ТОП 10:

Географическая парадигма евразийских исследований



 

В современной географии можно выделить два направления – естественно-географическое и общественно-географическое. Естественно-географическое направление характеризуется тем, что у географии как науки уже давно сложились тесные связи с такими естественными науками, как геология, физика, химия, биология, экология, на стыках с которыми проводятся региональные научные исследования интердисциплинарного характера. В этом плане все научные дисциплины естественно-географического направления являются, как отмечают специалисты, пограничными. Исключение составляет физическая география, в составе которой сложились две основные теоретические дисциплины – общая физическая география и ландшафтоведение (А.Г. Исаченко). Кроме того, к основным физико-географическим дисциплинам можно отнести: 1) геоморфологию (наука о формах рельефа земной поверхности); 2) климатологию (наука о климате); 3)гидрологию (наука о гидросфере); 4) океанологию (наука о Мировом океане); 5) гидрогеологию (наука о подземных водах); 6) гляциологию (наука о мерзлых почвах и горных породах); 7) почвоведение (наука о почве); 8) биогеографию (наука о распространении живых организмов на Земле); 9) фенологию (наука о сезонной ритмике ландшафта).

Общественно-географическое направление характеризуется тем, что у географии как науки в последнее время стали складываться тесные связи с различными общественными науками. В связи с этим в зарубежной науке это направление научных исследований получило разные названия: социальной географии (Human geography), а также гуманистической культурной географии (Humanistic cultural geography). Как отмечает Б. Верлен, теоретические споры о «географии человека» (Human geography), начиная с середины XX в., сконцентрировались на «социальной географии», и этот термин стал замещать «культурную географию» и служить также ориентиром для «экономической географии». Поэтому предметом «Human geography» как социальной географии, например, в немецкой традиции, выступает геопространство (или ландшафт), разделяющее общества и определяющее социальные в них процессы, а также служащее основой городского и регионального планирования. В англосаксонской географии базовая проблема Human geography состоит в поиске пространственных разграничений социальных классов и специфических пространств социального действия.

В России используется понятие «общественная география», которое употребляется в качестве номинации для обозначения экономической, социальной, политической, рекреационной географии, иногда и культурной географии.

В общественной географии как системе относительно самостоятельных дисциплин ученые выделяют пять блоков, а именно: 1) география промышленности, сельского хозяйства, транспорта, строительства, торговли и общественного питания, образования и науки, здравоохранения, финансово-банковской сферы и рекреационная география; 2) социальная география (география уровня жизни, расселенческая география, геодемография); 3) ресурсно-экологическая география (георесурсоведение, социогеоэкология, медицинская география); 4) политическая география (электоральная география, география власти и властных структур); 5) география духовной сферы (география религий) (А.Г. Дру­жинин, В.Г. Житников). Кроме того, выделяют географию культуры, страноведение, экономико-географическое науковедение, региональную географию, географию городов (геоурбанистику), географию управления, этническую географию, географию бизнеса, поведенческую географию, географию образа жизни, военную географию и т.д.

Самые актуальные научные проблемы евразийских исследований в настоящее время носят кросс-дисциплинарный характер, поэтому для их решения необходимы совместные усилия многих специалистов. Вследствие этого начинают стираться грани между различными научными дисциплинами, однако это, как подчеркивают специалисты, не должно исключать четкого разделения функций между ними (А.Г. Исаченко).

В рамках получившего широкое распространение в российской географии кросс-дисциплинарного подхода специалисты в области евразийских исследований столкнулись с необходимостью переосмысления своего теоретико-методологического багажа. Это сопровождалось переориентацией общественной географии с изучения территориальной организации хозяйства на комплексное исследование территориальной организации общества.

В современной общественной географии в России можно выделить две тенденции: первая характеризуется широким распространением зарубежных теорий и парадигм исследования; вторая связана с тем, что численно сузившийся поток географов-обществоведов, как отмечает Н.Н. Клюев, сконцентрировал свои усилия на фиксации и экспресс-анализе происходящих в стране сдвигов, на осмыслении нового русского хозяйственного пространства, распавшегося на оазисы относительного благополучия и все более отстающую периферию, характеризующуюся все большей архаизацией и деградацией. Отход от экономического детерминизма, который был свойственен социально-экономи­ческой географии в прошлом, и расширение предметного поля научных исследований, в том числе за счет бурно развивающихся географии культуры и политической географии, отмечает В.Н. Стрелецкий, приблизили отечественную общественную географию по своей проблематике, методологическому инструментарию, теоретическому багажу к мировой Human geography, представляющей собой всю совокупность географических дисциплин, изучающих общество и человеческую деятельность. Вместе с тем некоторые ученые, в частности А.И. Чистобаев, предостерегают от механистического переноса теоретических достижений западной науки в российские условия, без всякого учета специфики регионального развития России («Теория социально-экономической географии: спектр современных взглядов»).

В современной общественной географии в России наметился переход от одномерных конструктов региональных исследований к многомерным. В частности, отечественными учеными была разработана полимасштабная парадигма эволюционного страноведения. Суть этой парадигмы состоит в том, что полимасштабность, как важнейший принцип геопространственных исследований, помогает выделять весь масштабный диапазон географического мира и учитывать его многоуровневую иерархичность; соподчиняет разномасштабные картины мира, не позволяя пренебрегать их многомерностью, случаями разрыва масштабов пространства и содержания; облегчает поиск стыковых, трансграничных образований; дополняет аналитическое разложение пространств, их детализацию обзорным синтезом и генерализацией; конкретизирует традиционный для географии вопрос «где?» вопросами «как?» и «за счет чего?» (например, за счет чего происходит развитие одних территорий и деградация других?); и, наконец, уточняет масштабы «месторазвитий», нацеливая внимание на динамику географических масштабов самого процесса развития (А.И. Трейвиш).

Разработана также многомерная парадигма изучения территориальной структуры хозяйства, позволяющая рассматривать ее на микроуровне как сетевое двухслойное образование. Один из этих слоев представляет собой пространственные структуры, формируемые отдельными территориально-компактными предприятиями, компаниями или организациями, непосредственно взаимодействующими между собой с целью производства и распределения отдельных видов продукции или услуг; другой слой – пересекающиеся территориальные зоны влияния, рыночные зоны и другие территории и акватории (П.Я. Бакланов).

Важное значение в евразийских исследованиях имеет парадигма континентально-океанической дихотомии, разработанная Л.А. Безруковым. Основное ее содержание заключается в следующем: имеющаяся между континентальными (внутриматериковыми) и океаническими (приморскими) странами принципиальная разница в размерах транспортных издержек и транспортоемкости национальных хозяйств лежит в основе механизма постоянного «перелива» массы прибавочного продукта от континентальных стран к океаническим, что определяет в итоге глубокие различия в эффективности национальных хозяйств данных типов стран, общем уровне их социально-экономического развития, особенностях территориальной организации общества, специфике взаимодействия с внешним миром. Парадигма континентально-океани­ческой дихотомии исходит из существенных различий в эффективности сухопутных (затратных) и морских (экономичных) перевозок, а также особенностей макроположения стран и районов относительно моря. Оценка макроположения страны (региона) относительно моря производится на основе определения степени транспортно-географической
континентальности страны как меры удаленности основной части их демоэкономического потенциала от морских и океанических путей с круглогодичной навигацией. В частности, классификация стран по степени транспортно-географической континентальности (с учетом морских путей на основе внутренних водных объектов) позволяет отнести Россию к странам с высокой степенью континентальности (42,2 балла), Иран – к странам с повышенной степенью континентальности (23,6 балла), Турцию – к странам с очень низкой степенью континентальности (4,8 балла).

Большое методологическое значение в рамках евразийских исследований имеет парадигма глобального геопространственного позиционирования территориальных социально-экономических систем, предложенная А.Г. Дружининым, который считает, что процесс развития транспортных и информационно-коммуникационных технологий в условиях глобализации сопровождается «сжатием» географического пространства. Формируется сеть «мировых» городов, играющих роль ядер обретающей свои контуры глобальной территориальной социально-экономической системы. В этой связи региональные социально-экономические системы представляют собой часть глобальной территориальной социально-экономической системы, обретая все большую
открытость, а пространство как социальная практика в условиях глобализации все больше отрывается от территории. Однако по мере включения территориальной социально-экономической системы в процессы глобализации данная система все больше испытывает на себе «позиционное давление», под влиянием которого легко подвижный объект перемещается, а менее подвижный вынужден адаптироваться к изменяющейся среде (или исчезает). Таким образом, позиционирование – это адаптивный процесс приспособления к внешней и внутренней среде функционирования территориальной социально-экономической системы и одновременно процесс изменения данной среды (Ю.Г. Дружинин).

В последнее время Д.Н. Замятиным в качестве особой научной дисциплины была выделена гуманитарная география, изучающая различные способы представления и интерпретации земных пространств в человеческой деятельности, включая мысленную (ментальную) деятельность. Базовыми понятиями гуманитарной географии выступают культурный (этнокультурный) ландшафт, географический образ, региональная (пространственная) идентичность, пространственный или локальный миф (региональная мифология).

В настоящее время в рамках общественной географии доминирующими продолжают оставаться научные исследования, связанные с изучением отраслевых и территориальных структур хозяйства, которые выступают важным инструментом научного анализа экономических региональных систем.

Отраслевая структура хозяйства представляет собой совокупность отраслей народного хозяйства, которая характеризуется определенными пропорциями и взаимосвязями, объединенными единством экономического назначения производимой продукции и услуг, однородностью потребляемого сырья, материалов и энергии, а также общностью технической базы и технологических процессов, особым профессиональным составом кадров и специфическими условиями труда (Э.Н. Кузьбожев, И.А. Козьева, М.Г. Световцева).

Традиционно отраслевая структура хозяйства представлена отраслями материального производства (предприятия, производящие продукцию) и нематериального производства (учреждения, оказывающие услуги) (Ю.А. Симагин). К отраслям материального производства (производственная сфера) исследователи относят промышленность, сельское хозяйство, лесное хозяйство, строительство, производственный транспорт, производственную связь, торговлю, общественное питание, снабжение, сбыт. К отраслям нематериального производства (непроизводственная сфера) относятся жилищно-коммунальное хозяйство, бытовое обслуживание, здравоохранение, спорт, образование, социальное обеспечение, наука, искусство и культура, банковская система, финансово-кредитная система, система страхования, государственное управление, сфера информационных технологий и коммуникации и др.

Анализ отраслевой структуры региона проводят на основе показателей выпуска продукции, валовой добавленной стоимости и занятости. По мнению А.Г. Гранберга, для лучшей увязки с другими показателями экономики региона в качестве базового показателя для анализа отраслевой структуры целесообразно выбирать выпуск продукции. Для характеристики отраслей региона применяют также коэффициенты локализации (специализации) производства и коэффициенты душевого производства.

Территориальная структура хозяйства – это совокупность определенным образом взаиморасположенных и сочлененных его территориальных элементов, находящихся в сложном взаимодействии в процессе (и в результате) развития и функционирования народнохозяйственной системы (И.М. Маергойз). При изучении территориальной структуры хозяйства необходимо исходить в первую очередь из анализа процесса территориального разделения труда, поскольку оно является основным источником развития территориальной структуры хозяйства. В научной литературе выделяют несколько территориальных структур хозяйства: 1) интегрально-пространственную (ареально-синтетическую); 2) множественную территориально-отраслевую; 3) питательно-распределительную, связующую линейно-сетеузловую (И.М. Маергойз).

Интегрально-пространственная структура хозяйства характеризуется взаимодействием определенным образом взаимосвязанных и взаиморасположенных частей страны, взаимодополняющих друг друга, что обычно и составляет экономическую целостность государства. Примерами интегрально-пространственной структуры служат экономические районы и зоны, сельскохозяйственные районы, промышленные узлы и т.д. Особенностями данной структуры являются: интегральность (включает все разнообразие отраслей экономики на всей территории страны) и, вместе с тем, дифференцированность (подразделение страны на взаимодействующие территориальные единицы); континуальность (протяженность, – охватывает всю экономически освоенную территорию страны); разноуровневость (многовершинность, – наличие в структуре элементов разного таксономического ранга, например, макро-, мезо-, микрорегионы и городские агломерации); нестрогая и территориально неодинаковая иерархичность (взаимодействие таксономических единиц разного ранга напрямую, без представительства более крупных единиц).

Множественная территориально-отраслевая структура охватывает все отрасли хозяйства, которые взаимодействуют внутри себя в масштабах страны, а также с некоторыми другими отраслями (тем самым обеспечивается взаимодействие их территориальных структур) и, вместе с тем, распространены не повсеместно по стране, а в зависимости от территориальной структуры природных ресурсов, инфраструктуры, расселения и т.д. Особенностями данной структуры являются: наибольшее взаимодействие между территориальными структурами отраслей, связанных между собой в рамках страны технически и технологически; избирательность (различные отрасли охватывают различные территории, вот почему и различен рисунок их размещения); равноуровневость (отсутствие иерархичности); дискретность (совпадение или несовпадение территориальных структур различных отраслей хозяйства). Примерами множественной территориально-отраслевой структуры могут служить ареалы и зоны пограничного и трансграничного сотрудничества, портовые зоны.

Питательно-распределительная, связующая линейно-сетеузловая структура охватывает преимущественно производственную инфраструктуру в ее взаимосвязи с расселением. Особенностями данной структуры являются: дискретность (сетчатость, – данная структура сложена из линий и узлов); универсальность (обслуживает все отрасли хозяйства, пронизывая своей сложной сетью всю территорию страны, обеспечивает интеграцию внутри страны и связь с другими государствами); системность (обеспечивает целостное и непрерывное функционирование внутри системы); корпускулярность (наличие в структуре питательно-распределительных узлов и линий, причем различные узлы и линии территориальной системы испытывают различное давление); функциональная иерархичность (данное свойство также проистекает из наличия питательно-распределительных узлов и линий структуры). Примерами питательно-распределительной структуры могут служить инфраструктурно-транспортные и логистические узлы и коридоры, а также крупнейшие городские агломерации.

Однако Э.Б. Алаев, соглашаясь с глубиной исследования территориальной структуры народного хозяйства И.М. Маергойза, критикует его, подчеркивая, что территориальная структура народного хозяйства должна анализироваться не только как «застывшая» структура, но и с позиций исторического и системного подхода. По мнению Э.Б. Алаева, территориальная структура хозяйства представляет собой динамическое состояние размещения производительных сил по экономическим районам, связанным в единой системе национальной экономики.

Некоторые исследователи предлагают также выделить еще одну структуру – опорный каркас (его важнейшие элементы: городские агломерации и магистрали) как квинтэссенцию территориальной структуры, ее генерализованный линейно-узловой слепок, отражающий не все, а только главные, наиболее выпуклые черты (П.М. Полян, А.И. Трейвиш).

В настоящее время существуют различные представления о том, что такое территориальная структура народного хозяйства. Так, одни исследователи считают, что это – пространственное строение хозяйства, разделение его на хозяйственно своеобразные части, обладающие определенными размерами, формой, взаиморасположением и способом сочленения. При этом они полагают, что ведущей и интегральной частью территориальной структуры народного хозяйства является опорный каркас, который представляет собой сочетание главных фокусов (центров) хозяйственной, социальной и культурной жизни страны, а также соединяющих их социально-экономических линий (Г.М. Лаппо).

Другие ученые акцентируют внимание на том, что территориальная структура народного хозяйства характеризуется прежде всего размещением производительных сил страны, сфокусированных в узлах и районах, соотношением центра и периферии, начертанием основных трасс экономического взаимодействия, степенью «мозаичности» или, наоборот, «крупноблочности» форм хозяйственного освоения территории, степень их концентрации или, наоборот, рассредоточенности. При этом они выделяют три типа территориальных структур: 1) территориальная структура хозяйства, которая включает в себя территориальные структуры материального и нематериального производства, а также инфраструктуры; 2) территориальная структура населения (расселение – соотношение заселенности территорий, форм и типов поселений, взаимоотношения центра и периферии, миграции); 3) территориальная структура природопользования, формирующаяся под влиянием различий в природных условиях и ресурсах, с одной стороны, и двух предыдущих территориальных структур – с другой (П.М. Полян, А.И. Трейвиш).

В качестве важнейших параметров территориальной структуры народного хозяйства обычно рассматриваются следующие: 1) территориальная концентрация (представляет собой преимущественное сосредоточение, вследствие закономерной неравномерности и неоднородности развития, элементов структуры в очагах концентрации – некоторых районах или центрах территории; делится на централизацию (максимальная плотность сосредоточения явлений, функций, центростремительные потоки людей, энергии, информации) и агломерацию (централизация на более высоком таксономическом уровне); формы проявления – точечные, линейные, ареальные, ареально-линейные и др.); 2) территориальная дифференциация (представляет собой все многообразие явлений и процессов, присущих данной территории); 3) территориальная интеграция (связность, коммуникативная способность территории); 4) территориальная композиция, которая складывается в результате взаимодействия трех предыдущих параметров (Л.И. Василевский, П.М. Полян).

Другие ученые в качестве основных параметров территориальной структуры хозяйства выделяют: 1) стоимость основных фондов в расчете на единицу площади и на одного жителя (дает представление об интенсивности хозяйства на территории); 2) степень хозяйственной освоенности территории (измеряется по доле хозяйственно освоенной территории во всей территории страны, региона); 3) территориальная концентрация производства и расселения (объемы производства и численность населения в расчете на единицы площади); 4) локализация всего производства или отдельных видов производства в стране, регионе, которая определяется по доле производства или населения города, поселка во всем производстве или населении страны, региона. При этом они считают, что синтезирующим типологическим критерием территориальной структуры хозяйства является соотношение территорий с разной степенью хозяйственной освоенности, и в связи с этим выделяют: 1) очаговую и рассеянную территориальную структуру хозяйства (свойственна регионам начального хозяйственного освоения); 2) равномерно-узловую и агломерационно-узловую структуры (свойственна регионам с умеренно интенсивным хозяйственным освоением); 3) гипертрофированно агломерационную и агломерационно-мегалополисную структуры, присущую регионам с высоко интенсивным хозяйственным освоением (Ю.Н. Гладкий, А.И. Чистобаев).

Также следует различать «территориальную структуру хозяйства» и «территориальную организацию общества», которая представляет собой, как отмечают некоторые исследователи, сочетание функционирующих территориальных структур (расселения населения, производства, природопользования, объединяемые структурами управления в целях осуществления воспроизводства жизни общества в соответствии с целями и на основе действующих экономических законов), и делают вывод, что «территориальная организация общества» шире «территориальной структуры» хозяйства по содержанию, но меньше по предмету, как и «размещение» по мнению (Э.Б. Алаев).







Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.207.238.169 (0.01 с.)