Метафорическое переосмысление - это перенос наименования с одного денотата на другой, ассоциируемый с ним, на основе реального или воображаемого сходства.




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Метафорическое переосмысление - это перенос наименования с одного денотата на другой, ассоциируемый с ним, на основе реального или воображаемого сходства.



Метафорическое переосмысление является самым распространенным видом переосмысления. В основе метафорического переосмысления могут лежать самые различные типы сходства, например, сходство действий. Так, ФЕ sugar the pill - позолотить пилюлю восходит к существующему в современном английском языке переменному словосочетанию такого же лексического состава sugar the pill - посыпать пилюлю сахаром (для того, чтобы сделать ее менее горькой). Перенос названия с денотата прототипа ФЕ на денотат ФЕ, являющийся абстракцией от первого, основан на сходстве действий. Общим для обоих действий, т.е. их семантическим инвариантом, является «сделать менее неприятным». Значение прототипа конкретное - «сделать пилюлю менее неприятной», а значение ФЕ так абстрактно, что относится к целому классу объектов, которые можно сделать менее неприятными. Таким образом, метафорическое переосмысление сочетается с расширением значения. В контексте же обычно вычленяется референт, т.е. один объект из данного класса денотатов.

Часто метафоры носят гиперболический характер.

Гипербола - фигура речи, состоящая в заведомом преувеличении, усиливающем выразительность приданием высказыванию эмфатического характера[Ахманова, 1966, с. 99]. Денотаты прототипов таких ФЕ - маловероятные, но возможные ситуации, например, flog a dead horse - „стегать дохлую лошадь", попусту стараться; split hairs - „расщеплять волосы", вдаваться в чрезмерные тонкости и др.

Многие гиперболические метафоры обязаны своим появлением нереальным, а иногда и совершенно фантастическим ситуациям (см. §§53, 64, 81). Образы, ассоциируемые с такими ситуациями, создают внутреннюю форму ФЕ: come down on smb. Like a ton of bricks - накинуться на кого-л. (с упреками, обвинениями и т.п.), обрушиться на кого-л. (букв.: „обрушиться на кого-л. как тонна кирпичей"), (as) innocent as a babe unborn - наивное дитя, сущий младенец (букв.: „невинный как не родившийся младенец"); make a mountain out of a molehill делать из мухи слона (букв.: „делать гору из кротовины"); pull the devil by the tail - бедствовать; биться как рыба об лёд (букв.: „тянуть чёрта за хвост") (этим. фр. tirer le diable par la queue) и др.

Метафоры могут также носить эвфемистический характер. Такое переосмысление выражает стремление завуалировать неприятные факты, смягчить нежелательные, слишком резкие выражения. Примером могут служить ФЕ go to one's long rest - уйти на покой, умереть; join the majority - „присоединиться к большинству", умереть и др.

Выделяются два основных типа содержательных связей между значениями в слове: импликационный и квалификационный. Импликационные связи отражают реальные взаимодействия и зависимости сущностей объективного мира (причина - следствие, исходное - производное, действие - цель, процесс - результат, часть - целое, смежность в пространстве и т.п.). Метонимия - это частный случай импликации. Что касается классификационных связей, то их основанием является общность сущностей объективного мира по обнаруживаемым ими признакам. Такие связи устанавливаются в сознании, но отражают не какую-то реальную связь между соответствующими сущностями, а общность присущих им признаков. Метафора рассматривается как частный случай классификационной связи [Никитин, 1974, с. 53 - 56]. Наблюдения М.В. Никитина в отношении метонимии и метафоры в сфере лексики относятся также и к фразеологии. Следует иметь в виду, что метафора может обозначать не только общность признаков, присущих сущностям объективного мира, но и признаки, приписываемые им человеком, вследствие чего метафора менее объективна, чем метонимия. Метонимия исключает фантазию, так как базируется на ассоциативных связях. У метафоры по сравнению с метонимией более высокая степень абстракции и большее удаление от денотата, а также большая свобода выбора признака, который кладется в основу переосмысления.

Помимо полного переосмысления, фразеологизмам также свойственно и, частичное переосмысление. Оно характерно, например, для устойчивых сравнений (similes), как адъективных, так и глагольных: (as) bold (или brave) as a lion - храбрый как лев; (as) mute as a fish - нем как рыба; fight like cat and dog - жить как кошка с собакой; swim like a fish - плавать как рыба и т.п. Все эти однолитеральные сравнения относятся к людям. Первый компонент сравнения употребляется в своем буквальном значении (см. §§64, 81). Переменные прототипы устойчивых сравнений встречаются редко. Так, если о человеке говорят he is as weak as a kitten - хилый, слабый, то сравнение является фразеологизмом, а если сравнение употребляется в отношении щенка, то это переменное словосочетание (comparison). Роль экстралингвистического фактора в подобных случаях очевидна.

2. Переосмысление ФЕ может быть основано на совокупности буквальных значений ее компонентов в тех случаях, когда переменный прототип не употребляется в языке. Подобные обороты являются обычно яркими образцами фразеологического новаторства их создателей.

В некоторых случаях совокупность буквальных значений компонентов обозначает несуществующие, идеализированные объекты и ситуации: find a mare's nest - „найти кобылье гнездо"; попасть пальцем в небо; hitch one's wagon to a star - „запрячь в свой возок звезду", быть честолюбивым, занестись в мечтах, like a bat out of hell-„как летучая мышь из ада"; со всех ног, во всю мочь; when pigs fly- „когда свиньи полетят"; когда рак свистнет и др.

Характерной особенностью ФЕ, в основе которых лежат фантастические образы, является обозначение ими вполне реальных денотатов. Таким образом, реальное обозначается через нереальное. Даже фантастические образы порождаются действительностью.

ФЕ, буквальные значения компонентов которых в своей совокупности обозначают воображаемые объекты, часто основаны на нарушениях формальной логики [Артемова, 1976] и семантической несовместимости компонентов:

а) логическое противоречие, связанное с двумя взаимоисключающими понятиями (cook one's hare before it is caught - „жарить непойманного зайца"; делить шкуру неубитого медведя; eat one's cake and have it (тж. have one's cake and eat it) - пытаться совместить несовместимое; Hamlet with Hamlet left out или Hamlet without the Prince (of Denmark) - „Гамлет без принца Датского", т.е. что-л., лишенное самого важного;

б) непосредственное противоречие, заключающееся в том, что в данном понятии мыслится признак, не свойственный ему, например, (as) drunk as a boiled owl (разг. ) пьян в стельку, make darkness visible - только усилить мрак (о слабом свете); smb.'s pet aversion (шутл.) - чья-л. особая антипатия; walking corpse - ходячий скелет (ср. русск. живой труп); последние два примера являются оксюморонами;

в)абсурдное противоречие, заключающееся в объединении признаков из разных областей, что делает понятия абсурдными (a hog in armour идет как корове седло; ср. русск. сапоги всмятку).

Логические ошибки, мешая правильно мыслить, являются отрицательным качеством рассуждения. Но некоторые из подобных нарушений способствуют созданию ярких, образных фразеологизмов, как оценочных, так и безоценочных.

Денотаты прототипов ФЕ, в том числе и фантастические, т.е. псевдоденотаты, могут быть графически изображены, так как они детерминированы совокупностью буквальных значений компонентов фразеологизмов и отличаются большой выразительностью [см. Дубровин, 1977].

Изобразительная функция ФЕ существенно отличает их от слов. Метафорические и метонимические образы легко передаются при помощи зрительных образов.

3. Простое переосмысление наблюдается также в тех случаях, когда второй фразеосемантический вариант является производным от первого, имеющего буквальное, но осложненное значение. Этот тип переосмысления характерен для идиофразеоматических оборотов, например, trim one's sails to the wind - 1) (мор,) поставить парус по ветру; 2) держать нос по ветру; знать, откуда ветер дует.

Большинство переменных сочетаний слов, являющихся прототипами антропоцентрических ФЕ, также носит антропоцентрический характер, т.е. относится к человеку или к тому, что с ним связано. Это справедливо в отношении действий, высказываний и т.п.: grasp the nettle - действовать решительно, мужественно преодолевать затруднения (букв.: „схватить крапиву"); put all one's eggs in one basket - поставить все на одну карту, рисковать всем (букв.: „положить все яйца в одну корзину"); upset smb.'s applecart - нарушить, расстроить чьи-л. планы; спутать карты (букв.: „опрокинуть чью-л. тележку с яблоками"); call a pade a spade - называть вещи своими именами (букв.: „называть лопату лопатой") и др.

Во всех подобных случаях наблюдается сужение значения ФЕ по сравнению с ее прототипом. Встречаются случаи, когда прототип обозначает предмет или относится к животному, а ФЕ - только к человеку: a back number - отсталый человек, ретроград (букв.: „старый номер" (газеты или журнала); a new broom-новая метла, новое начальство (букв.: новая метла; часть пословицы a new broom sweeps clean - новая метла чисто метет); a big fish in a little (или small) pond - заправила, местный туз (букв:„большая рыба в маленьком пруду"); feather one's own nest - нажиться (за чеи-л. счет); нагреть руки (букв.: „выстлать пухом свое гнездо"); have sharp claws - уметь постоять за себя (букв.: „иметь острые коготки"); take the bit in one's teeth - закусить удила; пойти на пролом, не знать удержу (букв.: „закусить удила" (о лошади) и др.

Многие ФЕ, относящиеся к человеку, восходят не к переменным сочетаниям слов, а к потенциальным фразеологизмам, ассоциируемым с нереальными образами: the devil is good (или kind) to his own-,, к своим и чёрт хорошо относится." (ср. свой своему поневоле брат); fear smb. (или smth.) as the devil fears holy water - бояться кого-л. (или чего-л.) как чёрт ладана; have nine lives like a cat - быть живучим как кошка, отличаться поразительной живучестью; like a bat out of hell - очень быстро; со всех ног, во всю прыть; wrestle with an angel (книжн.) - бороться с могучим противником (библейское выражение) и др, В подобных случаях как ФЕ, так и их прототипы относятся к человеку.

 

Сложное переосмысление

Сложное переосмысление при вторичной фразеологической номинации возникает так же, как и простое переосмысление, т.е. путем преобразования буквального значения прототипа. Но при сложном преобразовании всегда имеется осложняющий фактор, например, немотивированность значения ФЕ, ассоциации с экстралингвистическими факторами в качестве предварительного звена в процессе переосмысления.





Последнее изменение этой страницы: 2016-04-19; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.232.96.22 (0.01 с.)