Социальный контроль, его функция и структура. Элементы социального контроля. Механизм социального контроля. Социальная и индивидуальная шкалы оценок.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Социальный контроль, его функция и структура. Элементы социального контроля. Механизм социального контроля. Социальная и индивидуальная шкалы оценок.



Функции социального контроля. Социальный контроль — это способ саморегуляции социальной системы, обеспечивающий упорядоченное взаимодействие составляющих ее элементов посредством социально-нормативного и правового регулирования. Стабилизирующая функция социального контроля заключается в воспроизводстве господствующего типа социальных отношений, социальных (групповых, классовых, государственных) структур. Целевая функция системы социального контроля, ее направленность и содержание зависят от исторически обусловленных, социально-экономических, социально-политических, социально- правовых характеристик данной социальной системы, ее места в процессе исторического развития сменяющих друг друга типов общества. Проблема социального контроля в сущности своей составляет часть, аспект центрального вопроса — о взаимоотношении индивида и общества, гражданина и государства. В процессе социального контроля складываются отношения индивида и общества, которые, однако, более сложны, чем «подгонка» индивидуальных качеств под социальный стандарт. Здесь необходимо учитывать принципиальную особенность функционирования индивидуального сознания в механизме социального управления. Если на уровне общественного сознания социальная, ориентирующая действия людей в обществе информация передается в виде целостных, внутренне недифференцированных

стереотипов нормативно ориентированного поведения, его образцов, то на уровне индивидуального сознания появляется возможность расчленения целостного блока

социальной информации (образца поведения) на информацию о целях действия, предлагаемых средствах их достижения. Следовательно, появляется возможность их сознательной оценки, принятия, отвержения или изменения. В силу этого на уровне индивидуального сознания формируется возможность таких инноваций (новых позиций, ценностных ориентации), которые, будучи включены в цикл функционирования

социального контроля, могут изменить его характер. Это становится возможным в случае, если индивидуальная инновация получает общественное признание, завоевывает место

в системе социальных ценностей. Социальное отношение, существующее

в рамках механизма социального контроля между индивидом и обществом, не есть отношение контролирующего субъекта к контролируемому объекту, социальный контроль не есть всего лишь воздействие общества на индивида, но всегда и

неизменно — процесс активного взаимодействия этих хотя и взаимосвязанных,

но различных по характеру элементов. Индивид и общество (индивид и социальная группа) представляют собой исходные взаимодействующие составные элементы

системы социального контроля. Процесс социального контроля — это процесс взаимодействия этих элементов. Соответственно в схему механизма социального контроля включаются два вида действий, а именно контролируемая деятельность

индивидов и контролирующая деятельность общества, его социальных групп и институтов. Государственный (правовой, формальный) контроль определенным образом соотносится с социальным контролем, но не сводится к нему. Социальный

контроль представляет собой регулирование социального поведения индивидов с позиций не только политических, правовых, но и других социальных институтов (образования, культуры, морали), иных групп и общностей. Взаимодействие индивида и общества с точки зрения социального контроля выявляет внутреннюю противоречивость

этого взаимодействия. Так, с одной стороны, человек не может обрести индивидуальность, приобрести, сформировать свои социальные качества и свойства вне или помимо общества, только усвоение социальных смыслов и значений делает

индивида человеком. Если индивид не является продуктом социальной и социокультурной среды, значит, он не человек. С другой стороны, индивидуальность — столь же неотъемлемое свойство человека, как и его социальность, он не сможет сохранить и развить свою индивидуальность, если всего лишь автоматически приспосабливается к образцам культуры. Если человек представляет собой всего лишь слепок социокультурной реды, значит, он не личность.

Элементы социального контроля. Динамическая модель социального

контроля включает в себя следующие основные элементы: индивид; социальная общность (группа, класс, общество); индивидуальное (контролируемое) действие; социальное (контролирующее) действие. Индивидуальное действие и социальное действие

соотносятся между собой как контролируемое и контролирующее действия, причем речь идет именно о взаимодействии, а не об однонаправленном контроле без обратной связи. Акт социального (группового) контролирующего действия, выступая в системе

социального контроля в виде реакции на индивидуальное (контролируемое) поведение, в свою очередь сам выполняет функцию социального стимула (позитивного или негативного), предопределяющего характер последующих актов индивидуального

действия, в силу чего теперь уже эти последние служат реакцией на социальные (контролирующие) действия. Если индивид (индивидуальное действие) и социальная группа (социальное действие) служат исходными взаимодействующими

элементами системы социального контроля, то характер такого взаимодействия зависит от ряда важных промежуточных переменных социально-психологического характера, характеризующих как индивида, так и противостоящую ему социальную группу. В их числе: социальная перцепция, установка восприятия, сквозь призму которой воспринимает одну и ту же социальную реальность индивид (индивидуальная перцепция) и социальная группа (групповая перцепция). От характера восприятия и оценки

ситуации зависит далее формирующаяся на этой основе самооценка индивида и самооценка соответствующей социальной группы. Оценка ситуации и самооценка — важные социально-психологические показатели, во многом определяющие содержание и направленность актов как индивидуального, так и социального действия. В свою очередь специфика восприятия социальной ситуации, формирование на этой основе самооценки зависят о характера тех критериев социальных оценок, которые применительно к индивиду образуют индивидуальную шкалу оценок, i к социальной группе — социальную шкалу оценок. Преломляясь через призму этих шкал, группа оценивает действия индивида,

а индивид в свою очередь и на основе своей шкалы оценивает

адресованные ему действия группы (класса, общества).

Полный перечень элементов, образующих систему социально! с

контроля (в его нормативно-психологическом аспекте), включае

следующие позиции. 1. Индивидуальные действия, проявляющиеся в ходе актив

ного взаимодействия индивида с социальной средой, — акты познавательного и адаптивного характера; эти акты закрепляются или устраняются из поведения в связи с реакцией на них социальной среды (группы, класса, общества в целом). Изначально взятые сами по себе, индивидуальные акты не содержат социальных свойств, качеств. Эти свойства, значения, свое социальное качество акты обретают при встрече с

Социальные нормы и социальный контроль. социальным целым, наделяющим их этими качествами, свойствами и значениями. Таков первоначальный этап социального

контроля. 2. Социальное целое оценивает индивидуальные действия на основе объективно существующей в обществе (в морали, в праве,в идеологии, религии) социальной шкалы оценок, производной от системы ценностей, идеалов, жизненных устремлений,

интересов социальной группы, класса, общества в целом. От этой шкалы оценок зависит реакция общества на индивидуальное действие. 3. Социальная категоризация индивидуального акта является результатом функционирования социальной шкалы оценок, следствием отнесения этого акта к определенной категории действий (социально одобряемого или порицаемого характера). 4. Такая категоризация индивидуального акта производна от характера общественного самосознания, от того, как общество

(социальная группа) оценивает себя, какова самооценка группы. Эта самооценка производна от оценки группой социальной реальности, условий ее существования, от социальной (групповой) перцепции. 5. Результатом оценки и категоризации индивидуального действия является социальное действие (реакция общества, социальной

группы) на оцененное и категоризированное индивидуальное действие. Такие социальные действия выполняют роль негативных или позитивных санкций. 6. Реакция индивида на указанные социальные действия зависит от присущей ему индивидуальной шкалы оценок, производной от системы ценностей, идеалов, жизненных интересов и устремлений индивида. 7. Результатом функционирования индивидуальной шкалы оценок является самокатегоризация индивида (принятие роли,отождествление с определенной категорией лиц). 8. Самокатегоризация определяет индивидуальное самосознание, в том числе индивидуальную самооценку, предопределяет оценку индивидом ситуации, в которой он действует (индивидуальная перцепция). Самооценка, индивидуальная перцепция

(восприятие ситуации) предопределяют последующий акт индивидуального действия, служащего теперь уже реакцией лиц определенных категорий на групповое социальное действие.

 

Роль конфликтов в жизни общества. Типология социальных конфликтов. Содержание и особенности протекания социального конфликта.

Реальное значение и место конфликта в общественной жизни может быть определено на основе выяснения последствий или направленности его воздействия на общество в целом или на отдельные сферы его жизнедеятельности в определенных временных

рамках. Любой социальный конфликт так или иначе влияет на многие общественные процессы и на массовое сознание особенно. Он не оставляет равнодушными даже пассивных наблюдателей, ибо воспринимается чаще всего если не как угроза, то,

во всяком случае, как предупреждение, как сигнал возможной опасности. Социальный конфликт вызывает сочувствие одних и порицание других даже тогда, когда не задевает непосредственно интересы не втянутых в него групп. В обществе, где

конфликты не скрываются, не затушевываются, они воспринимаются как нечто вполне естественное (если, конечно, конфликт не угрожает существованию самой системы, не подрывает ее основ). Но даже и в этом случае сам факт конфликта выступает как своеобразное свидетельство социального неблагополучия в тех

или иных масштабах, на том или ином уровне общественной организации. Стало быть, он выступает и как определенный стимул для внесения изменений в осуществляемую политику, законодательство, управленческие решения и т. д.

Поскольку субъектами социального конфликта являются, как правило, группы, составляющие социальную структуру общества (социально-классовые, профессиональные, демографические, национальные, территориальные общности), то

под его воздействием возникает необходимость внести соответствующие коррективы в трудовые, социально-экономические, межнациональные и тому подобные отношения, объективно сложившиеся на том или ином отрезке времени.

Проводимая в бывшем Союзе ССР политика достижения социальной однородности не учитывала в должной мере различий в статусе социальных групп, в их реальном влиянии на власть, участия в осуществлении властных полномочий. Оставалась

за пределами научного анализа и реально существовавшая дифференциация доходов (борьба с так называемыми нетрудовыми доходами не давала должного эффекта).

В годы так называемой перестройки и в после перестроечный период, когда социальное расслоение общества стало прогрессировать, а социальное недовольство отдельных групп (шахтеры,учителя, врачи, ученые и т. д.) скрыть уже было попросту

невозможно, органы власти вынуждены были открыто реагировать на них.

Разумеется, нынешняя социальная структура российского общества еще полностью не сложилась. Появившиеся в последнее время новые социальные группы еще только самоопределяются, осознают свои интересы и начинают вести за них борьбу как экономическими, так и политическими средствами. Их участие в тех или иных конфликтах или готовность принять участие в той или иной форме вызывает к себе пристальный интерес Происходящие в обществе перемены, задевая так или

иначе интересы всех социальных групп, создают почву для конфликтов.

В этой ситуации остро встает вопрос о необходимости взаимного приспособления новых и «старых» социальных групп, их адаптации к новым условиям, разработка такой «социальной технологии», которая помогала бы этим процессам, предупреждала бы острые социальные столкновения, а тем более применение насилия в процессе регулирования социального поведения и социальной деятельности взаимодействующих субъектов. Наличие в обществе необходимых для его самоорганизации и функционирования политических и иных институтов, создание

в случае необходимости новых, способных содействовать назревшим переменам и оптимизации группового взаимодействия, становится особенно очевидным именно в результате конфликтов. В системе политических институтов должны быть предусмотрены также механизмы выражения социального недовольства и

протеста, но в определенных рамках и формах, не создающих угрозу общественному порядку. Важная роль в этом должна принадлежать и средствам массовой информации. От их позиции зависит очень многое. Или в обществе будет формироваться установка на достижение согласия (консенсуса), или будут культивироваться вражда и создаваться образы врагов. Возникший конфликт может свидетельствовать не только об объективных трудностях и нерешенных проблемах, о тех или иных социальных аномалиях, но и о субъективных реакциях на происходящее. Последнее не менее важно. Американские исследователи Роджер Фишер и Уильяме Юри отмечали в этой связи: «В конечном счете, однако, причиной конфликта является не объективная реальность, а происходящее в головах

людей»1. Конечно, «происходящее в головах людей» отражает так или иначе объективную реальность и порождает соответствующие реакции. Но это отражение может быть как адекватным, так и неадекватным, что решающим образом воздействует на характер конфликта и даже на само его возникновение. По существу, негативные субъективные реакции на происходящее, на те или иные события и процессы представляют социально-психологическую составляющую конфликта, могущую иметь самодовлеющее значение. Неадекватное отражение массовым сознанием происходящих в обществе перемен (например, характер и темпы экономических реформ), реакция на те или иные политические решения или спорные вопросы (например, отдавать ли Курилы Японии, оказать ли военную помощь Югославии в борьбе с агрессией НАТО) способны сами по себе вызвать конфликтную ситуацию и даже масштабный конфликт между активными группами населения и органами власти. В данном случае конфликт будет выступать как своего рода

предупреждение, требование, призыв внести изменения в предполагаемые действия, не допустить осуществления тех и J них, которые противоречат общенациональным интересам. Конфликты в сфере межнациональных отношений часто свидетельствуют

о состоянии национального самосознания, господствующих в нем стереотипах, предубеждениях, представлениях. Конфликт сам по себе еще не выражает в полном объеме причины, его детерминировавшие, не указывает на социальные источники, его питающие и поддерживающие. Все это может стать понятным в результате научного анализа, специальных социологических исследований. Конфликт лишь побуждает

к этому. Однако в ходе конфликта более ясно выражаются интересы и ценностные ориентации его участников, что само по себе чрезвычайно важно для выяснения всех причин и обстоятельств, породивших конфликт. Социальный конфликт, имеющий значительные масштабы, оказывает поляризующее воздействие на общество (социальные слои и группы), как бы разделяя его на тех, кто участвует в конфликте, сочувствует ему, порицает его. На тех, кто участвует и сочувствует конфликту, последний оказывает консолидациейное воздействие, сплачивает и объединяет их. Происходит более глубокое уяснение целей, во имя которых разворачивается противоборство, «рекрутируются» новые участники и сторонники. В той мере, в какой конфликт несет в себе конструктивное или деструктивное начало, способствует или препятствует разрешению противоречий, он может получить ту или иную оценку.

Конфликт, даже оказывающий позитивное воздействие, ставит вопрос о цене осуществляемых под его воздействием изменений. Какие бы цели ни провозглашались и как бы важны они ни были, но если для их осуществления приносятся в жертву человеческие жизни, возникает вопрос о нравственности

такого конфликта, о его действительной прогрессивности. Особенно это относится к межнациональным (межэтническим) конфликтам. Как бы значимы ни были для людей национальные ценности (а они имеют универсальное значение), цена в процессе их отстаивания оказывается довольно часто непомерной. И если даже конфликт и способствует консолидации собственной нации, ее самоутверждению и самоопределению, жертвы и разрушения, сопряженные с ним, перечеркивают его позитивное начало. Достаточно упомянуть такие «горячие точки» на карте бывшего Союза, как Сумгаит, Карабах, Тбилиси, Фергана, Сухуми, Приднестровье, Абхазия, Таджикистан, чтобы согласиться с таким утверждением. Итак, роль социальных конфликтов неоднозначна. Их связь с общественной жизнью весьма разнообразна и многовариантна. Анализ каждого из них позволяет не только дать обстоятельную

характеристику конкретному конфликту, но и отнести его к определенному классу (типу). Несмотря на то, что каждый взятый в отдельности конфликт

уникален, он все равно несет в себе некоторые черты и обладает определенными параметрами, позволяющими его типологизировать. Что может лежать в основе типологизации социальных конфликтов? В первую очередь можно назвать определенное сходство причин, вызывающих конфликты. Например, социальная дискриминация и социальная несправедливость. Вызванные ими конфликты, различаясь по масштабам, интенсивности и результативности, сопутствуют всей новой и новейшей истории человечества. Конфликты могут типологизироваться и по такому признаку, как характер противоречий, лежащих в их основе. Последние в

свою очередь могут быть подразделены на антагонистические и неантагонистические, на внутренние и внешние (в зависимости от их отношения к социальной системе). Противоречия могуч различаться также по сферам их проявления (экономическая

сфера, политическая, духовная, межнациональных отношений, внешнеполитическая и т. д.). Конфликты могут классифицироваться по времени действия (затяжные, скоротечные), по интенсивности, по масштабам действия (региональные, локальные), по формам проявления (мирные и немирные, явные и скрытые) и, наконец,

по своим последствиям (позитивные—негативные, конструктивные—

деструктивные и т. п.). Вопросам типологии конфликтов посвящена обширная литература. Западные конфликтологи уделяют этой проблеме большое внимание. Так, Р. Дарендорф обратил внимание при классификации конфликтов на такие моменты, как условия их происхождения и развития. Конфликты, обусловленные факторами

внутреннего характера, получили в его классификации название эндогенные, внешнего — по отношению к данной системе — получили название экзогенные1.

Широко представлена типология конфликтов по субъекту и социальной среде. В частности, в качестве примера можно привести типологию Стюарта Чейза, обратившего основное внимание при классификации конфликтов на социальную среду, в которой они проявляются:

• внугри семьи (между супругами, между супругами и детьми);

• между семьями;

• между родами и им подобными общностями;

• между территориальными общностями (села, города и т. д.);

• между регионами;

• между руководителями и работниками;

• между различными категориями работников внутри коллектива;

• между политическими партиями;

• между представителями разных конфессий (религиозные

конфликты);

• между представителями разных идеологий;

• конкурентная борьба в рамках одной отрасли;

• конкурентная борьба между разными отраслями;

• расовые конфликты;

• соперничество между отдельными народами, которое может

проявляться в разных областях, в частности в борьбе за

сферы влияния, рынки и т. п.;

• конфликты между различными культурами;

• «холодная война», т. е. война без применения оружия;

• борьба между «Востоком» и «Западом» или «Севером»

(развитые капиталистические страны) и «Югом» (развивающиеся

страны или страны «третьего мира»).

Одной из разновидностей конфликтов С. Чейз считает конфликты

на почве антисемитизма — как проявление антагонизмов

религиозного, культурного и расового характера 1.Американские социологи К. Боулдинг и А. Рапопорт предложили свою типологию социальных конфликтов, выделив в ней следующие категории:

• действительные конфликты, т. е. реально происходящие в

конкретной социальной среде;

• случайные конфликты, появление которых зависит от ряда

преходящих (второстепенных по сути) факторов и противоречий;

• заместительные конфликты, представляющие собой фиксируемое

проявление скрытых конфликтов, т. е. не проявляющихся

на поверхности общественной жизни;

• конфликты, возникающие в результате плохого знания

существующего положения или неудачного применения принципа

«разделяй и властвуй»;

• скрытые (латентные) конфликты, или конфликты, развивающиеся

исподволь, не заметные сразу. Их участники в

силу разных обстоятельств не могут или не хотят заявить о своей

открытой борьбе друг с другом;

• фальшивые конфликты, т. е. не имеющие, по сути, объективных

оснований. Они возникают в результате неадекватного

отражения в групповом или массовом сознании существующих

реальностей. (Это, конечно, не означает, что они не могут

трансформироваться в действительные конфликты1.)

Как бы ни различались подходы разных авторов к типологизации конфликтов, в их основе лежит выявление сходства и различия существенных признаков, определяющих природу и роль той или иной разновидности конфликтов в общественной жизни в разных исторических условиях. Изучающие конфликты ученые отмечают, что в условиях социальной и политической стабильности в обществе количество конфликтов значительно меньше, чем в условиях радикальных

трансформаций. В особую разновидность конфликтов многие исследователи

выделяют те, которые связаны с процессами модернизации. При всем многообразии трактовок понятия «модернизация» можно выделить как наиболее приемлемое понимание последней как этапа перехода от традиционного общества к современному

(индустриальному). Его осуществление нередко ставило под угрозу

традиционные ценности, а иногда и суверенитет ряда молодых

государств Возникающие в этой связи конфликты носили,

но сути, цивилизационный характер2. Их участники отстаивали

разные культурные ценности и ориентировались на

разные социальные образцы (модели) и нормы. В этих условиях

происходила, как правило, политизация этнокультурных ценностей,

проявившаяся в виде столкновения интересов, трсбу-

ющих политического согласования и урегулирования, без чего

неизбежным становилось насилие как институт борьбы конфликтующих

сторон.

В начале 80-х гг. в западной социологической и политологической

литературе большое внимание было уделено анализу

конфликтного потенциала в странах Восточной Европы. Исследователи

отмечали, в частности, быстрый рост национального

самосознания, стремления к национальному суверенитету,

примат национального над классовым. К такому выводу пришел,

например, американский исследователь Ю. Рецлер.

К этому же времени относятся и труды некоторых европейских

исследователей, в частности Каррер д'Анкос, сумевшей

многое предсказать в своей книге «Взорванная империя»'.

Конфликты между центральным правительством и периферийными

национальными (этническими) группами были выделены

в специальную категорию конфликтов авторами концепции

«внутреннего колониализма». В ней, в частности, обосновывался

вывод, что преобладающая в экономике группа стремится

всеми силами сохранить свои преимущества, свой доминирующий

статус, вызывая тем самым недовольство менее преуспевающих

групп. Хотя один из основателей этой концепции, профессор

Вашингтонского университета М. Гектер, строил свои

выводы в основном на материалах национальных движений в

Великобритании, эта концепция многое объяснила и в других

странах, в том числе и в СССР. Например, эмпирически подтвержденное

стремление титульных наций к получению приоритетных

прав, сохранению доминирующих позиций в различных

сферах фактически сформировалось в союзных республиках

значительно раньше, задолго до распада Союза.

Отдельную категорию конфликтов составляют те, которые

условно можно назвать «индуцированные» (от слова «индукция»)

конфликты, т е. возникающие под влиянием примера извне на

основе полученной через средства массовой коммуникации

информации. Под влиянием, например, этнических конфликтов

в Индии, ЮАР активизируются национальные и религиозные

общности в других (соседних) странах. Конфликт на территории

бывшей Югославии между сербами и мусульманами

также оказал определенное влияние на повышение активности

мусульман и христиан в ряде стран мира, вовлекая их в проте-

стное движение на стороне своей национальной или конфессиональной

группы Не меньший резонанс вызвали события в

югославском крае Косово весной и летом 1999 г

Значительное место в жизни общества занимают международные

(межгосударственные) конфликты Особенно обширная

литература по этой тематике (историческая в том числе) появилась

в годы «холодной войны» Именно в это время образовались

«силовые центры» современного мира, преследовавшие

свои геополитические цели и находившиеся длительное время

в состоянии перманентного конфликта

Следует отметить, что если проблемам внутрисистемных

социальных конфликтов советские ученые не уделяли должного

внимания, исходя из представлений, что социалистической

стране они не присуши, то все, что так или иначе относилось

к межсистемным конфликтам, привлекало к себе

постоянное внимание

Заметно активизировалась исследовательская работа в этом

направлении уже в 70-е гг В трудах отечественных ученых международный

конфликт рассматривался как столкновение различных

политических, экономических, военно-стратегических

и иных интересов государств1, при этом указывалось на многообразие

причин, вызывающих международные конфликты

Множество причин, порождающих международные конфликты,

обусловило многообразие способов их протекания «В соперничестве,

а тем более в конфликтационном взаимодействии друг

с другом, — отмечает белорусский социолог Е М Бабосов, —

враждующие государства обычно применяют такие специфические

именно заданного типа конфликтов способы, как осуществление

дипломатических маневров, экономическое давление, торговая

блокада, дезинформация, психологическая война, провокации,

запугивание, саботаж, террор, изоляция противника от

его реальных или потенциальных союзников, использование вооруженного

насилия и ведение военных действий»2

Естественно, что в зависимости от способов и форм возникновения

и развития конфликтов должны определяться и

методы их локализации, трансформации и решения. На это обстоятельство

обращают внимание авторы целого ряда работ,

посвященных изучению международного конфликта как сложною,

многогранного феномена, приобретающего все большее

значение в международной жизни.

Примерно в эти же годы западными социологами, изучавшими

международные конфликты, была разработана концепция

под названием «стратегия управления конфликтом» и концепция

под названием «стратегия деэскалации конфликта»,

получившие довольно широкий резонанс.

В последовавшие после окончания «холодной войны» годы

внимание к проблематике международных конфликтов не ослабевало.

Для этого имелись (и имеются) серьезные основания.

Ликвидация СССР создала новую, весьма сложную геополитическую

обстановку, которой не преминули воспользоваться в

своих интересах многие страны как на Западе, так и на Востоке.

В частности, активизировались попытки включить в сферу

своего влияния бывшие республики СССР, отношения между

которыми оказались тоже непростыми (особенно некоторых из

них с Россией). Не прекращаются локальные конфликты на

Ближнем Востоке, Балканах и т. д.

Характерной особенностью исследований в 90-е гг. явилось

то, что они приобрели в значительной мере комплексный,

междисциплинарный характер, учитывающий сложность самих

международных конфликтов. Возникла концепция многополюсного

мира, предполагающая установление нового, более

гуманного и справедливого мирового порядка в противовес

концепции однополюсного мира, подчиненного гегемонии одной

страны, на роль которой претендуют США.

Больше внимания исследователи стали уделять разработке

процедур прогнозирования и предупреждения международных

конфликтов.

Приведенные суждения и выводы не исчерпывают всего

многообразия оснований и критериев для типологизации конфликтов,

но дают достаточно полное представление о возможных

в этом плане подходах.

Этапы протекания конфликта.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-23; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.204.2.146 (0.037 с.)