Глава 3. Асимметричные отношения



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Глава 3. Асимметричные отношения



 

Отношения социального заказа

 

В отличие от всех предыдущих типов отношений, эти отношения — асимметричны, это значит, что партнеры находятся в неодинаковых условиях друг по отношению к другу. Примером такого рода отношений могут служить отношения Сесили с Анной, женщиной, на которой, как помнит читатель, собирался жениться ее отец.

 

 

Здесь один из партнеров активизирует своей сильной функцией второго канала слабую, суггестивную функцию другого партнера. В данном случае, это вторая функция СЭИ, Сесиль — ЧЭ. Тот, кто воздействует, называется заказчик, а тот, на кого воздействуют — подзаказный. При этом от сильных функций подзаказного заказчик ничего не воспринимает. Поэтому он и не очень-то серьезно воспринимает подзаказного, приближаясь к нему на довольно близкую дистанцию. Более того, ему подзаказный приятен: что ни скажи — слушает со вниманием, восхищается, реагирует, как на очень значительное сообщение, которое никак нельзя игнорировать.

Однако того же нельзя сказать о подзаказном. Тяжело, в самом деле, постоянно находиться под прессингом того, кто в чем-то превосходит и заставляет делать то, что вам обычно не свойственно. Так и получается, что подзаказный старается отойти подальше от заказчика.

При этом каждый из нас, будучи для кого-то подзаказным, сам для другого является заказчиком. Мы можем нарисовать четыре кольца заказа, в которых по 4 психотипа. Если продолжить уже начатое кольцо, то получим:

 

 

Остальные кольца читатель может построить самостоятельно, пользуясь цепочками:

ИЛЭ—ЭИЭ—СЭЭ—ЛСЭ—ИЛЭ

ЛИИ—СЛИ—ЭСИ—ИЭИ—ЛИИ

ЭСЭ—ИЭЭ—ЛИЭ—СЛЭ—ЭСЭ

Но давайте возвратимся к нашим героям и посмотрим, как складываются их отношения. На первый взгляд, гораздо больше страдает Сесиль, а не Анна. И это так и есть. Однако вспомним о «прочих равных». Герои явно в неравноправном положении. Сесиль — 17-летняя девочка, а Анна — зрелая женщина 42 лет, которая к тому же предполагает взять на себя роль матери для Сесиль. Ясно, что в такой ситуации Сесиль, а не Анна, испытывает давление. Это особенно выражено, поскольку психотип Анны — ЛСИ — один из наименее гибких типов, Анна действует достаточно прямолинейно. Но что происходит дальше? Вот мысли Сесиль по этому поводу:

«Нет, я должна во что бы то ни стало встряхнуться, вернуть отца и нашу былую жизнь. Какими пленительными показались мне вдруг два минувших года, веселых и суматошных, два года, от которых я с такой легкостью еще недавно готова была отречься... Иметь право думать что хочешь, думать дурно или вообще почти не думать, право жить, как тебе нравится, быть такой, как тебе нравится. Не могу сказать «быть самой собой», потому что я всего только податливая глина, но иметь право отвергать навязанную тебе форму».

И Сесиль начинает действовать. А как действует любой человек? Использует функции своего сильного, ведущего блока. Сесиль — этик, и она начинает разрабатывать вполне этическую «диверсию» против Анны. Она уговаривает бывшую любовницу отца Эльзу разыграть роль счастливой возлюбленной своего друга Сирила. Сесиль очень хорошо знает своего отца, она понимает, что, увидев бывшую свою любовницу с другим, Реймон захочет снова вернуть ее себе. И Сесиль в этом не ошиблась. Вот образец того, как Сесиль манипулирует Эльзой.

«Она явно жаждала мне поверить.

Но если он собирается жениться, значит, он ее любит, возразила она.

Бросьте, ласково сказала я. Он любит вас, Эльза! Не пытайтесь уверить меня, будто вы этого не знаете.

Я видела, как она заморгала глазами, как отвернулась, чтобы скрыть радость, надежду, которую я в нее заронила. Я действовала словно по наитию, я совершенно точно угадывала, что надо ей говорить. (...)

Если этот брак состоится, мы все трое погибшие люди, Эльза. Надо защитить моего отца, ведь это большое дитя, Эльза... (...)

Помогите мне, Эльза. Ради вас, ради моего отца, ради вашей с ним любви. (...)

Эльза расцветала на глазах. Над ней посмеялись, но теперь она покажет этой интриганке, на что способна она, Эльза Макенбург».

В итоге в той области, в которой Анна не может сравниться с Сесиль, в области этики, Анна терпит поражение. Заметьте, что в отношениях этих психотипов именно этика партнеров проявляется как воздействие СЭИ на ЛСИ, а не наоборот. Анне недоступны все нюансы этической интриги, которую затеяла Сесиль. Реймон начинает новую игру с Эльзой, а Анна, как мы знаем, погибает.

 

Отношения ревизии

 

Эти отношения, так же, как и отношения заказа — асимметричны. Однако, в отличие от предыдущего типа отношений, здесь осуществляется давление самой сильной, программной функции одного из партнеров — он называется «ревизор» — на самую ранимую, болевую — другого, который носит название подревизный, или ревизуемый. В то же время обратного давления нет, поэтому отношения могут принять односторонне крайне негативный характер — больше, конечно, страдает ревизуемый. Очевидно, что, как и для отношений заказа, здесь соединены сразу два типа отношений: каждый из нас для кого-то ревизор, а для кого-то — подревизный. В жизни это, как правило, самый тяжелый тип отношений, но только тогда, когда партнеры находятся в постоянном и тесном общении, в котором задействованы все функции, в том числе, конечно, и те, что осуществляют непосредственное ревизное давление. Это реализуется в первую очередь в семье, особенно — между супругами; и во многих случаях — на работе, когда партнеры вместе делают общее дело.

Какие же из известных нам литературных героев находятся в соционических отношениях ревизии?

Вот две пары уже знакомых нам героев: князь Андрей Болконский — Пьер Безухов, и Скарлетт и ее мать, Эллин.

 

 

Позвольте, — станет недоумевать читатель, — но ведь князя Андрея и Пьера связывают прекрасное взаимопонимание и дружба, а для Скарлетт ее мать, Эллин — единственный авторитет, — только осуждения матери боится бесстрашная Скарлетт. Так причем же тут давление на ранимую функцию?

Здесь у нас есть прекрасный повод еще раз обсудить тот же важный вопрос, касающийся отношений, описанных в соционике. Снова мы должны напомнить читателю, что соционика никак не учитывает ни возрастных различий, ни социальных ролей, ни просто разного уровня развития,определяемого и природными данными, и умением работать над собой. Кроме того, в конкретных условиях отнюдь не обязаны взаимодействовать все функции. В каких-то ситуациях взаимодействие может идти по другим, нежели ревизный, каналам, и тогда никаких напряженностей вообще не возникнет.

Разберемся с этих позиций с тем, как общаются названные выше пары. Вспомним, что князь Андрей и Пьер в основном обсуждают философские проблемы, вопросы добра и зла, войны, религии, прогнозируют исход военной кампании. Все эти вопросы — содержание функции БИ и, частично, БЭ, БЛ, но они не имеют никакого отношения к болевой для ИЛИ эмоциональности ЧЭ. Действительно, мы не можем вспомнить ни одного эпизода романа, в котором бы князь Андрей в общении с Пьером проявлял чрезмерную эмоциональность, которая иногда бывала для него достаточно характерна.

Перейдем теперь к отношениям Скарлетт со своею матерью. Прежде всего заметим, что здесь партнеры просто неравноправны, поскольку перед нами мать и дочь. Соционические же отношения рассматриваются, что называется, «при прочих равных». Скарлетт с малых лет настроена на то, что мать учит ее, как надо себя вести — именно эта роль отводится в соционике функции этики отношений, которая для Эллин — ведущая, а для Скарлетт — болевая. Обучение этому и является вообще функцией матери по отношению к дочери. Мы уже говорили о том, что каждый из нас может восхищаться в другом именно тем, чего ему самому не достает, в данном случае это и происходит. Поэтому Скарлетт и старается походить на мать, хотя ей этого никак не удается сделать, да никогда и не удастся. Но трудно представить себе, что кто-то другой, кроме матери, позволил бы себе такие же нравоучения в адрес Скарлетт — реакция последовала бы незамедлительно, о чем мы можем догадываться, зная характер Скарлетт.

Означает ли это, что всегда, во всех случаях ревизные отношения родителей с их детьми будут столь же благоприятными? Отнюдь нет, может осуществиться и самая тяжелая ревизия, при которой подревизный, испытывая постоянное давление, может даже заболеть.

И все же мы можем привести литературный пример тяжелых ревизных отношений. Для этого нам нужно вернуться немного назад, к герою М. Ю. Лермонтова — Печорину, психотип которого мы определили как ИЛИ, Критик, а теперь попробуем разобраться с психотипом Грушницкого, которого так не любит Печорин. Вот что сам Печорин пишет о нем в своих записках:

«Говорит он скоро и вычурно: он из тех людей, которые на все случаи жизни имеют готовые пышные фразы, которых просто прекрасное не трогает и которые важно драпируются в необыкновенные чувства, возвышенные страсти и исключительные страдания. Производить эффект их наслаждение; они нравятся романтическим провинциалкам до безумия. (...) В их душе часто много добрых свойств, но ни на грош поэзии. (...) Спорить с ним я никогда не мог. Он не отвечает на ваши возражения, он вас не слушает. Только что вы остановитесь, он начинает длинную тираду, по-видимому, имеющую какую-то связь с тем, что вы сказали, но которая в самом деле есть только продолжение его собственной речи.

Он довольно остер: эпиграммы его часто забавны, но никогда не бывают метки и злы: он никого не убьет одним словом; он не знает людей и их слабых струн, потому что занимался целую жизнь одним собой. Его цель сделаться героем романа. Он так часто старался уверить других в том, что он существо, не созданное для мира, обреченное каким-то тайным страданиям, что он сам почти в этом уверился. (...) Я его понял, и он за это меня не любит, хотя мы наружно в самых дружеских отношениях! (...)

Я его также не люблю: я чувствую, что мы когда-нибудь с ним столкнемся на узкой дороге, и одному из нас несдобровать.

Приезд его на Кавказ также следствие его романтического фанатизма: я уверен, что накануне отъезда из отцовской деревни он говорил с мрачным видом какой-нибудь хорошенькой соседке, что он едет не так, просто, служить, но что ищет смерти, потому что... тут он, верно, закрыл глаза рукою и продолжал так: "Hem, вы (или ты) этого не должны знать! Ваша чистая душа содрогнется! Да и к чему? Что я для вас? Поймете ли вы меня?..." и так далее.

Он мне сам говорил, что причина, побудившая его вступить в К. полк, останется вечною тайною между им и небесами».

Мы полагаем, что читатель уже достаточно соционически подготовлен, чтобы узнать в этом описании психотип ЭИЭ, Артиста, Гамлета, правда, представленный довольно желчно: Печорин действительно его не любит.

Теперь легко разобраться в том, какие соционические отношения связывают этих двух героев. Для этого нарисуем модели Юнга их психотипов:

 

 

Как видите, здесь осуществляется ревизный тип отношений по функции этики, недаром Грушницкий так раздражает Печорина своей неординарной эмоциональностью, что так претит ранимой функции Печорина — ИЛИ. Напомним, что болевая функция неадекватно воспринимает то, что происходит в области ее действия. Действительно, чувствуется, что Печорина как-то уж очень сильно раздражает, в общем, вполне невинное позерство и актерство Грушницкого, хотя он и признает, что Грушницкий — добрый человек.

А вот и прямое упоминание об этом: «Присутствие энтузиаста обдает меня крещенским холодом» — в роли энтузиаста Печорин, конечно, имеет в виду Грушницкого. Недаром характеристика Грушницкого в изложении Печорина дана достаточно предвзято и неприязненно. В этом — уже проявление негативного отношения Печорина к Грушницкому, которое, как мы знаем, закончилось дуэлью этих героев и гибелью Грушницкого.

Давайте подумаем, кто сильнее страдает в ревизных отношениях? Вообще говоря, это должен быть подревизный, хотя и в приведенном примере больше пострадал ревизор-Грушницкий. Напомним, что соционика не рассматривает конкретных людей и конкретные ситуации, она имеет смысл «при прочих равных». При этом партнеры могут просто иметь разный уровень развития, или сама ситуация может ставить одного из них в более выгодное положение, чем другого. Очевидно, что сама по себе дуэль психологически гораздо тяжелее для этика, чем для логика, поскольку логик действует хладнокровно, в отличие от эмоционального этика.

Вообще же вопрос интертипных отношений в соционике пока еще находится в стадии внимания исследователей, и здесь мы еще можем столкнуться со многими новыми данными. Это, возможно, связано с тем, что трудно найти какую-то систему во всем том многообразии возможностей и различных вариантов, которые встречаются в жизни. Гораздо правильнее, как представляется, просто хорошо понимать свойства каждого конкретного психотипа, роль психических функций в каждом канале и на этом основании уже делать выводы о конкретной ситуации, понять, что в ней происходит. Именно с этих позиций мы и подошли к примерам, приведенным выше.

Заметим также, что чем общение теснее и продолжительнее, тем точнее осуществляется «соционический прогноз». Это связано с тем, что все иные факторы могут действовать как в одну, так и другую сторону, а соционические причины, всегдаработая однонаправленно, приводят в процессе накопления к тому эффекту, который предсказывается соционикой. Что же касается наших литературных исследований, то мы можем только сожалеть о том, что не смогли дать читателю «правильный» пример ревизии, но ведь и в жизни также действуют многочисленные факторы, кроме соционических.

Тем читателям, которые захотят серьезно разобраться в этом вопросе, мы снова можем предложить обратиться к книге «Искусство понимать...», в которой на многочисленных жизненных примерах рассмотрены все типы отношений, и они, как правило, имеют именно тот характер, который прогнозируется соционикой. В частности, ревизный характер отношений — наиболее тяжелый, и связано это с тем, что ревизор, не ощущая давления на себя со стороны ревизуемого (в отличие от того, как это было в симметричных, конфликтных отношениях), подходит к ревизуемому на опасно близкое расстояние. И это обстоятельство может вызвать у последнего крайне отрицательную реакцию из-за давления на болевую функцию.

 

 

Глава 4. Итоги

 

Подведем итоги интертипным отношениям. Если говорить теоретически, то интертипные отношения можно условно разделить на три категории.

К первой относятся те, в которых осуществляется поддержка сильными функциями одного партнера слабых — другого. Именно с такой ситуацией мы встречаемся в отношениях дуализации, полудуальных, активации и, отчасти, миражных.

Ко второй категории можно отнести, напротив, все негативные отношения, которые возникают между психотипами, способными своими сильными функциями воздействовать на ранимую функцию партнера. Здесь нужно вспомнить конфликтные отношения, отношения ревизии, суперэго и родственные.

Третья категория отношений очень сильно зависит от иных причин, поскольку соционический характер здесь сказывается слабее, и на первый план может выступить что-то совсем иное, не имеющее отношения к соционике. Поэтому в таких случаях прогноз может оказаться далеким от реальности. Кроме того, как мы уже видели при рассмотрении, в частности, ревизных отношений, вся картина может быть искажена дополнительными факторами.

Каждый из нас может привести много примеров, когда, казалось бы, идеально подходящие друг другу молодые люди через какое-то время разводятся. Но этому, чаще всего, предшествует достаточно длительный период влюбленности, ухаживаний, первых лет вполне благополучной семейной жизни. Кажется, что такое согласие будет продолжаться всегда. Но на каком-то этапе начинают возникать раздражение и недовольство, которые иногда представляются труднообъяснимыми. Именно здесь и действует тот самый «эффект накопления», о котором шла речь выше, и именно здесь надо искать соционические причины несовместимости.

Иногда супруги, подчиняясь требованиям социальной среды, продолжают оставаться формально в браке, но их жизнь перестает быть совместной. Нам известны также и случаи, когда, казалось бы, вполне благополучные пары, прожившие вместе всю жизнь и вырастившие детей, все же разводятся в уже преклонном возрасте, что называется, «сколько же можно мучиться?»

Именно в супружеских отношениях, которые продолжаются длительное время, наиболее полно реализуется классический соционический прогноз. Это связано с тем, что контакт осуществляется сразу по всем функциям и каналам, на близкой дистанции и каждодневно. И конечно, постепенно неблагоприятные давления или отсутствие поддержки начинают сказываться все сильнее и сильнее, поэтому супруги начинают искать на стороне то, чего не хватает в своей семье.

Также следует очень внимательно формировать целевые группы, предназначенные для работы длительное время в условиях изоляции от широких контактов. Это — экипажи космических кораблей и подводных лодок, различные научные, например, арктические и антарктические экспедиции, авиационные экипажи и т. п. Здесь уже без знаний соционики очень трудно предусмотреть все опасности возможной психологической несовместимости.

В других случаях — обычные рабочие коллективы, на отдыхе, в клубах, и т. д., — где нет такой близости, следует изучать характер «востребованности» функций и стараться исключить из взаимодействия конфликтные каналы, если это возможно.

Как бы то ни было, всякий раз мы должны быть очень внимательными, когда предлагаем те или иные рекомендации. Всегда необходимо помнить, что мы несем ответственность перед теми, кто обратились к нам за помощью.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-18; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.243.21 (0.014 с.)