Пакицет был размером с волка, обладал копытцами и длинным хвостом и вел полуводный образ жизни – жил на суше, а питался в воде.



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Пакицет был размером с волка, обладал копытцами и длинным хвостом и вел полуводный образ жизни – жил на суше, а питался в воде.



В воде оказалось неплохо. Потомок пакицета – амбулоцет, живший 48 миллионов лет назад – представлял собой уже этакого трехметрового млекопитающего крокодила весом в триста кг (причем настоящие водные крокодилы были тогда помельче, метр-полтора). Большие веслоподобные ступни, завершаемые неким подобием копытцев, свидетельствуют о том, что тварь была хорошим пловцом. Причем при передвижении в воде его тело двигалось в вертикальной плоскости, как у современных китов, а не в горизонтальной, как у рыб и крокодилов. В свою очередь, крепкие кости ног, подвижные локтевые и запястные суставы говорят о том, что амбулоцет продолжал неплохо себя чувствовать и на суше.

Амбулоцеты охотились, подстерегая добычу на мелководье, причем обитали как в соленых, так и в пресных водах. Их мощные челюсти были способны схватить жертву размером со среднего оленя, а благодаря особому строению ноздрей, размещавшихся уже не на конце морды, а ближе ко лбу, эти хищники имели возможность съесть свой обед, не выходя из воды. Глаза амбулоцета давали только боковой обзор, а ушные раковины отсутствовали, но в водной среде он слышал отлично: у него в челюсти имелся характерный для современных китообразных канал, проводящий звук к уху. Движение своей жертвы по суше амбулоцет отслеживал, прижимая голову к грунту и улавливая вибрации от ее шагов. Плюс к тому, у него еще сохранились усы на морде, позволявшие чувствовать движения жертвы в мутной воде, улавливая вибрации.

Предки веселых дельфинов были довольно неприятными созданиями…

Потомки амбулоцета, ушедшие в океан, превратились со временем в китов и дельфинов, а вот с пресноводными водоемами у них чего-то не заладилось. Так эти водоемы и остались последним форпостом гигантских мезозойских рептилий, кои и по сей день в них здравствуют. Критозавры в палеоцене по сравнению с этим – просто тьфу. Воистину чудны дела Твои, Господи, а мы просто привыкли и не удивляемся.

О чем это я… о крокодилах. Так вот, наряду с водными, в палеогене существовали и сухопутные крокодилы. В посте про Австралию я про них писал, там они сохранились вплоть до плейстоцена, а 50 миллионов лет назад встречались повсеместно. Это и есть, может быть, ответ на вопрос vadim_proskurin об автохтонных эоценовых верховных хищниках Африки… Да, кстати, vadim_proskurin сделал подробный обзор фауны палеогена по эпохам с кучей картинок, рекомендую.

Ну так вот, о крокодилах… да я о них уже, собственно, всё сказал.

А вот о мезонихиях не всё – предки копытных первоначально пытались еще специализироваться как хищники, причем для своего времени вполне успешно.

Например, эндрюсарх (вверху) достигал тонны веса и пяти метров в длину, из которых один метр приходился на череп; пожалуй, он был крупнейшим наземным хищным млекопитающим в истории. Сильный был зверолов перед Господом… но, судя по размеру мозга, туповатый, а по строению скелета – не шибко стремительный. При этом на концах его пальцев были не когти, а копытца, и из ныне живущих существ его ближайшие родственники не волки с медведями, а овцы и киты.

Во второй половине палеогенового периода на Земле появились не менее удивительные существа. Климат начал становиться суше и холоднее…

***

Третичный бестиарий; часть III

Пиршество энтелодонов.

На чем мы там остановились? Да. Дошло до меня, о великий халиф, о том, что во второй половине палеогена климат по воле Аллаха (передвинувшего континенты и изменившего схему океанских течений) начал потихоньку портиться в современную сторону. Сначала в особо холодные годы вблизи полюсов ночами стал иногда выпадать снежок и порой прихватывало морозцем, потом на горных вершинах Антарктиды под жарким полярным солнцем засеребрились первые многолетние снежники… А в глубине больших массивов суши климат становился все более континентальным, сезонным – поначалу это было чередование не холодных и теплых сезонов, а влажных и засушливых.

По мере того, как климат становился засушливее, болотистые джунгли кое-где уступали место широколиственным лесам, а потом, на границе палеогена со следующим, неогеновым, периодом, и саваннам с лесостепями. Эти пространства постепенно заполнились так называемой индрикотериевой фауной, названной так в честь гигантского родича носорогов, самого крупного наземного млекопитающего за всю историю Земли – индрикотерия, прототипа АТ-АТ:

Стадо индрикотериев. На переднем плане – парочка гиенодонов, о них как-нибудь потом.

Эти гиганты (7-8 метров в холке), в отличие от бронтотериев, могли передвигаться только по плотным грунтам. Обладая огромным ростом и длинной шеей, они доставали кроны деревьев на высоте 10 метров. Судя по строению суставов, индрикотерии были неторопливы. Они медленно бродили по саванному редколесью, питаясь листьями и корой деревьев.

К северу индрикотериевая фауна не распространялась дальше Казахстана и Восточного Забайкалья, а к югу – за пределы саванно-лесной области Индии и Индокитая. Преградами для ее продвижения являлись на севере – леса субтропиков, на юге – тропические леса экваториального типа. При этом во лесах и болотах по прежнему продолжали здравствовать многие представители бронтотериевой фауны– одна эпоха развития жизни сменяла другую не столько во времени, сколько в пространстве.

Новая среда обитания порождала новых созданий – зубы травоядных индрикотериевой фауны предназначались для питания более жесткой растительностью, а ноги – для быстрого бега по твердой поверхности. Поросшие травой пространства предоставляют огромный запас корма – точка роста у трав находится у основания, а не на верхушке стебля, и, стоит животным объесть листья, как на их месте быстро вырастают новые, и к приходу следующего стада снова готов калорийный обед – сумей только переварить: трава плохо усваивается организмом. Одними из первых решили проблему переваривания травы древние верблюды – первые жвачные животные. На верблюдов эти верблюды, правда, не очень-то походили. Вот, например, верблюдик пебротерий (убегает):

За ним гонится хищный хряк археотерий. Большинство «нормальных» хищников все еще оставались стопоходящими, и им было хорошо в лесистой местности и на болоте. А нишу охотников открытых пространств поначалу заняли, вспомнив бурное мезонихиевое прошлое, свинообразные – стройные копытца у них уже были, а переквалифицироваться из всеядного на хищника несложно. Некоторые из них, например археотерий и энтелодон, жившие 25 млн. лет назад, достигали трехметровой длины и веса в 400 кг. Внешний вид «адских свиней», как их обозвали в популярной англоязычной литературе, был неприятен — здоровенная харя, устрашающие клыки и странные костные выросты на морде; встреча с ними, думаю, тоже.

А верблюды пробовали себя не только в роли газелей, но и жирафов. Например, грациозный неогеновый верблюд эпикамелус (внизу слева) обладал длинными тонкими лапами и такой же длинной, как у жирафа, шеей. Привычных для нас горбов у этого верблюда тоже не было.

Еще меньше походил на верблюда синтетоцерас (шагает вторым). Он больше походил на антилопу с двумя парами рогов – на голове и на носу. Неизвестно, покрывала ли их роговая оболочка, как у современного рогатого скота, ясно только, что рога не менялись ежегодно, как у оленей.

А шея жирафа-сиватерия (назван в честь Шивы, на картинке замыкающий), наоборот, была короткой и толстой. Сам сиватерий скорее, походил на гибрида буйвола и лося: мощные лапы, мускулистое туловище, крупная голова и разлапистые рога. Однако ж вот – жираф… В Африке такие встречались еще несколько десятков тысяч лет назад, когда там уже жили люди.

Или вот тоже, халикотерий (слева). По виду – гибрид медведя и гориллы ростом со слона, с чудовищными когтями на передних лапах, а по крови – близкий родственник лошадей и носорогов, убежденный вегетарианец, альтернатива современному жирафу: при помощи длинных «рук» животное дотягивалось до верхних веток дерева, цепляло их когтями и пригибало к земле.

Близкий родич халикотерия тилоцефалоникс (справа), живший в миоцене в Северной Америке, имел много общего с халикотерием: те же длинные передние лапы, когти, длинная шея и голова, похожая на лошадиную, и плюс ко всему на голове странный куполовидный вырост. Бодаться в брачных турнирах? Рога-то им были ни к чему, оборонялись они когтями.



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-21; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.170.64.36 (0.007 с.)