Проблема веры и знания в философии патристики



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Проблема веры и знания в философии патристики



Период патристики в христианской философии охватывает со II поVIII вв. Парадокс в том, что философия, отражающая, осмысливающая и систематизирующая христианское мировоззрение и называемая средневековой, начинается раньше, чем сам исторический период Средних веков. Важнейшей проблемой патристики была проблема соотношения рационального и чувственного знания, с одной стороны, и веры, с другой.

Средневековая схоластика схоластика стала попыткой систематизации и обобщения научных и философских знаний на основе принципов христианского мировоззрения.

 


34. Учения Аврелия Августина о боге, мире и человеке.

Аврелий Августин- Патристик(4-5в до н.э). Учение о Боге:1) Бог есть сущность абсолютно трансцендентная миру (выходящий за пределы)-противоп-сть античн. пантеизму-все есть бог.2)Бог – это личность. В нем 3сущ-ти сост. 1лицо:Бог-отец, сын, свят. Дух.3)атрибуты Бога: бестелесность, всемогущ-во. 4) принцип креацинизма-бог сотворил мир из ничего. Все в мире происх-т в соотв-ии с божей волей и планом – провиденциализм. Зло в мире – недостаток добра-удаленности от бога. Учение о мире:структура:1) неорган. сущ-ва2)растения кот. живут3)животные кот живут и ощущают4)чел. кот. живет, ощущает иобладает душой.Самый близкий к богу уровень-чел. наиболее совершенный.Учение о чел:чел. сделан по образу и подобию божьему.Дуализм чел-ой природы-единство в чел. 2противополож-х начал: телесного и духовного. Сущность человека – душа, разумная субстанция, которая управляет телом и обладает тремя свойствами: мысль, память, воля.Все в мире(чел. жизнь) опред-ся божественной волей.Но чел. свободен в выборе между добром и злом.Принцип:верь чтобы понимать.

Августин родился в г. Тагасте в Северной Африке (на территории современного Алжира) в семье небогато­го римского чиновника. Переход Августина от язычества к христианству наметился в таких его трудах, как «Против академиков», «О блаженной жизни», «О порядке», «Монологи», «О бессмертии души». В 387 г. Августин обратился в христианство. В следующем году он возвратился на родину и стал здесь одним из наиболее активных деятелей христианской церкви, неумолимым врагом и гонителем многочисленных «еретиков», отступ­ников от ее официальной доктрины. Августин систематизировал христианское мировоззрение, стремясь представить его как целостное и единст­венно верное учение. Необходимость такого рода систе­матизации была связана с борьбой церкви против много­численных еретических движений, разрушавших ее единство. Церковь, изображавшая свою миссию как реа­лизацию прямого указания бога, не могла пойти на суще­ствование в ее лоне нескольких враждующих направле­ний. Единство веры и организа­ции для христианской церкви было вопросом жизни и смерти.

Задачей Августина была систематизация христианского вероучения на основе принципов неоплатонизма. Религиозно-философ­ская система Августина, с одной стороны, представляет результат усвоения некоторых основоположных прин­ципов платонизма и неоплатонизма, приемлемых для христианского вероучения и использованных для его философского углубления, а с другой — результат отвер­жения и преодоления тех принципов, которые для него совершенно неприемлемы.

Религиозное мировоззрение Августина теоцентрично. Идея Бога как исходного и конечного пункта бытия, человече­ских суждений и действий определяет содержание всех составных частей его философского учения. Августин обосновывает принцип креационизма, утверждающий сотворение мира Богом из ничего, и противопоставляет его античному пантеизму. В соответствии с традицией неоплатонизма, он рассматривает божественное бытие как абсолютное и трансцендентное миру. При этом Августин стремится устранить любую возможность возникновения мыс­ли о единстве Бога и мира. Главная из таких возможностей — учение неоплатоников об эманации, которое Августин заменяет идеей креацио­низма. В противоположность неоплатонизму, рассматривав­шему абсолют как безличное единство, Августин истол­ковывал Бога как личность.

Среди атрибутов божественной личности Августин всег­да указывает на его абсолютное всемогущество. Христианский Бог полностью овладел судьбой, подчинил ее своей воле. Судьба стано­вится провидением, Промыслом Божьим. Божественное всемогущество вытекает также из бесконечности Бога существа, которую Августин выводит из его бестелесности. Бесконечный Бог бесконечно возвышается над создан­ным им конечным миром.

Многократно подчеркивая личностное начало в Боге, Августин видит его проявление, прежде всего, в Божественной Воле. Представление о всемогуществе Бога проявляется в принципах фатализма и провиденциализма, утверждающего, что всё происходящее в мире и человеческой жизни соответствует Божественному плану и Божественной воле. В сочетании с фатализмом, идея креационизма привела к возникновению концепции «непрерывного творения», согласно которой Бог ни на один миг не оставляет своего попечения о мире и человеке.

Религиозно-фаталистическое воззрение на мир, яв­ляющееся одной из определяющих черт философии Августина предполагает иррационалистическое истолкование дей­ствительности. Она представляется переполненной чуде­сами, т. е. непостижимыми для человеческого ума собы­тиями и явлениями, за которыми скрывается воля всемогущего Творца. Здесь можно заметить отличие философского иррационализма неоплатоников от религиозного иррационализма христианства. Первый выражался в положении о непостижимости абсолютного первоединства и мистическом пути его по­знания. Второй же утверждал непостижимость всей действительности.

Все вещи и все существа появились, согласно Авгус­тину, в результате Божественного творения. Среди этих существ, прежде всего, были созданы такие бесплотные существа, как ангелы и человеческие души. Все остальные вещи и явления природного мира необходимо связаны с материей, которую Августин в духе многовековой идеалистической традиции считал абсо­лютно бесформенным и пассивным субстратом. Четыре традиционных первоэлемента — земля, вода, воздух и огонь, а также небесные светила, подобно ангелам и человеческим душам, были созданы в законченном виде. Христианская идея креационизма приводит к метафизическим воззрениям, исключающим идею эволюции бытия, которую допускало учение неоплатоников об эманации.

Согласно учению Августина, Бог творит мир в соответствии с совершенными первообразами – идеями Божественного ума. С помощью этого положе­ния, которое впоследствии было названо экземпляризмом (лат. exemplar — образец, модель), Августин окончательно преобразовал пла­тонизм в духе христианского вероучения, «превратил» идеи из самостоятельных, бестелесных и неиз­менных родов бытия в предвечные мысли Бога. С точки зрения Августина все вещи, «отягощённые» материей и в силу этого приближающиеся к небытию, представляют собой несовершенные копии Божественных идей.

Для Аврелия Августина были неприемлемы воззре­ния античных ученых, которые ход времени ставили в зависимость от движения небесных светил. Такие воз­зрения он «опровергает» ссылкой на известный эпизод Ветхого завета, когда Иисус Навин, чтобы довершить разгром врагов, упросил бога остановить Солнце, благодаря чему был продлен день. Время не возникает, по Августину, в результате движения небесных светил, ибо и сами они, как и весь мир, сотворены богом. Но для него несомненно, что вре­мя составляет меру движения и изменения вещей. Оно не суще­ствовало до вещей и появилось в ре­зультате Божественного творения. Сотворив преходящие вещи, бог создал и время как меру их изме­нения.

В религиозно-философских идеях Аврелия Августина нашла отражение важнейшая проблема патристики – проблема соотношения веры и знания, религии и философии, и их роль в процессе познания истины.

 

 


 


35. Систематизация схоластики в философии Фомы Аквинского.Проблема доказательств бытия Бога.

Фома Аквинский (13 в) относился к реалистическому направлению в схоластике, он утверждал объективное существование, реальность общих понятий (универсалий). Он призывал изучать общее т. к. конкретные предметы различаются не по существу, а по случайным признакам.3 уровня существования общих понятий: 1)существование «до вещей», т. е. как идей божественного ума. 2)существование «в вещах» - сущности вещей. 3)существование «после вещей» - идеи человеческого ума. Сторонник теории Ф. А. – теория «Двух истин» - решение проблемы веры и знания. Вера помогает постичь бытие бога, но она бессильна объяснить то, что происходит в природе. Разум бессилен в делах веры, но с его помощью чел постигает окр матер мир. В антропологии: являлся последователем Аристотеля:душа сост из 3 эл: растит-я(сила жизни), животная(спос к восприятию), разумная-бессмертна. Сущностью человека считал душу как образ и подобие Божие. В этике называл три главные христианские добродетели: вера, надежда, любовь. Воля: человек имеет возможность выбирать между добром и злом, и свобда дана ему, чтобы выбрать добро. Учении «О государстве»: государство – произведение искусства, государственная власть – это власть бога во вселенной, душа государства – законы (божественные и человеческие). Таким образом, в учении Ф, А. были обоснованы все основные аспекты средневекового христианского мировоззрения. Схоластика (9-14вв) –христ. фил-я, систематиз. теоритич. знания, создание единой картины мира для христ-го миров-я. Пр истичности бытия бога.

Выдающимся представителем средневековой схоластики и её систематизатором был Фома Аквинский. Он родился в конце 1225 или начале 1226 г- в знатной графской семье в Неаполитанском королевстве, близ местечка Аквино, и с раннего детства воспитывался в бенедиктинском монастыре Монте Кассино. С 1239 г. в течение не­скольких лет будущий теолог обучался в Неаполитан­ском университете. В 1244 г. он стал монахом до­миниканского ордена и вскоре – слушателем парижского университа, тогда уже ведущего центра теологической мысли католического мира. В 1252 г. Фома стал здесь магистром теологии. До 1268 г. Аквинат продолжал преподавание теоло­гии в различных доминиканских школах Италии.

Но более важным его делом, предпринятым по пору­чению римской курии, стала переработка аристотелизма в христианско-католическом духе. С одной стороны, Фома Аквинский осуждал августинианцев за их консерватизм, приводивший к игнорированию новых веяний, связанных с философией Аристотеля и ее арабо-язычными интерпретациями. Эта сторона воззрений и деятельности Фомы нашла свое отражение в его трактате «О вечности мира против ворчунов». Но главным его врагом был аверроизм. Фома написал трактат против аверроистов «О единстве разума против аверроистов». Будучи равнодушным к вопро­сам природоведения (касаясь их лишь в теолого-философском контексте), Аквинат отнюдь не был равнодушен к вопросам логики. Хотя его вклад в логику не был значительным, все же он комментировал аристо­телевские трактаты «Об истолковании» и «Вторая ана­литика», стремясь систематизировать учение об умозаклю­чениях. Логические изыскания Фомы интерес­ны не столько сами по себе, сколько тем воздействием, какое они оказали на систематизацию и изложение им теолого-философских вопросов, в частности, в «Сумме теологии», ставшей образцом схоластической философии. Само это изложение распа­далось на ряд тезисов, для выяснения которых стави­лось множество специально формулируемых вопросов. Излагались различные противоположные решения данного вопроса (pro et contra), после чего ав­тор давал собственное решение, отклоняя возможные возражения против этого решения. Затем все изложе­ние облекалось в силлогистическую форму. Эти харак­терные особенности схоластической методики отражали характер преподавания, господствовавший в европей­ских средневековых университетах.

Переходя к изложению самого учения Аквината, не­обходимо подчеркнуть, что он создал грандиозный теолого-философский синтез. Оригинальность его подхода проявилась в решении им наиболее фундаментальной проблемы религи­озно-монотеистической философии — проблемы взаимо­отношений веры, облеченной для него в форму христианско-католической догматики, и рационального знания, охватывавшего всю совокупность современной ему философии и конкрет­ных научных дисциплин. Занимать по отношению к ним позицию иррационалистического и мистического неприя­тия для Аквината, весьма трезвого идеолога католи­ческой церкви, было совершенно невозможно. Роль научного знания возросла, и игнориро­вать его развитие - значило углублять конфлик­т между религией и наукой, церковью и обществом.

Перед Фомой Аквинским стояла трудная задача построения религиозно-философской доктрины, которая, утверждая значимость науки и философии, ставила бы их в зависимость от религии и церкви. Одной из крайностей в решении этой проблемы могла стать чрезмерная рационализация теологии, что фактически поставило бы её в зависимость от философии. Еще в предшест­вующем столетии к такому результату пришёл Пётр Абеляр, сформулировавший принцип «Понимаю, чтобы верить». Бо­лее последовательный и продуманный вариант рациона­лизма был сформулирован Аверроэсом (Ибн Рушд), перечеркнувшим теологию как ложное знание и стремившимся поднять религию до уровня философии. Более умеренная форма этой же раз­новидности теологического рационализма была представ­лена в трудах Маймонида и Бэкона, которые в отличие от Аверроэса отнюдь не стремились к устранению тео­логии, но все же ставили ее в зависимость от фило­софии.

Решая проблему соотношения веры и разума, средневековые схоласты создали различные варианты так называемой теории «двух истин» (двойственной истины). Один из них возник в философии Шартрской школы и сводился к утвержде­нию различия как предмета, так и методов науки и философии, с одной стороны, религии и теологии — с дру­гой, и об отсутствии противоречий между ними в силу этого различия. Вторая разновидность той же концепции представляла собой трансформацию аверроизма на латинско-католической почве. Этот вариант концепции «двух истин» констатировал закономерность возникно­вения противоречий между утверждениями науки и фи­лософии, с одной стороны, и теологии и религии — с дру­гой. Обе разновидности данной концепции свидетельство­вали о нарастании конфликта между научно-философ­ским знанием и религией.

Фома Аквинский разработал собственную доктрину о соотношении религии и рационального знания, до сих пор действую­щую в католическом вероучении. Согласно этой доктрине, по методу достижения истин наука и религия полностью отличаются друг от друга. Соотнося разум с верой и утверждая автономность философии, Фома Аквинский делил догматы веры на рационально постижимые и непостижимые. Первые составляют предмет философии и теологии, вторые — только теологии. Пути получения истины — через Откровение, разум или интуицию — по его мнению, далеко не равнозначны. Философия опирается на разум человека и продуцирует истины разума; теология, исходя из разума божественного, получает непосредственно от него истины Откровения. Противоречия возникают вследствие того, что истины Откровения недоступны пониманию разума человеческого, ибо они сверхразумны. Таким образом, Фома Аквинский решительно отверг попытки разума критиковать догматы вероучения. Он сформулировал доказательства бытия Бога как первопричины, «перводвигателя», абсолютной цели, абсолютного совершенства, абсолютной необходимости. Бог — абсолютное бытие, конкретизирующееся через формы, Творец, и источник развития мира. Бог создал все для славы нашей, чтобы беседовать со своим творением. Зло — в неподчинении Богу, вот почему вера должна вести разум.

Итак, наука и неразрывно связанная с ней философия выводят свои истины, опираясь на опыт и разум, в то время как религия черпает их в Откровении, в Священном писании. Но столь радикаль­ное различие методов отнюдь не означает и полного раз­личия предметов философии и теологии. Согласно учению Фо­мы, такое различие является лишь частичным. Существует множество положений и истин, открытых на путях опыта и разума, истин, необходимых в человечес­кой жизни, которые не имеют прямого отношения к рели­гии и теологии. Но в религии содержатся догматы, которые необходимо обосновывать с помощью разума, потому что, будучи доказаны, они ста­новятся ближе человеку как мыслящему существу и тем самым укрепляют его веру. К положениям, которые могут быть рационально обоснованы, Фома Аквинский относил догмат о существовании Бога, его единстве и других свойствах, о бессмертии человеческой души. Фома утверждал, что естественный ра­зум действительно может доказать единство божествен­ной сущности, но бессилен доказать троичность божества, возникновение мира из ничего, совершение первородного греха, воплощение Христа, воскресение мёртвых и наступление «Страшного суда», вечно­го блаженства и наказания. Но Фо­ма не считает недоказуемые догматы противоразумными, они, по его мнению, не противоразумны, не иррацио­нальны, а сверхразумны. Их доказательство не под силу человеческому уму, они не познаваемы для него, но полностью ясны совершенному уму Бога.

В этом утверждении центральный пункт учения Аквината о соотношении веры и разума, теологии и фило­софии. Обосновывая его, он отступил от августинианской традиции, в которой преобладало иррационалистическое истолкование божественной деятельности вероучения. Фома же стремился под­черкнуть в принципе рационалистическое содержание этой деятельности, истолковывая ее в понятиях знания, разума. Это дало ему возможность по-новому рассмот­реть соотношение между теологией и философией. Значение решения этой проблемы Аквинатом состояло в том, что в сложных условиях развития научно-философского знания, поставившего в трудное положение идеологию римско-католической церкви, он предпринял фундамен­тальную попытку утвердить главенство теологии, объявив её наукой, превышающей возможности человеческого разума.

Учение Аквината о превосходстве веры перед знани­ем, в частности, опирается на его убеждение в большей достоверности первой по сравнению со вторым. Ведь че­ловеческий разум непрерывно ошибается, в то время как вера незыблемо опирается на абсолютную правдивость Бога. Вместе с тем достоверность веры «доказывается» автором «Сумм» бесчисленным количеством чудесных событий, совершаемых Богом. Другое аргумент в пользу превосходства веры над разумом заключается в том, вера дана каждому человеку, в то время как обладание научным знанием, сплошь и рядом связанное с напряженной умственной деятельностью, доступно дале­ко не каждому. К тому же вера, порождаемая преданностью человека Богу, имеет большую моральную ценность, чем знание, которое может отвратить его от своего всевышне­го творца и благодетеля.

Существо учения Аквината об отношениях между от­кровением и разумом определяется его настойчивым стремлением устранить противоречия между ними. Согласно же Аквинату, противоречия между «естественным» знанием и христианским вероуче­нием возникают лишь в результате «неправильных» вы­водов человеческого разума. Такого рода выводы всегда появ­ляются, когда делающий их ученый и тем более фило­соф рассматривают свою деятельность как самоцель, забывая о Боге. Стремясь истребить материалистические тенденции, Фома Аквинский категорически провозгласил, что в случае конфликтов между разумом и верой последнее слово безусловно должно принадлежать религии.

Подчеркивая безусловную моральную ценность теологии, Аквинат именует ее не только высшей, священной нау­кой, но и высшей мудростью, С которой все другие науки должны согласовывать свои выводы, в противном случае они впадают в греховное любопытство, губящее человека. Высшая задача астро­номии, физики, биологии, истории и других наук состо­ит в подкреплении положений и «сведений», содержащихся в Библии.

Аквинат дополняет ста­рую формулу о философии как служанке теологии формулой, согласно философское познание обра­зует преддверие христианской веры. Исследуя ве­щи и явления природы, вскрывая их свойства, сущности, устанавливая их закономерности, философ прав лишь тогда, когда он раскрывает зависимость вещей от Бога. Так философ становится теологом.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-12-12; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.206.177.17 (0.01 с.)