X. ОСОБЕННОСТИ ОФИЦИАЛЬНО-ДЕЛОВОГО СТИЛЯ



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

X. ОСОБЕННОСТИ ОФИЦИАЛЬНО-ДЕЛОВОГО СТИЛЯ



 

Для официально-деловой сферы характерны специфические отношения между партнерами по общению: в контакт вступают не только физические лица («живые люди»), а так называемые юридические лица, т. е. учреждения, предприятия, фирмы, и другие коллективы, обладающие самостоятельным юридическим статусом, в том числе коллектив самого высокого ранга – государство. Должностное лицо, подписывающее деловую бумагу, выступает лишь как посредник. Например, декан, ставящий визу на заявлении студента, является посредником, выполняющим волю коллективного субъекта – университета или государства в целом, поскольку его действия диктуются не его симпатией или антипатией к студенту, а правилами (конституцией страны, трудовым законодательством, уставом университета и т. д.), которым и подчиняется его воля.

Для обслуживания сферы деловых отношений используется особый стиль – официально-деловой.

Приведем в качестве примера эпизод обсуждения и вынесения приговора Катюше Масловой в романе Л. Н. Толстого «Воскресение».

Петр Герасимович, довольный своей победой, согласился.

Но заслуживает снисхождения, прибавил купец.

Все согласились. Только артельщик настаивал на том, чтобы сказать: «нет, не виновна».

Да ведь оно так и выходит, разъяснил старшина, без умысла ограбления, и имущества не похищала. Стало быть, и не виновна.

Валяй так, и заслуживает снисхождения: значит, что останется, последнее счистить, весело проговорил купец.

Все так устали, так запутались в спорах, что никто не догадался прибавить к тексту: да, но без намерения лишить жизни.

Нехлюдов был так взволнован, что и он не заметил этого. В этой форме ответы и были записаны и внесены в залу суда. <...>

Председатель прочел и, видимо, удивленный развел руками и обратился к товарищам, совещаясь. Председатель был удивлен тем, что присяжные, оговорив первое условие: «без умысла ограбления», не оговорили второго: «без намерения лишить жизни». Выходило, по решению присяжных, что Маслова не воровала, не грабила, а вместе с тем отравила человека без всякой видимой цели.

Посмотрите, какую они нелепость вынесли, сказал он члену налево. Ведь это каторжные работы, а она не виновата. <...>

А ведь мы, батюшка, постыдно наврали, сказал Петр Герасимович, подойдя к Нехлюдову, которому старшина рассказывал что-то. Ведь мы ее на каторгу закатали.

Что вы говорите? вскрикнул Нехлюдов, на этот раз вовсе не замечая неприятной фамильярности учителя. <...>

<...>Мне сейчас секретарь говорил, прокурор подводит ее под пятнадцать лет каторги. <...>

Я в это время выходил из комнаты, сказал Петр Герасимович. А вы-то как прозевали?

Я никак не думал, сказал Нехлюдов.

Вот и не думали.

Да это можно поправить, сказал Нехлюдов.

Ну, нет, теперь кончено.

 

Присяжные заседатели, случайно сделав ошибку в тексте, в дальнейшем не могут повлиять на приговор: за них говорит «бумага» – документ, составленный ими и существующий отныне самостоятельно, подчиняющий себе действия как заседателей, так и расположенных к обвиняемой судей. В реальности нередки ситуации, когда личное мнение должностного лица находится в противоречии с необходимостью следовать «букве закона». Для того чтобы свести к минимуму субъективность при принятии особо важных решений, мнение коллектива представляет не одно лицо, а несколько, о чем свидетельствуют подписи на документе.

Таким образом, в сфере деловых отношений общение ведется не только по модели человек человек, но и по моделям человек коллектив, коллектив коллектив.

Реальный, живой человек здесь тоже выступает в особой роли – он рассматривается партнером по коммуникации в отвлечении от его индивидуальных особенностей, склонностей, черт, т. е. абстрактно. Учитываются только данные, которые являются значимыми для понимания ситуации. Такой подход необходим для того, чтобы при рассмотрении бесчисленного множества конкретных ситуаций не утонуть в мелочах и подробностях, не имеющих отношения к существу дела и в конечном счете все равно не оказывающих влияния на принятие решения. Почему делового человека не удовлетворит, например, такой текст доверенности, в шутку составленной К. Чуковским?

Доверенность

Пусть Воронину Сергею отдадут мою зарплату. Он, как будто, человек честный и, надеюсь, денег моих не растратит.

 

Для текста такого небольшого объема слишком много лишней информации: 1) связанной с предшествующими самой ситуации размышлениями автора доверенности об этическом облике лица, которому он поручает получить свою зарплату: «он, как будто, человек честный», 2) связанной с прогнозированием событий, которые последуют после данного эпизода: «надеюсь, денег моих не растратит». Сущность же самой ситуации – окончательное решение, к которому в результате размышлений пришел автор документа, – остается неизменной и может быть выражена словом «доверяю».Предельно абстрагированное восприятие лиц в этой ситуации проявляется в официальном именовании их по функции, т. е. по действию, которое они выполняют: тот, кто доверяет, – «доверитель», тот, кому доверяют, – «доверенное лицо».

Абсолютное большинство ситуаций в результате подобной процедуры абстрагирования также может быть выражено глаголами: «гарантирую», «прошу», «приказываю», «извещаю» и т. д. Такие слова называются ключевыми словами; они определяют не только ситуацию, но и тип (жанр) документа, который уместно использовать: гарантийное письмо, заявление, приказ, повестка и т. д.

Деловое общение стремится свести отношения к однотипным, т. е. стандартным ситуациям, тем самым создается стандартизованная речевая манера официального стиля.

Жанры официально-делового стиля в значительной степени определяют форму и содержание текста. В официально-деловом стиле регламентируется не только собственно форма (композиция и использование тех или иных слов и выражений), но и состав элементов содержания, которые носят название реквизитов. Так, в доверенности необходимы такие реквизиты, как 1) указание полного имени того, кто доверяет (т. е. поручает вместо себя произвести какие-либо действия); 2) указание данных документа, подтверждающих его личность; 3) указание полного имени того, кому доверяют (т. е. того, кто будет совершать порученные ему действия); 4) указание данных документа, подтверждающих его личность, 5) указание, какие именно действия поручается выполнить доверенному лицу, 6) указание на то, кто выступает в роли свидетеля, подтверждающего правильность данных сведений (учреждение, обычно печать отдела кадров). Все элементы содержания и формулировки документа этого типа столь определенны и постоянны, что основные компоненты текста могут быть представлены в почти готовом виде. Так, скажем, в Российском государственном педагогическом университете им. А. И. Герцена для его сотрудников предлагается такой вариант:

 

ДОВЕРЕННОСТЬ

 

Фактическую информацию в такую «матрицу» (трафарет) внести уже легко: она не требует специальных знаний в области употребления языка.

Безусловно, не все деловые бумаги подчиняются столь жесткой регламентации. Можно назвать группу документов, в которой обязательным элементом является только оформление заголовка (например, объяснительная записка), в других определяются лишь основные содержательные элементы и их последовательность (например, заявление, деловое письмо).

Выбрав жанр документа, человек определяет свои дальнейшие действия: он 1)либо только заполняет «пробелы» в уже готовом тексте-матрице (действительно данном ему в виде отпечатанного бланка или хранящемся в памяти); 2) либо составляет текст по определенной модели; 3) либо, написав заголовок, обозначающий жанр документа, вынужден сам подыскивать необходимые слова и работать над композицией текста. Только на первый взгляд кажется, что именно третий тип деловых текстов удобен и привлекателен, поскольку предоставляет автору свободу. На самом деле, при работе именно над таким типом текста интеллектуальные затраты наиболее значительны: необходимо самостоятельно подбирать синтаксические конструкции, подыскивать лексику и обороты для формулировок. Тексты-трафареты и тексты-модели вызывают трудности только на первых порах, пока идет знакомство с образцом и его освоение, – чем чаще мы обращаемся к ним, тем проще и быстрее идет их создание (или восприятие информации, которую они передают); этот процесс настолько программируем и поддается контролю, что может быть даже перепоручен машине – компьютеру.

Жанры, которые были названы, – это жанры канцелярско-административного подстиля, наиболее широко используемой в повседневной практике разновидности официально-делового стиля. Наряду с ним выделяются и другие – законодательный подстиль, дипломатический подстиль.

Формирование разновидностей официально-делового языка было продиктовано спецификой общения в разных областях деловой жизни: законодательный подстиль обслуживает сферу правовых отношений между гражданами, дипломатический – межгосударственные отношения, административно-

канцелярский – деловые отношения между учреждениями, организациями и гражданами.

Основная функция официально-делового стиля – императивная, т. е. функция волеизъявления, приказания (imperativ): большая часть деловых документов направлена на то, чтобы побудить (заставить) адресата выполнить определенные действия: предоставить летний отпуск, прийти на собрание, вступить в торговые отношения с соседним государством и т. д. Однако реализоваться она может по-разному. В наиболее жесткой форме побуждение выражает неопределенная форма глагола – инфинитив (вспомним знаменитую фразу из «Ревизора» Гоголя: А подать сюда Ляпкина-Тяпкина!). Та же фраза с повелительным наклонением Приведите (или подайте?) сюда Ляпкина-Тяпкина! звучит не столь категорично. Даже формы, специально предназначенные для передачи приказания, уступают инфинитиву в этой функции по силе воздействия (ср. предложения со словами обязан, должен, приказываю и др.). Эти языковые средства, использование которых указывает на недопустимость уклонения от действия, особенно характерны для законодательного подстиля, а также для некоторых жанров канцелярско-административного, например, приказа. В других жанрах канцелярско-административного стиля жесткость побуждения заметно ослаблена: так, в жанре заявления используется форма прошу предоставить отпуск вместо формы повелительного наклонения предоставьте мне отпуск. В деловых письмах используются слова предлагаем, приглашаем принять участие и т. д.

Выражение эмоциональности в канцелярском подстиле носит специфичный и завуалированный характер, хотя составителям служебных документов нередко приходится давать оценку действиям другого предприятия или организации, объяснять собственное поведение, предупреждать и даже обвинять. При этом используются такие, например, формы: К сожалению, должны сообщить Вам; несмотря на неоднократные напоминания; данные Вами обещания не выполняются; вынуждены напомнить Вам и т. п.

Воздействующая функция является одной из основных и в дипломатического подстиле. В дипломатическом тексте, поскольку партнеры – два соседних государства или главы этих государств – не находятся в отношении подчинения, в качестве средства воздействия используется именно язык. Поэтому жанры дипломатического подстиля, такие, как нота (официальное обращение одного правительства к другому), коммюнике (официальное сообщение по вопросам международного значения), меморандум (дипломатический документ с изложением взглядов правительства на какой-нибудь вопрос, вручаемый представителю другой страны), дипломатическое письмо, обладают яркими языковыми особенностями. Приведем в качестве примера дипломатическое письмо:

 

ПИСЬМО МИНИСТРА

ВНЕШНИХ ЭКОНОМИЧЕСКИХ СВЯЗЕЙ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МИНИСТРУ ПО ДЕЛАМ ЕВРОПЫ

И ВНЕШНЕЙ ТОРГОВЛИ ШВЕЦИИ

Москва, 4 февраля 1993 г.

 

Уважаемый господин У. Динкельшпиль,

В связи с подписанием сего числа Российско-Шведской Декларации и Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Королевства Швеция о торговых отношениях имею честь подтвердить достигнутую между Сторонами договоренность о нижеследующем.

В целях создания организационной основы для консультаций по развитию торгового и экономического сотрудничества между Российской Федерацией и Королевством Швеция Стороны учреждают Наблюдательный комитет.

<...>

В случае Вашего согласия с вышеизложенным имею честь предложить, чтобы настоящее письмо и Ваш ответ идентичного содержания составили бы договоренность между нашими правительствами.

Примите, господин У. Динкельшпиль, уверения в моем высоком к Вам уважении.

 

Министр внешних экономических связей

Российской Федерации

С. Глазьев

Господину Ульфу Динкелъшпилю,

Министру по делам Европы и внешней торговли Швеции.

 

Средства дипломатического подстиля настолько своеобразны, что они легко узнаются, и потому могут с успехом использоваться в качестве стилизации даже в текстах, предназначенных для детей. В послании, которое в повести К. С. Льюиса «Принц Каспиан» пишет мальчик-король, несмотря на экзотический, сказочный антураж, даже неискушенный читатель сразу же улавливает специфику языка дипломатического подстиля: это 1) экспрессия, передающаяся как эмоционально окрашенной лексикой, часто высокой и устаревшей («бедствие», «возлюбленный и царственный брат», «благороднейший орден», «честная битва», «кровавое и противоестественное убийство», «добрый господин» и др.), так и экспрессивным синтаксисом (в этом тексте прежде всего обращают на себя внимание однородные ряды, компоненты которых не вводят новую информацию, а усиливают впечатление: «побуждаем, предлагаем и бросаем вызов»; «по дару Аслана, по избранию, по праву и по завоеванию»; «и по нашему дару, и по законам тельмаринцев»; «в предательстве и в утаении права владычества» и др.); 2) использование историзмов – «орден» в значении «духовно-рыцарская организация»; 3) клише – «дать полномочия», «доказать победой», «для предотвращения пролития крови» и др.; 4) комплиментарная лексика – «ваша светлость»; 5) смягченность формулировок при передаче отрицательной информации (эвфемизмы) – «ваша светлость дважды виновата»:

Питер, по дару Аслана, по избранию, по праву и по завоеванию, Верховный Король над всеми королями в Нарнии, Император Одиноких островов и Лорд Кэр-Параваля, Рыцарь благороднейшего ордена Льва Миразу, сыну Каспиана Восьмого, некогда лорду-протектору Нарнии, теперь величающему себя королем Нарнии, приветствие. <...>

Для предотвращения пролития крови и во избежание всех других бедствий, происходящих от войн, начатых в королевстве Нарнии, наше желание рисковать нашей царственной особой от имени верного нам и возлюбленного Каспиана в честной битве, дабы доказать победой над вашей светлостью, что вышеупомянутый Каспиан законный король Нарнии под нами и по нашему дару и по законам тельмаринцев, а ваша светлость дважды виновата: в предательстве и в утаении права владычества над Нарнией вышеупомянутого Каспиана, в кровавом и противоестественном убийстве вашего доброго господина и брата короля Каспиана, девятого в этой династии. Поэтому мы охотно побуждаем, предлагаем и бросаем вызов вашей светлости на вышеупомянутую битву, и посылаем эти слова через нашего возлюбленного и царственного брата Эдмунда, некогда короля под нами в Нарнии, герцога равнины Фонарного столба, графа Западных болот, Рыцаря ордена Стола, которому мы даем все полномочия определить с вашей светлостью условия вышеупомянутой битвы. Дано в нашем жилище в Аслановом кургане в двенадцатый день месяца Зеленой листвы в первый год правления Каспиана Десятого Нарнийского (Клайв С. Льюис. Хроники Нарнии).

 

Несмотря на довольно существенные различия между разными жанрами официально-делового стиля, все-таки общих черт у всех разновидностей делового языка гораздо больше. Известный языковед Л. В. Щерба сформулировал своеобразие делового стиля так: «Язык законов требует прежде всего точности и невозможности каких-либо кривотолков; быстрота понимания не является уже в таком случае исключительно важной». Стремление к точности и объективности определяет почти все языковые особенности официально-делового стиля. Остановимся на некоторых из них, имея в виду прежде всего канцелярский подстиль.

Такая черта, как объективность, безусловно, наиболее ярко проявляется в лексике. Потребность продемонстрировать независимость содержания от настроения, чувств, эмоций продиктовала отказ от средств выражения экспрессии. В деловом стиле не используются слова и выражения, содержащие какой-либо намек на неформальные отношения общающихся, в нем недопустимы диалектизмы, жаргонизмы, просторечные слова. Их использование свидетельствует о низком культурном уровне автора официального письма или документа. Вспомним эпизод из фильма «Место встречи изменить нельзя», когда в уголовном розыске задержанная начинает текст заявления со слов «Я, Манька Облигация...», «забыв» о существовании у нее фамилии и полного имени Мария, не содержащего, в отличие от «Маньки», оттенка пренебрежения.

Состав литературной лексики, используемой в официальном стиле, имеет свои особенности: разговорная лексика, которая используется в ситуации дружеского общения, исключается, а в книжной заметную роль играет своеобразный пласт так называемых канцеляризмов, в числе которых есть и архаизмы (нижеподписавшийся, надлежащий и др.).

Требование точности изложения заставляет отказываться от использования синонимов и предпочитать повторение одного и того же наименованиея. Для делового стиля характерно использование полных наименований и их «заменителей» – сложносокращенных слов и аббревиатур, позволяющих, с одной стороны, сохранить точность, а с другой стороны, избавить текст от излишней громоздкости. Ср.: Российский государственный педагогический университет имени А. И. Герцена и РГПУ им. А. И. Герцена; общество с ограниченной ответственностью и ООО, Государственная инспекция безопасности дорожного движения и ГИБДД. Для этой же цели удобным оказывается и наименование по действию: доверитель (тот, кто доверяет), заявитель (тот, кто заявляет) и т. д.

В создании объективности и точности официально-делового стиля используются многие языковые средства, характерные для научного стиля: отказ от использования личного местоимения «я» (оно сохраняется в личных документах – заявлении, доверенности, автобиографии, а также в объяснительной и докладной записках); использование главным образом нейтрального порядка слов, отказ от экспрессивных моделей построения предложения. Сходство проявляется и в повышенной частотности имен существительных, в том числе отглагольных, и в наличии сложных, состоящих из нескольких компонентов словосочетаний (многие из которых образуют устойчивые словосочетания, употребляются как штампы), и в «нанизывании родительного падежа», и в пристрастии к производным предлогам (здесь на первый план выходят предлоги, передающие прежде всего причинно-следственные отношения: в связи, ввиду, по причине и т. д.).

Так же, как научный стиль, официальный тяготеет к употреблению форм настоящего времени, которое здесь предстает в конкретном, историческом значении. За точку отсчета (т. е. настоящее) принимается время составления документа, которое фиксируется в нем датой. Это число и есть тот момент, по отношению к которому определяется прошлое и будущее, и, соответственно, получают наполнение глагольные времена.

Если научный текст можно назвать текстом динамическим, поскольку он строится так, чтобы отразить движение научной мысли, то деловой текст принципиально статичен – он должен зафиксировать определенную ситуацию, ее сущность, а с этой целью выделить ее компоненты и установить связи между ними. Строение текста отражает структуру такой ситуации. В тексте, написанном в официально-деловом стиле, – самые объемные предложения, они могут насчитывать десятки слов. Такая синтаксическая усложненность создается и за счет многокомпонентных словосочетаний, и за счет параллельных конструкций, особенно однородных рядов.

Большую роль в создании текста играют такие средства, как абзацирование, рубрикация, выделение ключевых слов текста шрифтом.

 

ЗАДАНИЯ

 

1. Познакомьтесь с «исторической справкой» из книги известного лингвиста Г. О. Винокура «История русского литературного языка».

К какому времени относится начало формирования делового стиля? Какую роль сыграл деловой стиль в истории русского языка? Можно ли считать, что деловая разновидность – ненужная роскошь для языка?

 

Рядом с описанным здесь литературным стилем письменного языка Московская Русь знала и другой его стиль – деловой. Этот язык принято называть приказным языком, так как наиболее типичные его образцы находятся в приказном делопроизводстве XVI–XVII в. Это, следовательно, язык канцелярских бумаг, юридических актов, хозяйственных записей, официальной и частной переписки, т. е. таких явлений письменности, в которых нет литературности. <...> Язык грамот весь состоит из обиходного материала – в нем нет старославянской лексики, в нем нет архаизмов морфологии...

...Необходимо помнить, что язык древнерусской письменности, какими бы стилистическими приметами он ни отличался, это в принципе язык диалектный. Можно поэтому говорить о письменном языке Киева, Новгорода, Рязани, Пскова, Москвы. Однако без дальнейших пояснений понятно, что централизация государственной жизни должна была повлечь за собой и победу центростремительных начал в языке. Поэтому возникновение и упрочение Московского самодержавного государства на развалинах феодальной раздробленности должны были создать почву и для возникновения единого, централизованного, общенационального русского языка.

Территориальная и культурная почва общерусского языка там же, где территориальный и культурный центр созданного русскими государства, т. е. в говоре города Москвы и в языке московских царских канцелярий. По мере того как областные канцелярии усваивали московскую орфографию и терминологию, а московские дьяки и подьячие допускали в свой языковой обиход известные областные элементы, язык московских приказов приобретал свойства языка общегосударственного. (В устной речи процесс централизации в это время, разумеется, был еще совсем слабым.) Однако общее культурное и политическое развитие России во второй половине XVIII в. создавало нужду в языке, который был бы общим не только в территориальном смысле, но также и в функциональном, т. е. в общем языке письменности. Для того чтобы ответить этой потребности, общегосударственному приказному языку нужно было приобрести такие качества, которые ему могло дать только сближение с языком литературным.

На этой почве возникает тот сложный и длительный процесс конкуренции и взаимного приспособления основных разновидностей древнерусской письменной речи, которую и дал в результате современный русский литературный язык. <...>

Приходилось приспособлять старую деловую речь сразу и к требованиям литературности изложения и к языковым привычкам западноевропейской цивилизации. В результате деловая речь конца XVII в. и в особенности начала XVIII в. значительно отличается от старого языка приказных документов. Она гораздо литературнее, она впитала в себя известные элементы книжности, широко употребляет международную греко-латинскую и западноевропейскую терминологию и даже порой щеголяет ею.

 

2. Прочитайте фрагменты из работ, посвященных официально-деловому стилю. Какие его черты рассматривают авторы и как их оценивают? С чьей позицией вы согласны? Аргументируйте свой ответ.

 

1. Основное назначение документов – информация о каком-то бесспорном факте. Отсюда характерное для всего стиля стремление к ясному, точному изложению, к полноте выражения мысли, не допускающей двусмысленности и кривотолков.

С этим связан ряд негативных явлений, особенно резко отличающих этот стиль от других: отсутствие эмоционально-окрашенной лексики, слов разговорных и просторечных, образности, междометий и частиц, форм прямой речи, различного рода эллиптических предложений, слов-предложений, восклицательных и вопросительных конструкций (Е. М. Иссерлин. Официально-деловой стиль. М., 1970).

 

2. Принято считать, что определяющим фактором при объяснении стилевых особенностей текста является статус авторства. Очевидно, что технический составитель и автор официального письма не всегда одно и то же лицо. Не случайно государственный стандарт требует указания на документе его исполнителя. Производство официальных писем визируется и подписывается несколькими лицами. В целом в официальной переписке выражаются интересы общественные, коллегиальные, коллективные. Автором официального письма является, как известно, лицо не физическое, а юридическое, коллективное. Поэтому личностный момент в оценке фактов, констатируемых в тексте письма, ослаблен, а тон, в общем, нейтрален (П. В. Веселов. Современное деловое письмо в промышленности. М., 1990).

 

3. Прочитайте фрагменты из книги Л. В. Рахманина «Стилистика деловой речи и редактирование служебных документов». В каком значении употребляется слово «документ» в обыденной речи? Как бы вы определили значение слова «документ» в деловом-языке? Какие основные типы служебных документов выделяются.

 

Слово документ происходит от лат. documentum, что означает «доказательство, свидетельство». В русском языке слово документ вошло в Петровскую эпоху: документами стали называть деловые бумаги, имевшие правовую значимость. В дальнейшем у слова документ развились два новых значения: 1) узкое, бытовое – «паспорт, удостоверение личности»; 2) переносное, расширительное – «все то, что может свидетельствовать о чем-либо, подтверждать что-либо: произведение искусства, чертеж, фотография, магнитная запись и т. д. ».

Понятие «служебный документ» охватывает прежде всего: 1) директивные и распорядительные документы (законы, постановления, решения, приказы и т. п.; 2) административно-организационные документы (планы, уставы, правила, акты, отчеты, протоколы, служебные письма и т. д.); 3) документы по личному составу работающих, включая такие их виды, как заявление, автобиография и т. п. (личные документы); 4) финансовую документацию; 5) учетную документацию. Особым типом служебных документов являются документы, регулирующие межгосударственные отношения. Все служебные документы составляются в строгом соответствии с официально принятой или узаконенной традицией (образцы, прецеденты) формой.

 

4. Укажите лексические средства, с помощью которых в следующих фрагментах художественных текстов имитируется официально-деловой стиль. Чем достигается комический эффект?

 

1. На месте Наташи оказался Николай Иванович. Он приобрел свой прежний человеческий облик, но был чрезвычайно мрачен и даже, пожалуй, раздражен. <...>

– Я очень прошу выдать мне удостоверение, – заговорил, дико оглядываясь, Николай Иванович, но с большим упорством, – о том, где я провел предыдущую ночь.

– На какой предмет? – сурово спросил кот.

– На предмет представления милиции и супруге, – твердо сказал Николай Иванович.

– Удостоверений мы обычно не даем, – ответил кот, насупившись, – но для вас, так и быть, сделаем исключение.

И не успел Николай Иванович опомниться, как голая Гелла уже сидела за машинкой, а кот диктовал ей:

– Сим удостоверяю, что предъявитель сего Николай Иванович провел упомянутую ночь на балу у сатаны, будучи привлечен туда в качестве перевозочного средства... Поставь, Гелла, скобку! В скобке пиши «боров». Подпись – Бегемот.

– А число? – пискнул Николай Иванович.

– Чисел не ставим, с числом бумага станет недействительной, – отозвался кот, подмахнув бумагу, откуда-то добыл печать, по всем правилам подышал на нее, оттиснул на бумаге слово «уплочено» и вручил бумагу Николаю Ивановичу (А. Булгаков. Мастер и Маргарита).

2. Я прочел. Из протокола явствовало, что я, нижеподписавшийся Привалов А. И., не известным мне способом вступил в обладание действующей моделью неразменного пятака образца ГОСТ 718-62 и злоупотребил ею; что я, нижеподписавшийся Привалов А. И., утверждаю, будто действия свои производил с целью научного эксперимента, без каких-либо корыстных намерений; что я готов возместить государству убытки в размере одного рубля пятидесяти пяти копеек; что я, наконец, в соответствии с постановлением Соловецкого горсовета от 22 марта 1959 года, передал указанную действующую модель неразменного пятака дежурному по отделению лейтенанту Сергиенко У. У. и получил взамен пять копеек в монетных знаках, имеющих хождение на территории Советского Союза. Я подписался (Арк. и Б. Стругацкие. Понедельник начинается в субботу).

 

5. Прочитайте фрагменты из книги П. В. Веселова «Вы – секретарь». В чем специфика устной формы общения в деловой сфере? Какие требования предъявляются к языку? Что такое телефонограмма? Назовите ее обязательные реквизиты.

 

1. Во многих странах телефонный разговор имеет юридическую силу, даже если он не подкреплен официальными документами. <...>.

Искусство ведения телефонных разговоров заключается в том, чтобы в минимально короткий отрезок времени изложить все, что следует, и получить ответ. Еще Софокл замечал: «Одно дело – говорить много, другое – говорить дело».

Композиция телефонных диалогов «складывается из следующих элементов: момент установления связи и взаимного представления; введение в курс дела и постановка вопроса; обсуждения ситуации; заключительные слова (с. 53).

Обычно в момент установления связи секретарь сообщает, что он ведет служебный разговор по поручению должностного лица <...>. Назовите себя, независимо от того, звоните вы сами или отвечаете на телефонный звонок. Сообщите название вашего учреждения или отдела <...>.

Секретарь всегда остается только посредником в переговорах. Нарушением этикета является привнесение своего мнения в дела руководителя. <...>

Язык секретаря должен быть богатым и безупречным, не должен нарушать этику профессиональных и человеческих отношений. Речевая культура секретаря – мерило управленческой культуры всего предприятия (с. 72–73).

 

2. Для передачи, приема и записи оперативной информации используется телефонограмма – официальное сообщение, переданное по телефону. Если разговор по телефону – это диалог, то телефонограмма – это письменная фиксация монолога по телефону, регламентированного во времени.

Обязательными реквизитами телефонограммы являются: наименование учреждений адресанта и адресата; реквизит «от кого» и «кому» с указанием должности, время передачи и приема телефонограммы; должности и фамилии передавшего и принявшего телефонограмму; номера телефонов; текст и подпись.

Телефонограмма должна иметь заголовок, он составляется по модели ГОСТ 6.38-90 как для служебного письма, т. е. выражается предложным падежом с предлогами о или об. (Например: Об изменении времени заседания коллегии; О прибытии участников семинара).

В целом телефонограммы пишутся телеграфным стилем, т. е. кратко, точно, однозначно, простыми предложениями. Допускается двухчастная композиция телефонограмм: в первой части констатируются факты, побудившие дать телефонограмму, во второй – предпринятые действия. Как правило, телефонограммы излагаются от первого лица (например: Сообщаем место проведения семинара; Напоминаем, что срок действия договора истекает). Объем телефонограммы не должен превышать 50 слов.

 

6. Прочитайте отрывок из повести Арк. и Б. Стругацких «Понедельник начинается в субботу», в котором программист Привалов, случайно попавший в «музей» – избушку на куриных ножках, отвечает на телефонный звонок. Укажите языковые приметы официально-делового стиля. В чем наблюдается отступление от его норм? За счет чего в тексте создается комический эффект?

 

– Алло!

– Это кто? – спросил пронзительный женский голос.

– А кого вам надо?

– Это изнакурнож?

– Что?

– Я говорю, это изба на курногах или нет? Кто говорит?

– Да, –сказал я. – Изба. Кого вам нужно?

– О дьявол, – сказал женский голос. – Примите телефонограмму.

– Давайте.

– Записывайте.

– Одну минутку, – сказал я. – Возьму карандаш и бумагу.

– О дьявол, – сказал женский голос.

Я принес записную книжку и цанговый карандаш.

– Слушаю вас.

– Телефонограмма номер двести шесть, – сказал женский голос. – Гражданке Горыныч Наине Киевне...

– Не так быстро... Киевне... дальше?

– «Настоящим... предлагается вам....прибыть сегодня... двадцать седьмого июля... сего года... в полночь... на ежегодный республиканский слет...» Записали?

– Записал.

– «Первая встреча... состоится... на Лысой Горе. Форма одежды парадная. Пользование транспортом... за свой счет. Подпись... начальник канцелярии... Ха... Эм... Вий».

– Кто?

– Вий! ХаЭмВий.

– Не понимаю.

– Вий! Хрон Монадович! Вы что, начальника канцелярии не знаете?

– Не знаю, – сказал я. – Говорите по буквам.

– Дьявольщина! Хорошо, по буквам: Вервольф – Инкуб – Ибикус краткий... Записали?

– Кажется, записал, – сказал я. – Получилось – Вий.

– Кто?

– Вий!

– У вас что, полипы? Не понимаю!

– Владимир! Иван! Иван краткий!

– Так. Повторите телефонограмму. Я повторил.

– Правильно. Передала Онучкина. Кто принял?

– Привалов.

– С приветом, Привалов! Давно служишь?

– Собачки служат, – сердито сказал я. – Я работаю.

– Ну-ну, работай. На слете встретимся.

 

7. К какому подстилю официально-делового стиля вы отнесете данный ниже текст? По каким признакам? В чем особенность синтаксиса этого текста? Какова функция абзацных отступов? Выделите лексику, а также синтаксические средства, придающие тексту экспрессию.

 

ВСЕОБЩАЯ ДЕКЛАРАЦИЯ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

10 декабря 1948г.

Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира; и

принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей; и

принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать в качестве последнего средства к восстанию против тирании и угнетения; и

принимая во внимание, что необходимо содействовать развитию дружественных отношений между народами; и

принимая во внимание, что народы Объединенных Наций подтвердили в Уставе свою веру в основные права человечества, в достоинство и ценность человеческой личности и в равноправие мужчин и женщин и решили содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-27; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.236.16.13 (0.017 с.)