ТОП 10:

Х полосное ПТМП, устанавливаемое с помощью УМЗ



Для установки минного поля данного типа могут использоваться только универсальные минные заградители типа УМЗ. Применяемые мины - противотанковые противоднищевые мины неконтактного типа ПТМ-1 или ПТМ-3. Установка минного поля производится тремя машинами идущими строем пеленга. Коричневыми стрелками показано направление движения машин, красными стрелками направление выброса мин из машины. Дальность выброса мины из машины 30-100 метров. Мины устанавливаются только внаброс на поверхность!. Мины становятся в боевое положение через 60-100 секунд после выхода из контейнера. Каждая машина устанавливает полосу мин. Ширина полосы 6-10 метров, расстояние между минами в полосе 9-12 метров. Ширина полосы и расстояние между минами неконтролируемые и лишь укладываются в вышеприведенные параметры. Расстояние между полосами зависит от точности выдерживания направления движения водителями машин.

Время выкладки полного боекомплекта машин 10-15 минут. Длина минного поля из одного боекомплекта из мин ПТМ-3 до 1.8 км, из мин ПТМ-1 до 5 км.

Расход мин на 1 км. минного поля 300 - 324 шт. Вероятность поражения танков типа М1 "Абрамс" 0.85, т.е из 10 танков попавших на минное поле подорвется 8-9 машин.

Время боевой работы минного поля 16-24 часа, после чего мины самоликвидируются подрывом. Гарантия безопасности данной местности 28 часов с момента установки последней мины. Неподрыв мин при самоливидации невозможен по конструктивным особенностям мин.

Литература

1. Наставление по военно-инженерному делу для Советской Армии. Военное издательство. Москва. 1984г.
2. Инженерные боеприпасы. Книга первая. Военное издательство. Москва. 1976г.
3. Б.В. Варенышев и др. Учебник. Военно-инженерная подготовка. Военное издательство. Москва. 1982г.
4. Б.С.Колибернов и др. Справочник офицера инженерных войск. Военное издательство. Москва. 1989г.
5. Наставление по минной войне НОА Китая. Москва. ГРУ при ГШ ВС СССР. 1969г.
6. Журнал "Зарубежное военное обозрение". №№ 4-87, 3-88, 4,5,6-90.
7. Руководство по устройству и преодолению инженерных заграждений. Военное издательство. Москва. 1986г.
8.Руководство по дистанционному минированию в операции (бою). Военное издательство. Москва. 1986г.

Собака-диверсант

Сначала пара цитат.

Первая из сайта "Город-FM" :

  В начале 30х гг. в Красной Армии проводились разработки операций в глубоком тылу противника, в ходе которых важная роль отводилась диверсионным подразделениям, которые должны были дезорганизовать снабжение и управление. Наверное, поэтому в конце 34-го - и начале 35-го проводились испытания собак, обученных для диверсионной деятельности. По замыслу собаки, сброшенные с парашютом в специально сконструированных коробах, должны были доставить взрывчатку, которая находилась в седлах на спине, к бензоцистернам, на полотно железной дороги или к самолетам противника. При этом четвероногие не были смертниками, поскольку механизм седла состоял из бойка с пружиной, воздействующего на капсюль и механизма, воздействующего на шпильки, с помощью которых собака освобождалась от седла. Чуть позже, в конце марта 35-го года на Научно-исследовательском Автобронетанковом полигоне в Кубинке прошли испытания собак — истребителей танков и приспособлений для защиты последних от действий четвероногих мин. В принципе, собака могла уцелеть: для подрыва танка использовалось вышеописанное седло, но в реальности (собака, как правило, заползала с взрывчаткой под танк) шанс на спасение был близок к нулю.

Цитата вторая. Из сайта "Сержант".

  Первое испытание проводилось по самолетам на аэродроме: "две собаки породы немецкая овчарка, сброшенные с 300 метров, после раскрытия коробов уверенно пошли на цель. Альма немедленно сбросила седло рядом с целью, Арго не сумел сбросить из-за неисправности механизма. На следующий день, сброшенные с той же высоты две овчарки, преодолев 400 метров по глубокому снегу за 35 секунд, сбросили седла со взрывчаткой на железнодорожное полотно. При этом они проявляли высокую сообразительность: "у собаки Нелли после освобождения из короба седло упало на землю, но Нелли подхватила седло зубами и донесла до железной дороги". Руководитель испытаний, заместитель начальника Штаба ВВС Красной Армии Лавров, в своем докладе, направленном 4 января 1935 г. М.Н.Тухачевскому, Я.И.Алкснису и А.И.Егорову писал: "Проведенные испытания показали пригодность программы подготовки собак... для выполнения следующих актов диверсионного порядка в тылу противника: -подрывы отдельных участков железнодорожных мостов и железнодорожного полотна, разных сооружений, автобронетанковых средств и т.д.; -поджоги строений, складов, хранилищ жидких горючих веществ, нефтяных приисков, железнодорожных станций, штабов и правительственных учреждений; -отравлению при помощи сбрасывания устройств с отравляющими веществами водоемов; скота и местности, когда сама собака является источником заразы, возможное распространение эпидемий. Полагал бы целесообразным... организовать в 1935 г. школу Особого Назначения, доведя количество подготовленных людей до 500, а собак до 1000-1200... В целях предварительной охраны наших объектов оборонного значения от диверсионных собак теперь же дать директивные указания приграничным военным округам уничтожать собак в любом месте их появления, особенно в районе аэродромов, складов, железнодорожных линий и бензохранилищ...».

Уважаемый читатель, тебя ничего не настораживает в этих цитатах? Ну хотя бы скорость бега собак по глубокому снегу ("400 метров по глубокому снегу за 35 секунд").Это получается около 42 км/час. Кто-нибудь встречал собак, способных бегать со скоростью хорошего автомобиля по ГЛУБОКОМУ (!) снегу с почти двадцатикилограммовым грузом на спине?

Это первое.

Второе. Простите, но в середине тридцатых прыжки с парашютом даже людей были еще в новинку. Парашют тогда рассматривался исключительно как средство спасения летчика. Недаром огромный фурор среди иностранных наблюдателей произвела выброска красноармейского парашютного десанта во время Киевских маневров 1935 года. Парашютов, предназначенных для иных целей тогда просто не существовало. Мне нигде не удалось отыскать информации ни о "специально сконструированных коробах", ни о парашютах, пригодных для сбрасывания грузов небольшого веса. Любой грамотный парашютист скажет вам, что использовать обычный людской парашют в качестве грузового без радикальной переделки вряд ли возможно.

Третье. Одна из отраслей биологической науки зоопспихология, изучающая поведение животных, давно пришла к однозначному выводу о том, что в природе каждая особь занимает на местности строго ограниченный участок (пусть даже и весьма значительный по площади), который не покидает на протяжении всей своей жизни.

Ориентируются животные в пределах своей территории по раз и навсегда отложенным в памяти картинам местности. Освоение занимаемой территории происходит в младенческом возрасте обычно под руководством родителя, или с достижением половой зрелости новый участок под руководством особи другого пола, хозяина участка. И как правило новый участок вплотную примыкает к уже знакомому. Расширение занимаемой территории или перемещение занимаемого участка происходит крайне медленно и постепенно. Обычно на протяжении ряда месяцев и даже лет.

Оказываясь на совершенно незнакомой территории (обычно по воле человека) одиночное животное испытывает острейший психологический стресс, куда как более сильный, чем человек, оказавшийся совершенно внезапно для себя в совершенно чужой стране с незнакомым языком, обычаями, правилами поведения и моральными ценностями. Причем, если человек, обладая развитым разумом и сознанием, обычно оказывается в состоянии приспособиться к новым местам, то животное по большей части обладает куда меньшими приспособительными способностями. У животных в этом плане способность к абстрактному мышлению и оценке ситуации заменена простым, но очень жестко встроенным в сознание инстиктом - "Все, что незнакомо, неизвестно -опасно". В обычных условиях жизни животного этот инстинкт обеспечивает выживание. Поэтому, если животное оказалось в незнакомой ситуации, то это чаще всего кончается гибелью животного, ну или как минимум приводит к неадекватному поведению.

Известная писательница и биолог Джой Адамс, посвятившая много лет изучению жизни гепардов и вопросам возвращения в природу гепардов, рожденных в неволе, и долгое время полагавшая, что гепарды не выживают на воле из-за того, что у них утрачены охотничьи навыки, в конце концов пришла к выводу, что причиной гибели гепардов является именно стресс новой территории. Даже особи, которые довольно быстро смогли отказаться от пищи, предлагаемой Адамс, на протяжении ряда лет жили вблизи ее лагеря, т.е. на знакомой для них местности.

Исходя из выводов зоопсихологии трудно поверить в то, что собаки, выброшенные с парашютом на совершенно незнакомую местность, в абсолютно чуждую им среду обитания (для собаки, рожденной в населенном пункте, питомнике, и т.п. местах, лес столь же чужд, непонятен и страшен, что и для коренного горожанина), моментально после освобождения от "короба" быстренько сориентируются на местности, определят направление на вражеский бензосклад, склад боеприпасов или аэродром и направятся прямехонько туда.

Хотелось бы спросить тех, кто писал подобные "перлы", каким образом собака узнает, где находится требуемый объект?
Ей что, перед посадкой в самолет проводник будет показывать карту с обозначением объектов?
Или ее заставили запомнить азимут цели и дистанцию до нее? И она умеет пользоваться компасом?
По запаху? Так бензин на 20 километров свой запах все же не разносит.
Или собака просто будет блуждать по лесу, пока случай не выведет ее на вражескую железную дорогу?

Ну вот расмотрим такую ситуацию. Вы в роли собаки-диверсанта. При этом от вас не требуют становиться на четвереньки, лаять. Просто с вами поступают так, как это делали бы с собакой.
Итак, Вас, ничего не рассказывая и не объясняя (собаке ведь ничего не расскажешь), посадили в самолет, всучили мину и отдали приказ взорвать объект. Потом долгий полет неизвестно куда, пока пока вам не приказали прыгать. При этом вам не объяснили куда вы летите, где, в каких направлениях и как далеко находятся вражеские склады. И вдобавок вам не дали с собой ни куска хлеба.
Как вы полагаете, будет толк от вас как от диверсанта? Так вы все же человек и что то можете сообразить. А собака?

Ну наткнулись вы на полотно железной дороги и взорвали его. А может это узкоколейка, по которой лет пять тому назад возили торф, а потом забросили. Человек еще может оценить и сообразить, что эта дорога явно не та, что нужна, а собаке ведь все равно.

Ну и наши летчики времен войны. Для них ошибиться в точке выброски километров эдак на 100-200 было обычным делом. Не верите? Ну вот вам два примера.

Первый. Выброска в Мозырские леса весной 1942 года партизанского отряда знаменитого полковника Д.Медведева ( из отряда которого потом действовал Николай Кузнецов). Первую группу выбросили в 300 километрах от Мозырских лесов. Вторую на 200 километров севернее намеченной точки - села Мухоеды. Третья группа летела на радиомаяк и должна была прыгать на световые ориентиры - костры. Ошибка 180 километров.
Второй. Советский разведчик Евгений Березняк. История его разведгруппы почти полностью описана в знаменитом романе. Ю.Семенова "Майор Вихрь". Его группу 19 августа 1944 года выбросили с парашютами с ошибкой 110 километров на территорию Германии, тогда как летчики уверенно доложили, что сбросили в Польше на высоту отм.43, что в 20 км северо-западнее села Рыбна.

Сбрасывать собак в пределах прямой видимости от объекта, чтобы она не блуждала, а шла прямиком на вражеский склад? Вы полагаете, что вражеская охрана без глаз и без ушей, и не обратит никакого внимания на кружащий самолет, который с 300 метров сбросил парашютиста всего в 400 метрах от охраняемого объекта?
Да и то сказать, если уж самолет добрался до нужного объекта в тылу противника, то может ему лучше быть загруженным авиабомбами? Все же даже бомбардировщик ЯК-9Б ( тот же истребитель ЯК-9, но имеющий оборудование для сброса бомб) мог нести до 400 кг. бомб, что явно больше, чем может нести собака или даже две.

Сказочники-гуманисты, создающие подобные "романы", позаботились, чтобы милая собачка не погибла на вражеском объекте. Она по их замыслу сбрасывает свой груз и убегает.

"При этом четвероногие не были смертниками, поскольку механизм седла состоял из бойка с пружиной, воздействующего на капсюль и механизма, воздействующего на шпильки, с помощью которых собака освобождалась от седла. "

Все хорошо, все радуются, все хлопают в ладоши! Умилительная сцена.

Но вот вопрос, куда и зачем убегает собачка?
Она будет пробираться к линии фронта, чтобы выйти к своим и доложить о выполнении задания?
Или уйдет к партизанам?
А чем она будет питаться во время своих блужданий? Охотиться на зайцев? Так они и сидят толпами на всех пеньках в ожидании советской собаки-диверсанта. Собака не волк и к лесной жизни не приучена.

Предвижу возражения энтузиастов собачье-минного дела. Мол предполагалось, что собаки будут сбрасываться вместе с людьми-минерами. Извините, но в сем опусе о людях ни слова. Вся фишка тут в том, что собака действует совершенно автономно.

Согласен с тем, что в каких то конкретных единичных случаях, когда человеку невозможно подобраться к вражескому объекту и заложить фугас, он может использовать для этого собаку. Но сколько таких ситуаций было или могло быть во время войны? Единицы. Громоздить сложные структуры, затрачивать месяцы и месяцы на обучение таких собак, содержать десятки и сотни людей ради сознания того, что где-то когда-то возможно такая собака потребуется? Вряд ли это стоит считать целесообразным.

Очень известному специалисту в области диверсий на железных дорогах полковнику И.Г. Старинову, написавшему десятки работ по минной войне на путях сообщений, создавшему несколько образцов противопоездных и объектных мин, разработавшему несколько методик действий по уничтожению вражеских ж/д объектов, подготовившему не один десяток специалистов-диверсантов, самому руководившему действиями по минной войне на вражеских объектах, ни разу не пришло в голову порекомендовать использовать собак-диверсантов. Хотя, наверняка с такими идеями к нему обращались. Ни в одной своей работе он ни единым словом об этом не обмолвился, Хотя о действиях минно-розыскных собак он пишет не раз, и с большой похвалой. Почему? А потому, что ему, как всякому специалисту в минно-диверсионной области была совершенно ясна бредовость предложений о собаках-диверсантах.

Старший майор госбезопасности П. Судоплатов, в обязанности которого входило действительное, а не мнимое руководство партизанскими действиями (типа известного Центрального Штаба Партизанского Движения) ни в одной из своих работ даже не упоминает о применении собак-диверсантов, хотя самим диверсионным минно-подрывным действиям уделяет весьма значительное место в своих мемуарах и довольно подробно перечисляет типы использовавшихся во время войны мин и фугасов.

Сложно сказать, чего больше в писаниях о собаках-диверсантах - чистой выдумки наших современников ради красного словца или мистификаций и прямого очковтирательства стремившихся к известности и славе проходимцев тридцатых-сороковых годов. Скорее всего, мы имеем дело и с проходимцами, и с некритично относящимися к получаемой информации энтузиастами собаководства.

Несложно после некоторых размышлений и ознакомления с методами дрессировки собак, бесед с кинологами прийти к выводу, что либо вообще не было никаких испытаний собак-диверсантов, либо тому же заместителю начальника Штаба ВВС Красной Армии Лаврову был показан цирковой номер с собаками заранее натасканными на одних и тех же местах в выполнении определенных действий. В цирке собаки еще похлеще показывают номера.

Право, не стоит собакам приписывать возможности, которыми они не обладают. Что они могут, то могут, а что не могут, того и не сделают. Собака-сторож, собака-ищейка, собака-спасатель, собака-поводырь, минно-розыскная собака, охотничья собака, собака-пастух. Вот области их применения. И славы у них столько, что не стоит оскорблять это верно служащее человеку сотни лет животное еще и небылицами.

 

 

Источники и литература

1.Шмелев И.П. Бронетанковая техника Третьего Рейха. Арсенал-Пресс. Москва. 1996г.
2. С.Ангелов. Танки и самоходные установки. Изд. АСТ. Москва. 2000г.
3.Инженерные боеприпасы. Руководство по материальной части и применению. Книга первая. Военное издательство МО СССР. Москва. 1976г.
4.Waffen- Revue. Heft 22, Waffen Lexikon Nr. 1803-225-1
5. Книга по советским минно-взрывным средствам без отправных данных (без обложки и титульного листа). Предположительно издания 1943-44 годов.
6.Коллекция Д.Горбовского.
7.Сайт "Зверики" (www.peter-club.spb.ru/anima).
8.Сайт "Сержант" (sergeant.genstab.ru).
9. Сайт "Город-fm" (www.gorod.ru)
10. Журнал "Техника и оружие" №1-97г.
11.Великая Отечественная. Действующая армия 1941-1945. Anini Fortitudo.Кучково поле. Москва. 2005г.
12. Военный энциклопедический словарь. Том I. РИПОЛ КЛАССИК. Москва. 2001г.
13.Д.Медведев. Сильные духом. Молодая гвардия. Москва. 1979г.
14.Е.Березняк. Пароль "Dum Spiro." Политиздат Украины. Киев. 1979г.
15.Журнал "Сержант" №8 1997г.
16.И.Старинов. Записки диверсанта. Альманах "Вымпел". Москва. 1997г.
17.И.Г.Старинов.Мины замедленного действия. Альманах "Вымпел". Москва. 1999г.
18.И.Г.Старинов, В.А.Эпов. Взрывное дело. Воениздат. Москва.1959г.
19.Полковник И.Г.Старинов. Партизанское движение в Великой Отечественной войне. Курс лекций. Военная академия им. М.В.Фрунзе. Москва. 1949г.
20.И.Старинов. Супердиверсант Сталина.Мины ждут свого часа. Яуза.ЭКСМО. Москва. 2004г.
21.И. Старинов. Заместитель по диверсиям.Яуза.ЭКСМО. Москва. 2005г.
22.П. Судоплатов. Разные дни тайной войны и дипломатии. 1941 год. ОЛМА-Пресс. Москва. 2005г.
23. Аскью Генри Р. Проблемы поведения собак и кошек. Руководство для ветеринарного врача. Пер. с нем. М.Степкин. Москва: "Аквариум ЛТД", 1999. - 624 с.
24. Бергман Ё. Поведение собак. Пер. с финского. Москва: Восхождение, 1992.
25. Бехтерев В.М. Объективная психология. Москва.Наука, 1991.
26. Гриценко В.В. Коррекция поведения или перевоспитание собак. - Москва. 1995
27.Святковский А.В., Криволапчук Ю.В. Некоторые аспекты диагностики и коррекции неврозов у собак// Материалы VIII Международного конгресса по проблемам ветеринарной медицины мелких домашних животных. Москва 2000.
28.Чуваев И.В. Возможности фармакотерапии при неадекватном поведении и оптимизации обучения собак// Журнал "Ветеринарная Практика", 1999, №1(7)
29.Чуваев И.В. К вопросу о зоопсихиатрии собак// Новые фармакологические средства в ветеринарии: Материалы 11-ой Международной межвузовской научно-практической конференции. Санкт-Петербург. 1999
30.Ю.В.Криволапчук. Этологические основы профилактики эмоционального стресса у собак. Академия Ветеринарной Медицины. Санкт-Петербург
31.Merkblatt ueber russische Spreng- und Zuend- mittel, Minen und Zuender. Ihr Einsatz beim Feind und ihre Beseitigung. Oberkommando des Heeres. (Chef H Ruest und B d E). Az.34 d16/4f AHA Pi.Abt. (Zn 5) Ia2. Nr 1/42. Berlin. 1942

Противотанковая собака
(подвижные мины)

При всех своих достоинствах любая обычная противотанковая мина, будь то простая противогусеничная нажимная, противоднищевая наклонного действия или даже противобортовая с сейсмо-инфракрасным датчиком цели, имеет весьма существенный недостаток - малую вероятность встречи с танком из-а своей пассивности.

Так, противогусеничная мина, имея диаметр 30-35 см (а диаметр датчика цели и того меньше) должна оказаться под гусеницей танка, которая имеет ширину меньше 50см. Даже если учесть, что танк имеет две гусеницы, то все равно получается, что для встречи с танком мина должна оказаться в полосе шириной меньше одного метра.

Единственным способом добиться встречи танка с миной является установка такого количества мин перепендикулярно вероятному направлению движения танка, чтобы эта встреча стала неизбежной. Т.е. между соседними минами должен быть интервал менее 1 метра. Но взрыв одной мины на таком удалении от соседней приведет к взрыву соседки, и так всех подряд. Поэтому мины устанавливают реже ( 4-6 метров), но в несколько рядов.

При этом расход мин на километр стандартного советского (российского) трехрядного минного поля составляет 750 мин, а вероятность попадания танка на мину всего лишь 0.65. Проще говоря, из десяти танков, попавших на минное поле, 3-4 танка пройдут сквозь него невредимыми. Чтобы добиться 100-процентного поражения танков на километр минного поля требуется 1500-2000 мин.

Если учесть, что в каждой мине содержится 5-10 кг. взрывчатки, то получается, что в землю на каждый километр минного поля закапывается от 4 до 20 тонн взрывчатки. И это делается ради выведения из строя на непродолжительное время (2-6 часов) всего лишь десяти танков, поскольку стандартным считается интервал между соседними наступающими танками 100 метров, а значит на фронте в 1 километр наступает 10 танков. Причем ведь реально из строя выйдут не более чем 2-4 танка (только временно выйдут из строя. но не уничтожатся!). Как только первые танки подорвутся, остальные прекратят свое движение и будут ждать своих саперов, которые проделают для них проходы. Ну или откажутся от атаки в этом месте.

Хотя, собственно именно в этом и состоит основная задача мин - остановить танки или замедлить их движение, но такой непропроционально большой расход взрывчатки никого и никогда не устраивал.

Тем более, что в отличие от других средств противотанковой борьбы минные поля создают ряд проблем и для своих войск. Прежде всего, это невозможность контратаковать или просто совершить маневр через заминированную местность. Вдобавок эта проблема сохраняется и тогда, когда надобность в минном поле миновала. Приходится отвлекать большое количество специалистов саперов для очистки местности от собственных же мин.

Конечно, в последней четверти XX века проблему последействия мин в общем то научились решать за счет создания самоликвидирующихся мин, но в годы Второй Мировой войны и первые годы после нее оставшиеся минные поля создавали массу неудобств.

Проблема же огромного непропорционального расхода мин на каждый выведенный из строя танк, сравнимая с огромным расходом зенитных снарядов на каждый сбитый самолет (а скорее всего и превосходящая) сохранялась как в те времена, так и сегодня.

Эту проблему пытались решать несколькими способами. Первый, это увеличение размера каждой мины в одном из трех измерений. Т.е. удлиненные мины. Так родились советские мины ТМ-39, ТМД-40, немецкие R.Mi.43 и R.Mi.44. Имея длину 60-80см., они позволяли сократить расход мин в 2-3 раза. Однако, это привело к снижению поражающих способностей мин, поскольку в результате распределения взрывчатки на большую длину, большаяя часть ее взрывалась не под гусеницей танка, т.е. впустую. Таким образом снизился расход мин, а расход взрывчатки нет.

Вторым способом стало создание противоднищевых мин, т.е. мин взрывающихся не только под гусеницей, но и под днищем танка. Такие мины тоже можно ставить реже и расход мин на километр снизился более, чем в 2-3 раза. Плюс возросла поражающая способность таких мин, особенно, когда их стали делать кумулятивными. Такие мины уже не выводили танк из строя, а уничтожали его.

Но эти мины демаскировались на местности выступающими вверх почти метровой высоты штырями-датчиками цели. Саперам противника стало легко обнаруживать и обезвреживать такие мины. Плюс оказалось очень легко приспособить на танки легкие выступающие вперед металлические рамки (тралы), которые заставляли такие мины взрываться преждевременно. Оказалось также, что мины со штыревыми взрывателями имеют явно недостаточную боевую стойкость. Они взрывались от воздействия на штырь шальных пуль, осколков разрывающихся снарядов, комьями летящей при этом земли, наносимых на штыри ветром различных предметов, от воздействия птиц и животных.

Да и снижение расхода мин оказалось недостаточным, а с учетом необходимости постоянного восстановления вышедших из строя противоднищевых мин реального снижения расхода мин не произошло.

В попытках приблизиться к идеалу почти достигнутому артиллеристами "один снаряд- один танк", теоретики и практики минного оружия пришли к идее подвижной мины.

Суть этой идеи состоит в том, что мина не должна дожидаться танка. Она сама должна искать его и уничтожать.

Первыми попытками сделать мину подвижной стоит считать способ изредка применявшийся как немецкими, так и советскими солдатами. Суть его состоит в том, что на некотором удалении от траншеи, где находятся обороняющиеся, отрывается одиночный окоп, в который садится сапер. От его окопа паралельно траншее протянута веревка длиной 50-70 метров, к которой привязана противотанковая мина или 3-5 мин цепочкой через каждые полметра. При приближении танка противника сапер тянет на себя веревку, стараясь угадать так, чтобы одна из мин оказалась точно против гусеницы. При удачном стечении обстоятельств это давало результат. Однако, нетрудно представить себе все минусы и сложности этого способа повышения эфективности мин. Постоянно находиться в одиночном окопе далеко впереди от своей траншеи (100-200 м.) сапер не может ( да и слишком ного их надо).Пробираться в окоп, когда атака уже началась, далеко не всегда возможно. Да и такой одиночный сапер легко становится добычей пехотинцев противника.
Такие подвижные мины находили себе применение обычно в засадах, когда мина (цепочка мин) находится за дорогой и выдвигается только тогда, когда на дороге появляется достойная внимания цель. Для прикрытия минами линий обороны такой способ едва ли применим.

Японцы применяли экзотический способ доставки мин к танку - солдат-смертник бежал к танку, имея при себе заряд взрывчатки, забрасывал его на крышу танка или вешал его на борт и выдергивал чеку из взрывателя. Через 8-10 секунд взрыватель срабатывал, мина взрывалась и уничтожала танк.

Этот же примерно способ рекомендовался немецким солдатам в учебном фильме "Panzer-nah Bekamfung. Maenner gegen Panzer". Для этой цели солдаты снабжались специальными боеприпасами. Немецкая Памятка по ближней противотанковой борьбе издания 1944 года (Des Merkblatt 77/3 "DER PANZERKNACKER") рекомендовала использовать в качестве ближних противотанковых средств канистру с бензином и привязанной к ней ручной гранатой, прилипающий кумулятивный заряд (Hafthohlladung),ослепляющую банку (Blendkorper), противотанковую мину типа T.Mi.42 с ввернутой в боковое гнездо короткой зажигательной трубкой.
Эта же памятка утверждала, что этими средствами отважные немецкие гренадеры к 1944 году уничтожили 10 тыс. советских танков ( 200 танковых бригад), однако в действительности дело обстояло совсем иначе и вступать в единоборство с танком методом доставки мины к танку вручную рисковали единицы.

Напрашивалось иное решение - мина должна находиться в своей траншее и выдвигаться вперед лишь тогда и туда, когда и где появился танк противника. Отсюда и требование к мине - она должна быть самодвижущейся и управляемой, причем, она должна быть способной передвигаться по пересеченной местности.

Немцы в апреле 1942 года обзаводятся такой подвижной миной на гусеничном ходу - leichte Ladungstraeger B-III "Goliath". Онаимела габариты 1.5х0.85х0.56м., вес 370 кг. Заряд взрывчатки составлял 60 кг. тротила или пентрита. Она имела два электромотора по 2.5 квт мощностью каждый. Питание моторы получали от 12-вольтовых аккумуляторов. Управление и инициирование взрыва осуществлялось посредством кабеля связи длиной 1.5 км. Катушка с кабелем помещалась в мине и провод разматывался по мере движения мины. Скорость могла достигать 10 км. в час. До января 1944 года фирмы Боргвард и Цюндап выпустили в общей сложности 2650 мин Голиаф.

Такое явно недостаточное количество самоходных мин не могло решить вопрос успешной борьбы с советскими тяжелыми танками, а развернуть массовое производство большего количества столь сложных механизмов, которые к тому же использовали в большом количестве остро дефицитные материалы (медь, свинец) и остродефицитные электромоторы, немецкая промышленность не могла.

К тому же быстро выяснилось, что Голиафы весьма уязвимы на поле боя. Они легко выводились из строя ружейно-пулеметным огнем, поскольку были довольно заметны. Разрывы артснарядов и минометных мин перебивали кабель управления. Попытки заменить электромоторы на бензиновые мотоциклетные двигатели и оснастить мину броней толщиной до 10мм. ( leichte Ladungstraeger B-V "Goliath") привели лишь к увеличению общего веса до 430 кг., снижению надежности. Хотя их изготовили 4604 экземпляра, однако в войсках попытки использовать Голиафы всех модификаций против советских танков оказались безуспешны. Достоверных сведений о том, что Голиафом удалось уничтожить хоть один танк не имеется.

Против неподвижных объектов типа фортификационных сооружений (ДОТы, ДЗОТы, бронеколпаки) Голиафы действовали достаточно успешно, но основное применение они нашли как средство доставки на минные поля противника удлиненных зарядов разминирования "Бангалорская торпеда". Дело в том, что оператору крайне сложно, если вообще возможно с расстояния 200-1200 метров определить взаимное положения мины и танка и точно навести ее на цель. Ничего здесь не решали и попытки замены уязвимого проводного управления радиоуправлением. Оператор не в состоянии удовлетворительно отслеживать одновременно перемещение танка, плохо заметной мины и определять расстояние от мины до цели и курсовой угол.

В общем-то именно это последнее обстоятельство привело к тому, что и сегодня, когда технически возможно создание подвижных управляемых мин, их нет на вооружении ни одной страны мира.

В СССР во время войны создать что либо подобное даже не пытались. Для этого не было ни достаточно развитой электротехнической промышленности, ни материалов. Достаточно вспомнить, что даже автомобили у нас снабжались в целях экономии одной, а не двумя фарами, на них не ставили ни подфарники, ни стоп-сигналы, ни подсветку щитка приборов. Да и бензиновых моторов не хватало даже для мотоциклов.

Решение вопроса подвижных противотанковых мин попытались решить с помощью собак. В Красной Армии уже в ходе советско-финской войны собак довольно активно и успешно использовали для решения целого ряда задач. Прежде всего, в качестве средства охраны объектов, тягловой силы для доставки на передний край боеприпасов, питания; вывоза из под огня противника раненых, для поиска в снегу раненных, поиска мин, мест укрытий финских диверсантов и разведчиков. Были также попытки (редко успешные) использовать собак для доставки донесений и передачи распоряжений.

От автора. Владельцам собак нередко изменяет чувство меры. Своих любимцев они наделяют столь развитым интеллектом, что собаководы не воспринимают юмора анекдота:
"Есть собаки умнее людей.
-Не может быть!
-Может! У меня самого была такая собака".

Тесно общаясь со своей собакой, которая усвоила регулярно и очень часто повторяющиеся ситуации в доме, и научилась соответствующим образом реагировать (причем этой реакции ее фактически обучил сам хозяин) на них, они полагают, что собака реагирует на них вполне сознательно, используя свой разум. Например, на возглас хозяина "А не пора ли нам гулять!" собака приносит свой ошейник, хозяину туфли и вертится у двери. Ему и неводмек, что у собаки это просто условный рефлекс на определенную интонацию голоса и соответствующее время, выработанный несколькими месяцами повторения одного и того же события.

Такие мнения об интеллекте собак среди всех остальных людей кроме рассказов энтузиастов собаководства подогревают и многочисленные фильмы. Достаточно назвать "Белый Бим черное ухо", "Четыре танкиста и собака", "Комиссар Рекс".
Вот если бы люди, далекие от биологии и кинологии воспринимали все эти похождения "интеллектуальных собак" так, как оно есть на самом деле, т.е. как художественные преувеличения, как сказки для взрослых, то безумная идея собак-минеров так и осталась бы в области фантазий. К сожалению, эта мистификация удалась, и были затрачены немалые средства, время, загублены десятки собачьих и человеческих жизней, прежде чем военное руководство страны пришло к однозначному и неизбежному выводу - собаки в качестве носителей противотанковых мин абсолютно непригодны.

Итак, было предложено использовать собак для доставки противотанковых мин к атакующим вражеским танкам.Энтузиасты заявляли, что возможно также посылать собак для уничтожения вражеских танков еще до начала атаки, т.е. на исходные позиции танковых подразделений.

Сама мина проедставляла собой брезентовый вьюк, надеваемый на собаку. В этом вьюке в боковых сумках размещались два тротиловых заряда массой по 6 килограмм каждый. На спине на деревянном седле размещались взрывное и расцепное устройства. Взрывное устройство в зависимости от задачи могло варьироваться. Либо это было взрывное устройство с наклонным датчиком цели, либо взрыватель замедленного действия.

Предполагалось, что прибыв к нужному месту (которое собака определяет сама или с помощью сигналов свистком хозяина), собака оценит наиболее выгодные с точки зрения уничтожения объекта место и время, потянет зубами рычаг, находящийся слева от морды. Въюк разъемный. Он оснащен замком аналогичным замку парашютнго ранца ( на одном клапане вьюка конуса с отверстиями, на другом люверсы. Люверсы удерживаются на конусах с помощью шпилек, соединенных тросиком, который протянут к рычагу). Когда собака потянет рычаг, замок раскроется и вьюк упадет на землю перед танком. Собака возвращается к хозяину, а танк, наехав на дачик цели, подрывается. Полагали, что такую собаку можно будет использовать многократно и не только для уничтожения танков, но и для уничтожения неподвижных объектов, совершения диверсионных актов на вражеских складах боеприпасов, горючего.

Отдельные собаки, натасканные в полигонных условиях на знакомой местности на одни и те же объекты, усваивали после длительной дрессировки то, что от них требовалось. Однако, даже самая выдающаяся собака по кличке Инга как только задача несколько усложнялась ( посылали на иной объект в пределах того же хорошо ей знакомого учебного поля, меняли сам объект, или он начинал двигаться) терялась, действовала невпопад, а чаще всего просто возвращалась к хозяину вместе с опасным грузом.

Обучение первой группы собак затянулось более чем на полгода, но положительных результатов достигнуто не было.

Тогда был предложен иной, упрощенный вариант использования собак. Собака теперь должна использоваться одноразово, т.е. погибала в момент взрыва мины. Вьюк делался неразъемным. На спине размещалось взрывное устройство с наклонным датчиком цели (деревянным штырем). При отклонениия штыря назад, срабатывал взрыватель и мина взрывалась (Подробно устройство мины описано в статье "Противотанковая подвижная мина" на сайте "Сапер").

Обучение сводилось к использованию простейшего рефлекса собаки - поиска пищи. В учебном центре миски с питаниемразмещали под стоящими макетами танков. Голодных собак выпускали из клеток и, привлеченные запахом горячей еды, собаки бросались к танкам и залезали под них. Достаточно быстро собаки усваивали, что еду можно найти только под танком. Через некоторое время их учили выполнять эти действия, не обращая внимания на работающие двигатели танков, имитацию стрельбы и взрывов взрывпакетов.

Т.е. по замыслу создателей мины собака выпускалась из траншеи навстречу приближающимся танкам противника. Голодная собака, зная, что под танком находится пища, бежала ему навстречу и ныряла под него. Штырь упирался в броню машины, отклонялся назад и мина взрывалась. 12.4 кг. тротила вполне достаточно, чтобы проломить днище тяжелого танка. Это приводит к его уничтожению.







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 35.168.112.145 (0.016 с.)