ТОП 10:

Складывание гуманитарных начал просвещения



X- первая половина XVII вв. - период самобытной русской жизни, когда духовное единство жителей Киевской Руси, затем отдельных феодальных княжеств, находившихся под протекторатом Золотой Орды, наконец, Московского государства определялось и объединялось единой православной верой, проявляясь в повседневном быту.

В процессе развития просвещения на Руси в рассматриваемый период основное внимание уделялось нравственным вопросам воспитания личности, что объяснялось сущностью византийской православной традиции. Как и христианская традиция в целом, смысл просвещения виделся в приобщении человека к богу, в наставлении его на путь спасения. Этого можно было достичь путем познания («умопостижения») и путем дел (образом жизни). На Руси до конца XVII в. преимущественное внимание уделялось второму пути.

Письменность на Руси существовала задолго до ее христианизации. Еще до появления рукописных книг славяне пользовались для письма и счета «чертами и резами». Однако следы древних славянских письмен пока не обнаружены. Во время пребывания в Херсонесе в 6О-е гг. IX в. византийский дипломат и славянский просветитель Кирилл познакомился с Евангелием, написанным по принципам славянского письма. В 862 г. моравский князь Ростислав обратился к византийскому императору Михаилу с просьбой прислать проповедников, которые перевели бы книги, написанные на греческом языке. В дальнейшем болгары Кирилл и Мефодий усовершенствовали славянский язык.

В основу кириллицы был положен греческий алфавит с добавлением знаков для отсутствующих в греческом языке звуков: Б, Ж, Ц, Ш, Щ, Ъ, Ы, Ь, Ю, Я. Древние русские книги написаны торжественным каллиграфическим почерком - уставом, но в обыденном письме применялось более простое начертание букв. Так, в 1949 г. под Смоленском был найден сосуд, датируемый началом X в. На сосуде было написано слово «горухща» (по другим источникам – «горушна»), что в переводе – «пряность». Это означало, что еще до христианизации в восточнославянской среде бытовало «письмо» и существовал славянский алфавит. Первоначальная летопись - «Повесть временных лет», составленная в Киеве около 1113 г. летописцем-монахом Нестором, содержит сведения более ранних киевских и новгородских летописей, исторических документов, народных преданий и сочинений византийских писателей. Во всех событиях летописец был сторонником сильной княжеской власти, в чем видел проявление божьей воли.

Период существования Киевского государств являлся, по сути, отрезком развития культуры, когда русские приняли христианство и обратились к Византии как религиозной, идеологической и в целом духовной модели общества. Уже в конце X - начале XI вв. Киев являлся одним из самых больших городов Европы, где было 400 церквей и восемь рынков. Русская православная церковь приняла самое деятельное участие в просвещении населения. А некоторые киевские князья, например, Ярослав Мудрый (1019-1054), собрали и организовали с помощью писцов перевод значительного количества книг с греческого на славянский, прочтя которые истинные верующие могли получить религиозное образование и научиться покаянию, мудрости, сдержанности. Таким образом, княжеской властью и церковью приветствовалось только то книжное просвещение, которое учило раскаянию и религиозным принципам. В этом смысле православная церковь была не одинока. В отдельных сочинениях католических монахов давался совет «отдыхать от огромного желания узнать», ибо в этом процессе заключено много иллюзий. А образ монаха-отшельника, живущего в ските и изолированного от влияния окружающего мира, был распространен как в Киевской Руси, так и в Западной Европе.

Педагогика, понимаемая на Руси как «душевное строение», была призвана помочь человеку овладеть христианскими добродетелями, стать нравственным в своих поступках, что и являлось признаком истинной мудрости, идущей от сердца, в отличие от мудрости чисто познавательной. Педагогика «душевного строения» была направлена на то, чтобы наставить человека на истинный «путь» и не касалась его профессиональной подготовки. Однако действовавшая на Руси система обучения грамоте помогала не только познавать заповеди Иисуса Христа и соизмерять с ними свою жизнь, но и приобретать практические навыки, вести бытовую переписку.

Школы в современном понимании этого слова в древней Руси не существовали. Князь Владимир задумал вскоре после крещения последовать примеру греков и организовать школы. Летопись рассказывает, что он начал брать сынов «нарочитой чади» и отдавать их на книжное учение, но широко дело не пошло. При Ярославе Мудром Киев стал одним из признанных европейских центров культуры, а открытие школ приобрело большой размах. Так, в Новгороде начала работать школа, рассчитанная на 300 учеников. В древней Руси XIII- XV вв. была принята классно-урочная система преподавания. Учили чтению и письму по Часослову и Псалтырю с бесконечным повторением уже пройденного; а также церковному пению, счету (математике); а в старших классах - риторике, истории, богословию.

В подростковом возрасте мальчик знакомился с рукописным книжным словом. Так, один из ранних памятников письменности - Сийское Евангелие 1339 г. свидетельствует о том, что складывалась особая, московская школа письма. Объединение русских земель вокруг Москвы вызвало необходимость составления общерусского летописного свода. Авторы написанного в конце XIV в. «Летописца великого русского» стремились возвысить династию московских князей, восхваляя князя Ивана Калиту и его преемников на великокняжеском престоле. На русских иконах часто изображался первый визит к монаху подростка в сопровождении отца и матери. Картину обучения грамоте можно восстановить по сохранившимся миниатюрам XVI-XVII вв., где монах-учитель ведет занятия с пятью-шестью учениками.

Школы рассматриваемого периода не делились на церковные и гражданские. Служители церкви и светские деятели получали одинаковое образование, в том числе изучали своды законов «Мерило праведное», «Номоканон», «Правду русскую». Благодаря этому правящее сословие хорошо разбиралось в идеологических представлениях того времени, а также законодательстве и управлении. Так, например, вечевой общественный строй Новгородской республики, требовавший ежегодной смены городского и государственного руководства, заставлял бояр, стремившихся к избранию на командные должности, большую часть года находиться в городе и вести постоянную переписку с представителями своих земельных владений.

Тяглое сословие в древней и средневековой Руси было больше практиками, передавая свои знания устно из поколения в поколение, не облекая их в письменную форму. Критерием такого рода знания было умение, когда речь шла о крестьянине или ремесленнике. В то же время, обнаруженные надписи (иногда на латинском языке) ремесленников на их изделиях до недавнего времени были единственными следами письма, оставленными этим сословием в древней Руси (надписи на кирпичах, литейных формах, пряслицах из разных городов, иконах; «граффити» древнерусских соборов). Однако изображение отдельных букв славянского алфавита на некоторых предметах, найденных при раскопках древнерусских городов, вряд ли всегда говорит о грамотности владельца вещи. Скорее всего условно грамотными были ремесленники привилегированных профессий - литейщики (надписи на колоколах, пушках, иконках); камнерезы (надписи на саркофагах, иконах из шифера); иконописцы; мастера, изготавливавшие монеты и печати. С другой стороны, ремесленники могли срисовывать надписи, которые писали заказчики. Более того, грамотность не давала существенных привилегий мастеру; наоборот, книги, причем в основном богословского направления, были дороги в цене и не содержали практических советов, понятных ремесленникам.

Другое дело - простая обиходная переписка, которая была распространена повсеместно и в различных слоях общества. В основном использовали бересту - материал, удобный для начертания букв твердым «писалом», т. к. бумага (пергамент) была привозная и потому ценилась очень дорого. В берестяных грамотах содержится информация о повседневных делах и жизни людей: о поимке беглых холопов, продаже и покупке товаров, сборе оброка с крестьян. Больше половины найденных в Новгороде берестяных грамот относятся к переписке с сельской местностью: пишут сельские старосты, жалуются крестьяне. Другая половина грамот, обнаруженных в домах двадцати восьми ярусов новгородского культурного слоя ( с середины X до середины XVI вв.), сопровождались набором вещей, принадлежащих явно состоятельным горожанам (стеклянные сосуды, восточная поливная керамика, изделия из янтаря, грецкие орехи, самшитовые гребни и т. д.) Наоборот, в домах с характерным для ремесленника набором бытовых вещей берестяных грамот обнаружено не было. По-видимому, функцию передачи информации в древней и средневековой Руси выполняли также профессиональные писцы, которые работали стержнем («стилом»), изобретенным специально для писания на бересте. Они же занимались художественным оформлением текстов, составленных для бояр. Значительное количество костяных, металлических, деревянных стержней обнаружено в Новгороде, Киеве, Пскове, Чернигове, на Смоленщине, в Рязани.

Завершение процесса территориального оформления Московского государства и начавшийся процесс централизации способствовали бурному развитию российской культуры в XVI в. С образованием единого государства Москва стала центром русского летописания. Летописцы стремились осмыслить место Русского государства в мировой истории и возвеличить власть московских самодержцев. Так возник Никоновский летописный свод - историческая энциклопедия XVI в. Составители свода связывали историю Руси с историей Византийской империи и южнославянских стран.

Иван IV (Грозный) ценил знания и уважал «слово», собрав замечательную библиотеку более чем в 800 рукописей на греческом, латинском и восточных языках. Судьба библиотеки XVI в., так до сих пор и не обнаруженной, волнует воображение российской научной общественности.

Развитие в Московском государстве товарно-денежных отношений, ремесла и строительства усилило потребность в грамотных и образованных людях. Создание в середине XVI в. приказной системы стимулировало грамотность определенных кругов. Недаром в постановлении Стоглавого собора 1551 г. рекомендовалось отдавать детей «на учение грамоте и на учение книжное». Действительно, создание книгопечатания представлялось Ивану IV делом большой важности, тем более что к середине XVI в. издание книг широко распространилось по Европе, в том числе в славянских землях. Первая книга, напечатанная кириллицей, появилась в 1491 г. в Кракове. Образцами для первых русских печатных книг были венецианские и сербские образцы. Еще в 1550 г. Иван IV просил датского короля Христиана III и «римского цесаря» Карла прислать специалистов-печатников. Просьба могла быть выполнена при определенных условиях, продиктованных католической церковью. Поэтому первыми первопечатниками стали русские мастера. И. Федоров, не принадлежа к обычному духовенству, получил сан дьякона в качестве главного мастера печатного дела. Он называл себя «московитином», был талантливым типографщиком и техником. Его помощником стал П. Мстиславец, родом из Белоруссии. И. Федоров и П. Мстиславец вынуждены были покинуть Москву из-за враждебного отношения к себе церковников, обвинивших их в «ереси». Однако книгопечатание на Руси не прекратилось и после их переезда на Украину. В 1573 г. И. Федоров основал типографию в Львове. Начиная с «Апостола» (1564), во второй половине XVI в. в России было напечатано 20 книг, в том числе первая русская грамматика («азбуковник»).

Астрономия

Потребности ориентации и определения времени рано выделили астрономию среди других областей научного знания в отдельную отрасль. Среди первых богов человечества - олицетворенные в светилах солнце и луна. На обширной территории, которую впоследствии заняли восточнославянские племена, издавна существовал разработанный культ светил, звезд и, возможно, астрономических явлений, связанный со знанием дневного пути солнца, изменением фаз лунного диска, расположением созвездий на видимом небосклоне. У древних полян, например, существовал специальный календарь, посвященный земледелию. К сожалению, пиктограммы найденного в окрестностях Киева кувшина воспроизводят лишь счет летних дней. Наиболее характерные моменты годичного кругооборота солнца (период солнцестояния) отмечались «колядами», праздником Ивана Купалы.

Астрономия Киевской Руси продолжала развиваться на основании точного знания движения светил и лунных фаз, которые получали определенные названия: первая четверть - новая «перекра» и др.

После принятия христианства византийского образца на Руси пантеон языческих богов был заменен. Тем ни менее, специальная литература, излагавшая сущность нового учения, была понятна лишь священнослужителям, князьям, боярам, редко - дружинникам и торговцам. Неизбежность параллельного существования в течение длительного времени язычества и христианства обусловили противоположные представления об окружающем мире различных слоев населения древнего русского общества. Вместе с тем, даже представители великокняжеской фамилии, являясь сторонниками новой религии в официальной жизни, в быту окружали себя языческой символикой (украшения хоромов, амулеты-обереги, изображения на одежде и посуде и др.)

Идея божественности власти, возникшая на Руси еще до христианства, была воплощена в Солнце, карающем и дарующем жизнь. Заступницей перед ним за весь род людской выступала богиня Земли. Таким образом, христианство на Руси нашло уже взгляды, которые соответствовали его идее, и оставалось только провести формальную замену одних богов на других.

Каждое явление природы «священным писанием» было объяснено раз и навсегда волей и деятельностью бога-творца. Все видимое создано в неизменных формах, все многообразие явлений природы было лишь проявлением активности святого духа. Поэтому проследить развитие идей о сути природных явлений в древней Руси X-XVII вв. можно по практической астрономии, летописям и переводной богословской и отчасти научной литературе, поступавшей из Византии и Западной Европы.

Познания русских в астрономии не ограничивались лишь фиксацией природных явлений. Диакон Новгородского Антониева монастыря Кирик, живший в первой половине XII в., например, в своем учении говорил о високосном и лунном годе, о принципе вычисления пасхалий; знал такие сложные понятия из теории календаря, как «эпакт» (возраст луны в определенный день года), «индикт» (пятнадцатилетний цикл), двадцативосьмилетний «солнечный круг» и др.

Не называя причины солнечных и лунных затмений, например, летописцы давали в совокупности довольно точную картину их (протуберанцы, солнечные пятна, наблюдение звезд, размеры видимого диска, география и время явлений). Правда, счет часов в течение суток, как и в Западной Европе, был приблизителен. Более точная фиксация времени началась с появления в Москве одних из первых в Европе башенных часов (1404), Новгороде (1436) и Пскове (1477). Регулировали их по моментам восхода и захода солнца, заранее вычисленным. Счет же часов от полуночи впервые появился в XVII в. в Новгороде, а окончательно был введен по всей России в 1700 г. Петром I. Эта практическая астрономия дополнялась переводными трактатами.

Переводная литература нашла широкий отклик в Новгороде. Город был политико-административным центром восточных и западных славян и угро-финнов на заре русской государственности, крупнейшим в Северной Европе международным рынком X-XV вв.; являлся членом европейского торгового союза Ганзы в XIII-XV вв., наконец, городом-республикой среди средневековых монархий; а также русским центром культуры и искусства, где родились великие шедевры. Первые вольнодумцы – «еретики», отрицавшие официальную церковь (не признавали церковную иерархию, осуждали алчность и нравственные пороки духовенства), также появились одними из первых в Новгороде. Неудивительно, что в Новгороде, где еще в церковных кругах жива была память о «еретиках» и где церковные официальные лица отличались особенной жестокостью в искоренении всевозможных направлений, находила отзвук не только богословская, но и научная литература. Так, в «Шестодневе» И. Болгарского и «Богословии» И. Дамаскина сообщалось читателю о размерах небесных тел, сферичности неба, знаках зодиака, причинах затмений. По поводу солнечных затмений говорилось, что они бывают лишь спустя определенное количество дней, часов и минут, прошедших с полнолуния. А лунные затмения происходят по истечении известного промежутка времени и за определенное количество знаков зодиака от солнца по прямой линии.

Занятия естественными науками (и астрономией) у новгородских «еретиков» были неизбежны в силу направленности их полемики. Этот кружок, занимаясь в первую очередь борьбой с русской христианской ортодоксией, был организацией, объединявшей людей, стремящихся к знанию. Так, новгородские «еретики» конца XV в. пользовались математическим аппаратом «Шестокрыла» для предсказания времени затмений. Написанный в XIV в. итальянским евреем И. бен Якобом, он попадает в западную Русь, где и был сделан его перевод, а оттуда - в Новгород. Еще в одном переводном трактате – «Космографии» - давалось описание системы сфер, земля признавалась неподвижной, луна - самой малой из всех планет, описывался зодиак и периоды движения по нему планет. Причина лунных затмений объяснялась нахождением между солнцем и луной земли и падением тени ее на луну. В такой же последовательности луна закрывает от нас солнце. По сути, перед нами формула затмений средневековых астрологов-астрономов: лунные затмения происходили тогда, когда проекции луны и солнца на небесную сферу оказывались в противоположных узлах, а солнечные - когда они находились в одних и тех же узлах.

По «священному писанию», находясь на сфере «неподвижных звезд», созданные творцом звезды неподвижны и не могут падать на землю. Вместе с тем в отечественных литературных сводах XIII-XVI вв. отмечалось массовое выпадение метеоритов или «метеоритных дождей». Однако еще и в XVII в. это чисто астрономическое явление пытались объяснить как метеорологическое.

И. Дамаскин различал два вида комет: «звездовидное собрание огня, имеющее впереди лучи», и «огневидное собрание звезд, испускающее вокруг себя лучи». Русские народные представления напоминают идеи Дамаскина: комета - это скопление звезд и падение ее на землю может вызвать пожар. Русское летописание описывает 37 комет, которые считались вестниками великих бед и несчастий, обычными звездами, только с хвостами.

С падением Константинополя в 1453 г. русская церковь стала себя считать центром православия, что вызвало бурный интерес к греческим книгам, и борцом против католического влияния с Запада. В конце XV в., когда вычисленная в Византии до 1492 г. пасхальная таблица кончилась, православная церковь стала ощущать потребность в людях, владевших астрономическими знаниями. Церковная реакция затормозила распространение западной естественнонаучной литературы на Руси в XVI-XVII вв., что не распространялось на высших представителей феодального сословия. Для Алексея Михайловича составлялся гороскоп (о чем известно из челобитной Пересветова), Борис Годунов расспрашивал астрологов о Венере, которую наблюдал перед смертью; М. Глинский изучал астрологию за границей.

Таким образом, для русской астрономии X- первой половины XVII вв. характерны накопления сведений о природных явлениях, окрашенных языческими и христианскими легендами, и первые попытки их объяснения, нашедшие подтверждение в летописных сводах. В процессе формирования российской государственности переводные трактаты по астрономии получали все большее распространение. Вместе с тем, из-за своего прикладного характера астрономия на Руси, как область, «принадлежащая богу-творцу», была поставлена на долгое время под контроль церкви.







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.233.215.196 (0.006 с.)