ТОП 10:

Механизм произвольного внимания по У.Джемсу.



Понятие преперцепцииОбсуждение направленности внимания и ее изменений вновьвозвращает нас к вопросу о том, можно ли говорить о существованиивнимания как отдельного процесса: то, на что направляетсявнимание, можно в равной степени считать объектами восприятияили мышления. В отличие от В. Вундта, ответившего на вопросо существовании внимания положительно, и Э. Титченера,давшего отрицательный ответ, У.Джемс предлагает отвечать нанего двояко — так, что его теория оказывается одновременно и≪теорией причины≫ и ≪теорией эффекта≫.С научной точки зрения внимания как отдельного процесса,скорее всего, нет. Научный анализ показывает, что выбор объектавнимания полностью предопределен деятельностью нервной системыв следующих трех ее аспектах.

1. Приспособление органов чувств, которое обеспечивает отчетливость восприятия и определенную направленность внимания, соответствующую повороту головы наблюдателя, направлению его взора и т.п. Даже если объект внимания — наша мысль, мы можем говорить о характерном направлении взора ≪внутрь себя≫. 2. ≪Идеационное≫ возбуждение определенного центра в мозга человека. Чтобы обратить внимание на некоторый объект, замечает У. Д)кемс, мы должны заранее сформировать в уме идею или образ

этого объекта, настроиться на его появление, предвосхитить его. На языке работы мозга возникновению и удержанию этой идеи будет соответствовать возбуждение определенного мозгового центра, где представлен этот объект. На психологическом языке У.Джемс, вслед за одним из своих коллег Г.Х.Льюисом, назвал данный процесс ≪преперцепцией≫ (≪предварением восприятия≫). По его словам, ≪появление образа в уме и есть внимание≫ . Конечно же, такой порядок действий характерен только для

ситуаций, когда человек сам решает, на что следует обратить внимание. В случае же непроизвольного обращения внимания возбуждение кортикального центра происходит по восходящим путям, и только в последующих обследованиях объекта внимания может быть задействован механизм ≪преперцепции≫. Однако произвольное внимание выступает именно как появление в уме и удержание образа объекта1, который должен быть воспринят. Поэтому внимание тесно связано с работой процессов памяти и воображения, которые только и могут стать источником предвосхищающего образа. Из этого положения У.Джемс выводит и педагогические замечания относительно того, как следует воспитывать внимание. Предвосхитить в принципе можно только то, что некогда было нам указано, идея чего уже сформирована. Мы можем быть внимательны, только когда знаем, ≪куда надо смотреть и что мы хотим там увидеть≫ [27, 86]. Следовательно, указывая ребенку, на что необходимо обращать внимание, а что внимания недостойно, можно сформировать у него должную направленность в познании окружающего мира. Вот преперцепция в действии: человек, не знающий, на что следует обращать внимание, попросту слеп. Однако такой готовности

недостаточно. Как замечает сам В. К. Арсеньев, за уникальными способностями его провожатого в Тайге стояла ≪вкоренившаяся многолетняя привычка не пропускать никакой мелочи и ко всему относиться внимательно≫. Тем не менее, ≪если бы он не занимался изучением следов с детства, то умер бы с голоду≫. А значит, общей внимательности всегда должна сопутствовать способность преперципировать именно те объекты, которые наиболее важны для решения жизненных задач. 3. Приток крови к соответствующему мозговому центру. Интересно, что У.Джемс только допускает это условие как физиологически правдоподобное: для эффективной работы кора головного мозга нуждается в кислороде и питательных веществах. Для современной же нейронауки оно стало едва ли не главным источником объективных данных о мозговых механизмах внимания. На регистрации притока крови к различным структурам головного мозга и оценке сопутствующих обменных процессов основаны такие современные методы изучения активности мозга, как позитронно-эмиссионная томография и функциональное магнитно-резонансное картирование, речь о которых пойдет в разд. 4.5. Итак, с научной точки зрения не существует внимания как отдельного процесса. Однако с философской точки зрения внимание ‚{следует рассматривать в контексте проблемы свободы воли и свободного выбора. Если мы допустим, что внимания не существует, нам ничего не останется, кроме как признать, что все, на что мы обращаем внимание, диктуется и навязывается либо внешней средой, либо строением и функционированием нашего организма. Следующим шагом вынужденно будет допущение того, что таково все наше поведение2: мы не вольны выбирать, что делать и о чем думать в каждый момент времени. Отказ от понятия внимания эквивалентен отказу от признания свободной воли, что для У.Джемса как философа неприемлемо. Более того, он рассматривает выбор объекта внимания, сопровождаемый усилием, как частный случай одного из типов ≪волевой решимости≫, пятый по счету в предложенной им классификации феноменов воли. Но и само ≪усилие внимания составляет существенную черту волевого акта≫ [26, 376]: за любым произвольным действием стоит, во-первых, сосредоточение внимания на ^ем-то исходно непривлекательном, а во-вторых, отвлечение от того, чем нам, возможно, хотелось бы заняться. Итак, с позиции философа внимание как отдельный процесс несомненно существует, но научными методами, по мнению У.Джемса, это недоказуемо, поскольку сам вопрос о свободе воли

≪на почве чисто психологической неразрешим≫.

Классификация внимания

В о-п е р в ы х, внимание может быть обращено на что-то либо в соответствии с нашими целями и задачами (произвольно), либо, если стимул интенсивен или привлекателен, само по себе, помимо нашего желания (непроизвольно). Таким образом, первое основание классификации — активность познающего субъекта,

или наличие у него цели обратить внимание на некоторый объект и удержать его на данном объекте.

В о-в т о р ы х, любой объект, на который мы обращаем внимание, интересен нам либо сам по себе, либо только лишь в связи с чем-то: допустим, с решаемой задачей или с нашим прошлым опытом и воспитанием. На то, что интересно само по себе, человек обращает внимание непосредственно. На все остальное оно может быть обращено только опосредованно, путем установления связи с чем-то, что для человека важно или привычно. Сам У.Джемс называет такие факторы, стоящие за обращением внимания на тот или иной объект, ≪мотивами внимания≫. Когда студенты, которые заскучали на лекции по философии и стали заниматься своими делами, замечают, что лектор начал рассказывать анекдот, это происходит не потому, что они внимательно следили, когда наконец начнется хоть что-то интересное. Они становятся внимательны по той причине, что анекдот, в отличие, скажем, от метафизики Гегеля, интересен им как таковой. Но для преподавателя этот анекдот может выступить в качестве средства привлечения внимания студентов к лекции.

Таким образом, еще одно основание классификации — наличие непосредственного интереса к объекту или, напротив, необходимость средств привлечения и удержания внимания. Произвольное

внимание всегда опосредованно: было бы странно произвольно обращать внимание на то, что привлекает его само по себе. А вот внимание непроизвольное может быть как непосредственным— в тех случаях, когда стимул, по словам другого классика Э.Титченера, ≪берет сознание штурмом≫, — так и опосредованным, например нашим прошлым опытом. Так, книга неизвестных переводов Б. Пастернака на прлке книжного магазина привлечет внимание филолога не потому, что она обернута в яркую обложку или отличается от остальных книг по размеру, а потому, что он прежде специально интересовался переводами Пастернака. Вот тогда-то человек замечает ее, казалось бы, непроизвольно, но опосредованно. А если человек соответствующего опыта не имеет, книга останется незамеченной — в отличие, например, от пестрого тома новомодных остросюжетных детективов, который сам бросится в глаза. В-т р е т ь и х, любой объект внимания либо относится к разряду собственных, внутренних воспоминаний, мыслей и переживаний познающего субъекта, либо находится снаружи, в окружающем мире. Первый из видов внимания У.Джемс называет интеллектуальным, второй — чувственным. Благодаря чувственному вниманию, направленному вовне, мы оборачиваемся, когда нас окликает на улице знакомый, любуемся бабочкой на цветке, следим

за сообщением диктора в программе новостей. Предельный случай интеллектуального внимания — уже знакомая нам профессорская рассеянность, которая может сопровождаться полным отсутствием внимания к предметам окружающего мира, когда вместо шляпы надевается сковорода, а вместо телефонной трубки используется пульт дистанционного управления телевизором. Еще один вид внимания, тоже описанный в свое время У.Джемсом, но не встроенный в его классификацию, называют моторным вниманием (иногда — экзекутивным, или исполнительным). В современной психологии его обычно противопоставляют сенсорному (чувственному) вниманию и описывают как внимание к собственным движениям и действиям. Здесь могут быть задействованы и интеллектуальные, и чувственные компоненты: с одной стороны, выполняя еще не освоенное движение, мы должны постоянно продумывать его, а с другой стороны, следить за тем, что и как получается._ Непроизвольное Произвольное

Чувственное Опосредственное Непосредственное Опосредственное  
Интеллектуальное Опосредственное Непосредственное Опосредственное

 

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.57.202 (0.005 с.)