ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЕ МОТИВЫ РАСПАДА СССР




ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

ЭТНОПОЛИТИЧЕСКИЕ МОТИВЫ РАСПАДА СССР



Существуют два основных и диаметрально противоположных подхода к объяснению причин распада СССР:

1. «субъективистский»:

ведущая роль в разрушении советского государства отводится деят-ти конкретных П. сил и лиц. Его варианты могут различаться м/у собой по степени категоричности, выбору конкретных П. персонажей в роли разрушителей, реконструируемым сценариям и мотивам действий. Сторонники этого подхода обычно предпочитают говорить не о распаде, а о целенаправленном развале Советского Союза.

Н.И.Рыжков резко критиковал недостаточную компетентность П. лидеров, в особенности Горбачева, за непоследовательность П., отсутствие четкой экономической стратегии.

Г.А.Зюганов: разрушение СССР было результатом целенаправленной П. Запада, а также внутренних коррумпированных и компрадорских группировок, а непосредственно эту задачу осуществили силы, сосредоточившиеся вокруг Б.Н. Ельцина.

Р. этнолог В.И.Козлов: на протяжении значительной части советской истории в высших эшелонах власти доминировали евреи или проеврейски настроенные люди, проводившие антирусскую П., в т.ч. сам Ленин; среди демократов в период «перестройки» было много евреев, в те годы во властные структуры и СМИ проникла некая «хорошо организованная группа единомышленников».

Этнолог В.Н.Басилов: Горбачев сознательно поставил себя вне контроля КПСС, распустил КГБ, намеренно проигнорировал info об агентах влияния в П. кругах СССР, Горбачев лишь делал вид, что не имеет отношения к демократической оппозиции: в действительности же он сознательно выпустил ее на П. арену и всячески способствовал укреплению ее влияния в общ-ве. А целью такой игры было установление в стране капитализма.

Версия заговора сводится к тому, что в послесталинский период часть П. элиты, переродившаяся под воздействием процессов коррумпирования и криминализации общ-ва, стала работать на разрушение социалистической системы и с этой целью в 1970-е гг. организовала «застой», а Горбачев лишь довел дело разрушения до конца.

2. «объективистский»:

распад СССР объясняется действием неких исторических закономерностей.

Директор Института этнологии и антропологии РАН В.А.Тишков еще за два года до распада СССР высказывал сомнение в исторических перспективах крупных гос-в.

Один из видных политиков периода «перестройки» и постперестроечных лет С.М.Шахрай утверждал, что судьбу Советского Союза решили не политики, «это сделала история».

Философ А.С.Ахиезер: судьба СССР была предопределена закономерностями развития и слабостями того класса соц. систем, который именуется «большим общ-вом».

«Объективистский» подход особенно хар-рен для «демократической» мысли Р. и для тех П. деятелей, которые активно способствовали развалу и ликвидации СССР.

В западной советологии традиционным на протяжении нескольких десятилетий было определение СССР как последней колониальной империи. С конца 1980-х гг. оно начало появляться в публикациях отечественных авторов и со временем, по мере роста антисоветизма, стало доминирующим среди «демократически» настроенных ученых и публицистов. Согласно этому подходу, являющемуся, по сути, разновидностью советологического «объективизма», СССР распался именно потому, что был империей. Распространено также мнение, что эта империя должна была исчезнуть еще в начале века, когда она была Р. империей, разделив участь Австро-Венгрии и Оттоманской Порты. Иными словами, развал СССР оказался реализацией «отложенной» закономерности.

Наиболее радикальные сторонники такого подхода — С.Биалер, 3.Бжезински — прямо утверждают, что имперскость Р. состояла в том, что русские господствовали П. и угнетали другие народы. Более умеренные авторы стараются избегать столь категоричных суждений, сознавая, что Р. не очень вписывается в классическую модель колониальной империи: Тишков называет Р. империей «особого рода», поскольку в ней не было ни имперской нации, ни разделения на метрополию и колонизируемую периферию. Более того это была империя за счет Р. народа.

Система национальной гос-венности - «для своего времени» это были оправданные меры, позволившие достичь успехов в развитии народов СССР. Но это «свое время» растянулось до принципа. При создании и первоначальном устройстве СССР был запущен в действие механизм производства этнонационализма — как принцип организации гос-ва и общ-ва и как мировоззренческая норма. Этот механизм привел к формированию соц. групп, интересы которых могли реализоваться именно ч/з национализм, породил многообразные противоречия м/у «нациями и народностями», которые он же во многих случаях и создал. В этнополитическом аспекте советская общ-венная система была столь же многообразной и противоречивой, как и ее соц.-П. основы.

Национализм был миной замедленного действия, но с еще не заведенным часовым механизмом; никак нельзя сказать, что СССР «раздирался» этническими противоречиями и конфликтами. Периодически оживлявшийся «абхазский вопрос» был почти единственным примером конфликтности, не переходившей, однако, в экстремистские формы.

В рамках советской П. системы этнонационализм не мог проявляться открыто, выступать как самостоятельная идеология и П. сила, способная угрожать режиму и гос-ву. Причины его коренились отчасти в ранней советской истории, в истории досоветской и в некоторых фундаментальных св-вах человеческого рода.

Обычно национализм связан, прежде всего, с конкуренцией в сферах занятости, распределения материальных благ, П. прав и статусов, использования ресурсов и т. п. В СССР поводов для конкуренции, которая могла приобрести форму национализма и межэтнических конфликтов, было немало. Ферганская резня, столкновение киргизов и таджиков, избиение северокавказцев в Новом Узене в 1989г., узбекско-киргизский конфликт в Ошской области в 1990г. — это все примеры материально обусловленного соперничества, которое в принципе не имеет прямого отношения к национальной идее. Им же в значительной степени был обусловлен национализм в среде нерусской творческой и научной интеллигенции и управленцев, которые с избытком были подготовлены в рамках П. коренизации. Одним из достижений советской власти считался высокий уровень лиц с высшим образованием среди нерусских народов, причем некоторые из них по этому показателю обошли русских. Но никто тогда не задумывался об отрицательных соци. последствиях перепроизводства «национальных кадров». Эти «кадры» зачастую были избыточны с т.з. потребностей общ-ва, не находили применения своим знаниям, а главное — на всех не хватало привлекательных, престижных и денежных должностей. Это создавало почву для межэтнической конкуренции, приводило к вытеснению из соответствующих отраслей представителей иноэтничных групп. В 1987г. немалый резонанс имели публикации о преимуществах для казахской молодежи при поступлении в ведущие вузы Казахстана в ущерб другим этническим группам.

Однако такой конкуренции не существовало в сфере промышленного производства, в которую представители коренных народов Средней Азии, Казахстана, Прибалтики вовсе не стремились. Эта социальная ниша со времен раннесоветской индустриализации так и оставалась занятой преимущественно славянами. Обозначенная проблема наглядно демонстрирует недостатки искусственной и ускоренной модернизации, осуществленной советским гос-вом. Соц. структура «коренных народов» союзных республик включала главным образом аграриев, работников торговли, обслуживания, представителей индивидуального сектора, чиновников и интеллигенцию.

Можно выделить основные виды этнонационализма, соответствовавшие положению того или иного народа в гос-венной системе СССР:

1.национализм союзнореспубликанских этнонаций:

направлен на создание или усиление привилегированного положения своей национальности и соответственно на подавление требований иноэтничного населения. Его задачи вне республик: обретении большей самостоятельности по отношению к союзной власти: это была самая общая цель, которая в разных республиках имела более или менее радикальное звучание. Хаар-рная особенность: антирусской направленность.

2.национализм среди статусных народов автономий:

распространен среди статусных народов автономий.

В ряде республик они испытывали давление национализма первого типа (Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах, Каракалпакия, Горный Бадахшан), этот национализм при всех его общих, «родовых» чертах имел такие особенности, как, по крайней мере, внешне и формально оборонительный и российско-русофильский хар-р, а также лояльность к центральной власти. Это и естественно, т.к. союзные власти, Р. и русские рассматривались как единственные возможные защитники от экспансии национализма республиканских «старших братьев». Абхазские патриоты неоднократно выдвигали идею, наряду с преобразованием своей автономии в союзную республику, вхождения в РСФСР. Такую же идею уже в годы «перестройки» выдвигали патриоты каракалпакские (Каракалпакия входила в разные годы в состав РСФСР и Казахстана). Аналогичные ориентации на Р. (и объединение с Северной Осетией) существовали у южных осетин. Бадахшанские патриоты, недовольные П. таджикизации своих припамирских народов в конце 1980-х гг. тоже выдвигали идею вхождения Горно-Бадахшанской автономной области непосредственно в состав СССР. Карабахские повстанцы в числе возможных вариантов выхода из конфликта предлагали либо перевод Нагорно-Карабахской автономной области в состав РСФСР, либо установление прямого союзного правления.

3.национализм бесстатусных народов:

бесстатусные народы имели еще меньше возможностей защищаться от давления союзнореспубликанского национализма, чем автономии.

4.русский национализм:

не имел институционных форм в виде деят-ти общ-венно-П. организаций, формулирующих расистскую идеологию. Такие формы Р. этнонационализм и расизм приобрели в 1990-е гг. — в значительной степени как реакция на русофобию.

В любой ситуации национализм — это идеология агрессии. Но для понимания расстановки П. сил выделенные различия имеют значение. Очевидно, что национализм автономий и этнических меньшинств не способствовал распаду СССР — именно в силу его центристской ориентированности. Их сепаратизм был реакцией на распад СССР, а не борьбой против СССР.

П. Горбачева перед лицом распада гос-ва оказалась просто никуда не годной. Ясно, что время окриков из центра и силовых методов ушло в прошлое. Надо было искать какие-то иные способы предотвращения хаотичного развала.

В принципе для нормализации отношений м/у республиками и федеральными властями требовалось сделать не так уж много: несколько видоизменить соответствующие статьи Конституции СССР и добиться их безусловного соблюдения. Однако Горбачев слишком долго выжидал, как будто не веря в реальность раскола и надеясь, что центробежные процессы улягутся сами собой. Возможно также, он рассчитывал, что П. и экономические реформы поставят все на свои места.

Горбачев проигнорировал раздававшиеся накануне I Съезда и на самом форуме призывы рассмотреть вопрос о гос-венном устройстве СССР. К этому призывали и сторонники суверенизации союзных республик, и сторонники сохранения гос-венного единства, уже тогда вполне осознавшие силу сепаратизма. Это был очень удобный момент, возможность перехватить инициативу у сепаратистов, превентивным маневром предотвратить дальнейшую П. дезинтеграцию страны. В то время независимцы еще опасались открыто высказывать свои конечные цели, а гос-венное единство СССР большинством населения воспринималось как нечто естественное и незыблемое. В таких условиях можно было пойти даже на подтверждение существования СССР и его гос-венного строя путем к.-т. законодательного акта или референдума без особого риска на неудачу.

Однако Горбачев постоянно отставал от развития событий, не смог предпринять ни одного упреждающего шага.

17 марта 1991г. были сделаны попытки сохранить СССР путем всеобщего референдума и «пересоздать» его при помощи нового союзного договора. Формула референдума включала сразу несколько принципиальной важности положений: и о сохранении СССР, и о сохранении общ-венного строя, и о суверенности субъектов федерации. Сделано это было специально для, чтобы обеспечить положительный результат. Вышло же так, что результат был достигнут, но в силу многозначности формулировки каждый получил возможность трактовать его по-своему. Так, сразу же после референдума председатель Верховного Совета Украины Л.Кравчук заявил, что референдум показал стремление населения республики к независимости. Неудачно был выбран и момент проведения референдума — после конфликта в Вильнюсе. Это дало возможность правительствам прибалтийских республик просто проигнорировать референдум. Скоро на итоги референдума вообще перестали обращать внимание.

Совершенно профанированным и запутанным оказалось понятие «суверенитет». Одни толковали его как полную независимость, др. — как ограниченный суверенитет в рамках СССР. Поэтому декларации и законы союзных республик о суверенитете, а также результаты референдума 17 марта 1991г.можно было интерпретировать каким угодно образом.

Новоогаревский процесс II (осень 1991г.) отличался от своего предшественника и сменой некоторых П. ориентиров. Раньше Горбачев явно стремился удержать в Союзе как можно больше республик, прежде всего Украину, и эта цель обусловливала недостатки предыдущих проектов договора. Получалось же все наоборот. Республики не были поставлены перед жестким выбором в своем П. самоопределении, имели возможность выдвигать все новые требования, играть на лозунге суверенитета, демонстрировать свое право присоединяться или не присоединяться к договору. Для них главным критерием в оценке проектов договора было то, в какой степени они обеспечивают гос-венный суверенитет и «экономическую самостоятельность» своих республик. В их позиции просматривалась идея создать такое П. образование, в котором республики фактически смогут игнорировать общегос-венные органы власти и в то же время пользоваться всеми П. и экономическими преимуществами единства страны. Те же республики, которые занимали более взвешенную позицию (Белоруссия, Казахстан, Киргизия и др.), оказались связанными принципом общего согласия.

Ново-Огарево II выдвинуло другой принцип: главное — заключить соглашение, а сколько республик его подпишут — это уже менее важно.

Реалистичность и перспективность союзного договора в его осеннем варианте и послужила причиной того, что он был торпедирован тройственным соглашением о Содружестве Независимых Государств между Белоруссией, Россией и Украиной. Срыв подписания договора в августе произошел по той же причине после того, как неимоверно трудный новоогаревский процесс наконец-то дал результат. Ситуация в декабре повторилась, с той лишь разницей, что на авансцене событий оказались др. люди, а Горбачева отстранили от власти уже «законным» способом, предварительно «отстранив» сам Советский Союз.

Резкое изменение позиции Ельцина, который до последнего момента демонстрировал поддержку союзному договору, а потом вдруг без к.-л. предварительных ходов отправился в Беловежскую Пущу разрушать СССР, тоже вполне объяснимо. Беловежское соглашение преследовало цель сорвать процесс восстановления единства, создав взамен гораздо менее интегрированную П. систему.

Национал-сепаратизм привел к суверенизации республик, ослаблению гос-венных структур и экономики страны, к фактическому выходу из состава СССР Латвии, Литвы и Эстонии, примеру которых были готовы последовать и некоторые другие республики. Однако это была еще не ликвидация СССР, а отпадение от него отдельных частей. СССР мог сохраниться, даже если бы в нем осталась одна РСФСР, и, наоборот, он не мог бы существовать, если бы в нем остались все, кроме Р. Именно Р. в критический момент принадлежало решающее слово. Российские «демократы», в силу своих П. интересов, оказались не только союзниками националистов из др. республик, которые стремились лишь отделиться от СССР, но и главными действующими лицами в разрушении всего гос-ва.

ВЫВОД:

Соединение российского необольшевистского радикализма с этнонационализмом союзнореспубликанских этнических элит создало мощную оппозицию П. Горбачева и угрозу целостности гос-ва и общ-ва. Главным мотивом действий этой объединенной оппозиции была борьба за власть — в Р. для первых и в своих республиках для вторых. Основную роль в развале СССР сыграли действия российских радикалов во главе с Ельциным, которые систематически подрывали союзную власть «изнутри» и активно поддерживали национал-сепаратистов в др. республиках. Главную же «стратегическую» роль сыграл этнонационализм, взращиванием которого десятилетиями занималось само советское гос-во.

Т.о., основные этноП. мотивы распада СССР:

1) дискредитация русского населения в нац. окраинах (Казахстан)

2) столкновение экономических интересов (Киев-Москва, Грозный-Москва)

3) лингвистические споры (Украина, Латвия, Литва)

4) стремление этносов создать независимые гос-ва (Украина, Грузия, прибалтийские страны). Многие этносы в 80-е гг. всё чаще начинают вспоминать о праве на самоопределение и собственной гос-венности. За тем многие этносы начали говорить о праве на историческую территорию (ингуши, армяне, малые народности и т.д.)

5) депортированные народы возвращаются на свои земли.

6) во второй половине 80-х гг. вместе с перестройкой начинается подъем национального самосознания и самоидентификации, «раскол советской нации». Всего на территории СССР к 90гг. насчитывается приблизительно 150 конфликтов, в которых погибли сотни людей. Массовые демонстрации в Крыму, в Поволжье, на Кавказе и в Прибалтике.

7) национальная П. советской власти, итогом которой стал развал СССР.

ТИПОЛОГИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ДВИЖЕНИЙ (НА ПРИМЕРЕ Р. И ПОСТ-СОВЕТСКИХ ГОС-В)

В зависимости от характера поставленных и решаемых задач, действующих лиц и множества др. факторов, в современном мире формируется несколько типов национальных движений, различающихся своими внутренними и внешними параметрами.

Одна из первых попыток типологии национализма была сделана историком Ф.Мейнеке «Космополитизм и национальное государство» (1907г.): фундаментальную разницу м/у П. и культурными нациями. Х.Кон «Идея национализма» (1944г.): в GB, Франции, Нидерландах, Швейцарии и США национализм был в основномП., а в Центральной и Восточной Европе, а также в Азии, — этническим.

ТИПОЛОГИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ДВИЖЕНИЙ:

II.Дж.Брейли:

1. сепаратистские: (Чечня)

направленны на отделение той или иной нации от существующего гос-ва.

2. реформистские: (Татарстан)

стремятся придать более национальный хар-р структурам и отношениям существующего гос-ва

3. ирредентские: (Р. - Приднестровье)

предпочитают объединение нескольких гос-в или присоединение части одного гос-ва к др.

III.Дж.Хол:

1. интегральные: (Прибалтика)

ориентированы на усиление монолитности как полинациональных, так и мононациональных общ-в

IV.Б.Андерсон:

1. официальные/ правительственные: (Прибалтика, Украина, Грузия)

направленны на большее соответствие интересов нации интересам гос-ва

V.по П. программе:

1. гос-венные: (Казахстан)

сочетание национальных и гос-венных ценностей

2. радикальные: (Р.)

ориентация на резкий разрыв этих идеалов и даже на уничтожение части прежней П. элиты

3. реакционные: (Молдавия)

недоверие к новым, демократическим ценностям; пытаются всеми методами сохранить прежние идеалы

VI.Симонс-симонолевич:

1. реставраторские: (Польша, Венгрия)

За восстановление до советского гос-венного устройства, восстановления автономии и всех правящих институтов. Хар-рно в большей части для западных республик

2. этнические: (Латвия)

движения тех сообщ-в, которые вообще не имеют исторической традиции, однако их внутреннее единство провоцируется внешними факторами, по большей части давлением др. наций.

3. автономистско-сепаратистские: (Татарстан, Чечня)

движения возникают на основе региональных отличий, когда региональные сообщ-ва, они понимают свою индивидуальность и все различия с др. регионами и пытаются отделиться.

VII.Макс Гайдман:

1. Национализм угнетаемых народов (Абхазия, Эстония, Латвия, Литва)

2. Иредентистский национализм народов, которые хотят отделения, освобождения из-под власти империй, иностранных завоевателей (Юж. Осетия)

3) Предохранительный национализм. Этот тип национализма является порождением конкуренции м/у модерными национальными гос-вами. Одна из его доминантных черт — отождествление экономических интересов определенного гос-ва (какие провозглашаются жизненными интересами нации) с национальной безопасностью (Республика Приднестровье отождествляет свои интересы с Р.)

4) Престижницкий национализм в основе его системы ценностей — культ славного прошлого, на основе которого отмечается и культивируется исключительность определенной нации по сравнению с другими (Р.)

VIII.социологические типологии:

1. Партикуляристский национализм: (Башкирия, Чувашия)

основа: требования национальной автономии и сепаратизма. Он начинается с требований культурной автономии.

2. Маргинальний национализм возникает в пограничных регионах соседних гос-в, среди народов, для которых является хар-рным смешанный тип культуры и которые склоняются к культуре «родины» (Приднестровье)

3. национализмменьшинств направлен на защиту и признание самого факта существования этих меньшинств и их культурной самобытности, когда эти меньшинства существуют внутри др., большей нации (Абхазия)a

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.221.159.255 (0.015 с.)