ТОП 10:

ВОСПРИЯТИЕ ДЕЛИКАТНОГО ВОПРОСА



Понятие деликатного вопроса.Вопросы, касающиеся наиболее интимных, частных свойств человека, его отношений с другими людьми, в повседневной жизни нечасто становятся предметом специального обсуждения. Это протекает обычно в форме раздумий над жизнью или выяснения отношений. И то и другое, как правило, про­исходит в результате ощущения или осознания человеком каких-то собственных проблем. В опросе же к подобным

Стр. 97

раздумьям побуждает социолог, идать ответ на ряд его вопросов респондент может быть не готов.

Кроме того, любые явления, свойства, состояния в со­знании людей могут приобретать определенную ценность. Вторжение социолога во внутренний мир человека не остав­ляет последнего равнодушным. Некоторые вопросы могут повлиять на респондента, способствовать пересмотру его ориентации, самооценок и т. п. Как относится к этому участник опроса?

В ситуации опроса человек скорее щадит себя и стре­мится сохранить свои прежние представления, чем помога­ет социологу выяснить истину. При ответах на некоторые вопросы, представляющиеся респонденту деликатными, не­редко проявляется тенденция каким-либо образом укло­ниться от обсуждения и не погружаться в самоанализ, который может быть чреват ломкой привычных представле­ний о себе и своем месте в семье, на работе и т. п. В ре­зультате социолог сталкивается либо с отказами отвечать, либо с ответами, отражающими стереотипы, которые мас­кируют, скрывают представления респондента, причем не только от социолога, но нередко и от самого участника опроса.

Проблема здесь заключается в том, что респондент, оценивая то или иное свойство, состояние, признак, пред­мет, о котором идет речь в вопросе, может оценивать и себя по отношению ко всему этому, предполагая к тому же оценки социолога на свой ответ. В орбиту оценочной деятельности опрашиваемого может втянуться практически любой вопрос, и в таком случае он будет для него дели­катным. Деликатность — это признак вопроса, приводящий к затруднениям его восприятия вследствие прямой или косвенной оценки в нем личных, интимных качеств, свойств, признаков респондента или его окружения.

Если трудность вопроса исходит из особенностей пись­менного текста, а тенденциозность обусловлена отражени­ем в вопросе установок исследователя, препятствующим высказыванию респондентом собственного мнения, то дели­катность объясняется вторжением во внутренний мир чело­века. Трудный вопрос ограничивает всякую возмож­ность дать осмысленный ответ, тенденциозный — дать от­вет, не совпадающий с мнением исследователя, деликат­ный — ограничивает возможность, во-первых, дать ответ искренний, а во-вторых, продуманный, осознанный.

Восприятие деликатного вопроса.При обсуждении восприятия и понимания вопросов социологи-

Стр. 98

ческого исследования в целом мы должны иметь в виду, что сам факт обращения к человеку с вопросами может поставить его в затруднительное положение. Восприятие деликатных вопросов в этом отношении представляет собой особого рода затруднения.

Задавая респонденту вопросы, исследователь должен постоянно иметь в виду, что идеальный образ действитель­ности, существующий в сознании человека, находится не в отношении подобия с обсуждаемым в опросе явлением, отношением и т. п. Этот образ пристрастен. В процессе отражения явлений действительности человек определяет их значение для себя, их смысл, а тем самым и свое отно­шение к ним, их оценку. Осознанно или нет, но он занимает по отношению к ним какую-то позицию, в соответствии с чем над одними проблемами задумывается, на другие не обращает внимания, третьи не осознает.

Неотъемлемой частью сознания, к которому апеллирует социолог, является самосознание — целостная оценка человеком себя как чувствующего, мыслящего и действую­щего существа. Объектом самосознания является не объек­тивная действительность, внешняя по отношению к субъек­ту, а собственная личность. Осознанность или неосознан­ность тех или иных отношений, впечатлений, оценок не представляет собой альтернативы, а имеет ряд переходных состояний.

У каждого человека имеется более или менее обобщен­ный образ самого себя. Но в силу комплекса индивидуаль­но-психологических особенностей личности — уровня раз­вития абстрактно-логического мышления, его аналитиче­ских способностей, уровня потребности в самопознании, развитии способов ее реализации и т. п., а также в силу специфики условий формирования личности мера осозна­ния себя у разных людей проявляется по-разному. С раз­ной степенью глубины, яркости и адекватности обнаружи­вается понимание себя, своей сущности и общественной ценности. Важной составляющей самопознания является самооценка. Самооценкой называют такой компонент само­сознания, в который включается наряду со знанием также и оценка личностью себя, своих качеств, свойств, потребно­стей, мотивов и целей поведения, своего отношения к окру­жающим и себе.

Каждая из самооценок отражает как степень знания личностью соответствующих ей особенностей, так и отно­шение к ним, имеет свою линию развития. В связи с этим самооценка различных сторон личности может находиться

Стр. 99

на разных уровнях устойчивости, адекватности, зрелости, осознанности.

Самооценка может быть адекватной и неадекватной, т. е. или позволяющей субъекту отнестись к себе критиче­ски, правильно соотнести свои силы с задачами и требова­ниями окружающих, или же препятствующей этому.

Самооценка находит свое выражение в различных явле­ниях. Одной из причин ее неадекватности является стрем­ление к самоутверждении человека и в связи с этим высо­кой самооценке своей личности. Вызванное этим стремле­нием поведение приводит к удовлетворению потребности в самоутверждении различными путями — как путем реаль­ных достижений в какой-либо деятельности, так и путем создания видимости достижений. В последнем случае чело­век стремится казаться таким, каким ему хотелось бы быть.

Естественно, достичь самоутверждения (казаться та­ким, каким хотелось бы быть) в ситуации массового опроса довольно просто. Это способ нетрудоемкий и вполне безо­бидный, потому нередко и используется. Учитывая стрем­ление к самоутверждению, легко предположить, что это может значительно увеличить долю положительных ответов на такой, например, вопрос, как «Можете ли Вы о себе сказать, что пользуетесь уважением в коллективе?».

Иными словами, люди создают приукрашенный и при­страстный психологический автопортрет, хотя и не считают себя до конца идеальными. Что же касается представлений о своем окружении, о других людях и их поведении, то и здесь знание постоянно сопровождается оценкой. Чело­век неосознанно сравнивает и оценивает себя и других. Несмотря на то что обычно различают «суждения о фак­тах» и «оценочные суждения», это разграничение носит вполне условный характер. Любые сведения, которые выда­ет респондент, даже если они касаются самых общеизвест­ных или объективно проверяемых фактов, «пропускаются» через оценки респондентов, в результате чего социолог всегда получает не «факты чистые», а содержащие оцен­ку.

Общественная оценка во многом предопределяет эмоци­ональное благополучие человека. Поэтому стремление к та­ким оценкам является весьма значимым мотивом при выра­жении мнений и отношений в опросе. Человек, как правило, стремится показать себя в лучшем свете, с наиболее выгод-

1 См.: Попова И. М. Ценностные ориентации и «парадоксы» созна-ния//Социологические исследования. 1984. № 4. С. 33.

Стр. 100

ной стороны, и это явление распространено чрезвычайно широко.

Восприятие вопросов о фактах. Вопроса­ми о фактах обычно называют те вопросы, которые нацеле­ны на сбор сведений о фактах объективной действительно­сти, как правило, реально наблюдаемых и измеряемых свойствах и признаках людей, их поведении, качествах и т. п. Обычно считается, что эти вопросы представляют наименьшие трудности для респондентов и в наибольшей степени соответствуют действительности.

На первый взгляд, действительно, откуда у респондента может взяться несоответствие между действительным и за­явленным наличием детей, образования соседа, от­пуска и т. д.? Методические эксперименты показывают, что собираемая с помощью вопросов информация, легко проверяемая объективными методами, совпадает с реаль­ностью лишь на 80—90% '. Откуда же возникают расхож­дения?

Рассмотрим, например, как воспринимают респонденты вопрос о возрасте. Казалось бы, какие здесь сложности — сколько прожили лет, столько и указывают. Однако воз­раст — это не просто формальная характеристика, включа­ющая число прожитых лет. Это и определенное представле­ние о каждом этапе жизненного пути человека, с присущи­ми ему особенностями, нормами жизнедеятельности и по­ведения. Возраст — не только показатель биологической зрелости и психологического развития человека. Понятие это обладает и значительным социальным содержанием: оно включает и оценку респондентом того, насколько со­ответствует он некоторому эталону человека того или иного возраста 2.

Факт небезразличия людей к этому вопросу хорошо известен любому воспитанному человеку (женщин о возра­сте спрашивать не принято). Сталкиваясь в опросе с не­обходимостью указать возраст, женщины его нередко зани­жают. Так, Б. Ц. Урланис отмечает, что при повторном опросе тех же респондентов через 10 лет оказалось, что женщин до 50 лет среди опрошенных значительно меньше, чем было женщин до 40 лет в первом исследовании. При этом более достоверными оказались сведения, полученные от замужних женщин, и менее — от разведенных 3.

1 См.: Рукавишников В. О. и др. Указ. соч.

2 См.: Ярошенко Т. М. Возраст в социологическом исследовании//Со-
циологические исследования. 1974. № 1.

3 См.: Урланис Б. Ц. История одного поколения. М., 1968. С. 25.

Стр. 101

Пожилые люди склонны свой возраст завышать. Кроме того, некоторые люди вообще стремятся возраст округлить: во многих исследованиях отмечается наибольшая концен­трация возрастов, оканчивающихся на «О» или «5»; 30-лет­них, скажем, значительно больше, чем 29-летних. Однако если это расхождение объясняется во многом большим удобством округленных чисел, то первый пример с ним не связан. Дело в том, что возраст, семейное положение, доход, образование и многие другие признаки — вопросы, которые обычно считаются надежными средствами получе­ния объективных данных, нередко воспринимаются респон­дентами как престижные характеристики. Престиж опреде­ляет степень ценности того или иного явления, свойства для личности. Он является результатом соотнесения соци­ально значимых характеристик субъекта с иерархией цен­ностей, сложившихся в обществе или какой-либо его груп­пе. Поэтому для женщин, скажем, престижным оказывает­ся более молодой возраст, для пожилых — преклонный как заслуживающий особого уважения. По тем же причинам перепись фиксирует гораздо большее число замужних жен­щин, чем женатых мужчин.

Вопросы о фактах прошлого.Воспоминания, к которым обращается респондент, отвечая на вопросы о фактах прошлого, как известно, постепенно стираются, к сохра­нившимся добавляются новые детали. По истечении некоторого времени прошлое событие представляется чело­веку в ином свете: оценки могут меняться и под влиянием новых фактов. Кроме того, то, что заставляет человека чувствовать себя дискомфортно, из памяти вытесняется в первую очередь. Оно, однако, не стирается, а становится неосознанным. Таким образом, память — процесс динамич­ный. Поэтому обращаясь к воспоминаниям, люди далеко не всегда могут воспроизвести ход каких-то событий. Еще сложнее восстановить прошлые отношения.

Ошибки памяти не случайны. Во-первых, события обыч­но припоминаются как происшедшие не так давно, как было на самом деле. Во-вторых, и это особенно существен­но при восприятии деликатных вопросов, сама формули­ровка «Помните Вы...?» небезразлична для респондентов, поскольку память — не абстрактная характеристика. Она является одним из свойств личности и, следовательно, может быть (и реально бывает) оценена как престижная характеристика.

Стр. 102

Вопросы о фактах поведения.Поведение — это дейст­вия человека по отношению к обществу, другим людям и предметному миру, рассматриваемые со стороны их регуляции общественными нормами. Ценностные аспекты поведения выступают наиболее отчетливо, когда действие приобретает характер поступка, т. е. личностно значимого акта, контролируемого системой принятых в обществе норм.

Успешность или неуспешность своего поведения чело­век так или иначе оценивает в соотношении с успехами и неудачами других. Это обстоятельство заставляет людей выработать определенные общественные стандарты, по ко­торым становится возможным оценить продуктивность со­циальной активности других. Такие стандарты имеют су­щественное значение для самооценки поведения.

В реальном поведении осознанное и неосознанное, эмо­циональные и рациональные компоненты находятся в таких соотношениях, дифференцировать которые чрезвычайно сложно даже специалистам-психологам. В повседневной жизни человек редко задумывается над своим поведением. В то же время практически любой вопрос о поведении касается социальной оценки этого поведения респондентом, с одной стороны, и, с другой — предполагаемой респонден­том оценки его поведения, производимой социологом. Вот, например:

«Какое участие Вы принимали в домашнем труде?

— постоянно помогал родным

— время от времени мне поручали ту или иную работу

— домашним трудом мне не приходилось заниматься».
Ответ здесь будет зависеть не только от реального

вклада респондента в домашний труд, но и от того, как он относится к этой работе и насколько считает ее приемле­мой для себя. Так, если с его точки зрения, это занятие, не подходящее для мужчины, то респондент будет склоняться к тому, чтобы выбрать второй или третий варианты ответа. Если же по каким-то его представлениям участие в домаш­нем труде окажется престижной характеристикой — пред­почтет первый вариант.

Существенным искажениям под воздействием престиж­ности подвергается и оценка затрат времени. Так, если сравнить итоги опроса о том, насколько регулярно респон­денты в свободное время занимаются тем или иным видом деятельности, с объективными исследованиями бюджета времени, то оказывается, что респонденты постоянно завы-

Стр. 103

шают регулярность престижных занятий (например, чте­ния в отличие от просмотра телепередач) 1.

Сильно подвержены воздействию престижности вопро­сы о социально нежелательном поведении. При их восприя­тии респондент вынужден сознаваться исследователю в та­ком поведении, в котором он, возможно, не сознается и самому себе, например: «Вы часто выпиваете?».

На этот вопрос ответить вдвойне трудно. Во-первых, в условиях обеспеченной анонимности он мог не смущаться и признать порицаемый общественным мнением факт, од­нако не делает этого, так как не хочет выставлять себя в невыгодном свете. Во-вторых, он просто может не отда­вать отчета в том, что «выпивает часто», не только другим, но и самому себе, защищая себя от мыслей, наносящих самооценке урон.

Экспертные вопросы.Нередко в вопросах о фактах (да и не только в них) содержится элемент экспертизы. Рес­понденту задают вопрос, на который он объективно не в состоянии дать ответа по существу, например:

«От чего зависит распределение Вашего времени на чтение газеты в разные дни недели?

— от наличия свободного времени

— от наличия интересных статей в номере газеты

— от важности событий, которые освещаются в данном
номере газеты

— затрудняюсь ответить».

Причины, по которым человек в среду читает газету полтора часа, а в пятницу — сорок минут, должен устано­вить социолог. Если он решение этой задачи перекладывает на респондента, то тем самым приписывает ему не су­ществующие у респондента возможности эксперта. Как следствие, вместо фактов он получит более или менее точно отражающие их представления о фактах, представления, содержащие в себе также и элементы оценки, и ошибки памяти, и случайность, и т. п.

Таким образом, практически любой вопрос о фактах может оказаться для респондента деликатным. Это означа­ет, что получение искомой информации о действительности этот тип вопросов не гарантирует. Однако у социолога имеются определенные возможности проверить степень соответствия полученных в опросе сведений тому, что есть

1 См. Маслова О. М. Методические особенности комплексного ис­следования аудитории газет с задачами изучения общественного мнения//Изучение общественного мнения в развитом социалистическом об­ществе. М., 1980. С. 117.

Стр. 104

на самом деле. Изучение этих возможностей позволяет в дальнейшем произвести коррекцию вопросов о фактах и использовать их в общении с респондентами как более надежное средство.

Коррекция вопросов о фактах.Соответствие ответов на вопросы о фактах может быть проверено с помощью различного рода документов. Однако такой способ не отно­сится к проблеме общения социолога с респондентами. В анкетах также применяют определенные приемы, позво­ляющие повысить степень соответствия ответов объектив­ной действительности. Применительно к вопросам о фактах это контрольные вопросы, вопросы с преамбулой, вопросы-фильтры.

Контрольные вопросы касаются тех же фактов, но выясняют их несколько иначе. В самом строгом смысле контрольный вопрос отрицает то, что утверждает обычный, например: «У Вас есть дети»? и «У Вас нет детей?». Однако в русском языке ответ на вопрос с отрицанием представля­ет определенные затруднения, поэтому в качестве контроль­ных используются любые вопросы, касающиеся того же факта, но в несколько иной форме (У Вас есть дети? — дошкольного возраста; школьного возраста; окончившие школу»).

Вопрос с преамбулой.Вопрос о фактах, как любой другой, может быть воспринят как оценочная характери­стика респондента, поэтому целесообразно в некоторых случаях задавать его в такой форме, которая несколько ослабляет его оценочный характер. Например: «Одни люди ежедневно убирают квартиру, другие делают это от случая к случаю. Как чаще всего поступаете Вы?».

Содержащееся в преамбуле к вопросу указание на то, что далеко не все люди поступают так, как, кажется, принято, позволяет респонденту более свободно рассказать о своем поведении.

Вопрос-фильтр. Наряду со сбором ответов о тех или иных характеристиках респондентов (наличие садового участка, посещение спортивной секции и т. п.) эти вопросы позволяют выявить группу людей, ответы которых оказыва­ются основанными не только на общих представлениях, но и на личном опыте:

«Посещает ли Ваш ребенок детскую музыкальную школу?

— да

— нет

Если посещает, кто обычно сопровождает его (ее) туда?

— кто-либо из родителей

— бабушка, дедушка ит. п.».

стр. 105

Вопросы-фильтры, кроме того, сберегают время тех респондентов, к которым следующий за фильтром вопрос (серия вопросов) не адресован. Наконец, они избавляют часть респондентов от необходимости отвечать на те вопро­сы, ответы на которые по существу они объективно дать не в состоянии.

Таким образом, в прикладной социологии выработаны определенные возможности для того, чтобы приблизить ответы респондентов к объективной действительности, ког­да речь идет о фактах. Сложнее дело обстоит со знаниями и внутренними состояниями.

Восприятие вопросов о знаниях.Поста­новка вопроса о знаниях направлена на определение степе­ни информированности респондентов о тех или иных собы­тиях, отношениях. Информированностью (осведомленно­стью) называется мера соответствия тех или иных сведе­ний, которыми располагает респондент, объективной дей­ствительности — реальным фактам, событиям или выска­зываниям.

Изучение информированности — сложная задача, по­скольку восприятие и усвоение различных сведений про­исходит на разных уровнях и с различной глубиной; оно касается не только особенностей организации процессов информирования, но и психологических особенностей рес­пондентов и должно учитывать избирательный характер знаний человека.

Проблема определения информированности интенсивно обсуждается в отечественной литературе. Наиболее про­стой и распространенный способ ее измерить основан на самооценочной осведомленности респондента. В таких слу­чаях чаще всего ставятся вопросы типа «Знаете ли Вы...?», «Слышали ли Вы...?», а также «Насколько хорошо Вам известны...?» и т. п. Предполагается, что ответы «не знаю», «не слышал» предназначены для тех, кто действительно не знает, не слышал. Исследователь, применяющий такие во­просы, исходит из представления об относительной ценно­стной нейтральности самого явления информированности и полагает, что полученные ответы не подвержены влиянию соображений престижа, не преследуют цель самоутвержде­ния и т. п.

Так что такое знания в психологическом аспекте?

«Знания,— писал академик А. Н. Леонтьев,— это не просто результат механической проекции тех или иных понятий в голову слушающего или читающего человека. Знания, понятия должны еще выступать какзнания, акту-

стр. 106

альные для него, т. е. должны приобрести личностный субъективный смысл» '. Иными словами, из потока инфор­мации человек извлекает не все подряд, а лишь то, что соответствует его интересам и потребностям. Поэтому оценка процесса информирования на основании самооце­нок информированности обусловлена избирательностью со­знания. Что же касается ответов об информированности, признания в обладании или необладании какими-то знания­ми, то здесь необходимо иметь в виду: информированность по любому поводу может быть воспринята респондентом как престижная характеристика, как подтверждение его авторитета. Например:

«Знаете ли Вы обычно, что делает, где бывает Ваш сын (дочь) в свободное время?

— знаю всегда

— знаю, но не всегда

— чаще не знаю».

Если респондент почувствует, что отрицательный ответ негативно его характеризует в глазах социолога или со­бственных глазах, ему чрезвычайно трудно будет признать­ся в своей неосведомленности. Поэтому его самооценка информированности может быть завышена. Следовательно, самооценка позволяет выявить не столько реальные знания респондента, сколько его стремление сделать вид, что он ими располагает. Это стремление в зависимости как от обсуждаемой темы, так и от личностных особенностей респондента может быть выражено с большей или меньшей интенсивностью, но существует постоянно.

Информированность по любому поводу может иметь для респондента определенный — больший или меньший — личностный смысл, субъективное значение. Поэтому в по­следнее время все большее число исследователей склоняют­ся к тому мнению, что самооценочная осведомленность не отражает реальных знаний респондента. Доказательством этого служит, в частности, сопоставление данных о факти­ческой и самооценочной информированности, осуществлен­ное при изучении производственной информированности работников промышленных предприятий в Одессе.

Выяснение фактической информированности производи­лось путем сопоставления ответов, которые дает работник, со сведениями, почерпнутыми из других источников заво-

1 Леонтьев А, Н. Некоторые психологические вопросы воздействия на личность// Проблемы научного коммунизма. М., 1969. Вып. 2. С. 35.

Стр. 107

декой информации (текстов приказов, коллективного дого­вора, соцобязательств и т. п.).

Оказалось, что уровень фактической информированно­сти гораздо ниже самооценочной. Связь между ними оказа­лась статистически незначимой. Полученные данные свиде­тельствуют, что соотношение между фактической и само­оценочной информированностью рабочих и служащих не зависит от таких социально-демографических характери­стик, как возраст, стаж работы на предприятии, образова­ние, квалификационный разряд. Оно определяется в первую очередь содержанием той информации, о которой идет речь в опросе. На самооценку информированности сильно повли­ял фактор престижности: не знать о принятых обязательст­вах завода, а тем более бригады, считается предосудитель­ным. Не случайно поэтому, отмечают авторы исследования, максимальные расхождения практически во всех группах наблюдались в вопросах, касающихся этих соцобяза­тельств.

Разные виды информации имеют различную ценность для респондентов. Учитывая это, при измерении информи­рованности работников завода их знакомство с разного рода сведениями оценивалось неодинаково. В общей сово­купности знаний выделялись более и менее существенные, их наличие у респондентов соответственно интерпретирова­лось различным образом.

Результаты этого исследования показывают, что, когда в опросе речь идет о проблемах, наиболее тесно связанных с общественными идеалами, самооценки информированно­сти существенно завышаются. С другой стороны, содержа­ние информации, нейтральное по отношению к системе ценностей и идеалов общества, стереотипам общественного сознания, приближало самооценочную информированность к фактической '.

Способы коррекции ответовна вопросы о знаниях.Первым, наиболее надежным способом коррекции является, как и при анализе ответов на вопросы о фактах, их сопо­ставление с объективными данными. В массовом же опросе имеются такие способы: применение различных контроль­ных вопросов (тесты, ловушки, анализ ассоциаций), а так­же вопросов-фильтров. Их использование при изучении ответов о знаниях имеет свою специфику, что заставляет остановиться на названных вопросах специально.

1 См.: Проблемы социальной регуляции на промышленном предприя­тии. Киев, 1974. С. 34.

Стр. 108

Вопрос-тестчаще всего применяется при определении информированности. Например, в исследовании читатель­ских предпочтений был задан вопрос о том, знает ли рес­пондент научно-фантастическую литературу. Затем ему предлагался «тест интереса к научной фантастике», в кото­ром к каждому из 30 наиболее популярных в нашей стране произведений этого жанра (популярность была определена в специальном исследовании) предлагалось найти автора из пяти предложенных фамилий '.

К текстовым методам близка и проективная методика, суть которой состоит в том, что респонденту описывают какую-то ситуацию, в которой действуют другие люди, и просят высказываться о предполагаемых последствиях. Например:

«Изрядно выпив в кругу друзей, Артамонов возвращался домой. На остановке автобуса он растолкал собравшихся, сел в автобус. В ответ на замечание о недостойном поведе­нии, последовавшее от пассажира, Артамонов обругал его нецензурной бранью, а затем стал избивать его.

Как оценивает советское законодательство поведение, подобное поведению Артамонова?» Как правонарушение, влекущее за собой наказание, не связанное с лишением свободы (выговор, штраф и т. д.)………… 1

Как уголовное преступление, влекущее за собой наказание в виде ли­-
шения свободы ........................................................ 2

Ни уголовная, ни административная (дисциплинарная) ответствен ность законом не предусмотрена………………….. 3

Какой-либо другой ответ (напишите)………………. 4

Затрудняюсь ответить ............................. 5

Здесь респондент оценивает действия другого человека или их последствия, а социолог имеет возможность опреде­лить его юридическую информированность в связи с назван­ной ситуацией.

Вопрос-ловушка (трюковый вопрос)также является разновидностью теста. Он построен так, что респонденту предлагается ответить о несуществующем (скажем, дать оценку несуществующего произведения несуществующего автора). Чаще всего эти вопросы используются при провер­ке профессиональной компетентности. Кроме того, они могут помочь и при определении того, насколько стоит доверять ответам, полученным от данного респондента (подробнее см. следующий раздел).

Ассоциация слов. Этот вопрос предлагает указать, что

1 См.: Белянин В. П., Ямпольскип Л. Т. Экспериментальное выявле­ние психологического тезауруса жанра//Общение: структура и процесс. М., 1982. С. 90—100.

Стр. 109

значат те или иные слова, дать к ним синонимы, связать прилагательное с существительным. Помимо самостоятель­ной оценки выявление адекватно интерпретируемых рес­пондентами тех или иных слов — газетных терминов, как было в эксперименте Т. М. Дридзе,— позволяет сделать определенные выводы о том, как они усваивают знания, передаваемые посредством этих слов (в данном случае, газетные сообщения) '.

Вопросы-фильтры. О них уже шла речь в связи с кор­рекцией ответов на вопросы о фактах. Предполагается, что фильтры отсеивают «не имеющих», «некомпетентных», «не­информированных» и т. п., т. е. четко выполняют свои вспомогательные функции. Однако оказалось, что если в примерах с информацией о фактах в основном так и про­исходит, то в других случаях фильтры, с одной стороны, отсеивают не всех неинформированных и некомпетентных, а с другой — отсеивают не только их.

Для того чтобы определить, в чем, когда и как сказыва­ется использование вопроса-фильтра, американские социо­логи провели опрос по пяти вариантам вопросника (четыре с различными формулировками фильтров и один без фильт­ра) в пяти идентичных подгруппах. Результаты исследова­ния показали:

1. Применение фильтра уменьшило долю неответившихна содержательный вопрос, т. е. при его использовании снизилась вероятность получить ответы не по существу.

2. Формулировка фильтра влияет на количество «отсе­янных»: прямой вопрос о том, есть ли у респондента мнение о проблеме в целом выполняет свои фильтрующие функции хуже, чем вопрос, где выясняется, насколько респондент заинтересован проблемой, приходилось ли ему прежде над
ней думать или о ней читать.

3. Тональность фильтра также влияет на ответы: если формулировка давала респонденту понять, что у него какое-то мнение обязательно должно быть, или каким-либо иным образом стимулировала к ответу, вопрос также выполнял
свои фильтрующие функции хуже по сравнению с «ней­тральной формулировкой».

4. Уровень конкретности обсуждаемой проблемы также влиял на ответы: чем абстрактнее формулировка, тем боль­ше респондентов «отсеивает» любой фильтр. С другой стороны, если тема глубоко волнует людей или хорошо им

1 См.: Дридзе Т.М. Язык и социальная психология М., 1982.

Стр. 110

знакома, на вопрос стремятся ответить все и фильтры


свою функцию выполняют хуже 1 .

Из этого видно, что даже вспомогательные, дополни­тельные вопросы могут оказаться деликатными или тенден­циозными: респондента совершенно не волнует, в какой функции выступает тот или иной обращенный к нему вопрос. Но ему важно, чтобы с ним обращались вежливо, не спрашивали «в лоб» о неприятных вещах, не навязывали чужих мнений, идет ли речь об оценках фактов, значений или чего-то еще-

Восприятие вопросов о внутренних со­стояниях.Назначение вопросов о внутренних состояни­ях — получить


ответы респондентов об их мнениях, отно­шениях, мотивах, установках, оценках других людей и сво­их собственных- Получение этих ответов представляет наи­большие трудности по многим причинам.

Во-первых, установки, отношения, мотивы могут быть четко фиксируемыми, осознанными или же смутными и не­ясными. Во-вторых, в повседневной жизни люди сравни­тельно редко задумываюсь над своим поведением, его мотивами, своими чувствами, отношениями. По большей части в привычных ситуациях люди действуют импульсив­но и не склонны подолгу заниматься самоанализом. В-третьих, вопросы о внутренних состояниях затрагивают наиболее интимную сферу, а люди весьма неохотно дове­ряют свой внутренний мир посторонним. В-четвертых, для любого человека тема его личности, по его же глубокому убеждению, является именно той областью, в которой он сам ориентируется очень хорошо. И наконец, мнение чело­века по любому поводу, а тем более такому сложному, может быть многозначным. Таким образом, респонденты далеко не всегда, во-первых, способны проделать большую умственную работу, чтобы определить свои отношения, мотивы и т. п., а во-вторых, не всегда и хотят этим зани­маться. Вопросы о внутренних состояниях оказываются из всех деликатных вопросов наиболее трудными.

Обычно человек стремится сохранить целостность своих представлений о мире и о себе. Когда он подвергается некоторым испытаниям (вопросами социолога о внутренних состояниях) вследствие размышления над некоторыми во­просами, грозящими ему изменением, ухудшением само­оценки, человек неосознанно использует приемы, позволяю-

1 См.: Bishop G- F., Oldendick P. W,, Tushfarber A. J. Effects on Filter Questions in Public Opinion Polls/Public Opinion Quarterly. 1983. Vol. 47. Ns 4. P. 529—544.

Стр. 111

щие ему не замечать того, что противоречит его взглядам, и объяснять то, что идет вразрез с нормами, вескими, правдоподобными причинами.

Итак, отношения, мотивы, установки не очевидны для других. Не всегда осознаются они в полной мере и самим субъектом. Знание же о внутренних состояниях интересует не только социолога (психолога, психиатра, следователя). В большей или меньшей степени оно необходимо всем людям, так как они включены в реальные взаимодействия друг с другом и не только фиксируют деятельность других в ее внешних проявлениях, но и стремятся понять суть этой деятельности.

Из множества разнообразных внутренних состояний человека социолог интересуется прежде всего мотивами поведения людей. Однако прямые вопросы типа «Поче­му-..?», обращенные к респондентам, далеко не всегда ока­зываются достаточным основанием для того, чтобы судить о действительных мотивах тех или иных поступков: то, что мотивирует поведение, осознается не всегда. Элементами мотивации поведения выступают то отчетливо осознавае­мые мотивы, то какие-то тенденции, сказывающиеся как на поведении, так и на особенностях суждений.

Иными словами, респондент может не осознавать истинного мотива. Желая все же ответить на вопрос, он дает мотивировку — высказывание, оправдывающее то или иное действие или суждение путем указания на побудившие его' объективные или субъективные обстоятельства. Совершив тот или иной поступок, человек может прибегнуть к рацио­нализации — правдоподобному с точки зрения здравого смысла объяснению своих желаний и поступков. В дей­ствительности же эти желания и поступки могут вызывать­ся причинами, которые либо не могут быть осознанными, либо не могут быть признаны из опасения потерять самоу­важение.

Рассмотрим в этой связи прежде всего, как люди сами себе объясняют внутренние состояния других и свои собственные, а затем обратимся к исследованию того, каким образом можно помочь им выразить эти свои представле­ния в ситуации опроса.

Сведения, которые в повседневных ситуациях можно получить о внутреннем мире других, обычно недостаточны и поверхностны, да и специальных средств для их анализа у людей нет. В то же время потребность в знании этого рода существует. Она удовлетворяется тем, что обычно не

Стр. 112

столько обнаруживаются подлинные, сколько приписыва­ются предполагаемые мотивы, цели, установки поведения.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.91.106.44 (0.064 с.)