Методики изучения типологических особенностей проявления свойств нервной системы



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Методики изучения типологических особенностей проявления свойств нервной системы



 

Со времен И. П. Павлова, использовавшего только один метод диагностики свойств нервной системы – условно‑рефлекторный, многое изменилось. На смену старым «классическим» методикам, предполагающим порой громоздкую аппаратуру и требующим больших затрат времени на выработку у человека условных рефлексов и постановку диагноза, пришли новые, менее трудоемкие методики. На обследование теперь тратится меньше времени, и они призваны, по словам Б. М. Теплова, «очеловечить» проблему изучения свойств нервной системы.

В большинстве лабораторий перешли на методики с использованием двигательных реакций человека (рефлексометрические методы). В то же время, стремясь добиться объективности диагностики, освободить ее от влияния, оказываемого маскировками, приобретенными особенностями, получить характеристики глубинных мозговых процессов, стали разрабатывать электроэнцефалографические методы изучения свойств нервной системы. Однако они столь же сложны технически и не могут получить широкого распространения, особенно когда речь идет о «полевых» обследованиях.

Разнообразие методик, а также заложенных в них критериев отнесения обследуемых к той или иной типологической группе, создает дополнительные трудности, поскольку из‑за различной жесткости критериев возникают расхождения в диагнозах при обследовании одних и тех же людей.

Существенно изменились и методические установки изучения свойств нервной системы. В связи с этим возникла необходимость критически рассмотреть ряд соответствующих положений, сформулированных в свое время Б. М. Тепловым, а также систематизировать имеющиеся в литературе сведения о различных методиках изучения свойств нервной системы и их физиологическом обосновании.

Основное внимание я уделил портативным экспресс‑методикам, широко используемым в настоящее время как в лабораторных, так и в полевых условиях. Их относительная простота и непродолжительность затрачиваемого на проведение тестирования времени позволяют обследовать большой контингент людей, а следовательно, затронуть многие вопросы, которые раньше из‑за технических сложностей и небольших контингентов испытуемых изучены быть не могли.

Далее приводится по несколько методик выявления каждого свойства. Это обусловлено тем, что у исследователей может оказаться под рукой разная аппаратура.

Методики изучения силы нервной системы Методика «наклон кривой»

Она основана на измерении времени простой реакции (на свет или звук) при разных интенсивностях раздражителя и выявлении степени наклона получающейся на графике кривой (рис. П.3).

 

Рис. П.З. Изменение времени реакции у испытуемых с сильной и слабой нервной системой при увеличении интенсивности звука. По горизонтали – громкость звука (дБ); по вертикали ‑время реакции, мс. Верхняя линия характеризует сильную нервную систему, нижняя – слабую нервную систему. Пунктиром обозначена зона слабых и средних интенсивностей звука, используемых в методике «наклон кривой».

Чем сильнее раздражитель, тем короче время ответной реакции. Эта закономерность присуща лицам как со слабой, так и с сильной нервной системой, но у первых при слабой и средней интенсивности стимула время реакции меньше (особенно при слабых стимулах) и поэтому соответствующая кривая наклонена менее круто, чем у лиц с сильной нервной системой, у которых время реакции на слабый стимул значительно больше. При сильных раздражителях должен быть перегиб кривых, связанный с увеличением времени реакции при сверхоптимальной силе раздражителя. Причем у людей со слабой нервной системой этот перегиб должен произойти раньше, чем у тех, чья нервная система сильная. Практически же это наблюдается крайне редко, так как использование сверхоптимальных раздражителей нецелесообразно по этическим соображениям (эти раздражители вызывают неприятные, в том числе и болевые ощущения). Аппаратура, необходимая для исследования. Рефлексометр любого типа с приставками, изменяющими интенсивность светового и звукового сигналов. Большое распространение получил, например, электронный щитовой нейрохронометр (рис. П.4), созданный в Казанском университете (подробное описание этого прибора можно найти в книге «Методы и портативная аппаратура для исследования индивидуально‑типологических различий человека» (Казань, 1976, глава III).

Процедура исследования. Измеряется время простой реакции на свет или звук, имеющих шесть фиксированных уровней интенсивности. Для светового раздражителя начальная – 0,02 лк, каждая последующая ступень превышает предыдущую в 10 раз, достигая в итоге 2000 лк. Для звука первая ступень – 40–46 дБ от уровня 0,0002 бара; чистый тон частотой 1000 Гц от звукового генератора ЗГ‑10; далее каждая ступень возрастает на 16–20 дБ до максимальной величины в 120 дБ. Перед опытами со световой стимуляцией производят 10‑минутную адаптацию обследуемого при слабой освещенности (0,002 лк).

 

Рис. П.4. Электронный нейрохронометр: 1 – пульт испытуемого, 2 – наушники, 3 – нейрохронометр, 4 – регулятор громкости звука, 5 – переключатель программ, 6 – ручка регулировки времени между сигналами, 7 – цифровое табло.

Согласно варианту, предложенному В. Д. Небылицыным, сигналы разной интенсивности подаются в случайном порядке, и каждый повторяется 20 раз. Н. М. Пейсахов сократил число повторений до 13. Высчитывается среднее время реакции в случае с каждой интенсивностью сигнала (без учета первых 3–5 попыток). Задача испытуемого: при появлении сигнала как можно быстрее нажать на ключ или кнопку рефлексометра. Для упрощения процедуры исследования и сокращения времени В. Д. Небылицын предложил укороченный вариант методики «наклон кривой». Измеряется время реакции на звуковые сигналы интенсивностью 30–45 и 100–105 дБ. В случайном порядке предъявляются 20 слабых и 20 сильных раздражителей. За 1,5–2 с до подачи сигнала экспериментатор дает команду «Внимание!». Интервал между сигналами составляет 10–20 с.

Н. М. Пейсахов провел большую работу по стандартизации условий использования этой методики. Он ограничил время действия звукового сигнала 220 мс (В. Д. Небылицын это время не лимитировал), а также изменил порядок следования сигналов разной интенсивности: в его варианте они подаются в возрастающем порядке. Это дает возможность во многих случаях получать перегиб кривой времени реакции, т. е. определять полное проявление «закона силы», и судить о силе нервной системы не только по «нижнему» порогу, но и по «верхнему». Н. М. Пейсахов ввел еще и предварительную тренировку при минимальной громкости звука 45 дБ. С этой громкости начинается испытание. Согласно предлагаемому им сокращенному варианту, время реакции при малой и большой интенсивности звука измеряется троекратно.

Н. М. Пейсахов показал также, что при массовых обследованиях по сокращенной программе более надежные результаты получаются, когда испытуемые не нажимают на кнопку, а отпускают ее в ответ на появление сигнала. Поэтому перед ним рука обследуемого должна находиться на кнопке, и та должна быть утоплена. Большая надежность данного способа реагирования на сигнал объясняется тем, что нажатие на кнопку уже привлекает внимание испытуемого к процедуре.

Протокол исследования приведен в табл. П.1.

Таблица П.1. Протокол проведения эксперимента.

 

При звуковом варианте чаще всего ограничиваются громкостью звуков 105 и даже 90 дБ. Критерии диагностики. Кривые изменения времени реакции в зависимости от силы раздражителя теоретически должны иметь такой вид, как на рис. П.5 (см на с. 590). Однако поскольку не используются предельные интенсивности раздражителей, получить это удается редко. Поэтому дело ограничивается зоной, обозначенной на рисунке пунктиром, т. е. зоной, находящейся слева от «верхнего» порога. Здесь критерием силы – слабости нервной системы служит степень наклона кривой: чем она больше, тем сильнее нервная система. Как видно из рисунка, степень наклона зависит в основном от времени реакции при малой интенсивности раздражителя.

Степень наклона кривой В. Д. Небылицын предложил выражать количественно. В простом варианте высчитывается отношение времени реакции на самый слабый раздражитель (tmax) к наименьшему времени реакции при более сильных раздражителях (tmin): величина, большая 1,5, принимается как показатель сильной нервной системы.

По другому варианту с помощью уравнения регрессии у = b х высчитывается коэффициент Ь, поскольку зависимость времени реакции от интенсивности стимула имеет вид гиперболы. В практике чаще используется первый показатель, получивший название ХНК2 (характеристика наклона кривой при двух интенсивностях раздражителя). Однако у Н. М. Пейсахова критерий для деления испытуемых на «сильных» и «слабых» не абсолютный (как у В. Д. Небылицына), а относительный: высчитывается средний показатель ХНК для всей обследованной группы, затем среднее квадратичное отклонение. Если у обследованного величина ХНК2 превышает на 0,5 сигмы среднее значение для группы, то испытуемого Н. М. Пейсахов относит к «сильным», если же отношение меньше среднегруппового на 0,5 сигмы – к «слабым».

Недостаток такого способа деления обследуемых заключается в том, что он позволяет ставить диагноз только при сравнении со среднегрупповыми данными, а не с абсолютным стандартом. Поэтому неясно, как поставить диагноз субъекту, если он обследовался один. Кроме того, при наличии группы субъектов диагноз может быть искажен (например, «слабые» могут превратиться в «сильных», если в выборке случайно оказались в основном «слабые», и наоборот, «сильные» могут превратиться в «слабых», если в выборке окажутся в основном «сильные»).

Однако и критерии, предложенные В. Д. Небылицыным, подверглись критике со стороны ряда авторов (Н. М. Пейсахов, 1974; Н. И. Чуприкова, 1976). Как отмечает Н. М. Пейсахов, на каждые 100 человек приходится 20, кривые времени реакции которых при увеличении интенсивности раздражителя имеют вид параболы, а не гиперболы, поэтому формула подсчета коэффициента Ъ для этих лиц не годится. Лишь выяснив форму кривой, можно использовать математический аппарат, чтобы высчитать степень проявления свойства силы нервной системы. Но если это так, то определять степень наклона кривой только по двум точкам шкалы раздражителя рискованно. Для надежной диагностики нужно ориентироваться на весь ход кривой, отражающей зависимость времени реакции от интенсивности раздражителя, обращая особое внимание на зону слабых раздражителей –в ней различия между «сильными» и «слабыми» наиболее выражены. В зоне сильных раздражителей различия сглаживаются, а подчас носят и обратный характер: у людей с сильной нервной системой время реакции оказывается короче, чем у тех, чья нервная система слабая (В. А. Сальников, 1981). Это объясняется тем, что у «слабых» при силе раздражителя, большей оптимальной, эффективность реагирования начинает снижаться, а у «сильных» еще продолжает нарастать. Следовательно, при оптимальной (для «слабых») силе раздражителя быстрота реагирования «сильных» оказывается выше.

Итак, зона «верхних» порогов возбуждения не очень надежна для диагностики силы нервной системы, в связи с чем не надо стремиться использовать слишком сильные раздражители, добиваясь возникновения у испытуемых запредельного торможения в раздражаемых нервных центрах.

Методика «Критическая частота мелькающего фосфена» (КЧФ)

Эта методика разработана В. Д. Небылицыным. Она основана на психофизиологическом явлении, суть которого – возникновение ощущения света при раздражении глаза электрическим током. Оно названо фосфеном. В эксперименте измеряется критическая частота раздражения глаза, при котором еще сохраняется мелькание фосфена. Переходя за критическую частоту раздражения, испытуемый теряет способность не только различать отдельные вспышки, но вообще ощущать свет.

Исчезновение мелькающего фосфена обнаруживает зависимость от интенсивности раздражения (напряжения или силы тока), что и использовал В. Д. Небылицын. У испытуемых с сильной нервной системой КЧФ наступает при более сильном токе, чем у лиц со слабой нервной системой.

Данная методика предполагает, таким образом, измерение «верхних» порогов раздражения, однако и в ней это удается не всегда: в ряде случаев эксперимент прекращается из‑за возникающих болевых ощущений.

Аппаратура, необходимая для исследования. КЧФ измеряется при помощи хронаксиметра, который позволяет плавно изменять частоту подаваемых электрических импульсов от одного до нескольких сотен в секунду. Для проведения исследования требуется камера со слабым освещением (около 0,002 лк).

Процедура исследования. Глаза испытуемого в течение всего опыта открыты. Опыт начинается после 10‑минутной адаптации к темноте, в течение которой электрическая чувствительность глаза устанавливается на постоянном уровне. Серебряные электроды, обернутые влажной ватой, укрепляются: активный над бровью, индифферентный – на ладони на той же стороне тела.

Определение КЧФ производится при фиксированной интенсивности электрического раздражителя, начиная с 3–5 В, при ступенчатом повышении на 2 В, достигая в итоге 19–21 В. Длительность импульсов постоянная – 7 мс.

Измерение происходит следующим образом. Установив минимальную интенсивность раздражителя (от 3 до 5 В в зависимости от измеренной до этого реобазы) [88] и подав сигнал «Внимание!», экспериментатор включает ток и вращает ручку плавной регулировки частоты импульсов до тех пор, пока испытуемый не сообщит об исчезновении световых мельканий. Повторив измерение 3 раза, экспериментатор переходит к следующей интенсивности стимула. Таким образом, кривая изменения КЧФ в зависимости от напряжения импульса тока строится по трем измерениям на каждой степени интенсивности. Это позволяет избежать случайностей, связанных с колебаниями физиологических функций.

Критерии для диагностики. По данным В. Д. Небылицына, предел КЧФ достигается у лиц со слабой нервной системой при напряжении тока 11–13 В, у лиц с сильной нервной системой – при 17–21 В.

Эта методика сложна в использовании; будучи связанной с достаточно сложной аппаратурой, требует специального помещения и длительного времени для постановки диагноза (необходима довольно длительная тренировка, чтобы испытуемый научился отдавать себе и экспериментатору ясный отчет о характере своих ощущений и давать при измерениях устойчивые результаты). Поэтому она не получила широкого распространения.

 

Рефлексометрический вариант методики «Угашение с подкреплением»

Свое название методика получила в лаборатории И. П. Павлова, где угашение условно‑рефлекторного ответа с подкреплением использовалось в качестве методического приема при изучении силы нервной системы у животных. В диагностике свойства силы нервной системы людей данный метода впервые применен Л. Е. Хозак (1940), а затем широко использовался в лаборатории В. С. Мерлина в несколько измененной форме.

Суть его состоит в измерении времени реакции на зрительный или звуковой раздражитель при их многократном повторении.

Аппаратура, необходимая для исследования. Используется рефлексометр простейшей конструкции, позволяющий измерять время простой сенсомоторной реакции.

Процедура исследования. Испытуемому даются подряд 50–75 сигналов (световых или звуковых) с интервалами между ними в 15–18 с (Ян Стреляу (1982) давал даже 240 сигналов, пытаясь вызвать у испытуемых утомление). Громкость звукового раздражителя для взрослых равна 90 дБ, для младших школьников – 75 дБ сверх абсолютного порога. Первые 5 измерений отбрасываются как преимущественно ориентировочные. Из оставшихся сравниваются среднеарифметические величины времени реакций из 15 первых и 15 последних попыток (в ряде работ сравнение идет по 10 первым и последним реакциям).

Протокол проведения эксперимента представлен в табл. П.2.

Таблица П.2. Протокол проведения эксперимента.

 

Критерии для постановки диагноза. Если время реакций в последней серии превосходит таковое в первой на 15–20%, то ставится диагноз: слабая нервная система. Остальные случаи относят к сильной нервной системе. Этот критерий нельзя признать удачным, как и деление испытуемых только на «сильных» и «слабых» без выделения группы «средних». Дело в том, что между первыми и последними измерениями у разных субъектов наблюдаются различные варианты изменения во времени реакции. Например, во многих случаях отмечается хотя и кратковременное, но закономерное (исходя из эффекта суммации) уменьшение времени реагирования в первых сериях измерений. При используемом способе подсчета оно остается неучтенным, и вместо диагноза «сильная нервная система» ставится диагноз «слабая нервная система». В связи с этим целесообразнее строить кривую изменения времени реакции по средним величинам для всех серий и потом определять диагноз. Тогда диагностика получается более точной, совпадающей с диагностикой по методике «Теппингтест».

Типичные кривые, на основании которых ставится диагноз о силе, представлены на рис. П.5.

Ранжируя испытуемых по выраженности этого свойства, степень силы–слабости можно определить путем высчитывания суммы отклонений среднего времени реакций в каждой серии от среднего времени в первой серии. Если время реакций уменьшилось, то разница берется со знаком «+», если увеличилось – со знаком «–». Чем больше сумма отклонений со знаком «+» (или меньше сумма отклонений со знаком «–»), тем более высокий ранг по силе нервной системы окажется у обследования в данной выборке.

Ранжирование производится сначала внутри выделенных по кривым типологических групп: внутри «сильных», внутри «средних по силе» и внутри «слабых». Если же ранжировать только по сумме отклонений, у некоторых «сильных» или «средних» итоговая сумма (со знаком «‑») может быть большей, чем у «слабых».

 

Рис. П.5. Кривые изменения времени реакции при многократном реагировании на сигналы. Сплошная кривая характеризует сильную нервную систему, пунктирная – слабую нервную систему.

Помимо описанных выше изменений критерия диагностики по этой методике необходимы и другие корректировки. Так, нужно отметить, что нет никакой необходимости вызывать у испытуемых утомление. При интервалах между сигналами сделать это непросто. Например, Н. М. Пейсахов давал 340 сигналов и вместо ожидаемого увеличения времени реагирования получил его снижение. Объясняется эта парадоксальность тем, что ход эксперимента монотонен, а при развитии состояния монотонии (что было выявлено при обследовании этой методикой подростков) время простой реакции укорачивается (Н. П. Фетискин, 1972). Обследование по этой методике длится 25–30 мин, что тоже создает определенные неудобства, в том числе и такое, как поддержание интереса и устойчивого внимания на протяжении всего эксперимента. Очевидно, отсутствие таковых и обусловливает не очень высокую константность этой методики. Э. И. Маствилискер показала, что результаты первого обследования коррелируют с результатами второго и третьего на низком уровне (Кг = +0,18 и +0,17), в то время как результаты второго и третьего обследования дали корреляцию на высоком уровне. В. П. Умнов между результатами двух испытаний у группы школьников 7‑11 лет получил Кr = +0,17.

Кроме того, очевидно, что интервалы между сигналами чрезмерно велики и не способствуют получению эффекта суммации. По данным Н. И. Чуприковой (1976), интервал между сигналами, равный даже 10–12 с, может быть достаточным, чтобы исчезли следы предыдущего раздражения. Для устранения этого в ряде исследований интервалы между сигналами были сокращены до 5‑7 с. Сравнение получаемых результатов при прежних и при сокращенных вариантах дало противоречивые результаты. Н. М. Пейсахов не выявил существенной разницы (но у него интервал между сигналами укорачивался с 12 с), В. П. Умнов отметил снижение числа случаев развития состояния монотонии с 38 до 23%.

В связи с этим целесообразнее в данной методике предоставлять между сигналами интервалы 5‑6 с. Это поможет испытуемым удержать внимание и уменьшить число «зевков», резко искажающих результаты тестирования. Когда такие случаи в серии единичные, разумнее всего исключить их и расчет производить для оставшихся измерений. Однако когда внимание испытуемого неустойчиво и много «зевков», нужно ли их исключать из обсчета и в каком количестве?

Методика «Определение силы нервной системы с помощью теппинг‑теста» (Е. П. Ильин)

Тест отслеживает временные изменения максимального темпа движений кистью. Испытуемые в течение 30 с стараются удержать максимальный для себя темп. Показатели его фиксируются через каждые 5 с, и по 6 получаемым точкам строится кривая изменения этого темпа движений кистью.

Аппаратура, необходимая для исследования. Для регистрации частоты движений можно пользоваться несложной аппаратурой (рис. П.6): телеграфным ключом, утапливающейся кнопкой с небольшим сопротивлением или маленькой контактной площадкой. Источником питания могут служить батарейка или электрическая сеть. Число движений фиксируется электрическим счетчиком импульсов (если одним, то лучше со стрелочным, а не цифровым индикатором: на нем легче устанавливать визуально положение стрелки в момент подачи помощником экспериментатора сигнала об истечении очередных 5 с). В ряде лабораторий созданы приборы с 6 счетчиками (электронно‑цифровыми индикаторами), позволяющими высвечивать сразу все точки кривой. Однако при этом увеличиваются вес и габариты прибора, что создает определенные трудности для транспортировки.

При отсутствии регистрирующей аппаратуры можно пользоваться графическим способом регистрации максимального темпа движений кистью. Для этого тетрадный лист бумаги делится на 6 расположенных в 2 ряда квадратов. Испытуемый должен карандашом или шариковой ручкой поставить в каждом квадрате за отведенное время (5 с) как можно больше точек. Переход из одного квадрата в другой (по часовой стрелке) производится по команде экспериментатора, следящего за секундомером, через каждые 5 с, при этом работа не прерывается. Однако незначительные потери времени при таком переходе происходят. Поэтому, чтобы подобное было и в случае с заполнением первого квадрата, в исходном положении карандаш или ручка должны находиться вне первого квадрата, слева от него.

Процедура исследования. Вначале обследуемому дается возможность выявить, какой у него максимальный темп движений кистью. Для этого он 5‑10 с старается максимально часто нажимать на ключ, кнопку и т. п. или стучать карандашом по бумаге. Затем приступают к эксперименту. Испытуемому дается задание обязательно работать с максимальной частотой в течение 30 с, даже если он заметит, что рука устала. Критерий постановки диагноза ему не сообщается. Вместо этого экспериментатор говорит, что определяется максимальная частота движений и чем большее количество движений совершит обследуемый за 30 с, тем лучше.

Выполнять задачу тот начинает по сигналу экспериментатора «Начали!» и заканчивает по команде «Стоп!». Если показатели частоты движений снимаются с одного счетчика, то необходим помощник, который следит за секундомером, сигнализируя через каждые 5 с экспериментатору (лучше нажимая рукой на плечо экспериментатора), чтобы фиксировать на счетчике и записывать в протокол частоту движений.

Протокол исследования см. в табл. П.З.

 

Рис. П.6. Аппаратура для измерения максимальной частоты движения кистью: 1 – электрический стрелочный счетчик, 2 – телеграфный ключ, 3 – электрическая батарейка.

Таблица П.3. Частота движений за отрезки времени.

 

На основании этих данных строятся кривые, в которых за исходную (нулевую) точку берется темп движений в первые 5 с. Критерии для диагностики. Получаемые типы кривых представлены на рис. П.7. Выпуклый тип . Максимальный темп нарастает в первые 10–15 с работы, о чем, кстати, испытуемые и не подозревают; в последующие секунды темп может снизиться ниже исходного уровня, редко – сохраниться на уровне выше исходного. Этот тип кривой свидетельствует о выраженном эффекте суммации возбуждения в нервных центрах, что присуще сильной нервной системе .

Ровный тип . Максимальный темп с колебаниями ±2 движения относительно исходного уровня удерживается на протяжении всего отрезка времени (30 с). Этот вариант свидетельствует о наличии у испытуемого средней силы нервной системы .

Нисходящий тип . Максимальный темп снижается уже со второго 5‑секундного отрезка и остается ниже исходного в течение всего времени работы. Этот тип свидетельствует о слабости нервной системы .

Вогнутый тип . Первоначальное снижение темпа сменяется непродолжительным возрастанием темпа в конце работы (так называемый «конечный порыв»). Субъектов с таким типом кривой тоже следует относить к группе со слабой нервной системой .

При малых выборках целесообразно объединять в одну группу лиц с большой и средней силой нервной системы.

А. Л. Вайнштейн и В. М. Жур (1971) при проведении теппинг‑теста делили субъектов на «сильных» и «слабых» путем сравнения темпа движений за первые и последние 15 с. Снижение темпа на 5 движений служило показателем слабости нервной системы. Несостоятельность этого критерия очевидна, так как он не позволяет выявить эффект суммации возбуждения, на основании которого возможно выделять группу «сильных». Еще раз подчеркну, что диагноз должен ставиться по всей кривой изменения темпа.

 

Рис. П.7. Типы кривых изменения максимального темпа движений кистью руки по 5‑секундным временным отрезкам. Горизонтальные линии – исходный (за первые 5 с) темп движений, принятый за ноль. Ломаные линии – отклонение темпа движений в последующие после первого 5‑секундные отрезки по сравнению с первым (в количестве движений). а – кривая, характеризующая сильную нервную систему, б – кривая, характеризующая среднюю по силе нервную систему, в – кривая, характеризующая слабую нервную систему.

Необходимо объяснить, почему выбран 30‑секундный отрезок, а не больший. Первоначально максимальный темп измерялся в течение 1–1,5 мин работы, но, убедившись, что самая важная для диагностики информация получается в течение первых 20–25 с и что длительная работа приводит лишь к потере времени и сил испытуемых, время тестирования было ограничено 30 с. Ведь задача теста – выявить сдвиги в центральной нервной системе, а не в мышцах. Правда, можно возразить, что у «слабых» физическое утомление все равно возникает даже при 30‑секундной работе (как, кстати, и у многих «сильных»). Однако с точки зрения механизмов развития между разными видами утомления наблюдаются существенные различия. При работе умеренной и большой интенсивности основные причины утомления связаны с вегетатикой, а при работе максимальной интенсивности (как в нашем тесте) – с развитием запредельного торможения в нервных центрах.

Именно поэтому с помощью теппинг‑теста определяется выносливость нервной системы и обязательным условием выполнения теста для определения силы нервной системы становится работа в максимальном темпе. Если это условие не выполняется, диагностика будет неправильной. Отсюда следует и другой вывод: по выносливости человека нельзя судить об имеющейся у него силе нервной системы. М. Н. Ильиной, например, показано, что при работе большой и средней интенсивности выносливость людей со слабой и сильной нервными системами бывает одинаковой, но это происходит благодаря разным психофизиологическим механизмам.

До сих пор речь шла о качественных критериях силы нервной системы, использованных в теппинг‑тесте. Однако в научных исследованиях часто требуется ранжировать обследованных, поэтому нужны и количественные критерии силы нервной системы.

Ранжирование осуществляется следующим образом. В соответствии с качественными критериями все обследованные субъекты делятся на группы с сильной, средней и слабой нервной системой. Внутри групп проводится дополнительное ранжирование обследованных по суммарной величине отклонения темпа в каждой точке от исходного уровня . Высчитывается сумма (с учетом знака) отклонений за каждые последующие 5‑секундные отрезки по отношению к темпу, показанному в течение первых 5 с. Например, у субъекта а максимальная частота движений по 5‑секундным отрезкам равнялась 43, 40, 38, 37, 38, 35. Приняв первую цифру за условный ноль, получаем следующую сумму отклонений: –3, –5, –6, –5, –8 = –27. У субъекта б максимальная частота движений по отрезкам была равна 41, 35, 36, 32, 33, 33, что дает следующую сумму отклонений: –6, –5, –9, –8 = –36. Как видно, у обоих субъектов слабая нервная система, но у первого она выражена в меньшей степени, поэтому по рангу он будет занимать более высокое место.

Проведя ранжирование внутри каждой типологической группы, обследованные выстраиваются в общий ряд согласно занятым в своей группе местам. Поэтому может быть так, что субъект с большим по «–» отклонением из группы со средней силой нервной системы окажется поставленным выше, чем лицо со слабой нервной системой, у которого суммарное отрицательное отклонение будет меньшим. Главный критерий, таким образом, – качественный.

При учете качественного критерия возникают определенные трудности, на которые следует обратить внимание. Например, что считать достоверным приростом темпа в первые 10–15 с работы?

На основании имеющегося опыта можно рекомендовать следующее: когда информация снимается визуально со стрелочного счетчика, нужно считать за достоверную разницу 3 и больше движений (за 5‑секундный отрезок), при графической регистрации темпа и при других фиксированных способах съема информации – разницу в 2 и более движений.

Обязательное условие диагностирования силы нервной системы с помощью теппинг‑теста – максимальная мобилизованность обследуемого. Чтобы добиться этого, надо не только заинтересовать субъекта результатами обследования, но и стимулировать его по ходу работы словами («не сдавайся», «работай быстрее» и т. п.). Это способствует более четкому разделению испытуемых на «сильных» и «слабых».

 

Рис. П.8. Кривые изменения максимального темпа движений при его регистрации в макроинтервалы ( а ) и в микроинтервалы времени ( б ) у лиц со слабой нервной системой.

Важно также акцентировать внимание обследуемых на том, что начинать выполнение требуемых действий надо сразу в максимальном темпе, иначе может искусственно создаться выпуклый тип кривой. Методику «Теппинг‑тест» трудно применять в случае с детьми младшего возраста (до 6–7 лет), поскольку у них максимальная частота движений небольшая и различия между индивидуумами сглаживаются. Кроме того, они не могут долго заставлять себя работать в максимальном темпе.

В настоящее время разработаны компьютерные методы диагностики силы нервной системы с помощью теппинг‑теста, которые значительно упрощают и уточняют диагностику.

В недавнем прошлом для изучения силы нервной системы использовались и другие методики («внешний тормоз» и кожно‑гальванический вариант методики «Угашение с подкреплением» – в лаборатории В. С. Мерлина, электроэнцефалографический вариант методики «Угашение с подкреплением» – в лаборатории В. Д. Небылицына). Однако в большинстве своем они сложны для массового использования, поэтому широкого распространения не получили ни у психологов, ни у физиологов.

Описанные выше методики чаще всего применялись при обследовании спортсменов. В ряде работ установлено, что они коррелируют друг с другом. В частности, методика «Теппинг‑тест» коррелирует на уровне 0,01 с методикой «Наклон кривой», с рефлексометрической методикой «Угашение с подкреплением».

Однако наличие корреляций не означает, что все методики имеют одинаковую диагностическую ценность. Они неравноценны по времени, которое затрачивается на постановку диагноза. Самое короткое время работы испытуемого (30 с) по методике «Теппинг‑тест», в других же методиках оно составляет 20–40 мин, а то и больше. Разная оказывается и напряженность работы, что отражается на степени жесткости критериев диагностики. Самая высокая она именно в методике «Теппинг‑тест», поэтому по ее критериям «сильных» выявляется меньше, чем по другим методикам. Но зато при ее использовании отчетливее проявляются различия между «сильными» и «слабыми» по ряду характеристик деятельности и поведения.

Исходя из теоретических построений, отраженных на рис. П.8, суммация возбуждения должна проявляться не только у лиц с сильной, но и со слабой нервной системой. Следовательно, кратковременное увеличение темпа в первые секунды работы должно отмечаться у всех – этот признак не может быть дифференцирующим для деления на типологические группы по свойству силы нервной системы. Почему же тогда суммация не проявляется у лиц со средней и слабой нервной системой?

Чтобы получить ответ на эти вопросы, было проведено следующее исследование. При выполнении испытуемыми теппинг‑теста их движения записывались на лентопротяжном устройстве, благодаря чему динамику изменения максимального темпа можно было отследить при любых временных отрезках. Было выявлено, что если брать отрезки, равные 1,5 с, то и у лиц со средней, и у половины людей со слабой нервной системой обнаруживается непродолжительное возрастание максимального темпа (3–4,5 с). Следовательно, и у них проявляется эффект суммации возбуждения, но он кратковременный и выражен слабо. А поскольку в методике выбраны 5‑секундные отрезки, такое увеличение темпа нейтрализуется в первые 5 с снижением и поэтому не замечается.

Методики изучения подвижности нервных процессов

Методика Н. С. Лейтеса

Физиологическое обоснование. Методика основана на измерении длительности последействия стимулов.

Аппаратура, необходимая для исследования. Проекционное устройство, электросекундомер, автоматически включающийся при появлении на экране определенных кадров. Это достигается системой контактов, которые замыкают цепь включения секундомера в тот момент, когда в фильмовое окно проекционного устройства попадают участки киноленты со специальными вырезами. В момент, когда испытуемый нажимает на ключ, секундомер выключается с помощью специального реле на несколько десятых секунды, а затем продолжает работать, пока стрелка не дойдет до 0. В этот момент секундомер автоматически выключается.

Двигательная реакция испытуемого фиксируется с помощью специального записывающегося устройства.

Процедура исследования. С помощью проекционного устройства перед испытуемым на экране демонстрируются изображения отдельных букв, по одной на кадре. Предъявляются 9 букв: А, В, И, К, Н, П, С, Т, Х. Они располагаются в такой последовательности, чтобы какой‑либо системы в их чередовании уловить было нельзя. Всего используется 780 кадров.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.64.36 (0.017 с.)