Состязательность ( состязательное начало ) и роль суда в процессе .



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Состязательность ( состязательное начало ) и роль суда в процессе .



Состязательное начало (principium instruendi processus ad instantiam partium, Verhandlungs-Maxime). Под этим названием известен тот принцип гражданского судопроизводства, по которому разные действия суда в процессе зависят от требований сторон, от их инициативы, и спорные отношения сторон обсуждаются по тем только фактам, которые сообщены суду тяжущимися. Мы уже имели случаи заметить, что это начало вытекает из существа гражданских прав. Права эти составляют частную сферу  лица и состоят обыкновенно в свободном распоряжении владельца. Семейный круг и частное имущество

63


хозяина - это такие сферы индивидуальной свободы, которые необходимо охраняются законом от вторжения посторонних лиц, даже облеченных властью и действующих ex officio. Внутреннее развитие каждой сферы есть дело частных лиц, в ней заинтересованных: кто хочет, женится, наживает детей, копит имущество, устраивает хозяйство. Живя друг подле друга, каждый со своими частными интересами, граждане постоянно приходят в столкновение между собой; но эти столкновения обыкновенно разрешаются мирным путем; в системе гражданского права есть много способов для такого разрешения их. Должник не платит долга кредитору - вот столкновение; но он может уплатить по настояниям кредитора, может войти с ним в соглашение о рассрочке, о зачете и т.д. Есть множество способов для разрешения этой коллизии и общественная власть не призвана вмешиваться в эти частные дела ex officio: непрошенное вмешательство могло бы только окончательно расстроить отношения сторон и возбудить процесс там, где дело скорее уладилось бы без суда, без огласки и судебных издержек. Уже одно неудобство огласки весьма важно. Гражданские отношения составляют ближайшую обстановку жизни каждого лица: процесс более или менее разоблачает этот сокровенный мир, в котором приютилось и действует лицо. Но такое разоблачение часто бывает вредно для него, подрывает его кредит,  расстраивает семейное согласие, разрушает предположенные браки или хозяйственные предприятия и т.п. Вот почему, даже когда начался процесс, судебная власть не должна проникать ex officio за ту завесу домашних и хозяйственных отношений, которую не хотят поднять сами тяжущиеся. Суд, как орган общественной власти, не заинтересован в пользу той или другой стороны в гражданском процессе, а заинтересован только в правильном разрешении спора по тем данным, какие ему сообщены тяжущимися. Он не должен становиться на одну какую-нибудь сторону и разыскивать доказательства вместо ее самой во вред противной стороне. Для него обе стороны должны быть равны.

В истории известно также и противоположное начало процесса - следственное или инквизиционное (Untersuchungs-Maxime), по которому судебная власть приступает к исследованию юридических фактов и отношений по собственной инициативе или по донесениям других властей, в интересах общественного порядка и безопасности, и в самом исследовании старается раскрыть материальную истину всеми возможными

64


способами, не стесняясь произволом и показаниями заинтересованных сторон.

Состязательное начало указывает нам на некоторую деликатность в отношениях общественной власти к частным правам и интересам, которая является результатом продолжительного исторического опыта и развития понятий.

При судебной реформе следственное начало признано было одним из самых главных недостатков нашего судопроизводства, совершенно противным существу гражданских тяжебных дел, и в новом Уставе проведено с большою страстью состязательное начало процесса. Мы должны теперь определить круг действий этого начала. Его можно разложить на следующие

положения:

1. Суд не производит гражданских дел без просьбы заинтересованных лиц (judex ne procedat ex officio). Вся инициатива, вызывающая движение процесса, принадлежит этим частным лицам, а не суду. Таким образом, суд может приступать к производству гражданских дел не иначе, как вследствие просьбы о том лиц, до коих эти дела касаются (Уст. 4).

Это важное правило не следует доводить до крайности, как иногда делается на практике. Оно имеет только тот смысл, что суд не должен заботиться об охранении и осуществлении гражданских прав против воли заинтересованных лиц, не должен навязывать им непрошенных услуг. Но вместе с тем положение суда в процессе нельзя считать совершенно пассивным.

2. Суд не должен выходить за пределы требований сторон (ne eat judex ultra petita partium). Он не имеет права присуждать им более того, что они требовали (Уст. 131 и 706). Он может только присудить им столько же, или менее того, что ими требовалось, или совсем отказать им. В пределах требований сторон он вполне свободен. Так, например, истец требует какой-нибудь вещи по своему выбору, а суд, вследствие возражений против права выбора, может присудить ему альтернативно эту или другую вещь

по выбору ответчика.

65

3. Суд не должен разыскивать и принимать в соображение такие факты и доказательства, которые не заявлены ему сторонами (quod поп est in actis, поп est in mundo; или: sententia debet ferri secundum allegata et probata, et non secundum conscientiam). Он не собирает сам доказательств или справок, не принимает во внимание своих частных, закулисных сведений о деле, а основывает решения исключительно на доказательствах, представленных тяжущимися (Уст. 82, 367. 68 г. Кае. 218. 69 г.

Хрестоматия


Кае. 298. 70 г. Кае. 452, и 1165). Фактический материал для решения доставляется сторонами в законных формах процесса, а не разыскивается судом.

Надобно заметить, что это правило не касается юридических норм, а только фактического материала для решения. Когда факты сообщены суду и удостоверены доказательствами, то обсуждение их на основании закона есть не только право, но и обязанность суда (Уст. ст. 9, 129, 67 г. Кае. 42 и др.); он должен сам знать действующее законодательство (jura novit curia) и принимать в соображение не те только статьи закона, которые приведены тяжущимися (68 г. Кае 42, д. Стелловского).

С другой стороны, суд имеет право разъяснять себе дело посредством самих тяжущихся и выставленных ими свидетелей, хотя от их доброй воли зависит, дать или не дать ему требуемое объяснение. Так, он может предлагать сторонам и свидетелям вопросы, нужные для объяснения дела (Уст. 72, 175, 335, 400), может указывать тяжущимся на недостаток доказательств по существенным фактам дела и предлагать им пополнить этот недостаток, если хотят (Уст. 368). Он не должен только требовать доказательств на такие факты, которые бесспорны между сторонами, возбуждать от себя сомнения и возражения вместо ответчика.

С той же целью разъяснения дела, суд может даже ех officio назначать осмотр на месте (Уст. 507) и требовать заключения сведущих людей (Уст. 515). Ему принадлежит право оценки доказательств, представленных сторонами, право толкования и юридической конструкции представленных ими документов, договоров и т.п. Состязательное начало оставляет, таким образом, суду достаточно широкое поле для деятельности в процессе как по управлению формальным ходом производства (назначением сроков, заседаний, отсрочек, вызовами, направлением устных состязаний и т.п ), так и по материальному разъяснению и исследованию дела (cansae cognitio). И так именно должно быть. Суд не должен иметь деспотического, инквизиционного характера, но в то же время он не должен быть слаб и бездеятелен, потому что слабый суд был бы покровителем всякого рода злоупотреблений в гражданском обороте. Малышев К. Курс гражданского судопроизводства. Т.1. Изд- е 2- е. С- Пб; 1876 г.

66


Юридической связью субъектов процессуального отношения с его объектами являются права и обязанности. Субъекты, лица и объекты, действия сами по себе суть фактические элементы жизненных отношений; они получают юридическое значение благодаря связи, соединяющей их, а именно, праву лица на действие и обязанности его совершить действие. Гражданский процесс, как мы сказали, есть сложное юридическое отношение, комплекс прав и обязанностей. Весь он слагается из множества этих юридических связей субъектов с объектами - весь он слагается из ряда прав лиц на действия и обязанностей их совершать действия. Эти связующие звенья и составляют элементы каждого юридического отношения, а следовательно и процесса.

Что касается, прежде всего, прав сторон, т.е. возможности действовать или бездействовать и требовать или не требовать действий от суда, то они имеют особенно важное, выдающееся значение в гражданском процессе Признанием за сторонами этих прав признается их личная автономия, которая в сфере прав, фигурирующих в гражданском процессе, прав гражданских, проявляется в полной мере. Характер произвольности присущ гражданским правам - этот характер переходит и на гражданский процесс в том смысле, что за сторонами признается ряд процессуальных прав, причем обязанности суда по отношению к государству, а не к сторонам, отступают как бы на второй план. И действительно, если обладатель права волен располагать своим правом по своему усмотрению, то эта свобода должна быть сохранена за ним и в том случае, когда право его подлежит судебному рассмотрению - за ним должен быть признан ряд процессуальных прав. О процессе, в котором дано решительное преобладание процессуальным правам сторон над официальными обязанностями суда, говорят, что он построен на состязательном начале. Состязательное начало есть принцип законодательной политики, в силу которого права сторон решительно преобладают в процессе над официальными обязанностями суда. И в нашем процессе замечается это преобладание, и он построен на начале состязательном. Во всех моментах развития, стадиях процесса мы видим множество прав сторон и весьма немного официальных обязанностей суда. Часто говорят, что то или другое положение закона несогласно с состязательным началом; это надо понимать в том смысле, что в данном случае установлена обязанность суда, а должно бы быть установлено право стороны. Перечислять здесь все права сторон

67


нет надобности; достаточно сказать, что предоставление в том или другом случае известных прав сторон зависит от того или другого соображения законодательной политики, для которой руководящим должен быть вопрос: вытекает ли данное право из требований личной автономии частного лица и нарушается ли этим правом государственный интерес в деле отправления правосудия. Если на первый вопрос ответ будет утвердительный, на второй - отрицательный, то данное процессуальное право должно быть признано за стороною.

Суд есть орган государственной власти, а потому на нем лежит ряд обязанностей - перед государством и частными лицами, сторонами. Первые из них, наз. официальными, заключаются, конечно, в совершении ex officio процессуальных действий, определенных законами. Вторые же характеризуются тем, что каждой такой обязанности суда соответствует определенное право частного лица, стороны.

При установлении обязанностей второго рода законодатель должен руководствоваться так называемым состязательным началом. Круг обязанностей первого рода, обязанностей самостоятельных, должен быть по возможности сужен - их должно быть ровно столько, сколько необходимо в интересах общегосударственных, в интересах правосудия. Зато круг обязанностей второго рода должен быть по возможности расширен. Оно и весьма понятно. В силу лично-автономического характера гражданского права, в процессе должны преобладать права сторон. Все эти права суть либо право действовать, либо требовать действий от суда; праву действовать, например, подыскивать доказательства, определить то или иное исковое требование, соответствует обязанность суда лишь не препятствовать стороне, не вмешиваться, а праву требовать действий от суда соответствует обязанность суда совершить данное действие. Если необходимо, как мы выше сказали, расширение круга прав сторон, то тем самым уже указывается на необходимость сужения круга официальных обязанностей суда. Из подавляющего большинства обязанностей суда второго рода в современных процессах видно, что преобладающая тенденция их та, что как импульс, так и пределы деятельности суда зависят от сторон, - в этом смысле часто говорят о полном применении состязательного начала, но в то же время пробивается мысль о необходимости отступить от него в случае явного увлечения, даже злоупотребления им: в этом вопросе, как и во всех вопросах законодательной политики, абсолютное, прямолинейное

68


проведение того или другого принципа может привести и

приводит к печальным последствиям.



Последнее изменение этой страницы: 2021-04-04; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.237.16.210 (0.035 с.)