ТОП 10:

ОТНОШЕНИЕ РЕСПОНДЕНТА К ОПРОСУ



Обращение к населению в целом, к тем или иным его группам, слоям с целью изучения их отношения к опреде­ленным явлениям действительности объективно детермини­ровано самим ходом развития общества и его научного познания. Исследования проводятся в общих интересах. Респонденты объективно заинтересованы в опросе, в ис­креннем сообщении своего мнения. Однако эта объективная заинтересованность далеко не всеми может быть осознана, и нередки случаи отказа от участия в опросе, небрежность, невнимательность, неискренность в ответах.

Выдавая те или иные сведения исследователю, люди, одаренные сознанием и самосознанием, активно реагиру­ют также на все его действия, оценивая их. При этом у них складываются определенные представления, модель дей­ствий, хода мыслей исследователя, формируются предполо­жения о последствиях своего взаимодействия с ним и т. п. Одни люди соглашаются участвовать в опросе, а другие в той же самой ситуации отказываются. Те же, кто согласился, проявляют неодинаковую активность, добросо­вестность, оказываются в различной степени категоричны­ми, искренними, последовательными, внимательными и т. п. От чего это зависит?

Если в психологических экспериментах люди стремят­ся участвовать, так как сами хотят знать о себе, своем характере, своих способностях, особенностях темперамен­та и т. п., то в опросах, проводимых социологами, сразу

1 См.: Швырев В. С. Научное познание как деятельность. М., 1984. С. 181.

Стр. 34


готовы участвовать далеко не все. Правда, нельзя не отме­тить, что сегодня практически любое анкетирование встре­чает заинтересованное отношение у людей. Однако, в отли­чие от большой готовности части людей к психологическим экспериментам, необходимость сообщить некоторые сведе­ния и помочь выработать более полное знание не только о себе лично, но и о коллективе, в котором человек работа­ет, коллегах, ровесниках, и т. п. осознается при более высоком уровне развития личности. Кроме того, итоги психологического эксперимента могут стать известны за­интересованному лицу, причем сразу же, а результат социо­логического исследования, как правило, удален от опраши­ваемых во времени и пространстве, что значительно снижа­ет к нему интерес.

Отношение респондентов к исследованию определяет как их участие (или неучастие) в нем, так и качество этого участия. Оно складывается из многих факторов и характе­ризуется различными уровнями. Выражается отношение респондентов к опросу также по-разному: за одними и теми же внешними проявлениями (например, отсутствие ответов на отдельные вопросы) могут стоять различные отношения (нежелание, недобросовестность, опасения последствий и т. п.); одно и то же отношение может проявляться по-разному (например, нежелание отвечать приводит как к декларированным отказам, так и к фиксации ответов в случайном порядке — в «шахматном» или др., в предпо­чтении позиций типа «затрудняюсь ответить» и т. п.).

Причины различного отношения респондентов к опросу могут быть субъективными и объективными. Одни из них являются постоянно действующими, другие — временными, некоторые влияют сильно, некоторые — совсем незначи­тельно. Объективными причинами возникновения и приня­тия того или иного отношения к опросу являются прежде всего социально-политические условия. Так, выявлено на­личие прямой зависимости между стремлением респонден­тов к правдивому, искреннему высказыванию мнений и уровнем развития демократических институтов в общест­ве, степенью осуществления свободы слова, печати и т. п. Совершенно очевидно, что в целом перестройка создает в принципе лучшую общественную обстановку для благоприятного отношения людей к опросу. Этому в значи­тельной степени способствуют расширение и совершенство­вание социалистической демократии, развитие гласности, рост социальной активности, критичности населения, повышение его культурного уровня.


Стр 35

К субъективным причинам можно отнести прежде всего осознание и оценку человеком тех или иных объективных причин, а также те индивидуально-психологические осо­бенности, которые в данной книге не рассматриваются. Среди субъективных причин отношения респондентов к оп­росу особого внимания заслуживают: общая мотивация участия в опросе; восприятие обращения и инструкции; восприятие цели исследования; восприятие анкетера; вос­приятие анкеты; восприятие обстановки опроса.

Общая мотивация участия в опросе Вводные замечания.Ведущим фактором регуляции любого действия является мотивация. Она включает в себя вс виды побуждений — мотивы, потребности, интересы стремления, цели, влечения, установки и т. п. На принятии респондентом решения об участии в опросе влияет такое число причин, что попытка учесть их все сделала бы задачу изучения мотивации в опросе неразрешимой. Поэтому огра­ничимся лишь анализом некоторых ее аспектов, являющих­ся с точки зрения общения наиболее существенными.

Мотивами называется то, что побуждает человека к той или иной деятельности. Проблема создания мотивации участия — чрезвычайно важная методическая задача, пото­му что в зависимости от того, какой смысл придает респон­дент своим действиям, меняется не только их направленность, но и эффективность выполнения.

Конкретное поведение человека (а ответы респонденто представляют собой объективированные результаты eго речевого поведения) может быть рассмотрено как действия и как деятельность (ответы могут быть рассмотрены как отражение деятельности их сознания). Отличительным при­знаком деятельности является наличие у нее собственного мотива, совпадение его со смыслом. Мотив действия задается той деятельностью, в которую это действие включено.

Опрос — это целенаправленное общение, цель его зада­ется социологом. Для респондента участие в опросе — это деятельность или действие с извне заданной целью. Это положение принципиально. Когда цель ставится самим субъектом, вытекает из его потребностей и мотивов, она имеет для него вполне определенный смысл. Когда же она задается извне, в виде приказа, просьбы, поручения и т. п. то в процессе ее принятия из всей существующей у субъекта системы потребностей и мотивов вычленяются и связываются с ней те элементы, которые с ней согласуются. В результате цель либо становится, либо не становится своей.

Стр. 36

Мотивы, побудившие человека выступить в роли респон­дента, могут соответствовать целям исследования, противо­речить им или же быть нейтральными. Если, например, человек отвечает на вопросы потому, что хочет помочь исследователю в решении каких-то проблем, и эта цель привлекает его, становится мотивом, то речь идет о дея­тельности по заполнению анкеты. Она наполнена познава­тельным смыслом. Когда участие в опросе, как, например, принято в ряде капиталистических стран, диктуется глав­ным образом стремлением получить некоторое вознаграж­дение, то та же самая (по внешним проявлениям) актив­ность с психологической точки зрения выступает как дей­ствие, включенное в деятельность по обеспечению средств к существованию. Она приобретает материальный смысл.

Итак, для человека, попавшего в выборку, участие в оп­росе представляет собой поведение с извне заданной целью, и он обычно довольно смутно представляет себе, что имен­но надо сообщать исследователю.

Другое обстоятельство — общающиеся стороны нахо­дятся в неравном положении: респондент отвечает на во­просы и в большинстве случаев не имеет возможности опросить и услышать исследователя. Респондент раскрыва­ет свой внутренний мир, высказывает свои мнения, заявля­ет о своей позиции; мир, мнения, позиция исследователя остаются ему неведомыми. Ситуация, когда вопросы задает лишь одна сторона — социолог, а другая только отвечает, напоминает внешне экзамен или допрос, где также преиму­щественное право на постановку вопросов имеет одна сторона. Разные люди реагируют на эту ситуацию различно: в одних случаях они находят смысл работы над вопросами, а в других — эта работа их тяготит, стремятся поскорее ее закончить, а в третьих — они находят возможность раз­влечься, занимаясь малознакомым, непривычным делом, и т.п.

Так как цель исследования и общения задана респон­денту извне, возникает опасность, что она не будет принята вовсе, либо будет принята формально. В первом случае мы имеем дело с явными отказами от участия в опросе (к это­му обратимся несколько позже более подробно), во вто­ром — с формальным участием в нем.

Проблема заключается в том, что подробное, искреннее, самостоятельное выражение своего мнения, добросовест­ные ответы на вопросы социолога требуют от респондента значительных усилий и напряжения внимания, памяти,

Стр. 37

терпения и т. п. Поэтому получение согласия на участие в опросе — это еще полдела.

В любой деятельности человека может интересовать как сам процесс работы, так и ее результат. В связи с этим при заполнении анкеты различаются следующие виды мотивов:

— стремление к результату, иногда безотносительно к тем действиям, с помощью которых он достигается (например, быстрее заполнить анкету, даже ценой пропуска ответов);

— стремление к самой деятельности, безотносительно к ее результату; в этом случае человек находит удовлетворе­ние в проявлении активности в данном виде деятельности (например, с удовольствием подчеркивает номера ответов, вписывает недостающие фразы);

— стремление использовать данную деятельность в ка­ких-либо иных целях, не имеющих к ней прямого отношения (заполнение анкеты для того, чтобы получить одобре­ние анкетера или других участников опроса за тщатель­ность или скорость; для того, чтобы обратить внимание на те или иные негативные явления; чтобы изменить собствен­ный статус и т. п.);

— стремление получить общественную оценку своей деятельности, а через нее — и своей личности (добросове­стный, отзывчивый человек).

Как видно, все эти мотивы характеризуют опрос как действие, а не как деятельность, так как мотивы не связаны с целью исследования. Но мотивация участия в опросе поддается некоторой коррекции при помощи тех средств, которые имеются в распоряжении организаторов исследо­вания. Необходимо прежде всего рассмотреть те направле­ния, по которым предстоит работать, а затем обратиться к изучению средств, позволяющих привести мотивы респон­дента в соответствие с целями исследования.

Эмоциональное воздействие. Мотивы участия в опросе обычно не осознаются. Однако и тогда, когда человек не отдает себе отчета в том, что побуждает его отвечать, мотивы все же находят свое отражение в его действиях. Происходит это, в частности, в форме эмоций, отражающих отношения между мотивами и возможностью успешного осуществления соответствующей деятельности. Эмоции способствуют «настраиванию» человека для соответствую­щего действия или противодействия. В одних случаях благодаря подключению эмоциональной активации проис­ходит торможение, блокирование первоначального дей­ствия, в других, наоборот, ускорение и облегчение его,

Стр. 38

в третьих — вносятся изменения, коррективы в отношении исходной мотивации.

Для того чтобы респонденты почувствовали необходи­мость своего участия в опросе и действительно это участие приобрело в их глазах познавательный смысл, чтобы «на­строить» их на сотрудничество, социологу предстоит со­здать у них «кооперативную установку».

Кооперативная установка.Установкой называется бо­лее или менее устойчивое предрасположение человека, побуждающее его определенным образом ориентировать свою деятельность, его готовность к определенной форме реагирования. Применительно к участию в опросе это означает готовность респондента к работе с анкетой.

При восприятии вопросов одни люди относятся к ним с полной серьезностью, поскольку считают, что опрос реша­ет важные научные или практические (или научно-практи­ческие) задачи, стремятся сотрудничать с исследователем (кооперативная установка). Другие же считают опрос де­лом не слишком важным, или анкету не слишком удачной, или анкетера и других организаторов исследования людьми, не заслуживающими внимания и доверия. Они либо вовсе не изъявляют желания участвовать в опросе, либо участву­ют формально, не вникая в суть вопросов (некооперативная установка).

Некооперативные установки могут проявляться также и в том, что человек сочтет себя недостаточно компетент­ным для участия в опросе и откажется от заполнения анкеты. Если категорический отказ встречается сравнитель­но редко, то попытки так или иначе уклониться от участия в опросе характерны для некоторой части любой категории опрашиваемых.

Обнаружено, что наличие более кооперативной уста­новки характерно для жителей села, людей с высшим образованием. Несколько менее явно она выражена у горо­жан, жителей рабочих поселков, респондентов в возрасте до 40 лет2. По данным американских исследователей, сре­ди декларировавших отказ отвечать, как правило, оказыва­ются люди, состоящие в браке, имеющие средний доход, в возрасте старше 30 лет; в больших городах рост отказов отвечать в целом идет значительно быстрее, чем в деревне;

1 См.: Жабский М. И. Принципы стандартизированного ин-тервью//Социологические исследования. 1985. № 3.

г См.: Аванесов В. С. Тесты в социологическом исследовании. М., 1982. С. 158.

Стр. 39

с ростом численности города интервьюеры чаще сталкива­ются с отказами от участия в опросе.

Сказанное вовсе не означает, что причины отказа могут быть жестко детерминированы объективными условиями; эти условия влияют на установки респондентов через зна­чительное число опосредующих звеньев. Внешние причины, становясь предметом осмысления или эмоционального пе­реживания человека, входят в его внутренний мир и накла­дывают свой отпечаток на характер отношения к опросу.

Очевидно, что наличие кооперативной установки пред­почтительнее, и способам ее формирования будет уделен особый раздел. Следует избегать упрощенного понимания, так как бывают вполне «кооперативные» по своим уста­новкам респонденты, которые тем не менее не способны к длительному напряжению внимания, памяти и т. п.

Мотивацияуспеха — неудачи. Мотивация участия в оп­росе может быть охарактеризована также как стремление достичь успеха или избежать неудачи. Для первой ха­рактерны высокая степень заполненности анкеты, подроб­ности ответов, комментарии, замечания респондентов. Для второй — более или менее явное уклонение от участия в опросе, связанном с риском неправильно ответить, непра­вильно понять, проявить свои слабые стороны. При пре­обладании мотивации «избегания неудачи» респондент вы­бирает такую линию поведения, которая сводит к минимуму вероятность нанести ущерб собственному престижу (он не заявляет прямо о своем отказе, так как это могло бы служить демонстрацией его неготовности заполнять анке­ту, а дает формальные отписки, выбирает обтекаемые формулировки, предпочитает общие ответы или прячется за вариантами типа «трудно сказать»). В случаях, когда моти­вация «избегания неудачи» преобладает над мотивацией «достижения успеха», респондента в большей степени пуга­ют последствия возможной неудачи, чем привлекает успех.

Круг проблем, связанных с мотивацией участия в опро­се, отнюдь не ограничивается рассмотренными. В стороне остались такие существенные вопросы, как воспитание сознательности, активной жизненной позиции, гражданско­го долга. Этим вопросам в отечественной литературе уделе­но достаточно много внимания; несомненно, любое продви­жение в этой области непременно сказывается и на общей готовности людей выражать свое мнение в опросе. Здесь же

i См.: Steech Ch. С. Trends in Nonresponse Rates — 1952— 1979/Public,
Opinion Quarterly, 1981. Vol. 45. № 1. P. 40—57. ч

Стр. 40

рассматриваются те возможности создать или изменить отношение респондентов к опросу, которые могут оказаться в распоряжении социолога. Обратимся к проблемам воспри­ятия цели исследования, обращения, инструкции, а также к вопросам отношений между респондентами и анкетером.

Восприятие цели исследования.Как уже отмечалось, опрос — это общение с извне заданной целью. От того, насколько усвоит ее респондент, будет зависеть его сотрудничество с социологом. Цель исследования обычно формулируется в начале той части анкеты, которая являет­ся как бы вступлением в общение и называется обращением к респондентам.

Относительно того, насколько подробно для респонден­тов следует формулировать цель исследования, существуют различные мнения. Так, согласно одному подходу, исходя­щему главным образом из опыта проведения психологиче­ских экспериментов, о цели не должен знать не только респондент, но и анкетер или любой исследователь, не знакомый с программой исследования. Сторонники другого подхода считают достаточным простое указание на то, что опрос «проводится в научных целях». Существует и третий подход — цель респондентам сообщается, но формулиров­ка ее в обращении может быть изложена более простым языком, чтобы быть более понятной и доступной.

Все названные подходы основываются на одном и том же положении о характере влияния цели общения, однако отражают различное отношение исследователей к нему. Дело в том, что цель представляет собой идеальное пред­восхищение результата деятельности. Она определяет ха­рактер и упорядоченность различных действий и операций для ее достижения. Формулировка цели исследования мо­жет наполнять работу над анкетой различным смыслом. Например, если человеку сообщают, что цель исследова­ния — проверить его знания о чем-либо, то это внесет определенные изменения в его ответы под влиянием жела­ния казаться информированным. Если те же самые вопро­сы анкеты преследуют цель изучить, о каких явлениях нужно улучшить информирование, подобные изменения могут не наблюдаться.

Многочисленные эксперименты показали, что у респон­дентов наблюдается тенденция создавать в глазах исследо­вателя желаемый образ самого себя или оцениваемых лиц, а также стремление давать те ответы, которые, по их мнению, ожидает социолог. Предположения респондента относительно характера ожидаемой от него информации

Стр. 41

являются одним из важнейших компонентов поведения во время опроса. Эти предположения настраивают его опреде­ленным образом, и подобный «настрой» почти невозможно осознать. Кроме того, существует способность предвосхи­щать намерения собеседника на основании некоторых (за­частую не реально существующих, а предполагаемых) при­знаков. Эти предполагаемые респондентом ожидания и на­мерения социолога неосознанно избираются им как опреде­ленное направление мыслей, возникающее вместе с пред­ставленной формулировкой цели. Последняя как бы задает «систему координат», в соответствии с которой он и отвечает на вопросы.

Если материала для подобного прогнозирования недо­статочно (например, цель сформулирована неконкретно), то респондент более свободен в своем выборе. Это и позво­ляет применять второй подход к ее постановке. При под­робном же изложении целей респондент как бы включается в некоторую игру, условия которой определены как раз рассказом о целях проводимого исследования.

Высокий престиж науки, уважение к организациям, проводящим опрос, желание помочь социологу или анкете­ру и многие другие причины, приводящие к возникновению кооперативной установки, порождают стремление не просто помочь исследователю, но даже ему угодить, что выражает­ся в неосознаваемом стремлении респондента действовать и отвечать в направлении, совпадающем с предполагаемыми ожиданиями исследователя (так называемый феномен ус­лужливого респондента). Иными словами, излишняя кон­кретизация целей и задач исследования неизбежно вызыва­ет изменения в ответах, приводит в конечном итоге к значи­тельному числу ошибок.

Примером влияния излишней конкретизации целей ис­следования служат данные, полученные в ходе выборочного исследования среди жителей Ростова. Речь шла об их намерениях подписаться на получение «Литературной газе­ты» в 1985 г. Обращение к респондентам от имени редак­ции этой газеты (на нее ссылались анкетеры и на обложке анкеты стоял ее гриф) вызвало значительное смещение голосов в пользу «ЛГ» по сравнению с другими газетами, представленными в списке. Итоги подписной кампании обнаружили тот факт, что заявленное в ситуации опроса намерение оказалось скорее всего данью вежливости по отношению к организаторам исследования, выражением благодарности за внимание к мнению людей. Если основы­ваться на данных опроса, то подписка на «Литературную

Стр. 42

газету» должна была бы в этом городе увеличиться почти вдвое, а в действительности она осталась на примерно прежнем уровне.

Таким образом, излишняя детализация целей исследова­ния приводит к тенденциозному заполнению анкет. Если цель с самого начала не привлекает человека, он уклоняет­ся от участия в опросе. В случае же чрезвычайно заинтере­сованного отношения ответы содержат отклонения, не со­относимые непосредственно с предметом опроса. Чтобы избежать этих смещений, сторонники первого подхода и предлагают сообщать респондентам не саму цель исследо­вания, а нечто похожее на цель.

Подобное изображение социологом цели исследования для представления ее респондентам, обусловленное стрем­лением социолога получить ответы, свободные от воздейст­вия избыточной информации о ней, имеет вместе с тем и этическую сторону. Логика здесь, казалось бы, проста: если респондент, чтобы отвечать по существу, не должен знать об истинной цели исследования, то ему можно пред­ложить нечто другое, скрывающее суть опроса. Однако такой подход чреват дегуманизацией в конечном итоге и самой цели исследования, что для марксистской науки не является приемлемым.

Указание на то, что опрос проводится в научных целях, оказывается достаточным для довольно ограниченного кру­га респондентов. Оно может удовлетворить в основном тех, кто считает, что знает, что это такое — научные цели, или тех, кто совершенно не интересуется задачами проведения исследования. Так или иначе, но такое указание еще не гарантирует участия в опросе всех респондентов, во всех случаях, не создает достаточной мотивации. Социологу приходится обращаться к респондентам не только как к источнику информации, но и как к людям с их интереса­ми, намерениями, отношениями.

Так, к примеру, представляется удачным обращение к респондентам в анкете «Подписка на газеты и журналы». При формулировании цели исследования ее авторы прояви­ли уважительное отношение к респондентам, бережно ис­пользовали их потенциал как активных помощников, со­трудников исследователей. Им был предложен следующий текст:

«Уважаемый товарищ!

У читателей и редакции газеты «Правда» общее стрем­ление видеть ее всегда боевой, интересной, помогающей в труде, учебе и жизни.

Стр. 43

Чтобы полнее учесть мнение читателей, редакция вместе с Институтом социологических исследований Академии наук СССР и Московским государственным университе­том им. М. В. Ломоносова проводит социологическое ис­следование.

Просим Вас принять в нем участие...»

Как видим, уже в первой фразе удачно подчеркивается общность интересов социолога, редакции и респондентов. Это очень важно, так как в самой начальной фазе общения стороны находят общие точки соприкосновения, а обнару­жение совместных характеристик весьма желательно для последующего взаимодействия. Если далее респондент дол­жен будет что-то рассказать исследователю о себе, отве­чая и на вопросы о газете, и на вопросы о своих социально-демографических признаках, то и исследователь не совсем анонимен. Он в некоторой степени также «представляется» и становится знакомым респонденту как представитель названных организаций. А знакомство с социологом созда­ет у респондента впечатление о более равноправном обще­нии, которое в дальнейшем благоприятно сказывается на его работе с анкетой. Обращение к респонденту сформули­ровано корректно, вежливо. Это просьба о помощи, она также направлена на создание кооперативной установки, вызывает у респондента уверенность в важности его мне­ния, в способности помочь социологу. Обращение с прось­бой также подчеркивает равноправие участников и органи­заторов опроса, их взаимозависимость, повышает престиж людей как респондентов.

На практике используются еще некоторые довольно эффективные способы вовлечения респондента в опрос.

Восприятие обращения.Обращением назы­вают прежде всего непосредственно номинативные выска­зывания-призывы, например: «Уважаемый товарищ!», «До­рогой друг!». Хотя опрос — общение с массой людей, за­полнение анкеты рассчитано на индивидуальную работу респондента. В подавляющем большинстве как самое при­вычное используется слово «товарищ». Реже «коллега» или — для юношеской аудитории — «друг».

Обращением называют также ту часть анкеты (а также вступительное слово анкетера), которая посвящена изло­жению цели исследования и направлена на то, чтобы вовлечь людей в опрос. Помимо непосредственно формули­ровки цели используют еще и такой прием, как подчерки­вание общности интересов в выполнении стоящей перед ними задачи: «Проблемы охраны окружающей нас приро-

Стр. 44

ды, чистоты воздуха и воды, сохранности лесов волнуют всех жителей страны». В обращении можно также напом­нить респонденту о его гражданской ответственности, под­черкивать активность его жизненной позиции: «Ваши суж­дения помогут более полно учитывать...», «Ваши ответы помогут улучшить работу...» и т. п.

Кроме того, в этот же текст целесообразно включать и сведения об использовании результатов исследования. Это волнует респондентов не только в связи с внедрением в практику выводов, основанных на обработке всех ответов. Зачастую не менее, а даже более важной представляется им собственная ответственность за высказанные мнения, на­дежды и опасения относительно своей личности. Поэтому в обращении нередко указывают, что ответы останутся анонимными или что имя, фамилию, адрес и т. п. указы­вать не нужно. Однако само слово «анонимный» в обыден­ном сознании принимает негативный оттенок, и некоторые респонденты заявляют, что не желают быть «анонимщика­ми». Но и явно выраженное пренебрежение к имени того, кто сотрудничает с исследователем, тратит свои время и си­лы, может быть замечено опрашиваемыми и вызовет среди них реакцию обиды, что снизит мотивацию участия в опросе. Более продуктивным представляется такое сообщение: «Ре­зультаты опроса будут использованы в обобщенном виде, поэтому имя, фамилию, адрес указывать не обязательно».

Инструкция о заполнении анкеты.Ин­струкция как памятка, руководство по работе с анкетой должна способствовать участию в этом деле респондентов, не вызывая особых трудностей. Инструкция составляется из двух частей, предназначенных для соответствующих целей.

Первая часть может быть довольно лаконичной, напри­мер: «Заполнять анкету несложно», «Заполнение анкеты не потребует много времени». Иногда здесь указывают, сколь­ко примерно времени может понадобиться для работы с анкетой (просят респондента выделить для этого один час или др.). Делать это в большинстве случаев нежелатель­но. Исключением могут стать только, скажем, опросы учащихся в учебное время или опросы лиц, время которых строго регламентировано. Связано это с тем, что ограничен­ный во времени человек может сразу же отказаться от заполнения анкеты, не захотев уделить столько (указан­ное) времени на предлагаемое занятие. Кроме того, ограни­чение во времени, если о нем заранее сообщается, заставля­ет человека постоянно иметь в виду это обстоятельство

Стр. 45

и отвлекает от содержательной стороны дела, создает нервозность.

Вторая часть содержит правила работы с анкетой. Для этого респонденту сообщаются, например, такие сведения: «прочтите, пожалуйста, вопрос и все предлагаемые варианты ответа на него. Номер того ответа, который совпадает с Вашим мнением, обведите кружком. Если готовых ответов нет или ни один из них Вас не устраивает, напишите, пожалуйста, свои соображения на специально отведенных строках.»

Если в анкете имеются таблицы, в инструкции желательно утратить внимание респондента на то, чтобы он заполнял в них каждую строчку. Например: «При ответах на вопросы в форме таблиц отвечайте, пожалуйста, по каждой строке».

Инструкции могут содержаться не только в обращении, но и в некоторых вопросах. Например, к вопросам-табли­цам лучше еще раз напомнить респонденту о необходимо­сти заполнения всех строк.

В целом инструкция должна быть корректной, выдержа­на в вежливом тоне. Так, если для обработки данных в анкете содержится значительное число различных цифр, не все из которых должны быть помечены респондентом, необходимо пояснить, что следует, а что не следует обво­дить, подчеркивать и т. п. Например: «Слева код для ЭВМ. Не зачеркивайте номера. Это затруднит обработку», «Циф­ры для ЭВМ. Просьба не обводить». Инфинитивные кон­струкции типа «не обводить!», «не зачеркивать!» напомина­ют респонденту об асимметричности и неравноправном общении и затрудняют установление контакта.

Большую роль играют также слова «Заранее благодарим за участие в исследовании» («за помощь», «за подробные ответы»). В них неявно авансируются усилия респондента, ненавязчиво формулируется ожидание социолога о сотруд­ничестве в ответах на вопросы. Эти слова вызывают у рес­пондента стремление не обмануть ожиданий исследователя.

Степень пригодности инструкции определяется в про­бном опросе. Если его участники задают много вопросов о том, как заполнять анкету, это означает, что в ней имеют­ся недостатки. Так, например, в исследовании «Подписка на газеты и журналы» часть респондентов (16%) интере­совалась принципом отбора опрашиваемых. Впоследствии в инструкцию была введена такая фраза: «Семьи подписчи-

Стр. 46

ков, которые попали в наше исследование, выбраны случай­ным образом по научно разработанной методике»

Такое дополнение придает исследованию в глазах рес­пондентов большую научную обоснованность. Тот факт, что участие в опросе предопределено не чьей-то прихотью, а обосновано научно, как бы более обязывает к работе над анкетой.

Формированию кооперативной установки также способ­ствует и такое сообщение: «Научная ценность исследования будет зависеть от того, насколько откровенно, искренне и обстоятельно Вы ответите на наши вопросы. Поэтому просим Вас отнестись к заполнению анкеты серьезно и бла­гожелательно».

Подобные призывы в инструкции, безусловно, многое объясняют респонденту и могут снять часть организацион­ных вопросов. Но постоянно приходится иметь в виду, что излишне громоздкая инструкция вообще не читается частью респондентов, особенно если у них есть возмож­ность расспросить анкетера. Исследователю приходится постоянно решать, в каком исследовании ему необходимо сделать обращение коротким, но вызывающим дополни­тельные вопросы, а в каком — подробном, но не читаемым частью участников опроса.

Восприятие анкетера. Массовые опросы еще не стали привычной процедурой для большинства населе­ния, поэтому сама ситуация в этом регламентирована край­не слабо. Хотя и считается, что люди обычно больше внимания уделяют содержанию вопросов, а не личности анкетера, тем не менее от него зависит, дойдет ли дело до самих вопросов и насколько серьезно к ним отнесутся.

Анкетер является посредником между социологом и респондентами; для последних он олицетворяет организа­цию, проводящую исследование. От того, как и что он делает и говорит, зависит оценка респондентом всей ситуа­ции опроса.

Хотя эта ситуация и не регламентирована практически ничем, кроме правил корректного поведения, каждая из общающихся сторон имеет некоторое предварительное зна­ние: анкетер — о том, что нужно привлечь людей к опросу, респонденты — по крайней мере о том, что их участие требуется для разрешения каких-то проблем. Вследствие общей избирательности восприятия незнакомая ситуа­ция — осознанно или нет — подгоняется под более знако­мую. Под какую же именно?

i См.: Проблемы сбора первичных данных в социологии средств массовой информации. М., 1984. С. 52.

Стр. 47

Если анкетер не обладает специальными знаниями о природе общения в опросе, он неосознанно стремится перевести ситуацию в плоскость взаимоотношений, более известных и ему, и другим. Как правило, неквалифициро­ванный анкетер строит их по образцу общения между ревизором и служащим или между служащим и посетите­лями и соответственным образом обращается с респонден­тами. Характер же обращения, под которым понимаются не отдельные акты, а устойчивые формы речевого и неречевого поведения, вытекающие из понимания ситуации общения одним участником и детерминирующие в определенной мере ее восприятие другим, формирует и отношение, по­требность или боязнь общения '.

Респондентам навязать подобного вида общение срав­нительно легко, так как и им оно достаточно знакомо из повседневной жизни. Но такая ситуация чрезвычайно нежелательна по ряду причин.

Во-первых, она вызывает значительное число отказов, хотя и в силу различных соображений. Во-вторых, вызыва­ет смещение цели участия в опросе (опасение нанести урон себе или товарищам, нежелание излишне утруждать себя и т. п.). Кроме того, люди, как правило, рассчитывают на реальную помощь в результате того, что руководству или органам власти, за представителя которых неосознанно может выдавать себя анкетер, станут известны их частные неурядицы, и полагают, что от анкетера зависят изменения в существующем положении респондента. Так, например, при проведении опроса читателей газеты «Известия» в Ива­новской области опрашиваемые изложили анкетеру свои трудности с сохранением садового участка и ожидали от него вмешательства в деятельность местного исполкома. Это не просто отвлекало людей от обсуждения поднятых в исследовании вопросов (кстати, посвященных деятельно­сти газеты, а не сельскому хозяйству, досугу или снабжению продуктами питания), но и рождало в них необоснованные надежды, а затем и разочарование. Иными словами, по­добное принятие анкетером чужой, хотя и более известной роли приводит к существенным издержкам и с точки зрения качества ответов, и с точки зрения целесообразности самого факта обращения людей к социологам.

Поэтому деятельность анкетера должна быть строго

1 См.: Мясищев В. Н. О взаимосвязи общения, отношения и отраже­ния как проблеме общей и социальной психологии//Социально-психологи­ческие и лингвистические характеристики общения и развития контактов между людьми. Л., 1970. С. 115.

Стр. 48

функционально ограничена. К примеру, в «Инструкции для интервьюера» — участника социологического иссле­дования среди читателей газеты «Правда» сказано: «При беседе Вам следует держаться не как официальному представителю, а как лицу, заинтересованному лишь в уста­новлении подлинного мнения читателя». Но как этого добиться?

Успех деятельности анкетера целиком обусловлен пове­дением респондентов, в то время как последние от него практически ни в чем не зависят. Условий для взаимодей­ствия здесь недостаточно, и анкетеру еще нужно их созда­вать, и для этого имеются определенные средства и прие­мы, обеспечивающие эффективное выполнение его обя­занностей.

Обязанностианкетера сводятся к следующим: 1) отбор необходимых лиц в соответствии с выборкой; 2) сообщение респондентам о целях исследования и правилах работы с анкетой; 3) контроль за процессом заполнения анкеты; 4) приемка анкет.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-26; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.173.234.140 (0.024 с.)