ТОП 10:

Исследования избирательного смотрения



Стремясь продемонстрировать неудовлетворительность представлений о ≪фильтре≫ в системе переработки информации, У. Найссер и РЛеклен создали экспериментальную задачу, для решения которой в опыте человека в принципе не могло сложиться механизмов фильтрации. Это задача ≪избирательного смотрения≫, положенная в основу всех последующих исследований объектно-ориентированного внимания с наложением объектов

Испытуемому предъявляются два прозрачных движущихся изображения (видеофильма), наложенных друг на друга. Задача заключается в том, чтобы отслеживать события в одном фильме и игнорировать

другой. Поскольку человек часто сталкивается с подобными ситуациями наложения нескольких звуковых сообщений (вспомним феномен ≪вечеринки с коктейлем≫), для слуха в ходе эволюции вполне могли сформироваться механизмы ≪фильтрации≫. Но в зрительном опыте такие ситуации практически не встречаются. Следовательно, если испытуемый, не обладая зрительным ≪фильтром≫, станет решать задачу отслеживания событий только в одном из двух фильмов, он либо вовсе не справится с ней, либо столкнется с большими трудностями. Для проверки этого следствия из гипотезы фильтрации У. Найссер

и Р. Беклен просили испытуемых следить за событиями в одной из двух игр, записи которых были наложены друг на друга

• Игра в ≪ладошки≫. Если ставилась задача следить за этой игрой, то необходимо было нажимать на кнопку, как только один из игроков осуществлял хлопок по ладоням другого игрока.

• Игра в баскетбол. Если целевой была эта игра, испытуемый должен был нажимать на кнопку, как только один из игроков передавал другому мяч посредством броска. Основной результат состоял в том, что испытуемые легко и без ошибок справлялись с этой задачей (в отличие от отслеживания событий сразу в двух играх, которое оказалась почти неосуществимым, — вероятно, по той причине, что для решения

обеих задач необходима о д н а и та же с х е м а ) . Значит, за ≪избирательным смотрением≫ не стоит никаких специфических ≪фильтров≫. Согласно циклической модели У.Найссера, испытуемый успешно отслеживает ту игру, в отношении которой в данный момент актуализирована схема и запущен перцептивный цикл, позволяющий предвосхищать ход событий и вовремя на них реагировать. Вторую игру отслеживать не н у ж н о , значит, в отношении нее активных схем в данный момент нет, и она просто не воспринимается, несмотря на то что постоянно присутствует на экране. Избирательность выступает как свойство процесса восприятия, проявление предвосхищающей функции схемы и ее непрерывной настройки, обеспечивающей решение задачи. Более того, в отличие от классических теорий отбора, в которых место фильтра в системе переработки информации фиксировано (в крайнем случае зависит от загрузки системы), теория перцептивного цикла предполагает, что возможно изменение работы схем и их координация в ходе тренировки, практики. Обогащение и координация схем и будут основным содержанием процесса развития внимания как у ребенка, так и у взрослого человека.

В экспериментах с младенцами У. Найссер и его аспиранты А.Уолкер и Л.Барик показали, что четырехмесячные малыши теряются и кажутся сбитыми с толку, когда им предъявляют два наложенных друг на друга динамических изображения. Если от ребенка требуется, чтобы он отслеживал хлопки в игре в ≪ладошки≫, он не может справиться с этой задачей. Однако если в одном из фильмов появляется мама ребенка, которая выглядывает из разных углов комнаты и говорит ≪Ку-ку≫, то ребенок с легкостью воспринимает этот фильм без всяких помех со стороны второго. Почему? Все дело в том, что исследователь обращается здесь к такой сфере действительности, в которой у ребенка уже есть готовые схемы — а значит, восприятие может быть избирательным.

Координация схем и ≪ресурсные ограничения переработки информации≫. Исследование выполнения двойных действий.Итак, внимание как избирательность восприятия обеспечиваетсяразвитием схем — умений и навыков сбора информации, ане специфическими механизмами ≪селективного внимания≫. Недостаточнаястепень развития и скоординированное™ схем можетстоять, по мнению У. Найссера, и за вторым родом ограниченийобработки информации, обсуждаемых в когнитивной психологиивнимания, — а именно, за идеей ≪ограниченных ресурсов≫системы переработки информации, или ограниченного умственного усилия.Согласно теории перцептивного цикла, в большинстве случаевчеловек не может выполнять два действия одновременно не потому,что на второе не хватает ≪ресурсов внимания≫, а потому, чтовынужден решать задачи, ≪не имеющие между собой естественнойсвязи≫ [53, 119], и не сформировал для них (пока что!) единыхили скоординированных схем. Однако этого можно добиться,

выработав навык сочетания задач. Такой навык не обязательно автоматизирует выполнение одной из задач. Автоматизированные действия и процессы переработки не требуют ≪ресурсов внимания≫, поэтому У. Найссер стремился показать, что тренировка приводит к успешному сочетанию не автоматизируемых полностью и, следовательно, требующих внимания действий.

Эксперименты были проведены У. Найссером вместе с его учениками Элизабет Спелкеи Уильямом Херстом.В их исследовании два студента-биолога должны были выполнять одну из классических двойных задач: читать про себя отрывки прозы, понимание которых затем проверялось, и записывать под диктовку слова. Однако проделывалось все это не раз и не два, как в традиционных исследованиях распределения внимания, а не менее 85 раз: студенты приходили в психологическую лабораторию каждый учебный день в течение 17 недель и проводили за этим утомительным занятием по часу. Сначала показатели понимания текста, скорости его чтения и записи слов под диктовку были очень низкими по сравнению с решением каждой из задач в отдельности. Когда испытуемым приходилось записывать слова, одновременно читая прозу, у них даже изменялся почерк. Да и субъективно задача казалась им очень трудной. Постепенно, по мере упражнения, у участников эксперимента сложился навык сочетания задач: показатели продуктивности работы восстановились до уровня отдельного выполнения задач. Но появилась новая проблема: студенты не понимали, какие именно слова они записывают! Например, они не замечали, что все записанные ими слова принадлежат к одной семантической категории (скажем, означают разные виды транспорта), и даже не

верили тому, что сами всё это написали. Столь же неожиданным для них оказывалось и грамматическое родство слов — когда, например, все диктуемые слова были глаголами или существительными во множественном числе. Единственное, что испытуемые заметили, — 20 зарифмованных слов подряд (кошка — ложка —дорожка — крошка — мошка — плошка и т.п.). Но выявление рифмы не требует ни смыслового, ни даже грамматического анализа слов: достаточно услышать сходство их звучания. Все это напоминало феномен ≪автоматического письма≫, сродни тому, какое наблюдается у больных нервных клиник в сомнамбулическом состоянии, когда сознательный контроль полностью отсутствует. Иными словами, оставались основания для критики, поскольку не была исключена возможность того, что запись слов

в результате тренировки автоматизировалась и более не требует ≪ресурсов внимания≫.

Для ответа воображаемым оппонентам У. Найссер и его коллеги должны были показать, что это не так, и тренировки были продолжены. Сначала студентов обучили выявлять закономерности в записываемых словах (например, выделять категорию, к которой они относятся). Выполнение задачи чтения и понимания

текста поначалу резко ухудшилось, но через некоторое время достигло прежнего уровня. А в конце эксперимента испытуемые уже могли читать текст, полностью понимая его, и параллельно записывать

категории, к которым относились диктуемые слова (например, слышишь ≪кошка≫ — пиши ≪животное≫). Значит, они не только осознавали эти слова, но и решали мыслительную задачу

их категоризации. Таким образом, распределение внимания зависит не от фиксированного

количества его ≪ресурсов≫, а от навыка наблюдателя, 1 История сохранила даже имена этих мучеников науки: их звали Диана иДжон.сформированного в результате упражнения соответствующих перцептивных

действий. ≪Чем опытнее воспринимающий, — делает вывод У.Найссер, — тем больше он может воспринять≫. Тем больше ему удастся разглядеть, услышать, почувствовать и преобразовать в соответствии со своими актуальными целями.

Основной итог исследований У. Найссера — вывод о том, что нет физиологических пределов информационного потока, который может быть переработан человеком. Мозг способен анализировать

огромное количество информации, поэтому никакой предварительный отбор части поступающей информации не нужен. Ресурсов у мозга достаточно, главное — научиться их использовать.__

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.233.55 (0.006 с.)