ТОП 10:

Явления невнимания. Рассеянность и ошибки внимания



Явления невнимания. Рассеянность и ошибки внимания

1. Истинное невниманиеЭто состояние можно назвать ≪умственным безразличием≫, ≪бездумием≫, или прострацией (от лат. prostratus —распростертый, лежащий). Характеризуется оно отсутствием ясных мыслей, расплывчатостью ощущений, упадком сил и оттого —минимальным субъективным напряжением, отсутствием концентрации на чем бы то ни было и интереса к происходящему вокруг. Причинами истинного невнимания могут быть и усталость, и бессонница, и монотонная работа, и просто скука. Особый случай ≪рассеяния внимания≫ — явление, известное как дорожный гипноз. Когда водитель долго едет по спокойной дороге, в какой-то момент он может впасть в состояние, подобное если не гипнотическому трансу, то полудреме. Если ничего не происходит, то любая хорошо освоенная задача становится скучной. Не будет исключением и вождение. Всякий опытный водитель,которому приходилось в течение долгого времени вести автомобиль без особых происшествий, припомнит особое переживание провала во времени: казалось бы, только что проезжали деревню Выползово — и вот уже город Валдай, хотя езды между ними

никак не меньше получаса!

2. Мнимая рассеянность.Как сказал о подобных рассеянных Т. Рибо, ≪они кажутся неспособными к вниманию, потому что очень внимательны≫. Иногда такую рассеянность называют ≪профессорской≫, иногда — ≪поэтической≫.У.Джемс первым делом припоминает великого Архимеда, который был до того поглощен геометрическими штудиями, что узнал о штурме родных Сиракуз только будучи смертельно ранен. И что же умирающий Архимед крикнул римским солдатам? ≪Только не троньте моих чертежей!≫. Прежде всего это отсутствие реакций или неадекватные реакции на внешние воздействия по причине чрезвычайной концентрациина собственных мыслях или на решении задачи. Привычные действия или даже целые цепочки действий сохранны (что-то опускается в кастрюльку с кипятком, что-то надевается на голову), однако обратная связь о ходе их выполнения и о возможных изменениях в окружающей среде отсутствует. У Титченера загорелась борода на лекции. Два основных типа ошибок.

• ≪Верные≫, соответствующие нашим целям и задачам, действия совершаются в отношении ≪неверных≫ объектов: человек пытается размешать сахар в чае карандашом, которым только что делал записи в блокноте, или вымыть голову средством для выведения пятен, которое стояло на полке рядом с шампунем и случайно попало в руки.

• Напротив, в отношении ≪верных≫ объектов проделываются ≪неверные≫ действия: собираясь полить цветы, ≪рассеянный профессор≫ берет в руки кувшин с водой и, глубоко задумавшись, начинает пить из этого кувшина.

Результат случайного события или действия, досадной оплошности по причине рассеянности может прорваться в сознание только тогда, когда этот результат соответствует собственному направлению

мыслей исследователя. Один из симптомов мнимой рассеянности, который, однако,

может сопровождать и истинное невнимание, — феномен ≪пустого взора≫, хорошо описываемый поговоркой: ≪Смотрит в книгу, а видит фигу≫. Еще один феномен сродни ≪профессорской≫ и ≪поэтической≫ рассеянности, связанной, как мы могли убедиться, с проблемами распределения внимания.может наблюдаться и в деятельности, которая требует высокой концентрации внимания на каком-либо внешнем объекте. В работе военных летчиков, которым нередко приходится преследовать движущуюся цель, такой феномен получил название ≪гипноз цели≫. С рассмотренным выше ≪дорожным гипнозом≫ он, пожалуй, не имеет ничего общего, кроме названия и опасных последствий. Когда летчик-истребитель преследует вражеский самолет, он зачастую настолько поглощен преследованием, что не способен замечать другие источники опасности, например не видит самолетов, которые атакуют его сбоку. В 1909 г. австро-венгерский врач Рудольф Балинт(1874—1929) описал синдром, который наблюдается преимущественно при двухстороннем поражении теменной и теменно-затылочной коры мозга вследствие инсульта

или опухоли мозга и включает, среди прочих симптомов, неспособность замечать что-либо, помимо одного фиксируемого объекта . Этот синдром, который называется в нейропсихологии и нейрохирургии ≪синдромом Балинта≫, влечет за собой подобие ≪слепоты≫ ко всем остальным объектам окружающего мира. Из-за того, что взгляд как будто ≪приклеен≫ к единственному объекту, больной не способен ни разглядеть составное изображение, ни даже осмотреться вокруг. Он не замечает больше одного объекта за один раз, даже если объекты пространственно перекрываются. Например, глядя на лицо врача, пациент не может ответить, носит ли врач очки, поскольку лишен возможности увидеть лицо и очки одновременно. В современной психологии активно исследуется феномен ≪слепоты к изменению≫. Название феномена говорит само за себя: когда в нашем окружении что-то меняется, мы с высокой вероятностью не замечаем изменения, если оно происходит вне фокуса внимания, обязательное условие ≪слепоты к изменению≫ — разрыв между восприятием исходной и измененной картины. Причиной такого разрыва может стать, например, мигание или перевод взгляда. Американские исследователи Дэниэл Саймонеи Дэниэл Левинв 1998 г. опубликовали результаты серии экспериментов, проведенных в университетском городке. К наивному испытуемому подходил человек с картой и спрашивал, как пройти к нужному ему корпусу. Испытуемый начинал объяснять, и тут в какой-то момент между собеседниками проходили двое

рабочих и проносили непрозрачную дверь. За это время человек с картой менялся местами с одним из рабочих, и разговор продолжался в новом составе. Но только в половине случаев наивный испытуемый замечал, что вообще что-то изменилось, хотя продолжал разговаривать с другим человеком, одетым в другую одежду.

Ученическая рассеянность.У этого вида рассеянности есть две стороны: во-первых, высокая

отвлекаемость, а во-вторых, слабая концентрация, неспособность долго удерживать внимание на одном и том же предмете, особенно если этот предмет не вызывает особого интереса.

Синдром Дефицита Внимания

В рамках синдрома выделяют три взаимосвязанных компонента. Гиперактивность — повышенная возбудимость и активность, прежде всего двигательная. Ребенок непоседлив, часто вскакивает

с места, размахивает руками и болтает ногами, слишком много говорит. Импульсивность — ребенок нетерпелив, непредсказуем, склонен действовать, не подумав. Обычно он начинает отвечать на заданный вопрос, не выслушав его, и отвечает зачастую невпопад. Он с легкостью вмешивается в чужие занятия и разговоры, не задумываясь насколько желательно его участие. Наконец, собственно невнимательность.

4. Старческая рассеянность.Старческая рассеянность характеризуется, во-первых, слабой

концентрацией внимания, а во-вторых, его низкой переключаемостью, что обусловлено прежде всего старением мозга. Однако этотвид рассеянности может наблюдаться и у больных в состоянииклинической депрессии или в депрессивной фазе маниакально-депрессивногопсихоза. Зацикленность.

Избирательное невнимание

1. Привычное невнимание (иногда его называют когнитивным) состоит в том, что мы обычно не замечаем объектов и событий,которые составляют фон нашей повседневной жизни. Например,мы привычно невнимательны к своему дыханию и к стуку собственногосердца. Однако мы замечаем их, когда сила и частота ударовсердца возрастают, а дыхание становится затрудненным.

2. Мотивационно обусловленное невнимание обычно касается тех объектов и событий окружающего мира, мыслей и воспоминаний, которых человеку хотелось бы избежать, от которых, по образному выражению У.Джемса, он ≪шарахается, как пуганая лошадь, и остерегается даже малейшего намека на них≫.

3. Одностороннее пространственное игнорирование — избирательное невнимание к половине зрительного поля (как правило, левой) вследствие локального поражения теменной коры противоположного полушария головного мозга (обычно правого). Основной симптом синдрома одностороннего пространственного игнорирования, как следует из его названия, состоит в том, что больные систематически не замечают объектов со стороны, противоположной

пораженному полушарию. Например: человек не замечает идущих слева автомобилей. Однако если специально привлечь внимание больного к левой половине зрительного поля, он с готовностью замечает находящиеся там объекты.

Эффекты внимания

1.Усиливающий эффектВпечатления от объектов, на которые внимание обращено, делаются субъективно интенсивнее: ярче, громче и т.д.

2.Фиксирующи эффектБлагодаря усилению впечатления объект внимания выделяется среди прочих и удерживается в течение некоторого времени в нашем сознании вопреки любым отвлечениям.

3. Аналитический эффектИ вновь благодаря усилению впечатления мы можем выделить в объекте внимания большее число подробностей и деталей. Так, зайдя под Новый год в квартиру к знакомым, мы можем заметить в углу сверкающую новогоднюю елку. И лишь внимательно вглядевшись, мы различим на ней множество игрушек.

Критерии наличия внимания

1.Феноменальные доступные лишь самому себе

2.Поведенческие

3Продуктивные

1. Познавательный критерий: человек лучше воспринимает и понимает то, на что было обращено его внимание, в сравнении с тем, на что оно не было обращено.

2. Мнемический критерий: то, на что было обращено внимание, остается в памяти.

3. Исполнительный критерий: если человек лучше осуществляет действие и допускает меньше ошибок в его выполнении, то, по всей видимости, он внимателен к тому, что делает.

В о-п е р в ы х, внимание может быть обращено на что-то либо в соответствии с нашими целями и задачами (произвольно), либо, если стимул интенсивен или привлекателен, само по себе, помимо нашего желания (непроизвольно). В о-в т о р ы х, любой объект, на который мы обращаем внимание, интересен нам либо сам по себе, либо только лишь в связи с чем-то: допустим, с решаемой задачей или с нашим прошлым опытом и воспитанием.

I.Непроизвольное вниманиеотличается тем, что обращение внимания, равно как его отвлечение, больше зависит от воздействующих на нас объектов, чем от нас самих.

1. Вынужденное внимание определяется такими факторами, как интенсивность раздражителя, его протяженность во времени и пространстве, движение — всем тем, что указывает на его значимость с точки зрения выживания

2.Невольное внимание Таким образом, индивидуальные зоны объектов невольного внимания задаются не только потребностным состоянием, но и полом, возрастом, социальной группой, что увеличивает вклад обладателя этих характеристик в акт внимания.

3. Привычное внимание, будучи по сути непроизвольным, независимым от наших желаний и намерений, еще более индивидуализировано. Оно напрямую связано с прошлым опытом человека, приобретенным прижизненно. Профф опыт.

II. Произвольное вниманиесоответствует нашим целям и планам, а следовательно, оказывается результатом активности личности.

1.Собственно произвольное внимание, по Н.Ф.Добрынину, обычно лежит в русле той деятельности, которую осуществляет человек.

2. Часто произвольное внимание обретает форму волевого внимания: это происходит в случае конфликта между избраннымобъектом внимания или направлением деятельности иобъектами, привлекающими внимание непроизвольно.

3. К схеме Н.Ф.Добрынина иногда добавляют еще один вид произвольного внимания, а именно: выжидательное внимание, или бдительность. Бдительность как разновидность внимания сродни собственно произвольному вниманию, за исключением того, что объект внимания как таковой здесь отсутствует, а деятельность человека состоит в ожидании определенного типа сигналов.

III. Послепроизвольное внимание— последний по порядку, но не по значимости вид внимания. Иногда оно именуется ≪спонтанным≫ (лат. spontaneus — самопроизвольный). Его особенность — отсутствие волевого усилия в тех условиях, где такое усилие обычно необходимо.

Функции внимания

1. Отборселективный аспект

2. Удержаниеинтенсивностный аспект

Селективный аспект воплощается в сфокусированном внимании функция которого состоит

в отборе одного из актуальных внешних воздействий или наших

собственных представлений, а ресурсный аспект — в распределенном внимании которое уделяется одновременно нескольким воздействиям, мыслям или представлениям. мания

Н.Ф.Добрынин обобщил обе функции внимания и оба его аспекта в едином определении внимания. Согласно этому определению, внимание — ≪направленность и сосредоточенность». Направленность- выбор деятельности и поддержание этого выбора. Сосредоточенность- углубление в данную деятельность и отказ, отстранение от иных видов деятельности.

 

Модель Трейсман

В этих экспериментах испытуемому предъявлялись три цифры, как в исследовании Д. Бродбента, и либо три слога, составляющих единое слово, либо три слова, которые складывались в осмысленную фразу.

Предъявление стимулов было организовано ≪перекрестно≫ — так, что частьодифр и часть слова/фразы подавались в одно ухо, а оставшаяся часть — в другое (рис. 5.8, а, б). Обнаружилось, что испытуемые в этом случае склонны отчитываться не поканально, как предсказывала модель Д. Бродбента, а по смыслу, например: объединяли слова в словосочетания ≪мышь ест≫ или ≪ест сыр≫, даже если составные части этих словосочетаний подавались в разные уши. Э.Трейсман [362] использовала сходный способ дихотического предъявления в задаче вторения, задав релевантный и нерелевантный каналы посредством инструкции, и получила похожие результаты. Она предъявляла испытуемым для вторения отрывки

английской прозы таким образом, что сообщение, подаваемое по релевантному каналу, в какой-то момент продолжалось по нерелевантному. На релевантном канале тем временем начинался другой

отрывок прозы. Испытуемые, решая задачу вторения, были склонны следовать за сообщением, которое начали повторять, даже после того, как это сообщение ≪уходило≫ на нерелевантный канал. Только спустя некоторое время они вновь возвращались к вторению сообщения по релевантному каналу, не замечая своей ошибки. Таким образом, в решении этой задачи отбором управляет уже не пространственное

расположение источника сообщения, а смысловое содержание текста, что невозможно объяснить с опорой на раннеселективную модель Д. Бродбента.Второе направление исследований Э.Трейсман было связанос варьированием содержания сообщения, подаваемого понерелевантному каналу. Изменяя содержание сообщения, подаваемого по нерелевантному каналу, Э. Трейсман выявила несколько закономерностей.

Во-первых, она установила, что испытуемые обычно замечают, когда по релевантному и нерелевантному каналам подается один и тот же текст. Впрочем, это возможно только если задержка в подаче не слишком велика: а именно, если сообщение по нерелевантному каналу отстает от сообщения по релевантному каналу

не более чем на 5—6с или опережает его не более чем на 1—2с. Подобное происходит даже в том случае, когда текст подается на двух разных языках, но оба языка известны испытуемому. Во-вторых, было выявлено, что содержание сообщения, которое поступает по нерелевантному каналу, мешает вторению релевантного

сообщения в зависимости от степени сходства между ними. Чем более сходны по содержанию релевантное и нерелевантное сообщения, тем больше интерференция между ними. Чтобы доказать это, Э.Трейсман уравняла сообщения по всем возможным физическим признакам, включая пространственный источник

звука: сообщения предъявлялись бинаурально и читались одним и тем же голосом. В этих условиях, когда по релевантному каналу подавался для вторения отрывок из романа английского писателя Дж. Конрада ≪Лорд Джим≫, задача вторения решалась хуже, если по нерелевантному каналу шел другой отрывок из того же романа, и лучше, если в качестве нерелевантного сообщения использовался текст по биохимии. Когда по нерелевантному каналу подавался текст на иностранном языке (допустим, на чешском), испытуемый выполнял задачу вторения лучше, если этот язык не был ему знаком, и хуже, когда хорошо владел этим языком. Если взглянуть на эти результаты с точки зрения модели фильтра Д. Бродбента, не вполне понятно,почему сообщение, которое должно было бы отсекаться фильтром на уровне анализа физических признаков, мешает анализу релевантного сообщения на содержательном уровне. Объяснить эти результаты можно было

двумя способами: либо переместить фильтр на более поздние стадии переработки информации, либо изменить принцип его работы. Э.Трейсман пошла по второму пути. Пытаясь примирить идею раннего отбора с полученными фактами, она предположила, что информация, поступающая по нерелевантному каналу, не блокируется фильтром полностью, по принципу ≪все или ничего≫, но только лишь ослабляется. Сделав это допущение, Э.Трейсман в 1964г. предложила модифицированную модель ранней селекции, которая получила название модели ≪аттенюатора≫ (рис. 5.10).В основу этой модели вновь положена метафора, заимствованная из радиотехники, где аттенюатор — устройство (например, электрическая цепь из резисторов), служащее для понижения напряжения или мощности сигнала. В этой модели за сенсорным хранилищем (стадией переработки информации, где осуществляется параллельный анализ физических признаков поступающих стимулов) следует особый фильтр, который ослабляет нерелевантный сигнал по сравнению с релевантным1. Однако, в отличие от модели Д. Бродбента, вслед за фильтром

располагается не канал с ограниченной пропускной способностью, а система памяти — словарь, или совокупность словарных единиц, составляющих индивидуальный опыт человека. Э. Трейсман предположила, что для каждой из единиц системы памяти характерен свой порог активации, в результате преодоления которого содержание этой единицы попадает в сознание. У некоторых единиц этот порог невысок, и активированы они до определенного уровня всегда: таковы, например, единицы, ко-дирующие собственное имя человека и особо значимые (в частности, эмоционально окрашенные) слова. Поэтому для их опознания

достаточно очень слабого внешнего воздействия. Однако у некоторых единиц порог активации высок. К этому классу относятся, в частности, так называемые слова-табу из разряда нецензурной лексики — именно поэтому время их опознания в психологических экспериментах обычно дольше, чем время опознания обычных слов. Этот феномен получил название ≪перцептивной защиты≫ . На порог активации единицы влияет также и частота встречаемости соответствующего слова в языке. Итак, как только активация словарной единицы в результате воздействия информации, поступающей по релевантному каналу, достигает пороговой величины, эта информация немедленно оказывается в сознании, которое ограничено и нуждается в защите от перегрузки. Информация, поступающая по нерелевантному каналу и вследствие этого ослабляемая аттенюатором, просто не активирует единиц словаря в достаточной степени и потому не

•достигает сознания и не ведет к его перегрузке. Однако если эта малая, подпороговая, активация сложится с исходной активацией единицы (например, если диктор, читающий сообщение по нерелевантному каналу, обратится к испытуемому по имени) либо с контекстными влияниями (если, скажем, данная единица связана

с единицами, активированными релевантным сообщением), то нерелевантное сообщение может быть осознано. Именно благодаря подобному механизму испытуемый обнаруживает, что по обоим каналам подается один и тот же рассказ. Представим себе влюбленную девицу, которая вечером, сидя у окна,

ожидает, что в окно постучится ее кавалер. Почему она так легко различает еле заметный стук своего героя? Да потому, отвечает У.Джемс, что ≪соответствующий центр в нервной системе уже почти готов взорваться≫.

Достаточно слабого внешнего воздействия — и сигнал достигнет сознания. Модели внимания как поздней селекции и их критика.Согласно моделям поздней селекции, любой из стимулов, попавших

в систему переработки информации, подвергается опознанию и категоризации. Однако дальнейшая его ≪судьба≫ зависит от важности или уместности этого стимула в заданном контексте и в данный момент времени. Каков механизм отбора информации на выходе из системы памяти? В соответствии с сенсорным входом, контекстом и поставленной задачей каждая из единиц получает определенный ≪вес≫, или уровень активации. Наиболее активированные единицы отбираются на выходе из системы памяти -щк, как можно было бы осуществить отбор юношей в секцию баскетбола по росту. Проще всего решить эту задачу, выстроив мальчиков в шеренгу и опуская сверху планку (рис. 5.11). В таких условиях планка сразу коснется

головы самого высокого юноши, после чего он должен сделать шаг вперед. Сходным образом попадает в сознание самая активированная единица системы памяти. Слова же, отображения которых недостаточно активированы, — возможно, по той причине, что не столь важны и уместны в контексте решения поставленной задачи, — попросту забываются, так и не достигнув сознания. Именно такую модель предложили в 1963 г. оксфордские психологи Дианаи Дж. Энтони Дойч,поместив механизм отбора на

выходе из системы опознания — памяти. На основе этой модели Дональд Норманнесколько лет спустя разработал наиболее известную модель поздней селекции — модель уместности. В чем-то она сходна с

моделью аттенюатора Э.Трейсман, однако механизм отбора расположен в ней, как и

в модели Д. и Э.Дойч, на поздней стадии переработки информации [281].

Центральный блок модели Д. Нормана — ≪Память≫: отбор определяется прежде всего неосознаваемыми механизмами ее функционирования. Блок ≪Уместность≫ обеспечивает настройку системы памяти в зависимости от норм и правил языка, поставленной задачи и связанных с ней ожиданий человека,

а также на основе уже обработанной информации. Поэтому некоторые следы памяти

уже активированы до поступления сенсорногоьсигнала — так, как предполагалУ.Джемс, выдвигая гипотезу ≪преперцепции≫. По итогам воздействия наибольшей активацией будут обладать те единицы системы памяти, которые сочетают оба входа — и сенсорный сигнал, и уместность. Блок ≪Селекция≫ отбирает наиболее активированные единицы, на которых ≪сходятся≫ внешние воздействия и влияния со стороны блока уместности. Механизм его работы заимствован из модели супругов Дойчей. Блок ≪Внимание≫

определяет еще более глубокую переработку информации и главное— ее доступ в сознание. Дополнительная переработка, в свою очередь, влияет на уместность последующих сообщений. Важно еще и то, что циркуляция информации в петле, связывающей блок ≪Уместность≫, систему памяти и блок ≪Внимание≫, позволяет описать с помощью этой модели не только внимание к стимулам, предъявляемым извне, но и интеллектуальное внимание, вовсе не предполагающее сенсорных входов. Ни одна из моделей ранней селекции на решение данной научной задачи не претендует. Согласно моделям поздней селекции, обработка информации посредством механизмов внимания определяется не только внешними

воздействиями, но и активацией единиц во внутреннем словаре. В частности, внимание привлекается к стимулам, уместным в данном контексте, а контекст может быть задан недавней активацией

соответствующей словарной единицы.Когда мы пытаемся не думать о чем-то, самой постановкой задачи мы вынужденно адресуемся к той единице, появления содержания которой в сознании хотим избежать. В результате эта единица активируется, и как только активация ее преодолевает пороговое значение, она

становится доступна механизму внимания и попадает в сознание. Более того, в отличие от решения многих познавательных задач, оценить успешность решения этой задачи невозможно. Стоит вернуться

к требованиям задачи (≪Вот уже четверть часа я не думаю об обезьяне!≫) — и соответствующая единица получает еще большую активацию, а нежелательная мысль вновь овладевает сознанием. Итак, в моделях поздней селекции не только физические признаки, но и семантические характеристики стимуляции (значения

слов) обрабатываются параллельно и полностью. Однако именно по этой причине подобная модель показалась многим исследователям неэкономичной. В действительности столь полная переработка

информации нужна далеко не в с е г д а , ав некоторых случаях, когда мы с полным правом можем осуществить отбор на основе физического признака (например, выделить низкий голос лектора в аудитории среди множества голосов непрерывно перешептывающихся друг с другом студенток), не нужна вовсе.

Отличия моделей ранней и поздней селекции

Ранняя: отбор на основе физич признаков и торможение нерелевантного канала на входе в систему

Поздняя: отбор на основе значимости и уместности для субъекта и усиление релевантного канала на выходе из системы.


 

 

Классификация внимания

В о-п е р в ы х, внимание может быть обращено на что-то либо в соответствии с нашими целями и задачами (произвольно), либо, если стимул интенсивен или привлекателен, само по себе, помимо нашего желания (непроизвольно). Таким образом, первое основание классификации — активность познающего субъекта,

или наличие у него цели обратить внимание на некоторый объект и удержать его на данном объекте.

В о-в т о р ы х, любой объект, на который мы обращаем внимание, интересен нам либо сам по себе, либо только лишь в связи с чем-то: допустим, с решаемой задачей или с нашим прошлым опытом и воспитанием. На то, что интересно само по себе, человек обращает внимание непосредственно. На все остальное оно может быть обращено только опосредованно, путем установления связи с чем-то, что для человека важно или привычно. Сам У.Джемс называет такие факторы, стоящие за обращением внимания на тот или иной объект, ≪мотивами внимания≫. Когда студенты, которые заскучали на лекции по философии и стали заниматься своими делами, замечают, что лектор начал рассказывать анекдот, это происходит не потому, что они внимательно следили, когда наконец начнется хоть что-то интересное. Они становятся внимательны по той причине, что анекдот, в отличие, скажем, от метафизики Гегеля, интересен им как таковой. Но для преподавателя этот анекдот может выступить в качестве средства привлечения внимания студентов к лекции.

Таким образом, еще одно основание классификации — наличие непосредственного интереса к объекту или, напротив, необходимость средств привлечения и удержания внимания. Произвольное

внимание всегда опосредованно: было бы странно произвольно обращать внимание на то, что привлекает его само по себе. А вот внимание непроизвольное может быть как непосредственным— в тех случаях, когда стимул, по словам другого классика Э.Титченера, ≪берет сознание штурмом≫, — так и опосредованным, например нашим прошлым опытом. Так, книга неизвестных переводов Б. Пастернака на прлке книжного магазина привлечет внимание филолога не потому, что она обернута в яркую обложку или отличается от остальных книг по размеру, а потому, что он прежде специально интересовался переводами Пастернака. Вот тогда-то человек замечает ее, казалось бы, непроизвольно, но опосредованно. А если человек соответствующего опыта не имеет, книга останется незамеченной — в отличие, например, от пестрого тома новомодных остросюжетных детективов, который сам бросится в глаза. В-т р е т ь и х, любой объект внимания либо относится к разряду собственных, внутренних воспоминаний, мыслей и переживаний познающего субъекта, либо находится снаружи, в окружающем мире. Первый из видов внимания У.Джемс называет интеллектуальным, второй — чувственным. Благодаря чувственному вниманию, направленному вовне, мы оборачиваемся, когда нас окликает на улице знакомый, любуемся бабочкой на цветке, следим

за сообщением диктора в программе новостей. Предельный случай интеллектуального внимания — уже знакомая нам профессорская рассеянность, которая может сопровождаться полным отсутствием внимания к предметам окружающего мира, когда вместо шляпы надевается сковорода, а вместо телефонной трубки используется пульт дистанционного управления телевизором. Еще один вид внимания, тоже описанный в свое время У.Джемсом, но не встроенный в его классификацию, называют моторным вниманием (иногда — экзекутивным, или исполнительным). В современной психологии его обычно противопоставляют сенсорному (чувственному) вниманию и описывают как внимание к собственным движениям и действиям. Здесь могут быть задействованы и интеллектуальные, и чувственные компоненты: с одной стороны, выполняя еще не освоенное движение, мы должны постоянно продумывать его, а с другой стороны, следить за тем, что и как получается._ Непроизвольное Произвольное

Чувственное Опосредственное Непосредственное Опосредственное  
Интеллектуальное Опосредственное Непосредственное Опосредственное

 

 

Теории поздней селекции.

Д. и А. Дойч выступили против теории ранней селекции Бродбента и выдвинули свою гипотезу поднего отбора info. Гипотеза основывается на экспер. фактах как и людей Трейсман и на рез-тах исслед-я привыкания. Поставили под сомнение существование мех-ма ранней фильтрации. Считали, что ограничения в системе переработки лежат на стадии осознания, принятия реш-я и ответа. Селекция происходит после семантич. анализа всех знакомых стимулов. Напоминает модель Трейсман, если исключить из нее фильтр и провести входные линии прямо к словарю. Но иначе описывают работу словаря. Решающее знач-е для отбора им. степень активации, кот. пропорциональна важности данного стимула для орг-ма. Оценка важности происходит на основе прошлого опыта. Проблема в оперативном и быстром отборе наиболее значимых сигналов.

Н., сравнение мальчиков по росту. 1 сп-б отбора – попарно. 2 сп-б – измер-е роста об. образом. 3 сп-б – поставить всех детей под горизонтал. планкой. Подобный мех-м в системе опознания.

Порог задает уровень активации наиб. важной единицы.

После отбора наступает качественно новый этап осознания поступающей info.

Теория Дойч. Нет фильтра. Вся info перерабатывается полностью, независимо от того, явл-ся ли она объектов Вн. Отбор осуществляется только на стадиях запоминания и осуществления действия. Т.е. акт-ть логогенов не явл-ся осознанной (мы перерабатываем info, не сознавая этого). Зд. резкое разграничение памяти и восприятия. Это тоже пассив. переработка info.

9.Объясните с опорой на модель аттенюатора А.Трейсман, тот факт, что мать просыпается даже от тихого плача своего ребенка, при этом не реагируя на громкий шум за стеной.

Теория Трейсман. Содержательно перерабатывается только то сообщение, кот. оказ-ся объектом Вн., т.к. фильтрующий мех-м ослабляет info по др. каналу, препятствуя ее попаданию в высш. мозгов. центры. Фильтр м/детектировать физич. признаки (кач-ва голоса, локализация), но не опред-т значения опознаваемого. Есть некот. множ-во нейронных единиц (логогены), кот-т соответ-т словам, составляющим словарь индивида, они м/приводиться в действие info-ией, пропускаемой к ним фильтром. Акт-ть логогенов им. осознанный хар-р, а акт-ть фильтров – нет. Зд. воспринимающий – пассивный проводник info, имеющий воронку где-то в самом начале последовательности блоков переработки info.

Модель аттенюатора: после анализа всей поступающей стимуляции на первой сенсор. стадии оба сообщения поступают на фильтр. Основываясь на опред. физич. признаке, фильтр ослабляет (аттенюирует) интенсивность нерелевантных сигналов (пунктирная линия) и свободно пропускает сигналы релевантного канала. Вызванные потенцалы на невнимаемое сообщение гораздо слабее, чем на внимаемое. Трейсман предположила, что кажд. знакомое слово хранится в системе ДП в виде словарн. единицы. Опознание данного слова в стимульном материале, происход. по ходу его переработки после фильтра, привод. к активации опред. словар. единицы. Если сигнал не ослаблен фильтром, словар. единица как бы вспыхивает, временно понижая пороги др. единиц. Происходит предвосхищ. настройка единиц словаря. Трейсман допускает возможность стойкого повышения порогов словар. единиц опред. категорий, ссылаясь на факты, полученные в исслед-х перцепт. защиты (Н., повышение порогов опознания угрожающих и нецензур. слов).

 

10.Объем внимания и объем сознания. Эксперименты В.Вундта.

Метроном, у кот. сила ударов одинаковая. Но мы все равно будем постоянно слышать, что, Н., первый удар сильнее, а второй слабее, и т.д. – наше сознание ритмично по своей природе. Если мы прослушаем ряд ударов и после короткой паузы – еще один ряд точно такой же длины (одинаковое число ударов), мы поймем, что ряды одинаковые, даже не считая число ударов. Значит, каждый ряд дан в сознании целиком, и второй ряд производит то же впечатление, что и первый. Максимум (чтобы м/б так сравнить) – 16 ударов – это мера объема сознания при данных условиях. Объем сознания при более сложном ритмической делении (не ямбом/хореем, а навороченнее) составляет 40 ударов, вместо 16 при более простой группировке.

Ясность (относится к собственному св-ву впечатления) и отчетливость (относится к его ограничению от других впечатлений). Объединение состоящего из разных частей целого (Н., ряд тактов) возможно до тех пор, пока ни одна составная часть не погрузилась под порог сознания.

Внутреннее зрительное поле м/наглядно представить как окружающую фиксационную точку область, кот-я непрерывно тускнеет по направлении к периферии, пока не соприкоснется с порогом сознания. Яркие впечатления – мы говорим, что они находятся в фокусе внимания.

Фиксационная точка внимания и фиксационная точка поля зрения не тождественны. Квадрат букв. Если фиксировать внимание на центральной букве, мы все равно видим соседние.

Эксперимент: большой квадрат букв, ширма с черной точкой посередине. Ее отодвигают, показывая квадрат, быстро задвигают назад. Неопытный наблюдатель м/схватить не более 3-4 букв, с тренировкой повышается до 6, но выше этого числа не увеличивается, несмотря на все тренировки à постоянная величина внимания. Но если показывать ряд букв, составляющих слова, то ухватывается 20 букв и более. На самом деле мы ухватываем часть элементов, а остальное достраиваем, т.к. знаем это слово (при беглом чтении мы м/не заметить ошибки и опечатки).

А если ряд ударов маятника не расчленять на ритм (мы автоматически воспринимаем удар то слабым, то сильным – ритмический рисунок), но различить равенство (не считая, «на слух») сложно при 7-8 ударах. Т.е. и здесь 6 простых впечатлений – граница объема внимания, как и при зрении. Поэтому в книгах для слепых символ обозначается сочетанием шести выпуклых точек (система Брайля).

Если восприятие входит в более обширный объем сознания, то мы н







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.237.76.91 (0.024 с.)