Психологизм в поэтике «Войны и мира».



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Психологизм в поэтике «Войны и мира».



Поэтика - (от греч . poietike - поэтическое искусство), раздел теории литературы, изучающий систему средств выражения в литературных произведениях. В широком смысле поэтика совпадает с теорией литературы в целом, в узком - с исследованием языка художественного произведения. Термином поэтика" обозначают также систему художественных средств, характерных для поэта, направления, нации, эпохи (напр., поэтика русского реализма").

По мнению Выготского Л.С. существуют два значения слова психологизм — широкое и узкое. В широком смысле под психологизмом подразумевается всеобщее свойство искусства, заключающееся в воспроизведении человеческой жизни, в изображении человеческих характеров. Отражая и художественно осваивая социальную, общественную характерность жизни людей, искусство и, в частности, литература создаёт не только общественные, но прежде всего психологические типы.

А между тем за термином психологизм в литературоведении прочно закрепилось другое, более узкое значение, согласно которому психологизм является свойством, характерным не для всего искусства и не для всей литературы, а лишь для определенной их части. При этом подчеркивается, что "писатели-психологи" изображают внутренний мир человека особенно ярко, живо и подробно, достигают особой глубины в его художественном освоении. ПСИХОЛОГИЗМ - это способ изображения душевной жизни персонажа в произведении; воссоздание и изображение в художественном произведении внутренней жизни человека; художественное выражение глубокого интереса писателя к динамике внутренней жизни человека, смене его душевных состояний, свойствам его личности.

Творчество Л.Н. Толстого — высшая точка аналитического, объясняющего психологизма XIX века. Одно из основополагающих открытий Толстого — это открытие нового отношения между текучим и устойчивым началом душевной жизни.

Психологический анализ пользуется разными средствами. Он осуществляется в форме прямых авторских размышлений или в форме самоанализа героев, или косвенным образам – в изображении их жестов, поступков, которые должен аналитически истолковать подготовленный автором читатель. Среди всех этих средств анализа особое место принадлежит внешней и внутренней речи персонажей. Их поведение, переживание писатель переводит на язык слов, тогда как, изображая речь человека, он пользуется той же системой знаков, и средства изображения тождественны тогда изображаемому объекту. В прямой речи действующих лиц таятся, поэтому особые возможности непосредственного и как бы особенно достоверного свидетельства их психологических состояний. Слово персонажа может стать до предела сжатым отражением его характера, переживаний, побуждений своего рода фокусом художественной трактовки образа.

1 портрет как психологическое средство изображения внутреннего мира персонажа

Прочитав роман – эпопея "Война и мир" Льва Николаевича Толстого, мы заметили, что Толстой уделяет большое внимание изобразительному средству - как портрет, для раскрытия глубины внутреннего мира.

Дополняют психологический портрет героя его впечатления от окружающего мира. Причём у Толстого это передаётся нейтральным рассказчиком через чувства и переживания героя. Так, эпизод Бородинской битвы читатель видит глазами Пьера, а Кутузов на военном совете в Филях передаётся через восприятие крестьянской девочки Малаши.

2 Жест как психологическое средство изображения внутреннего мира персонажа

Ещё очень важной психологической деталью у Толстого является: взгляд, жест, улыбка – указывает внимательному читателю на душевное состояние или мгновенное внутреннее движение героя.

3 Внутренний монолог как психологическое средство изображения внутреннего мира персонажа

Приёмом возникновения в психологию действующего лица художественного произведения является – внутренний монолог – размышления, думы, персонажа. Толстой же часто внутренний монолог сочетает с несобственно-прямой речью, т.е. вторгается в потаённые мысли героя, перебивает их, разъясняет, ищет причины тех или иных поступков, от себя передаёт впечатление персонажа.

По мнению Лидии Гинзбург привлекательность ищущих, думающих, сомневающихся героев заключается именно в том, что они страстно хотят понять, что такое жизнь, в чём её высшая справедливость? Отсюда – непрерывное движение мыслей и чувств, движение как столкновение, борьба

("диалектика") разнообразных решений. Открытия, которые делают герои,- это ступени в процессе их духовного развития.

Лидия Гинзбург различает два типа внутреннего монолога: задача одного из них – аналитически расчленить переживания героев. Задача другого – исследовать процесс внутренней речи в соответствии полусна, явление действительности. Одна из задач толстовского психологизма – обусловленность и целенаправленность слова персонажей, этого микрокосмоса характеров, свойств, побуждений, событий, ситуаций.

4 Диалог как психологическое средство изображения внутреннего мира персонажа

Диалектика душевных движений отражаются в диалогах: собеседники перебивают друг друга, речь одного вклинивается в речь другого, - и это создаёт не только естественную прерывистость разговора, но и живое смешение мыслей. Что и помогает Толстому раскрыть внутренний мир своих героев.

В диалогах раскрывается или полное взаимопонимание, или противоборство мыслей и чувств. Бездушному слову с его, "грубой точностью" Толстой противопоставлял слово интуитивное, иррациональное, открывая в нём бесконечную смысловую перспективу.

 

5 Авторский комментарий как психологическое средство изображения внутреннего мира персонажа

Авторский комментарий дополняет психологическое состояние героя. Приведём яркий пример. Внутренний монолог Николая Ростова : " Что это за люди?...Неужели ко мне бегут? И зачем? Убить меня? Меня, кого так любят все?" Этот монолог автор комментирует: " Ему вспомнилось любовь к нему его матери, семьи, друзей, и намерение неприятелей убить его показалось невозможно. (т.I.ч. вторая,II)

6 Сон как психологическое средство изображения внутреннего мира персонажа

Нередко использует писатель такое средство психологической характеристики героев как сон. Это помогает раскрыть тайны человеческой психики, процессы, не контролируемые разумом. Во сне Петя Ростов слышит музыку, наполняющую его жизненной силой и желанием совершать великие дела. И смерть его воспринимается читателем как оборвавшийся музыкальный мотив.

7 Дневник как психологическое средство изображения внутреннего мира персонажа

Один из важнейших приёмов раскрытия внутреннего мира героев. Дневник – это личные записи, в которых герой ведет себя предельно откровенно, открыто.

8 Пейзаж как психологическое средство изображения внутреннего мира персонажа

Очень важной психологической деталью является пейзаж, через которое читатель может понять внутреннее состояние героев. Ярчайшим примером является весенний дуб, который первоначально показывает разочарования в жизни Андрея Болконского. Но второй раз, когда Андрей Болконский проезжает мимо дуба, этот дуб подчёркивает "воскрешение" князя, его душевные волнения. Этот дуб нужен для того, чтобы показать возрождённого Андрея, его внутренний мир, любовь к жизни.

9 Прямая речь как психологическое средство изображения внутреннего мира персонажа

Ещё одной из основных форм психологизма является прямая речь. В прямой речи своих персонажей Толстой обнажает скрытые – иногда от самых разговаривающих – мотивы и прослеживает личную тему.

10 Принципы, выражающие психологическую характеристику героев

Принцип контраста, противопоставления, антитеза – определяющей в художественной структуре "Война и мир" – выражен и в психологических характеристиках героев. Как по – разному называют солдаты князя Андрея " наш князь", Пьера - "наш барин", как по-разному герои ощущают себя в народной среде. Восприятие людей "пушечным мясом" не один раз возникает у Болконского в противовес единению, слиянию Безухова с солдатами на Бородинском поле и в плену.

 

 

31.Образ Платона Каратаева в "Войне и мире" Л.Н. Толстого.

Роман “Война и мир” Л. Н. Толстого — величайшее произведение не только русской, но и мировой литературы. На страницах книги подняты сложные философские вопросы: война и мир, любовь и ненависть, согласие и вражда, жизнь и смерть, предназначение человека и смысл истории. Перед читателями романа, по словам И. С. Тургенева, “проходит целая эпоха, богатая великими событиями и крупными людьми... Развертывается целый мир со множеством выхваченных прямо из жизни типов, принадлежащих ко всем слоям общества”. Л. Н. Толстой говорил, что в “Войне и мире” он любил “мысль народную”. Эти слова отнюдь не случайны. Они выражают центральную идею не только романа, но и времени — шестидесятых годов XIX века. Русские писатели стремились разгадать тайну национального характера, понять русскую душу. Л. Н. Толстой — один из первопроходцев на этом пути. Воплощением авторского представления о человеке из народа, олицетворением “духа простоты и правды” стал Платон Каратаев.
Среди большого числа героев романа “Война и мир” скромный солдат Апшеронского полка, о котором рассказывается в нескольких главах четвертого тома книги, выглядит эпизодическим персонажем. Появление Платона Каратаева традиционно связывается с одним из этапов духовных исканий Пьера. Встреча с крестьянином в солдатской шинели означала для Безухова приобщение к народной мудрости, сближение с простыми людьми, обретение “спокойствия и довольства собой, к которым он тщетно стремился прежде”, душевной свободы и умиротворения. Однако Платон Каратаев не только сыграл важную роль в судьбе любимого героя Толстого, но и помог самому автору ответить на вопрос о природе русского характера.
В образе человека из народа писатель показал носителя “роевого сознания”. Платон принадлежит к миру крестьянской общины. Его облик не индивидуализирован, подчеркнуто лишен каких бы то ни было личностных характеристик, потому что Каратаев живет в полком согласии со всем миром. Он чувствует себя частицей единого и слаженного природного организма, “частицей целого”: “Жизнь его, как он сам смотрел на нее, не имела смысла как отдельная жизнь”. Герой Толстого лишен эгоистических желаний, подчинен некоему высшему разуму, все создавшему и за все отвечавшему. Платон Каратаев живет легко и радостно. Ему чуждо стремление изменить окружающую действительность, переделать ее в соответствии с какими-то абстрактными идеалами. Такова, по мнению Толстого, идея свободы, рожденная “роевым сознанием”.
Смысл бытия для Платона Каратаева — радостное ощущение слияния с миром. Его отношение к жизни выражается единственным словом — любовь. Каратаев не имел “привязанности, дружбы, любви, как понимал их Пьер”, но “любил и любовно жил со всем, с чем сводила его жизнь”. Это глубокое христианское чувство составляло суть души Платона, суть народной души. Оно помогало герою, проходя через испытания, не утрачивать веры в жизнь, основанной на бескорыстной и всепоглощающей любви к земному миру. Каратаев безропотно принимает все, что ниспослано свыше. Он рассказывает пленным историю невинно осужденного купца, смирившегося, готового пострадать “за свои да за людские грехи”. Смысл этой притчи в том, что “на все Господня воля”. Как бы ни сложилась судьба, Бог знает, куда ведет раба своего. Каратаев не смеет ничего требовать от жизни. Толстовский “Божий человек” кроток и счастлив тем
малым, что имеет. Даже предчувствуя приближение смерти, он не утрачивает ощущения “восторженной радости”.
С момента появления героя любое его описание сопровождается эпитетом “круглый”. Пьер почувствовал “что-то приятное, успокоительное и круглое в ... спорых движениях маленького человека”, случайно замеченного им в “противоположном углу балагана”. Рассмотрев незнакомца повнимательнее, Безухов отмечает, что “первое впечатление чего-то круглого подтвердилось вполне: вся фигура Платона в его подпоясанной веревкой французской шинели, в фуражке и лаптях, была круглая, голова была совершенно круглая, спина, грудь, плечи, даже руки, которые он носил, как бы собираясь обнять что-то, были круглые; приятная улыбка и большие карие нежные глаза были круглые”. В памяти Пьера Каратаев навсегда остался “олицетворением русского, доброго, круглого”. Такое настойчивое повторение одного и того же слова было необходимо писателю, чтобы подчеркнуть бесконечность и самодостаточность каратаевского мира. Круг — символ завершенности, гармонии5 вечности. Определяющая черта в портрете Платона невольно связывается с образом жизни-шара из сна Пьера. Толстой, используя различные художественные средства, стремился объяснить читателям заинтересовавшее его представление о целостности и неделимости земного существования.
Стремясь понять мировоззрение простого человека, Толстой обращается к фольклору. Именно в устном народном творчестве воплощены представления, мораль, взгляды на жизнь, многовековой опыт и традиции русских людей. Пословицы и поговорки не сходят с уст Платона. На любой случай у Каратаева готов ответ, заповеданный дедами и прадедами: “Час терпеть, а век жить”; “Жена для совета, теща для привета, а нет милей родной матушки”; “Положи, боже, камушком, подними калачиком”. По словам писателя, поговорки, которыми наполнена речь героя, “были те народные изречения, которые кажутся незначительными, взятые отдельно, и которые получают вдруг значение глубокой мудрости, когда сказаны кстати”. Глазная особенность речи Платона — “непосредственность и спорость”, в его рассказах “события самые простые... получали характер торжественного благообразия”. Каратаев мыслит и оценивает происходящее, опираясь на народные традиции. Он уверен в неизменности мира и человека.
По-своему прекрасные каратаевские идеи противоположны идее движения, развития, напряженного поиска истины, которой жил Безухов. Платон явился Пьеру в страшный момент и вернул герою веру “ив благоустройство мира, и в человеческую, и в свою душу, и в Бога. Эта встреча исцелила молодого графа Безухова, но путь Платона ему чужд. Перед самой смертью “Каратаев смотрел на Пьера своими добрыми глазами... видимо, подзывал к себе, хотел сказать что-то. Но Пьеру слишком страшно было за себя. Он сделал так, как будто не видал его взгляда и поспешно отошел”.
В главах романа, воспроизводящих историю знакомства Пьера с Каратаевым, Толстой использует прием антитезы, на котором построен весь роман: идее неизменности, предопределенности и целостности существования противопоставлена мысль о непрекращающемся самосовершенствовании человека и совершенствовании мира. Раздумья Толстого о тайне русской души приводят писателя к признанию существования “в одном этносе двух типов сознания”: Платон Каратаев — воплощение “коллективного разума”, “общинной правды”, Пьер — воплощение вечного поиска истины, неудовлетворенности собой и жизнью в целом. Обращение Толстого к проблемам народного характера, изображение его двойственным, неоднозначным сыграло важную роль в развитии русской литературы и философии. Открытия писателя легли в основу религиозных исканий XX века. Нравственный кризис, переживаемый человечеством, заставляет вновь и вновь обращаться к вечным ценностям, провозглашенным Толстым.

 

32. Художественная структура романа Л.Н. Толстого "Анна Каренина"

 

Социально-философские, этические, эстетические искания, характеризующие творческий путь Толстого, достигают мучительно напряжения в 70-е годы. Толстому становится ясен переломный характер современной ему эпохи: "переворотился" вековой крепостной строй, начал "укладываться" новый, капиталистический порядок вещей.

Художественные принципы романа: что все было красиво, коротко, просто и ясно. "Роман о современности", "свободный роман". Авторская отстраненность, отсутствие прямого вмешательства (автор – холодный наблюдатель картин жизни и человеческих переживаний). Мощный отпечаток на стиль романа наложила поэтика прозы Пушкина.

Простота и строгость стиля существуют в сложнейшей композиции многолинейного повествования. Пушкинские черты: отказ от авторских рассуждений и оценок; строгая соразмерность частей, глав, образов, зеркально отражающихся друг в друге, драматически быстрое, прерывистое, намеченное как бы пунктиром развитие сюжета. "Диалектика души" также испытывает пушкинское влияние: движения души выражаются в жесте, взгляде, реплике, диалоге, сцене, преобладают над внутренним монологом или диалогом. Нет лирических, философских или публицистических авторских отступлений, характерных для «Войны и мира» и «Воскресения».

Создавая художественные образы, писатели 1870х гг. не удовлетворялись "правдой", а стремились раскрыть тайны бытия, обнаружить скрытые пружины, связи и законы. Образ становился и символическим знаком. В «Анне Карениной» их множество: железная дорога и вообще железо, предзнаменования и вещие сны, изменения на небесном своде.

История "потерявшей себя, но невиноватой" женщины, поставленная в центре романа, внутренне соотносится с атмосферой пореформенной русской жизни. Больше всего страдают от болезней эпохи люди с чистым сердцем и большим умом - Анна и Левин. Анна ищет истинную, правдивую любовь, Левин - правдивую жизнь.

Но искания Анны замкнуты в кругу личного счастья, счастья "для себя", а это, на взгляд Толстого, логически порочный круг. Левин ищет всеобщую правду. Параллельность, независимость развития судеб Анны и Левина - кажущаяся, композицию романа определяет не параллельное развертывание двух сюжетных линий, а связывающее эти линии единство его основной мысли. Левин и Анна приходят к одинаковому выводу: «Все неправда, все ложь, все обман, все зло!..» На протяжении всего романа Левин приближается к истокам общего бытия (к добру), а Анна самым роковым образом шаг за шагом от них отходит.

Мрачный общий фон, исполненный зловещих предчувствий, разрывается, когда изображается мир крестьянской жизни и труда, строй символических образов становится светлым и жизнеутверждающим.

Художественная форма: акцент в "диалектике души" делается не на связи эмоций и размышлений, а на борьбе противоположных чувств и мыслей. Для внутренней жизни героев "Анны Карениной" характерен напряженный драматизм (за счет контрастов душевных проявлений).

Сочетание эпоса и трагедии.

Первостепенное значение принадлежит не фабульной завершенности положений, а «творческой концепции», которая определяет отбор материала и в просторной раме "современного романа" представляет свободу для развития сюжетных линий.

"Анна Каренина" - стержневое произведение, обладающее художественным единством. Основной принцип построения - принцип концентричности расположения больших и малых кругов событии в романе.

Толстой сделал «круг» Левина значительно более широким, чем «круг» Анны. История Левина начинается гораздо раньше, чем история Анны и заканчивается уже после гибели героини. Книга завершается не гибелью Анны (часть седьмая), а моральными исканиями Левина и его попытками создать положительную программу обновления частной и общественной жизни (часть восьмая).

Концентричность сюжетных кругов характерна для романа «Анна Каренина». Сквозь круг отношений Анны и Вронского «просвечивает» пародийный роман баронессы Шильтон и Петрицкого. История Ивана Парменова и его жены становится для Левина воплощением патриархального мира и счастья. Сюжетные круги в романе располагаются таким образом, что внимание сосредоточивается на моральном и социальном стержне произведения. Незримый «замок» - общий взгляд автора на жизнь, естественно и свободно трансформирующийся в мысли и чувства героев, «сводит своды» с безукоризненной точностью.

Нет экспозиции, внимание с самого начала направлено на события, в которых и проясняются характеры героев.

Главы романа расположены циклами, между которыми существует тесная связь как в тематическом, так и в сюжетном отношениях. Каждая часть романа имеет свой «узел идеи». Опорными пунктами композиции являются сюжетно-тематические центры, последовательно сменяющие друг друга. Циклы, следуя один за другим, постепенно расширяют сферу действия романа, обнаруживая закономерности развития конфликтов. Толстой выдерживает соразмерность циклов по объему, что создает ритмичность смены эпизодов и сцен.

Первая часть - «крутая романическая завязка». Сюжетно-тематический центр - изображение «путаницы» семейных и общественных отношений, превращающих жизнь мыслящего человека в мучение и вызывающих желание «уйти изо всей мерзости, путаницы, и своей, и чужой».

Вторая часть - «пучина жизни», перед которой в смятении останавливаются герои, пытаясь освободиться от «путаницы». Действие приобретает драматический характер, круги событий более широкие, смена эпизодов идет в более быстром темпе. «Мост» и «пучина», «искусственная жизнь» и «сама жизнь» - в этих категориях выявляется внутренний конфликт. Символика обобщающих образов, дающих пророческое указание на будущее, гораздо яснее, чем в первой части.

Третья часть романа изображает героев после пережитого ими кризиса и накануне решительных событий.

Четвертая часть романа состоит из трех основных циклов: жизнь Карениных в Петербурге, встреча Левина и Кити в Москве в доме Облонских; последний цикл, посвященный взаимоотношениям Анны, Вронского и Каренина, имеет два периода: счастье прощения и разрыв.

В пятой части романа в центре внимания - судьбы Анны и Левина. Герои романа достигают счастья и избирают свой путь. Жизнь переменилась, хотя каждый из них остался самим собой.

В каждой части романа есть повторяющиеся слова - образы и понятия,- представляющие собой ключ к идейному смыслу произведения («пучина», «путаница», «паутина лжи», «таинственное общение», «избрание пути»).

Композицию романа «Анна Каренина» сравнивали с архитектурным строением.

Прием «перекрестных характеристик» (как у Пушкина, например, в «Евгении Онегине»): Толстой показывает своих героев в оценке и восприятии различных персонажей, с помощью чего достигается особая правда, глубина и многогранность изображения.

 

Своеобразие жанра «Анны Карениной» состоит в том, что в романе этом объединены черты, свойственные нескольким видам романного творчества. Семейный роман. Роман социальный, психологический. Черты эпопеи.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-04-08; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.232.129.123 (0.017 с.)