ТОП 10:

Инструмент № 18: энергетическая



Подзарядка характера

Блоки и задачи

В общем, в любой данный момент в хорошо напи­санной пьесе персонаж о чем-то размышляет, что-то пе­реживает: именно это занимает персонажей, именно этим они заполняют свою жизнь. (Люди, естественно, точно такие же.) В пьесе именно это является движущей силой сюжета.

То, каким образом изменяются обстоятельства суще­ствования героя пьесы, и то, как персонаж реагирует на эти перемены, энергетически заряжает характер персо­нажа в рамках сюжетной истории пьесы. Если вы умее­те поставить себя на место персонажа, войти в его мир и его историю — и если вы способны сделать это в лю­бой момент пьесы так, что всегда вам известно, к чему стремится ваш персонаж, — значит, вы сумеете создать полезную «карту» развития характера вашего персонажа.

Стр. 191

Решение, к которому пришел Станиславский — еще одно гениально простое средство, — состояло в том, чтобы по­делить пьесу на маленькие отрезки, или так называемые «блоки» (иш1з), в которых персонаж борется за достиже­ние чего-то конкретного. Это «желание, потребность» Станиславский называл Задачей.

Чтобы вычленить в пьесе «блоки», вернитесь для на­чала к профилю развития характера вашего персонажа и идентифицируйте (или напомните себе), какова жизнен­ная задача вашего героя. Снова проанализируйте люби­мую фантазию своего персонажа. Закрепите оба эти эле­мента в мозгу, переходя на следующий этап. Все, с чем вы будете сталкиваться, должно неким образом соединяться со стремлением вашего персонажа к двум этим жизнен­ным целям.

Далее просмотрите текст пьесы с самого начала, делая пометки карандашом всякий раз, как замечаете значимое изменение обстоятельств. Часто это означает, что персо­наж входит или покидает сцену, но это может означать также, что ваш герой начинает стремиться к чему-то но­вому в рамках одной сцены. Всякий раз как происходят значимые перемены, они оказывают влияние на участни­ков действия. Если кто-то входит, вам необходимо мгно­венно определить для себя, как отреагировать на присут­ствие нового человека (или людей): вам необходимо спросить этого человека о чем-то, вам хочется, чтобы он ушел, или что-то другое? Если кто-то покидает сцену, возможно, наступает момент, чтобы расслабиться и пере­смотреть свои планы, или же можно поговорить об ушед­шем. На каждое действие существует «противодействие» (реакция). То же самое применимо к менее заметным

Стр. 192

переменам: если ваш персонаж хотел рассмешить другого героя и тот действительно рассмеялся, значит, вы доби­лись, чего хотели; теперь думайте, чего вы хотели бы даль­ше. Если вашему персонажу не удалось рассмешить друго­го, что он может предпринять? Возможно, ваш персонаж повторит попытку, и в этом случае вы будете оставаться в том же «блоке», или ваш персонаж может переключиться на что-то другое, что указывает на начало нового блока.

После того как вы идентифицировали блоки, прону­меруйте их от блока 1 и далее. (В среднем я выделяю по два или три блока на страницу, но они могут быть очень разными — от крохотного блока, который имеет место до того, как кто-то успеет заговорить, и вплоть до пары стра­ниц насыщенного диалога). В результате процесс стано­вится в сущности совсем простым и определенно инстин­ктивным: вы рассматриваете каждый блок под «тем углом», под которым его воспринимает каждый из персо­нажей; затем вы «проникаете» в сердце и ум вашего героя, чтобы выяснить, к чему конкретно тот стремится. Выде­лив каждую конкретную «потребность» — задачу вашего персонажа в каждом блоке, — закрепите ее в своем серд­це и уме, всегда начиная воспоминания о ней с мыслен­ной фразы «Я хочу...». Один совет — не будьте неопреде­ленными в своих мыслях. Каждая задача должна быть конкретной, чтобы ее можно было воплотить в игре. «Я хочу вам понравиться» — расплывчатая задача, и ее трудно сыграть. «Я хочу, чтобы вы улыбнулись» — конк­ретное желание, которое вызывает в уме те действия, ко­торые можно предпринять для достижения этой цели. Еще один совет: определяя смену блоков, руководствуй­тесь своим инстинктом. Это не наука. Если вы считаете,

Стр. 193

что блоки сменяются у вас слишком часто, — что ж, для этого у вас в руках карандаш. В любом случае блок 15 может легко «раствориться» или позже разделиться на блоки 15а и 156. Если вы не уверены в том, что пришло время смены блока, пусть продолжается тот же самый.

Проделайте это с небольшим отрывком пьесы, и вы получите краткий перечень конкретных задач, за которые вам предстоит «бороться», на которых будет сконцентри­рована ваша энергия на сцене. Если проделать то же са­мое со всей пьесой, вы набросаете простую психологичес­кую «карту», по которой можно будет следовать в течение всего спектакля.

Что предпринимать для достижения своих целей? Ду­маю, что вы будете экспериментировать с этим в репети­ционном зале. Вы можете выделить различные методы для попыток достижения своей задачи. Если задача состо­ит в следующем: «Я хотел бы сделать так, чтобы ты улыб­нулась», что вы можете предпринять для ее достижения? Вы можете сами улыбнуться. Вы можете состроить забав­ную рожицу. Можете сказать что-то доброе, похвалить. Если хотите, можете запланировать и эти альтернативные «действия», но мне кажется, что, когда начинаешь все слишком детально планировать, не остается пространства для спонтанных действий. Ваша карта может оказаться чересчур подробной.

Барьеры

Конечно, прекрасно к чему-то стремиться, чего-то желать, но что, если вы не добиваетесь желаемого? Кто-то сказал, что жизнь — это то, что происходит с нами,

Стр. 194

пока мы глядим в другую сторону. То же самое относится и к персонажам. Если появляются препятствия, это само по себе может оказаться достаточно увлекательным. Вспомним, что задача состояла в следующем: «Я хочу сде­лать так, чтобы ты улыбнулась». Даже более интересной может быть задача «Я хочу тебя поцеловать». Исходя из предположения, что (по крайней мере, в данный момент) вам приходится довольствоваться меньшим, борьба сама по себе — ощущение того, что на пути стоит некое пре­пятствие, — способна придавать игре реальную остроту.

Те препятствия, которые встают на пути, вполне мож­но просто назвать барьерами. Барьеры могут быть реаль­ными, физическими: Джульетта жаждет встречи с Ромео («Приди, Ромео!»), но его нет рядом, так что в этом слу­чае барьером является физическое расстояние, их разде­ляющее. Существуют также психологические барьеры (можете спросить об этом Гамлета, для которого един­ственным источником информации об убийце его отца является, как я уже упоминал, призрак).

Важно не сглаживать этот «барьерный» аспект внут­ренней жизни персонажа. Я всецело зато, чтобы актеры умели представлять себе то, что написано между строк и находится за пределами режиссерских указаний. Любая вещь, которая помогает актеру поверить в конкретные обстоятельства своего персонажа, несомненно, идет на пользу исполнению. Однако думать об этом еще не зна­чит сделать это видимым для аудитории. Но когда вы выражаете свои размышления и чувства в активном «ус­тремлении» — когда вы совершаете активные усилия для достижения какой-то цели, — тогда эта борьба за то, чего вы хотите достичь, становится тем, за чем может

Стр. 195

наблюдать аудитория и что она может попытаться по­нять. Процесс «воплощения на сцене» активной задачи персонажа является важнейшим связующим звеном меж­ду тем, что вы думаете и чувствуете, и тем, что может ви­деть зрительская аудитория. А существующие барьеры повышают ставки. Когда зрители видят, как герои на сце­не прилагают усилия, чтобы чего-то достичь, повышает­ся их чувство сопереживания. Используя в своем вообра­жении задачи и барьеры, актер играет с концентрацией и искренностью, активно «излагая» сюжетную линию пье­сы; и делает это актер, полностью оставаясь «в рамках своего персонажа».

Давайте на мгновение представим, что вы не читаете эту книгу, а слушаете мою лекцию. Мы находимся в ауди­тории — я, вы и десяток или около того других студентов театральной студии. Можете сами выбрать время, место и то, какие люди входят в группу.

Предметом лекции являются «задачи и барьеры». Все, что вы прочитали после заголовка «Энергетическая под­зарядка характера», я произнес вслух в аудитории. Вы бы­стро схватываете (или освежаете знания); я рад поделить­ся с вами тем, что знаю. Давайте добавим еще несколько деталей, чтобы придать ситуации вкуса.

Я — приглашенный лектор, и мы в первый раз встре­тились в этой аудитории, так что я не знаю, как кого зо­вут, хотя у меня имеется список студентов группы. Вы ус­пели кое-что узнать о «задачах» от своего любимого преподавателя в прошлом году, но не вполне поняли идею. Накануне у вас состоялась небольшая пирушка, и некоторые из студентов в аудитории стараются скрыть ее последствия; трое участников веселья вообще

Стр. 196

отсутствуют. Из соседней комнаты приглушенно доносится пение: кто-то напевает модную песенку.

Давайте проанализируем возможные следствия этих новых конкретных обстоятельств.

Я готов учить вас, вы хотите учиться. Но трое ваших сокурсников даже не появились сегодня на лекции. Я знаю это, так как отметил их отсутствие в списке. Так что неза­висимо от того, насколько я стремлюсь дать им знания, их физическое отсутствие является весомым барьером на пути достижения этой цели. Я могу оставить для них конспект лекции, они могут даже прослушать и посмотреть лекцию на видео, но у меня нет уверенности, что они прочтут кон­спект или посмотрят видео, так что в отношении этих тро­их я не сумел воплотить в жизнь свою задачу.

Еще один студент страдает от физического барьера, поскольку английский для него — второй язык и юноша с трудом понимает мой акцент и воспринимает быстрый темп речи (я немного нервничаю). Студент может обра­титься ко мне с просьбой говорить медленнее, но его сму­щает собственное ощущение неадекватности, и он мол­чит; его смущение представляет собой психологический барьер, препятствующий усвоению знаний. Тем не менее, в прошлом году он был на лекции вашего любимого пе­дагога и ощущает, что хорошо понял эти идеи. Препода­ватель говорил, правда, о «препятствиях», а не о барьерах, и сейчас это сбивает парня с толку, так что этот студент со своим недостаточно хорошим знанием английского язы­ка решает придерживаться полученного ранее представ­ления и отключиться от моей лекции, вежливо делая вид, что он слушает. Тем временем я, как опытный преподава­тель, обратил внимание на то, что этот студент проявляет

Стр. 197

признаки того, что я определяю как СКС — «синдром ки­вающей собаки». Что бы я ни сказал, он утвердительно ки­вает головой, как только я перевожу на него глаза. Я пони­маю, что у парня какая-то проблема, но недостаточно хорошо знаю группу, чтобы понять, в чем эта проблема со­стоит; я решаю, что он тоже вчера хорошо погулял на ве­черинке (а он там не был).

Я принимаю решение вкратце повторить основные по­ложения своей лекции, чтобы каждый из присутствующих мог унести с нее хотя бы какие-то знания. Как только я приступаю к этому, я замечаю, что еще парочка студентов «отключилась» и мне придется делать усилия, чтобы вер­нуть их внимание к теме лекции. Тем временем «певец» в соседней аудитории продолжает петь модную песенку до­статочно громко, чтобы ее слышали все мы. Для меня это пение представляет раздражающий физический барьер — мне приходится повышать голос. Для вас это барьер пси­хологический — песня напоминает вам о том, что про­изошло с вами во время последних каникул.

Примеры барьеров как физических, так и психологи­ческих легко найти в любой точке любой пьесы. Однако я бы посоветовал вам не вписывать их в ваш сценарий — по крайней мере, до поры до времени. Барьерами часто являются такие вещи, которые проявляются, только ког­да вы попадаете на сцену.

Вы составили «карту» блоков, установили задачу — «потребность» — в начале каждого блока. А теперь подни­майтесь, держа свой «сценарий» в руках. Постарайтесь «пройти» несколько блоков; боритесь за достижение каж­дой задачи, пока они сменяют одна другую. В чем состо­ят проблемы, где они? Новые проблемы могут

Стр. 198

проявиться сами. «Я не могу сказать этого моему другу, потому что человек за дверью тоже может меня услышать». «Я хочу, чтобы он ушел, но он уже снимает пальто». «Мне хочет­ся, чтобы он улыбнулся, но он даже не смотрит в мою сторону».

Блоки, задачи и барьеры — Упражнение:

Ниже приводится краткий диалог. Вы уже видели его раньше в этой книге. Перечитайте его сейчас и поглядите, можете ли вы выделить любые перемены в блоке; любые задачи; любые физические барьеры; любые психологичес­кие барьеры. Этот диалог намеренно расплывчат, чтобы вы могли применить к нему более одной интерпретации.

А: Привет (Здравствуйте).

В: Привет.

А: Что-то холодно сегодня?

В: Да.

А: Мы с вами раньше встречались?

В: Разве? Не знаю.

А: Мне кажется, встречались.

В: Когда?

А: Я не помню.

В: Нет.

Проведем один возможный структурный разбор это­го разговора. Прочитайте предложенную интерпретацию, затем попытайтесь «сыграть» каждый из характеров.

Скамейка в парке. На одном конце скамьи сидит не­кто В. Это женщина приятной наружности, по виду

Стр. 199

напоминающая иностранку. В слушает музыку через кро­хотные наушники.

Блок 1.

А подходит к Ви садится рядом.

Для начала А хочет узнать, говорит ли В по-англий­ски (по-русски). Физический барьер = В слушает музы­ку и не слышит А. Психологический барьер = по неко­торым невербальным признакам видно, что В хочет остаться наедине с собой и не жаждет общения.

Вхочет остаться в одиночестве и спокойно подумать. Физический барьер = А только что присел на другой ко­нец скамьи. Психологический барьер = воспитание В не позволяет ей быть невежливой с незнакомцами.

А(придвигаясь так, чтобы В его заметила): Привет.

В(снимает наушники, одновременно слегка отворачи­ваясь от А): Привет.

Блок 2.

Ахочется встретиться глазами с В. Физический барь­ер = В теперь еще немного отвернулась. Психологичес­кий барьер = это движение В слегка поколебало уверен­ность А.

В по-прежнему хочет, чтобы ее оставили в покое. Физический барьер = А все еще здесь. Психологический барьер = голос Азвучит дружески.

А: Что-то холодно сегодня?

В: Да.

А: Мы с вами раньше встречались?

В: Разве? (поворачивается, чтобы взглянуть на А.). Не знаю.

Стр. 200

Блок 3.

А хочется, чтобы В улыбнулась. Физический барьер отсутствует. Психологический барьер = очевидно, Всму­щается и не хочет смотреть прямо в глаза А.

В по-прежнему хочет, чтобы ее оставили в покое. Физический барьер = А все еще здесь. Психологический барьер = А выглядит привлекательно.

А: Мне кажется, встречались.

В: Когда?

А (делает такое лицо, словно хочет сказать «Моя па­мять безнадежна!»): Я не помню.

В(с улыбкой): Нет.

Следовательно, я привнес в эту сценку просто мысли и желания, которые движут поступками каждого из пер­сонажей в маленьком отрезке диалога. Диалог может по­казаться достаточно туманным — я добавил в него мно­жество поясняющих деталей. Но сценка не обязательно должна быть столь детализированной. Предлагаю вам сокращенную версию, которую может использовать только актер, исполняющий роль А:

Скамейка в парке.

Блок 1.

(Сядьте на край скамьи.)

(Задача = «Заговорить с В!». Физический барьер = прохожий. Психологический барьер = избыточный язык жестов)

А: Привет.

В: Привет.

Стр. 201

Блок 2.

(Задача = «Посмотри на меня!» Физический барьер = В слегка отодвинулась. Психологический барьер = «Я теряю уверенность»).

А: Что-то холодно сегодня?

В: Да.

А: Мы с вами раньше встречались?

В: Разве? Не знаю.

Блок 3.

(Задача = «Улыбнись!». Психологический барьер = Вне решается смотреть прямо в глаза А).

А: Мне кажется, что встречались. В: Когда?

А: Я не помню. (Шутливо показывает: «Моя память безнадежна!»). В: Нет.

Итак, вы можете распланировать свои блоки/задачи/ барьеры, не утопая при этом в словах. Вы просто устанав­ливаете для каждого персонажа конкретные задачи, фи­зические и психологические барьеры в каждый момент сценки и при этом прекрасно продвигаетесь по пути сконцентрированного исполнения. Применяйте это зна­ние бесстрашно, но достаточно чутко на репетиции и будьте открыты переменам (продолжайте пользоваться карандашом). Таким образом вы создадите для себя кар­ту, гарантирующую вам уверенность на премьере.

Стр. 202

Кстати, если вы полагаете, что три блока это слиш­ком много на диалог, состоящий из десяти строчек, сто­ит отметить, что конкретные обстоятельства обычно диктуют число блоков. Еще раз взгляните на строки ди­алога. На этот раз выберем следующий «сценарий»: В спокойно читает, а в это время подходит А, который просто думает, что В ему знакома.

Блок 1.

А хочет узнать, является ли В его знакомой из про­шлых лет. Физический барьер = лицо Втрудно разгля­деть, потому что она читает. Психологический барьер = А не уверен, не ошибается ли он.

Вхочется продолжать чтение. Физические барьеры отсутствуют; психологический барьер состоит в том, что, по-видимому, А хочет с ней заговорить.

А: Привет.

В: Привет.

А: Что-то холодно сегодня.

В: Да.

А: Мы с вами раньше встречались?

В: Разве? Не знаю.

А: Мне кажется, встречались.

В: Когда?

А: Я не помню.

В: Нет.

В этом случае «потребности» остаются для обоих пер­сонажей одними и теми же, поэтому нет смены блока. Не верьте мне на слово — попробуйте сами.

Стр. 203







Последнее изменение этой страницы: 2016-09-18; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.226.251.81 (0.026 с.)