ТОП 10:

Фортификационное оборудование позиций, рубежей, районов, пунктов управления.



Фортификационное оборудование является одним из важнейших элементов инженерного обеспечения боя. Сюда входят отрывка окопов для стрелков, боевой техники, оборудование укрытий для техники, укрытий для личного состава, ходов сообщения (траншей), оборудование наблюдательных и командно-наблюдательных пунктов.

Значительную часть работ по фортификационному оборудованию выполняет личный состав мотострелковых (танковых) подразделений, подразделений других войск. Роль даже простейших фортсооружений в достижении победы в бою очень велика. Достаточно сказать, что потери от огня противника укрытой пехоты по сравнению с неукрытой в 4-6 раз ниже, а от ядерного оружия в 10-15 раз.

Работы по фортоборудованию начинаются сразу после занятия подразделением данного района и организации системы огня. Они продолжаются все время, пока подразделение занимает этот район. Эти работы очень трудоемки и занимают много времени. Достаточно сказать, что даже отрывка окопа автоматчика для стрельбы лежа занимает от 25 до 40 минут. Для отрывки окопа для танка требуется переместить до 28 куб.м. земли. Если учесть, что танковый экипаж состоит из трех человек, то каждый из танкистов должен переместить 9 куб.м. грунта. Один человек за час, работая в среднем грунте, может переместить до 1 кубометра. Значит, на отрывку окопа для танка вручную потребуется от 10 до 30 часов. Но это того стоит. Танк в окопе успешно расправляется с тремя- четырьмя наступающими танками противника.

В ряде случаев (поспешное занятие обороны, близость подходящего противника и т.п.) времени для этого не имеется. Для сокращения времени фортоборудования позиций привлекаются инженерные войска. Так, инженерно-саперная рота танкового полка для этих целей располагает девятью БТУ (бульдозерное оборудование, навешиваемое на танк), т.е. по одному БТУ на танковую роту. Это оборудование позволяет отрыть один танковый окоп за 30 минут (плюс еще 5 человеко-часов работы лопатами). Кроме того, в инженерно-саперной роте для отрывки траншей, котлованов под блиндажи, убежища, укрытия для техники имеется машина ПЗМ (полковая землеройная машина). Она отрывает траншею со скоростью до 300 метров за час, при отрывке котлованов ее производительность 150 куб.м. в час (для сравнения - экскаватор только 40). Возможности инженерно-саперного батальона дивизии намного выше. Кроме того, фронт обычно располагает одним-тремя специализированными батальонами фортоборудования. Там в частности имеются машины типа БТМ, которые отрывают траншею со скоростью до 900 метров в час; МДК, которые окоп для танка отрывают за 8-10 минут.

Следует дать некоторые пояснения по военно-инженерной терминологии. Дело в том, что очень во многих публикациях, фильмах широко распространены ошибочные названия.

То, что все называют "саперной лопаткой" правильно называется "малая пехотная лопата", сокращенно МПЛ. Саперной лопатой называют большую, нормального размера лопату.

Окопом называется открытое земляное сооружение для ведения огня. Окоп бывает для стрелка, пулемета, гранатомета, миномета, орудия, танка, боевой машины пехоты (БМП), бронетранспортера(БТР), зенитной установки и т.п. Словом для всего, что может стрелять. Очень часто окоп для танка ошибочно называют капониром. Это совершенно неправильно. Это слово пришло в литературу из времен фортов и крепостей. Капонир - это бетонированное или кирпичное сооружение, примыкающее к крепостной стене и предназначенное для ведения огня вдоль стен крепости для уничтожения прорвавшихся непосредственно к стенам солдат противника. Если капонир позволяет вести огонь не в две стороны, а в одну, то он называется полукапонир.

Для не стреляющей техники (автомобили, машины связи, полевые кухни, санитарный транспорт и т.п.), личного состава сооружаются укрытия. Их отличие от окопов в том, что из них невозможно вести огонь. В ряде случаев и для стреляющей техники могут отрываться укрытия. Так, укрытие для танка отличается от окопа для танка только своей глубиной (танк скрывается в укрытии полностью на всю свою высоту).

Для укрытия личного состава также сооружаются различные укрытия. Но, если все укрытия для техники так и именуются "укрытие", то для личного состава их названия различаются.

Щель используется для укрытия мотострелкового отделения (и для других мелких подразделений). Внешне она похожа на короткий отрезок траншеи. Щель может быть открытой и перекрытой (накрыта сверху тонкими бревнами (накатником) и присыпана слоем земли в 30-60см). Щель должна вмещать не менее 1/3 личного состава отделения.

Блиндаж представляет собой полностью заглубленное, засыпанное землей сооружение из бревен, щитов, или элементов волнистого железа. Блиндаж накрывается сверху одним или несколькими рядами накатника и засыпается слоем земли не менее 1м.20см. Внутри оборудуются нары для отдыха личного состава, устанавливается обогревательная печь, может быть проведено электричество. Очень часто блиндаж ошибочно называют землянкой. Это в корне неверно. Землянки, в отличие от блиндажей, являются поверхностным сооружением, устраиваются в тыловых районах; они не предназначены для укрытия личного состава от огня противника. Землянки предназначаются для длительного проживания личного состава и представляют собой нечто вроде больших шалашей из бревен, покрытых толстым слоем дерна. Землянки могут иметь емкость до 100 и даже 200 человек, в то время как блиндаж вмещает до 13 человек. По нормам оборудуется один блиндаж на взвод и должен вмещать 1/3 численности взвода. Блиндаж не предназначен для ведения огня. Сооружения похожие на блиндаж, но оборудованные одной или несколькими амбразурами называются ДЗОТ (дерево-земляная огневая точка) или ДЗОС (дерево-земляное огневое сооружение). Такое же сооружение, но из бетона называется ДОТ (долговременная огневая точка) или ДОС (долговременное огневое сооружение).

Убежище похоже на блиндаж, но больше по размеру, опускается в землю глубже, чем блиндаж, имеет более толстый защитный слой земли и полностью герметизировано. Т.е. внутрь убежища не могут проникнуть отравляющие вещества, зажигательные средства. Убежище оборудуется фильтро-вентилляционной установкой; в убежище можно находиться в отравленной зоне, зоне радиоактивного заражения, не надевая противогазов. Убежище оборудуется одно на роту и должно вмещать не менее 1/3 личного состава роты.

Инженерные войска для обеспечения возможности быстрого устройства укрытий для личного состава располагают не только землеройной техникой, но и готовыми наборами элементов блиндажей и убежищ, а также лесопильными и лесообрабатывающими инструментами для работы на переднем крае или вблизи него. Также они располагают средствами и возможностями для устройства этих укрытий и окопов непосредственно под огнем противника. Например, окопный заряд (ОЗ) позволяет в помощью направленного взрыва за 2-3 минуты отрыть взрывным способом окоп для стрелка для стрельбы стоя (глубиной 1м.10см.).

Кроме окопов и укрытий в районе обороны мотострелков и танкистов, артиллерии сооружается большое количество других сооружений. Это, прежде всего наблюдательные и командно-наблюдательные пункты, которые отличаются от укрытий и окопов незначительно (так укрытый наблюдательный пункт представляет собой блиндаж с установленным внутри перископом; открытый КНП командира полка - это участок траншеи с ячейками для офицеров штаба, несколькими укрытиями для радиостанций, одним убежищем).

Ходы сообщений - это траншеи, соединяющие между собой окопы подразделений или траншеи, ведущие в тыл (для выноса раненых, доставки боеприпасов, пищи, пополнения). Также в районе обороны сооружаются укрытия для раненых, для медицинских пунктов, средств связи, пунктов водоснабжения, полевых складов, пунктов питания и т.п.

Устройство и содержание инженерных заграждений, и производство разрушений. Установка и содержание ядерных мин и фугасов.

Устройство и содержание инженерных заграждений является одной из основных задач инженерных войск. С этой частью боевой деятельности инженерных войск все в некоторой степени знакомы. Прежде всего, это установка минных полей. Минные поля играют очень существенную роль в прикрытии позиций войск от атак противника. Многолетний опыт ведения войн показывает, что минная опасность может очень значительно влиять на действия противника. Мины не столь много наносят реального вреда противнику, сколько влияют на психику личного состава. Опыт показывает, что достаточно подрыва на минах двух-трех танков, чтобы полностью сорвать атаку танковой роты. Опыт войны в Афганистане свидетельствует о том, что было достаточно подрыва на мине одной машины на дороге для того, чтобы скорость движения колонны наших войск снизилась до 1-2 километров в час. Тогда скорость движения определялась способностью саперов проверять дорогу на наличие мин. В боевых уставах ряда стран существует термин "минная война". Массовое применение мин способно едва ли не полностью парализовать любую боевую деятельность войск противника на той или иной территории.

В настоящее время минная опасность усиливается тем, что развитие техники и электроники позволяет создавать едва ли не разумные мины. Это реальность, что мина не реагирует на солдата своей армии, мирного жителя, но моментально срабатывает при приближении солдата противника и взрывается в самый выгодный момент. Кроме того, на сегодняшний день нет ни единого достаточно надежного способа обнаружения мин, и даже при обнаружении мины нет способов их надежного обезвреживания. Мины могут иметь датчики распознающие - цель это или минный трал, могут распознавать значимость цели, могут иметь прибор кратности (пропустить определенное количество целей и под следующей взорваться). Мины могут по радиосигналу переводиться в боевое или безопасное положение, или самоликвидироваться. Для установки минных полей или отдельных мин совсем не обязательно присутствие сапера на месте установки. Мины можно ставить дистанционно (забрасывать даже не территорию противника с помощью артиллерии или авиации). Минами можно в очень короткие сроки прикрыть очень большие участки фронта. Если в начале шестидесятых годов саперная рота за ночь могла установить один километр минного поля, то сейчас за час до 10-15 километров.

В недавнем прошлом саперам для установки мин перед своим передним краем приходилось по ночам выползать на нейтральную полосу и под обстрелом противника устанавливать мины. Сейчас частично можно этого избежать за счет систем дистанционного минирования. Однако эти системы устанавливают мины на грунт, что позволяет противнику часто обнаруживать и уничтожать мины.

Минные поля необходимо не только устанавливать, но и содержать. В содержание минного поля входит контроль за его состоянием, установка новых мин взамен взорвавшихся, защита поля от его разминирования противником, ограждение поля знаками с тем, чтобы на минах не подорвались свои машины или личный состав, своевременное снятие этих знаков, перевод минного поля в боевое или безопасное состояние (если данное минное поле установлено как управляемое), открытие и закрытие проходов в минном поле, пропуск своих войск через проходы.

Некоторые минные поля мотострелки или танкисты могут устанавливать сами, но этот вид боевых действий слишком специфичен, требует особых знаний и поэтому минными полями, как правило, занимаются только инженерные войска. Для выполнения этой задачи инженерно-саперная рота мотострелкового (танкового полка) имеет саперный взвод, на вооружении которого имеется три прицепных минных заградителя (ПМЗ) и три автомобиля Урал или КАМАЗ. Взвод в состоянии за 15-20 минут установить противотанковое минное поле длиной в один километр. На вооружении инженерных войск имеются мины противотанковые, противопехотные, объектные (для минирования зданий и других сооружений), автомобильные (для минирования автодорог), железнодорожные, противодесантные (для минирования водных преград), противосамолетные (минирование взлетных полос аэродромов), мины-ловушки, мины-сюрпризы.

Особым видом инженерных мин являются ядерные фугасы. На вооружении инженерных войск имеются носимые ядерные фугасы весом около 60кг. и мощностью от 500т. до 2 тыс.т. тротилового эквивалента. С помощью ядерных фугасов решаются уже не тактические, а крупные оперативно-стратегические задачи. С их помощью создаются сплошные полосы ядерно-минных заграждений, уничтожаются очень крупные мосты, плотины, гидроузлы, железнодорожные узлы.

Однако минами не ограничивается боевое применение инженерных войск. Инженерные войска сооружают и невзрывные заграждения (колючая или режущая проволока, противотанковые рвы, эскарпы и контрэскарпы, баррикады, завалы на дорогах, районы заболачивания и затопления), производят различные разрушения для затруднения продвижения противника (разрушение дорог, мостов, завалы на дорогах); разрушают инфраструктуру (уничтожение зданий, железнодорожных и автодорожных сооружений, систем водоснабжения, газоснабжения, электроснабжения, емкости с горючим, нефтепромыслы). Для выполнения этих задач инженерные войска располагают различными взрывчатыми веществами, специальными инженерными боеприпасами (заряды различной мощности и способов приведения в действие).

Задачи разрушений и минирования инженерные войска решают не только на своей территории при подготовке местности к обороне, но и на территории противника с целью затруднить противнику боевые действия, нанести ему потери, затруднить или сделать невозможным его маневр (отход, переброска частей на угрожаемые участки, подвоз боеприпасов, подход резервов).

Очень часто основной задачей подразделений и частей воздушно-десантных войск или подразделений спецназа является именно создание условий для успешного выполнения инженерными войсками задач причинения противнику вреда. Например, спецназ захватывает и удерживает несколько часов важный мост для того, чтобы саперы могли взорвать его. Кстати, чтобы взорвать двухпролетный железнодорожный мост требуется работа саперного взвода в течение 8-10 часов и 500-700 кг. взрывчатки. Маленькой мины в дамской сумочке явно недостаточно, как это любят показывать в фильмах.

Попутно хочу пояснить, что "пластиковая взрывчатка", "пластичная взрывчатка", "пластиковая мина", "пластик" совсем не то, что рассказывают досужие журналисты. Они наделяют эту взрывчатку прямо какими-то невероятными свойствами и качествами. Правильно она называется "пластичное взрывчатое вещество". Сокращенно саперы ее именуют "пластит". Что у нас, что у нашего противника отличие пластита от обычной взрывчатки состоит лишь в удобстве применения. Собственно, пластит это обычный гексоген, смешанный с пластичными веществами (воск, парафин, каучук и т.п.). Благодаря пластификаторам взрывчатка приобретает консистенцию пластилина или зубной пасты. Из нее очень легко и удобно делать заряды любого размера, массы, формы; легко наполнить взрывчаткой любую емкость (банку, бутылку, бидон, канистру и т.п.), пространство (замочная скважина, щель и т.п.). Во всем остальном это взрывчатка нормальной мощности (как у тротила). Выпускается она под маркировкой "Пластит-4", "ПВВ", "С-3", "С-4", "С-5" и другими.

Хочу предупредить, что изготовление взрывчатки в домашних условиях чревато гибелью самих "пиротехников", т.к. изготовление ВВ требует специальных технологий, знаний, оборудования, особого соблюдения мер безопасности. Как правило, домашняя взрывчатка ненадежна в применении, опасна в обращении, обещает массу неприятностей от правоохранительных органов. Любителям взрывать советую поступить в саперы. Там вы досыта навзрываетесь. Навзрываетесь до тошноты. И стране польза и вам удовольствие.

Инженерные войска

Что это такое?

(см. начало Часть 1)

Часть 2

Уничтожение и обезвреживание ядерных мин противника. Проделывание и содержание проходов в заграждениях и разрушениях. Устройство проходов через препятствия. Разминирование местности и объектов.

Все эти мероприятия являются прямо противоположными тем, о которых говорилось выше. Собственно в этом и состоит прямое столкновение инженерных войск противоборствующих армий. Одни минируют, другие разминируют; одни заграждают, другие разграждают.

Вообще, идея применения ядерных мин родилась в стенах NATO в конце шестидесятых - начале семидесятых годов. Блестящая операция Советской Армии по оккупации Чехословакии в августе 1968 года показала, что СССР в состоянии осуществить "блицкриг"; что войска NATO не успеют среагировать в случае удара Советской Армии, что она способна скрытно сосредоточить ударную группировку в очень сжатые сроки, и совершить стремительное продвижение в любую точку Европы.

Чтобы иметь возможность задержать продвижение Советской Армии, и дать время войскам NATO развернуться, было предложено создать по границам ФРГ так называемый ядерно-минный пояс. Имелось в виду, что при подрыве одновременно всех зарядов этого пояса будет создана зона радиоактивного заражения, что обеспечит возможность задержать продвижение советских войск на двое-трое суток. Этого времени вполне хватит для развертывания ударных группировок NATO.

Задача обезвреживания или уничтожения ядерных мин противника была возложена на инженерные войска. Кстати, именно в связи с этим и началось очень быстрое создание в Советской Армии частей спецназа. Они первоначально только для того и создавались, чтобы разведывать места установки ядерных мин, уничтожить личный состав пунктов управления, и обеспечить инженерным войсками возможность уничтожить или обезвредить ядерные мины.

В настоящее время задача, как установки, так и уничтожения ядерных мин утратила свою актуальность. Применение ядерных мин обеими сторонами под большим вопросом. Однако инженерно-саперный батальон танковой (мотострелковой) дивизии по-прежнему в своем составе имеет взвод разведки и уничтожения ядерных фугасов (ВРУЯФ).

Основной же задачей инженерных войск в этой области как и в годы Второй Мировой войны является проделывание проходов в минных полях и заграждениях противника, расчистка завалов и разрушений для обеспечения движения своих войск, разминирование местности, зданий, дорог, аэродромов, ж/д станций, улиц и т.п.

Это как раз та сторона боевой деятельности инженерных войск, когда говорят: "Для инженерных войск война не кончается никогда". После окончания войны остается огромное количество минных полей, заминированных объектов, неразорвавшихся артснарядов, бомб. Все это создает угрозу жизни мирного населения, делает невозможным использование объектов и местности. В мирное время одной из основных задач инженерных войск является устранение этой опасности. Выполнение ее затягивается на многие десятилетия.

В боевых условиях атаку начинают именно инженерные войска. Они проделывают проходы в заграждениях противника перед его передним краем и в глубине обороны, обеспечивают мотострелками и танкистам продвижение вперед. В годы Великой Отечественной войны, пожалуй, единственным способом проделывания проходов в минных полях было ручное снятие мин саперами в ночь перед атакой. Именно пленение немецкого сапера в ночь на 5 июля 1943 года позволило маршалу Жукову определить точно час начала наступления гитлеровцев на Курской дуге.

В настоящее время существует ряд способов проделывания проходов в минных полях противника. Так для проделывания проходов инженерно-саперная рота танкового полка имеет три трала КМТ-5М (катковых) и 27 тралов КМТ-6 (ножевых). Эти тралы навешиваются на танки, которые и могут преодолеть минные поля, а по следам их и остальные танки.

Кроме того, инженерно-саперный батальон дивизии имеет установки разминирования УР-67, УР-77. Они представляют собой легко бронированные машины, несущие на себе ракеты с прикрепленными к ним шлангами, которые заполнены взрывчаткой. Перед началом атаки эти машины запускают ракеты, которые забрасывают на минные поля шланги со взрывчаткой. При взрыве этих шлангов мины детонируют и образуются проходы. Далее установки разминирования продвигаются в боевых порядках танков и при обнаружении минных полей в глубине обороны противника проделывают проходы в них.

Для преодоления войсками противотанковых рвов, водных преград шириной до 20 метров инженерные войска располагают танковыми мостоукладчиками типа МТ-55. Это машина на базе танка, имеющая сверху вместо танковой башни металлический мост длиной 20 м. За 2-3 минуты экипаж машины устанавливает мост, не выходя из машины.

Для более широких преград инженерные войска имеют тяжелый механизированный мост ТММ. Это 4 автомобиля КРАЗ-255, с размещенными на каждой из них 10 метров моста с жесткими опорами. За 20 минут ТММ может установить мост длиной 40 метров. Для проделывания проходов в завалах инженерно-саперная рота полка имеет один мощный бульдозер БАТ-2. Он способен прокладывать колонный путь со скоростью до 5 км/час.

Подготовка и содержание путей движения войск, подвоза и эвакуации.

Существующая на местности сеть дорог, построенных в мирное время, как правило, не удовлетворяет потребности войск. Во-первых, эта сеть известна противнику, а значит, находится под постоянным наблюдением, пристреляна, сооружения на ней разрушены. Во-вторых, направления дорог часто не соответствуют расположению войск и их задачам. Например, участок обороны полка по уставу имеет протяженность по фронту 10-15 километров. Для обеспечения подвоза продовольствия, боеприпасов, эвакуации раненых, маневра подразделений полку требуется одна рокада (дорога) вдоль фронта на расстоянии 4-6 километров от переднего края длиной 15-18 км, и полковая фронтальная дорога (из тыла к переднему краю) длиной 10-15 км. Кроме того, требуются дороги в районы обороны батальонов, в опорные пункты рот.

Готовят и содержат эти пути инженерные войска. Разумеется, что это не те дороги, к которым привыкли люди в мирное время. Чаще, это просто обозначенные на местности направления движения с устроенными переходами через трудно проходимые места (переходы через овраги, ручьи, сглаженные крутые подъемы и спуски, проходы в завалах). Особое значение прокладка и содержание путей движения приобретает в зимнее время. Также большую сложность в решении задачи содержания путей движения представляет маскировка этих путей. Вскрытие противником сети путей означает вскрытие всей системы обороны наших войск.

Для решения этой задачи инженерно-саперная рота полка располагает путепрокладчиком БАТ-2, который может расчищать пути со скоростью 5-10 км/час, очищать дороги от снега глубиной до 1 метра со скоростью до 15 км/час. Кроме того, рота располагает мотопилами и другим инструментом.

Следует иметь в виду, что эти работы проводятся в зоне артиллерийского, минометного огня, а часто и стрелкового оружия противника. В случаях активного воздействия противника для решения этих задач могут привлекаться из инженерно-саперного батальона дивизии машины ИМР (инженерная машина разграждения). Базой этой машины является танк, имеющий мощное бульдозерное оборудование и манипулятор (механическую руку) грузоподъемностью 2 тонны.

Оборудование и содержание переправ при форсировании водных преград.

Одной из сложнейших задач при наступлении войск является форсирование (преодоление) водных преград (рек, озер, водохранилищ). Обычно они используются противником как основа оборонительной линии. Очень часто форсированием водных преград начиналось наступление войск или же с выходом к водной преграде оно заканчивалось.

С появлением на вооружении нашей армии плавающих бронетранспортеров и боевых машин пехоты задача форсирования водных преград, особенно широких не стала легче. В войсках очень много техники, не способной плавать, но без которой невозможно вести дальнейшее наступление (танки, артиллерийские орудия, автомобильный транспорт и т.п.). Да и берега рек далеко не всегда позволяют плавающим машинам спуститься к воде или выехать на берег.

Для решения задач оборудования и содержания переправ и привлекаются инженерные войска. Для этих целей имеются переправочно-десантные батальоны, понтонно-мостовые батальоны и полки, мостостроительные батальоны и полки.

В переправочно-десантных батальонах на вооружении состоят гусеничные плавающие транспортеры ПТС-2. Эта машина в состоянии со скоростью 10км/час переправить через водную преграду любой ширины 72 пехотинца, или орудие калибром до 203 мм., или автомобиль типа Урал. Грузоподьемность ПТС-2 на воде 10 тонн. Эта машина в состоянии плавать и по морю при волнении до 4 баллов.

Для переправы через водные преграды танков, самоходных орудий и другой гусеничной техники весом до 52 тонн имеются гусеничные самоходные паромы ГСП. Эти машины на марше следуют в танковой колонне и решают задачу переправы тяжелой техники. Скорость на плаву 10км/ час. Танк, находящийся на пароме, может вести огонь.

Для переправы через водные преграды шириной до 227 метров инженерные войска располагают понтонным парком ПМП. Из комплекта этого парка, перевозимого на 32 автомобилях Краз за 15-30 минут собирается плавучий мост грузоподъемностью 60 тонн и длиной 227 метров или грузоподъемностью 20 тонн длиной 382 метра. Для переправы войск через более широкие преграды из этих понтонов можно собирать паромы различной грузоподъемности (от 10 до 300 тонн). Для буксировки этих паромов понтонный батальон имеет 12 катеров.

Для устройства стационарных переправ, переправ через преграды, где невозможно применение плавающей техники, используются установки строительства мостов УСМ, позволяющие строить деревянный 60-т. мост на свайных опорах со скоростью до 60 метров в час.

Существуют в инженерных войсках понтонные парки (ППС), позволяющие наводить через реки понтонные железнодорожные мосты.

Все эти подразделения инженерных войск в мирное время постоянно привлекаются для спасения людей, материальных средств при наводнениях.

Инженерные войска

Что это такое?

(см. Часть 2)

Часть 3







Последнее изменение этой страницы: 2016-08-01; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.85.245.126 (0.013 с.)