ТОП 10:

Гуманитарные начала просвещения



В XVII в. на фоне подъема всех сфер жизни российского общества, усиления контактов с Западом, проникновения европейской образованности наметилось зарождение новых подходов к осмыслению природы человека, целей и способов его воспитания и образования. Человек, традиционно трактуемый как божественное творение, начал рассматриваться как общественное и природное существо; особое внимание уделялось его разумной познавательной деятельности; наметился поиск смыслов человеческого бытия в нерелигиозной сфере.

В первой половине XVII в. появляется первая азбука (учебник-руководство) В. Бурцева «Начальное учение человеком» (первое издание - 1634 г., второе - 1637 г.). Московский Печатный двор в 1648-1649 гг. имел на складах более 12000 книг, причем в большинстве буквари, грамматики, учебники по арифметике. Во второй половине XVII в. Печатным двором было выпущено более 300000 букварей и 150000 других учебников. К концу XVII в. вышел «Букварь славянорусских письмен» в картинках К. Истомина, который современники считали самым интересным учебным пособием. В 1682 г. была напечатана таблица умножения. В литературе наряду с житиями святых, все больше проявляется сатирическое направление: «О горе-злосчастии», «О Шемякином суде», «Азбука о голом и небогатом человеке». Появился новый вид литературы - мемуары и дневники с воспоминаниями авторов о событиях, с повседневными записями о текущих происшествиях. Среди них выделяется «Житие протопопа Аввакума», где образным народным языком рисуются нравы и быт русского общества.

В Москве XVII в. система светского образования не была единой: существовали школы греко-славянского, католического или смешанного типа. Влияние католического богословия, на котором воспитывались «киевляне», потребовало особого внимания к собственно православной традиции. Ее ярко представляли инок-«киевлянин» Е. Славинецкий, который, по отзывам историков, был «живой академией православных наук»; греческие монахи братья И. и С. Лихуды, прибывшие в Москву в 1685 г.

В первой половине XVII в. с разрешения царя Михаила Федоровича и благословения патриарха Филарета Ф. Ртищев вызвал из Малороссии нескольких «ученых людей» во главе с Е. Славинецким. Организовав ученое общество сначала в Андреевском монастыре, а затем, переехав в Чудов, они основали славяно-греческую школу и занимались исправлением ошибок в церковно-богослужебных книгах. В этом же направлении работала школа греков Тимофея и Мануила при типографии.

К середине XVII в. в немногочисленных школах при церквах был представлен смешанный тип образования. Так, в 1668 г. при церкви И. Богослова был открыт «гимнасион» для изучения «грамматической хитрости языков словенского, греческого и латинского и прочих свободных учений». В 1680 г. в созданной казенной школе при Печатном дворе готовили типографщиков и писцов Посольского приказа. В 1687 г. в Москве появилось первое высшее учебное заведение - Славяно-греко-латинская академия, для преподавания в которой были приглашены греки - братья И. и С. Лихуды. Они образцово поставили обучение языкам, богословским дисциплинам, основам философии и естественных наук. Это учебное заведение стало ядром духовного и светского образования в России, знатоки иностранных языков широко использовались на государственной службе. Студентами академии становились в основном выпускники типографской школы и молодежь из бояр (как исключение, были представлены выходцы из других сословий, например, сын поморского крестьянина М. Ломоносов).

Латинский тип образования был реализован во второй половине XVII в. западнорусским ученым монахом С. Полоцким, который основал школу в Заиконоспасском монастыре на Никольской, где учились подьячие из Приказа тайных дел; создал новую типографию при царском дворе и стал воспитателем детей Алексея Михайловича.

В XVII в. среди торгово-ремесленного люда, в том числе в Москве, существенно возросло число грамотных, судя по собственноручным подписям под приговорами слободских сходов, а также при судебных разбирательствах. Обучение грамоте обычно было домашним, то есть детей отдавали «грамотеям» для помощи в домашнем хозяйстве, чтобы те попутно учили их грамоте.

Основанные в XVII в. в России первые учебные заведения университетского типа - Киево-Могилянская (1631) и Московская славяно-греко-латинская (1685) академии не соответствовали масштабу экономических и политических преобразований в стране на рубеже XVII-XVIII вв. Еще в конце XVII в. из-за отсутствия специальных учебных заведений в России дворянскую молодежь по указу Петра I посылали для обучения «навигационным наукам, живописному искусству, экипажеству, механике, инженерству, артиллерии» в западноевропейские страны.

Начало системе светского образования было положено открытием в 17О1 г. военных технических «Школы математицких и навигацких наук» и Пушкарской (артиллерийской) школы в Москве. Далее здесь были организованы Инженерное (1711) и Артиллерийское (1712) училища; в 1715 г. в Петербурге - на основе старших курсов «Навигацкой школы» - Морская академия, а в 1719 г. - Инженерная рота, как первое высшее военное инженерное учебное заведение. В 1707 г. по указу Петра I в Москве была создана первая медицинская «госпитальная» школа, а в 1733 г. - подобные в Петербурге и Кронштадте. Созданные на Урале горные школы осуществляли подготовку русских специалистов в области горного дела, геологии и географии.

Появление в начале XVIII в. первых отечественных учебников по арифметике было связано с нуждами созданных тогда же военных и морских технических школ и определялось практическими задачами, вставшими в это время перед русским обществом и государством. Например, постройка большого флота требовала основательных знаний по расчетам усилий в стержнях ферм, использования простейших машин, изучения характеристик металлов и дерева, определения наилучших форм судов при их движении по воде.

Первый специальный учебник по теоретической механике был составлен Г. Скорняковым-Писаревым для учащихся Морской академии. Преподаватель был в числе первых рядовых бомбардиров, отправленных в 1696 г., после взятия Азова, за границу для обучения вместе с молодыми русскими вельможами, где учился в Италии и Германии. По возвращении в Россию в 1699 г. он обратил на себя внимание Петра I своими знаниями; в дальнейшем на него было возложено теоретическое обучение в бомбардирской роте. Указом от 26 мая 1714 г. Петр I поручил Г. Скорнякову-Писареву организовать постоянную Артиллерийскую школу в Петербурге. В дальнейшем он стал преподавателем и директором Морской академии, реорганизовав Навигацкую школу в Москве, для чего разработал инструкцию для управления и уточнил предметы преподавания.

Несмотря на принятые меры, государству не удалось заинтересовать даже привилегированные слои населения в получении элементарных знаний в арифметике. Поэтому в 1714 г. более чем в сорока провинциальных городах были открыты приближающиеся по типу к начальной общеобразовательной системе «цифирные» школы. Царский указ предписывал «поголовно» учиться «всем дворянским и подьячим детям»» и без получения свидетельства об окончании этих школ «жениться не допускал».

Однако это необходимое для развития научных традиций условие, распространявшееся на дворянских детей, было предано забвению в дальнейшем, после смерти Петра I, в ходе получения ими многочисленных привилегий от государства. В 20-е гг. XVIII в. «цифирные» школы практически прекратили существование, так как дворянские дети были освобождены от обучения в них, дети духовенства переведены в епархиальные, а солдатские - в гарнизонные и солдатские школы. В городах сохранились старые формы обучения в виде школ грамоты, в дворянских семьях преобладало домашнее образование, а дети крепостных крестьян в школы вообще не принимались.

Созданный в 1755 г. при участии М. Ломоносова Московский государственный университет являл собой пример доступности просвещения различным слоям разночинского населения и демократизации образовательного процесса. На открытые в университете юридический, медицинский, философский факультеты в числе первых студентов были приняты слушатели Славяно-греко-латинской академии и других духовных семинарий. Естественнонаучные дисциплины преподавались на философском факультете.

Традиционный интерес различных слоев русского населения к практическим наукам был реализован в дальнейшем и в Московском государственном университете в 1757 г. Конференция профессоров приняла решение об организации там курса прикладной математики, куда входили и основные разделы по механике. Поначалу курс читал воспитанник Геттингенского университета И. Рост. Однако уровень преподавания механики в университете начал повышаться с 1791 г., когда заведование кафедрой прикладной математики перешло к М. Панкевичу. Бывший студент университета, он стал с 1796 г. экстраординарным профессором и читал механику, гидравлику и аэрометрию с объяснением устройства различных машин, оптику, астрономию, математическую географию и навигацию. «Картезианство» не имело талантливых последователей в среде профессоров механики Московского университета. С М. Панкевича в русской механике начинается развитие динамической концепции И. Ньютона. С целью установления преемственности в преподавании прикладных дисциплин механика была введена в старших классах народных училищ в середине 80-х гг. XVIII в. Соответственно в 1785 г. для учащихся было издано «Руководство к механике». При университете существовала типография и выходила газета «Московские ведомости». Популяризация знаний осуществлялась и в форме публичных лекций.

Становление общеобразовательной школы, являвшейся важным фактором развития национальной культуры, во второй половине XVIII в. связано с созданием двух гимназий при Московском университете (1755), гимназии в Казани (1758) и проведением школьной реформы в последней четверти XVIII в. По плану, разработанному Комиссией об учреждении училищ, в городах в 1786 г. создавались так называемые народные училища: в губернских - четырехклассные (главные), приближавшиеся по типу к средней школе, а в уездных – двухклассные (малые), где преподавались чтение, письмо, начала арифметики и священная история. «Устав народных училищ» предусматривал создание единой системы светской школы - от малого народного училища до университета. Закончившие малое училище могли продолжать образование в трех-четырех классах главного, а выпускники последнего поступали в университет, изучив дополнительно латынь и один из европейских языков. В народные училища стали принимать девочек, принадлежавших преимущественно к разночинцам.

Принципиально новым было то, что в старших классах губернских училищ вводилось изучение естественнонаучных дисциплин: естественной истории, механики, физики, архитектуры и геометрии. Уровень преподавания механики в средней и высшей школе поднялся во второй половине XVIII в. благодаря деятельности русских ученых М. Головина, С. Гурьева, Я. Козельского, С. Котельникова, чьи исследования носили прикладной характер и издавались в виде учебников. Так, в 1764 г. в Петербурге были изданы «Механические предложения» Я. Козельского, который преподавал механику в Петербургском Артиллерийском и Инженерном кадетском корпусах. С. Котельников, читавший лекции в Петербургском университете, в 1774 г. выпустил книгу о равновесии и движении тел.

В последней четверти XVIII в. преподавание естествознания в России значительно раздвинуло свои рамки, так как физика как один из основных предметов была введена в программу средней школы. Распространению физических знаний способствовали лекции в Московском университете профессоров И. Роста, П. Страхова, которые сопровождали публичные лекции демонстрационными и научными опытами. Систематические метеорологические наблюдения П. Страхова над температурой и давлением воздуха, направлением и силой ветра, грозовыми явлениями и осадками публиковались в «Московских ведомостях». Публичные лекции по экспериментальной физике, которые читал в Петербурге А. Кононов, воспитанник академической гимназии и университета, а затем адьюнкт и академик, пользовались заслуженным уважением у аудитории.

Гражданское высшее техническое образование ведет свое начало от Петербургского горного училища, основанного в 1773 г. с правами академии. Согласно уставу 1774 г., училище подчинялось Берг-коллегии и готовило специалистов для горнозаводской промышленности. Первоначально в училище принимались студенты Московского университета, которым в течение трех лет преподавали такие естественнонаучные и специальные дисциплины, как химию и металлургию, физику и минералогию, горное искусство. В 1776 г. в открытые классы гимназического профиля училища стали принимать малолетних учеников.

На протяжении XVIII в. мы видим тенденцию к установлению таких демократических принципов в функционировании российской начальной и средней школы, как доступность и преемственность в образовании, а также открытость университетского курса для большинства слоев гражданского населения. Однако попытка Петра I и Екатерины II ликвидировать изолированность сословий путем создания единой системы светской школы закончилась неудачей.

К основным элементам просвещения на Руси в рассматриваемый период следует отнести появление письменности и совершенствование славянского алфавита, педагогику, профессиональную подготовку, изобретение и развитие книгопечатания. Православие, как феномен традиционной культуры, хорошо вписалось в жизненный уклад древней Руси - патриархально-общинный, деспотический, не связанный с рационализмом античной и средневековой западноевропейской культур. Православное христианство дало просвещению духовно-нравственные ориентиры и представления о путях и способах их достижения.

Становление отечественной науки и техники. Организационные основы научной деятельности. Создание Академии наук и художеств

До начала XVIII в. узкий практицизм, отсутствие теоретической постановки естественнонаучных проблем ограничивали кругозор и тормозили развитие научных знаний в России. Необходимым условием интенсивного развития российского естествознания в XVIII в. являлся бурный рост мануфактурного производства в стране. Исходя из сугубо практических интересов, Петр I с самого начала придал науке прикладной характер. Однако о преемственности в развитии науки стало возможным говорить только после создания Академии наук и художеств в 1725 г.

Интеллектуальная жизнь в этот период в зарубежных государствах была сосредоточена в университетах и научных обществах, содержавшихся частным образом или за счет государства. Наиболее значительными среди них были Парижская Академия наук, Лондонское королевское общество и Берлинское научное общество, преобразованное в Академию наук в 1744 г. Затянувшаяся война со Швецией, требовавшая огромных средств и усилий, мешала осуществлению замысла создания российской Академии наук. Но Петр I возвращался к этому вопросу, обсуждая его в беседах с Г. Лейбницем, основавшим в 1700 г. Берлинское научное сообщество, в переписке с известным немецким философом и ученым Х. Вольфом. Столь пристальное внимание, которое уделил Петр I встречам с видными учеными во французской королевской Академии наук и других культурно-научных учреждениях в 1717 г., желание российского государя взять научную модель этой организации за образец, были достойно оценены. Петр I был избран в члены Академии наук Франции, о чем с благодарностью писал в личном послании, привезенном в эту страну его библиотекарем И. Шумахером. Явные намерения русского правительства по проведению научных преобразований в стране подтверждались переданным тогда же планом мероприятий правительства Петра I в области изучения природных ресурсов России и некоторыми материалами, характеризующими первые успехи русской науки в этом направлении.

Еще до создания отечественной Академии наук Россия начала приглашать преимущественно ученых-натуралистов, поставив в качестве приоритетных научных задач отечественного естествознании изучение горного дела для развития металлургии и целебных источников - для медицины. Набор зарубежных ученых для России в области естествознания осуществлялся учеником Г. Лейбница философом Х. Вольфом, испытывавшим явные трудности в связи с отсутствием творческой работы в немецких университетах, в том числе незначительным интересом студентов к точным наукам. В то же время идеи Петра I о приоритетной поддержке науки встретили сочувствие и понимание в передовых кругах немецкого общества, стоявшего по духу вне рамок университетов и проживавшего в мелких германских государствах. Предпочтение при отборе отдавалось начинающим ученым, так как зарубежные государства часто препятствовали отъезду известных специалистов. Так, Цюрихский магистрат не разрешил уехать в Россию признанному на родине натуралисту- врачу И. Шейхцеру.

Говорить о системной государственной поддержке науки в России следует с января 1724 г., когда Петр I утвердил, а Сенат издал указ об основании Академии наук и художеств. В ноябре 1725 г. был издан именной указ императрицы Екатерины I о «заведении» Академии наук и художеств», официально же годом начала ее работы стали считать 1726 г. Таким образом, вместо учреждения университета, планировавшегося вначале, был реализован план создания особого научного учреждения, в котором совмещались исследовательские и учебные функции.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.215.196 (0.009 с.)