимаясь развитием тела сновидения, мы создаем лишь предпосылки для проявления дубля. Сама квантовая природа мироздания не допускает однозначности. Это вероятностная игра энергий. Возникновения дубля – всегда флуктуация в высшей степени «уплотненного» осознания.

Одним из часто встречающихся симптомов необходимого для «дубля» усиления тела сновидения является стабильное изменение самоощущения во втором внимании. И я, и другие практики отмечают характерную «упругость движений», словно сновидец преодолевает сопротивление среды (как будто движется «под водой»), при этом ярко ощущается поверхность тела, живот, голова, руки и ноги. Можно заметить, что в этот момент энергетическая активность самопроизвольно сосредоточилась где-то в центре туловища (обычно в области пупка). Напряжение здесь настолько велико, что, проснувшись, иногда даже чувствуешь боль в этом регионе какое-то время.

Подобные сновидения с участием больших объемов телесной силы, конечно, сопровождаются ярким, последовательным, а главное – целостным восприятием окружающего, из-за чего у сновидца неминуемо появляется чувство, что он пребывает на грани полной психофизической телепортации. Так что о переживаниях «на грани телепортации» придется сказать несколько слов.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.239.51.78 (0.011 с.)