Вопрос 26. Пространство и время. 





Мы поможем в написании ваших работ!



ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Вопрос 26. Пространство и время.



Уже древние связали воедино вопросы о бытии, движении, пространстве и времени. Апории Зенона касаются не только проблемы движения, но и выражают определенные представления о пространстве и времени. Элеаты исходят из установки бесконечной делимости пространства и непрерывности времени, а также их независимости друг от друга.

Философские категории пространства и времени являются абстракциями высокого уровня и характеризуют особенности структурной организации материи. Пространство и время — формы бытия, по словам Л. Фейербаха, коренные условия бытия, не существующие независимо от него. Верно и обратное, т.е. материя невозможна вне пространства и времени. Как писал Ф. Энгельс, «бытие вне времени есть такая же величайшая бессмыслица, как бытие вне пространства».

В истории философии можно выделить два способа интерпретации проблемы пространства и времени. Первый — субъективистский, рассматривает пространство и время как внутренние способности человека. Сторонники второго — объективистского подхода считают пространство и время объективными формами бытия, не зависящими от сознания человека.

Наиболее ранней версией субъективистской концепции времени были идеи философа V в. Аврелия Августина (2.2). Блаженный Августин считал, что время — это человеческий способ обозначения изменения, и поэтому в объективном смысле не существует.

Самой известной субъективистской концепцией пространства и времени является теория И. Канта (2.5). Пространство и время, по мысли немецкого философа, представляют собой априорные формы чувственности, с помощью которых происходит первоначальное упорядочение хаоса чувственных впечатлений. Пространство — априорная форма внешнего чувства, позволяющая систематизировать внешние ощущения. Время — априорная форма внутреннего чувства, осуществляющая систематизацию внутренних ощущений. Пространство и время есть формы чувственной познавательной способности субъекта и независимо от него не существуют.

Еще одним примером субъективистского подхода является концепция длительности в философии жизни А. Бергсона (2.6). Французский философ начала XX в. принципиально различал время и длительность. Длительность, по его мнению, составляет подлинную сущность жизни. Переживая длительность, человек приобщается к жизни, участвует в ней и постигает ее. Время же есть опространствленная умерщвленная длительность, которая к сущности жизни не имеет никакого отношения и есть всего лишь удобный способ рассудочного измерения ограниченного числа процессов физического мира.

В рамках объективистской парадигмы исторически первой была субстанциональная концепция пространства и времени. Уже в атомизме Демокрита есть представления о пустоте, в которой движутся атомы. Пустота объективна, однородна и бесконечна. По сути дела, словом «пустота» Демокрит обозначает пространство. Пространство в атомизме — это вместилище атомов, время — вместилище событий.

В окончательном виде субстанциональная концепция сформировалась в Новое время. Ее основой стали онтологические представления философов XVII в. и механика И. Ньютона. Пространство в механике И. Ньютона есть пустое вместилище для вещества — материи. Оно однородно, неподвижно и трехмерно. Время есть совокупность равномерных моментов, следующих один за другим в направлении от прошлого к будущему. В субстанциональной концепции пространство и время рассматриваются как объективные самостоятельные сущности, не зависящие друг от друга, а также от характера протекающих в них материальных процессов.

Субстанциональная концепция пространства и времени адекватно вписывалась в механистическую картину мира, предлагаемую классической рационалистической философией, и соответствовала уровню развития науки XVII в. Но уже в эпоху Нового времени появляются первые идеи, которые характеризуют пространство и время иначе, чем субстанциональная концепция. Так, Г. Лейбниц считал, что пространство и время — это особые отношения между объектами и процессами и независимо от них не существуют. Пространство — порядок взаиморасположения тел, а время — порядок сменяющих друг друга событий. Несколько позже Г. Гегель указывал, что движущаяся материя, пространство и время связаны друг с другом, а с изменением скорости протекания процессов меняются и пространственно-временные характеристики. Г. Гегель, в частности, писал: «Мы не можем обнаружить никакого пространства, которое было бы самостоятельным пространством, оно всегда есть наполненное пространство и нигде не отличается от своего наполнения». Первые же идеи о пространстве, которые можно характеризовать как реляционные, связаны с именем Аристотеля. Аристотель критиковал Демокрита и отрицал существование пустоты. Пространство, по его мнению, есть система естественных мест, занимаемых материальными объектами.

В законченном виде реляционная концепция пространства и времени сложилась после создания общей и специальной теорий относительности А. Эйнштейна и неевклидовой геометрии Н. Лобачевского.

Специальная теория относительности распространяет принципы относительности на законы электродинамики. В результате свойства пространства и времени, которые прежде считались абсолютными, оказываются относительными; длина, временной интервал между явлениями, понятие одновременности ставятся в зависимость от характера материальных процессов. Как говорил А. Эйнштейн, «вместе с вещами исчезает пространство и время».

Общая теория относительности, в свою очередь, распространила результаты специальной теории на неинерциальные системы отсчета, что привело к установлению зависимости между метрическими свойствами пространства и времени и гравитационными взаимодействиями. Одним из выводов общей теории относительности стало утверждение, что вблизи тяжелых объектов свойства пространства и времени отклоняются от предполагаемых геометрией Евклида. Например, было установлено, что процессы на Солнце протекают медленнее, чем на Земле из-за более высокого гравитационного потенциала на его поверхности. Наблюдалось также отклонение луча света вблизи поверхности Солнца, что свидетельствует об изменении свойств пространства. Иначе говоря, в зависимости от гравитационных масс время может замедляться или, напротив, ускоряться, пространство искривляется. Кривизна пространства измеряется отклонением от классических правил геометрии Евклида. Так, например, в евклидовой геометрии предполагается, что сумма углов треугольника составляет 180°. Сумма же углов треугольника, изображенного на поверхности сферы, больше 180°, а на седловидной поверхности — меньше 180°. Поверхность сферы в неевклидовой геометрии называется поверхностью положительной кривизны, а поверхность седла — отрицательной.

Выводы общей и специальной теории относительности и неевклидовой геометрии полностью дискредитировали понятия абсолютного пространства и абсолютного времени.

Оказалось, что признанные классическими субстанциональные представления о пространстве и времени не являются окончательными и единственно верными. Реляционная парадигма предполагает рассмотрение пространства и времени как систем отношений между взаимодействующими объектами. Пространство и время неразрывно связаны друг с другом, составляют единый пространственно-временной континуум. Кроме того, их свойства напрямую зависят от характера протекающих в них материальных процессов.

Современная философия различает специфические формы пространства и времени в зависимости от того, в связи с какой формой движения материи они существуют — физической, биологической или социальной.

Физическим пространству и времени приписываются определенные характеристики. Общими и для пространства, и для времени являются свойства объективности и всеобщности. Пространство и время объективны, так как существуют независимо от сознания. Всеобщность означает, что эти формы присущи всем без исключения воплощениям материи на любом уровне ее существования. Кроме того, у пространства и времени есть ряд специфических характеристик. Так, пространству приписываются свойства протяженности, изотропности, однородности, трехмерности. Протяженность предполагает наличие у каждого материального объекта определенного местоположения, изотропность означает равномерность всех возможных направлений, однородность пространства характеризует отсутствие в нем каких-либо выделенных точек, а трехмерность доказывает, что положение любого объекта в пространстве может быть определено с помощью трех независимых величин.

Что касается многомерного пространства, то пока понятие многомерности существует только как математическое, а не физическое. Основания трехмерности пространства ищутся в структуре некоторых фундаментальных процессов, например в строении электромагнитной волны и фундаментальных частиц. Однако не отрицается, что если из абстрактной гипотезы многомерного пространства удастся получить конкретные выводы, проверяемые в нашем воспринимаемом четырехмерном пространственно-временном континууме, то эти данные могут быть косвенным свидетельством существования многомерного пространства.

Физическому времени приписываются свойства длительности, одномерности, необратимости и однородности. Длительность интерпретируется как продолжительность существования любого материального объекта или процесса. Одномерность означает, что положение объекта во времени описывается единственной величиной. Однородность времени, как и в случае с пространством, означает отсутствие каких-либо выделенных фрагментов.

Необратимость времени, т.е. его однонаправленность от прошлого к будущему, скорее всего, связана с необратимостью протекания некоторых фундаментальных процессов и характером законов в квантовой механике. Кроме того, существует причинная концепция обоснования необратимости времени, согласно которой если бы время было обратимо, что причинная связь оказалась бы невозможной.

Биологическое пространство-время — это пространство и время в живой природе.

Биологическое пространство характеризуется асимметрией правого и левого. Единство симметрии и асимметрии в живой природе позволяет организмам лучше приспосабливаться к среде. Что касается биологического времени, то его главной характеристикой является цикличность, ритмичность- Все живое существует, подчиняясь разного рода ритмам. Кроме этого, время живого неравномерно. Собственное «внутреннее» время живых организмов характеризуется разным темпом, имеет индивидуальную меру, может убыстряться или, напротив, замедляться в зависимости от состояния живого организма, периода его жизни, взаимодействия с другими фрагментами живого и т.п. С физической точки зрения совершенно одинаковые отрезки времени могут переживаться как более или менее длительные. На эту особенность биологического времени обратил внимание французский философ А. Бергсон.

Биологическое время применительно к человеку называют психологическим.

Психологическому времени также свойственна неравномерность. Оно то бежит, то замедляется в зависимости от состояния человека или происходящих вокруг него событий. Темп и плотность психологического времени напрямую связаны с осознанием возраста и конечности человеческой жизни.

Социальное пространство-время не существует вне практической деятельности человека. Социальное пространство — это значимые для человека сферы бытия. Конечно, они находятся в трехмерном физическом пространстве, однако их специфика заключается в том, что это освоенные человеком сферы, наделенные особым культурным смыслом. Социальное пространство — это пространство специфических смыслов, определяющих мировоззрение человека. Представления о социальном пространстве меняются в зависимости от эпохи и культуры. Например, для мифологического и религиозного сознания характерно представление о сакральном и профанном пространствах. Для современного научного, философского и более или менее развитого обыденного сознания такого удвоения пространства не существует.

Социальное время также зависит от характера социальных процессов, которые качественно отличаются от физических. Специфика социального времени тесно связана с особенностями эпохи и культуры, по отношению к которым определяется категория времени. Одни и те же социальные процессы могут по-разному протекать в разные культурные эпохи. Например, социальные процессы, характерные для Средневековья (отношения личной зависимости, натуральный тип хозяйствования, разделение общества на сословия), в России наблюдались вплоть до середины XIX в., тогда как в Западной Европе Средневековье в основном завершилось к XVI в.

Темпоральность и направленность социального времени оказываются в прямой зависимости от смыслов, которые человек приписывает реальности. Так, например, социальное время Античности было циклическим. Греки рассматривали космос и социум существующими в определенных, предзадан-ных циклах. Так же мыслилась и личная жизнь человека. С появлением христианства социальное время развернулось в линию, у которой четко фиксировалось начало — грехопадение первых людей, и конец — второе пришествие Христа, страшный суд и окончательное (в вечности) разделение людей на грешников и праведников. Для современного человека характерно линейное представление о социальном времени. Мы мыслим историю как линию, которая имеет начало — происхождение человека и общества, и надеемся, что не имеет конца. Именно это представление кажется нам естественным и поэтому единственно возможным, однако при внимательном взгляде на историю культуры эта позиция оказывается лишь одной из многих.

«Скорость» социального времени измеряется плотностью, насыщенностью событиями. Общей тенденцией развития человеческого общества является ускорение и уплотнение социального времени. Так, время первобытных культур было очень медленным: изменения протекали веками и не могли наблюдаться отдельным человеком. Медленным было и время Средневековья. Для современной же цивилизации характерно невиданное прежде ускорение всех социальных процессов. Изменения происходят.настолько быстро, что их может наблюдать отдельный человек на протяжении своей жизни. Например, тридцать лет назад не было такого явления, как Интернет. За последние же пять лет Интернет стал настолько важной технической, коммуникационной и смысловой реальностью, что без него немыслима не только деятельность узкой группы профессионалов, но и повседневная жизнь любого человека.

 

Вопрос 27. Картина мира.

Интеллектуальная составляющая любого мировоззрения — миропонимание — иначе называется картиной мира. Содержание этого мировоззренческого компонента определяется в зависимости от того, говорим мы о теоретическом уровне функционирования мировоззрения или о жизненно-практическом.

Обыденная картина мира, или миропонимание в его жизненно-практическом модусе, базируется на повседневных знаниях эмпирического толка, складывается стихийно и к объективной реальности может иметь весьма сомнительное отношение. Миропонимание на теоретическом уровне, или теоретическая картина мира, представлено научными, философскими, религиозными идеями. Именно о них сейчас пойдет речь.

Религиозная картина мира

В своем генезисе и развитии философия тесно связана с религией. Слово «религия» восходит к латинскому существительному religio, означающему благочестие, святость, и глаголу religare — связывать, соединять. Оба смысла сохраняются в современном представлении о религии и религиозности. Религия определяется как внутренне интегрированная система верований, чувств и действий, направленных на установление отношений со сверхъестественным.

И философия, и религия возникают из мифа и являются системами развернутых ответов на мировоззренческие вопросы. И философия, и религия обсуждают проблемы устройства мироздания, природы и сущности человека, его места в мире. Однако между ними существует принципиальное различие в способах интерпретации этих проблем. Философия использует средства разума, опирается на объективные знания и формулирует свои выводы в рациональной форме.

Религия постигает свой предмет совершенно иначе. В религиозном мировоззрении акцент делается на веру, а не на доказательство и аргументацию. Результаты религиозного размышления формулируются в конкретных, наглядно-чувственных образах. Религия предлагает человеку верить, переживать и сопереживать, а не размышлять и делать выводы. Кроме того, религия предлагает готовые ответы на мировоззренческие вопросы, тогда как в философии ни один вывод не предопределен. Религиозная доктрина не предполагает какой-либо критики или трансформации фундаментальных положений, а в философии критичность является необходимым условием движения мысли. Религия предлагает человеку абсолютные идеалы, нормы и ценности, во всяком случае, она называет их таковыми. Философия же никогда не дает гарантий, что очередной ответ является окончательным. Философия вообще не дает никаких гарантий, освобождая человека даже от иллюзии их возможности. Религиозные идеи всегда сопровождаются конкретными действиями: обрядами и ритуалами, и этим религия также отличается от философии, не предполагающей никаких ритуальных действий.

Еще один вопрос, который требует обсуждения б связи с темой соотношения философии и религии, это вопрос о вере. Вера — особый феномен сознания, неустранимый из контекста духовной культуры и личной жизни человека. Веру не следует отождествлять только с ее религиозной формой. В русском языке существует слово «доверие», которое как раз и фиксирует внерелигиозный аспект веры. Доверие к себе (вера в собственные силы), доверие к другому, доверие к авторитетам, субъективная убежденность в чем-либо — именно эти феномены формируют вектор человеческой жизни, и этот вектор не обязательно должен быть направлен на сверхъестественное.

Познание в науке и философии невозможно без веры. Так, любая научная или философская теория базируется на некоторых предпосылках, которые принимаются без доказательств, т.е. на веру. В науке эти положения формулируются явно, в философии, как говорилось выше, они могут некоторое время оставаться неявными. Средневековый философ Августин, уловив эту особенность человеческого познания, предложил следующую формулу, выражающую суть любой познавательной установки: «Верую, чтобы понимать» (2.2). Конечно, Августин имел в виду религиозную веру, однако предложенный им принцип описывает и ситуацию рационального, внерелигиозного познания.

На неустранимость веры из философии обращали внимание многие мыслители. В частности, немецкий философ К. Яс-перс говорит о феномене философской веры, без которой невозможно познание трансцендентного (2.7). Если религия объявляет веру откровением, порождая нетерпимость, фанатизм, ненависть и, в конце концов, войны, то философская вера носит принципиально иной характер. Философская вера не является откровенной, она существует в союзе со знанием, представляя собой особый акт воли. Философская вера не может стать догмой, поскольку является осознанием бытия и его истоков, стремится понять самое себя. Именно философская вера, по мысли К. Ясперса, может объединить человечество.

Русский философ Л. Шестов построил развернутую систему, центральной категорией которой выступила категория веры. Основной пафос философствования Л. Шестова направлен против авторитарной мудрости предшествующих веков. Силу протестовать против авторитетов, в том числе и философских, дает вера: вера в собственную свободу, в безграничные возможности индивидуального разума и силу индивидуальной воли. Оказываясь в ситуации абсурда, ведущего за пределы добра и зла, человек пробуждается к вере. Несмотря на то, что Л. Шестов в своем творчестве широко использует библейские сюжеты, говорит он не только о религиозной вере. Русский философ имеет в виду как раз ту всепроникающую способность сознания, которая определяет человеческую деятельность в любых сферах, позволяет добиться успеха, обрести свободу и в конце концов сформировать собственную судьбу.

Помимо мировоззренческого характера, философию и религию роднит еще одна черта. Несмотря на апелляцию к эмоционально-чувственной стороне человеческой природы, любая развитая религиозная система содержит в себе отпечаток выраженной системности, т.е., так же как и философия, носит характер умопостигаемой мировоззренческой доктрины. Религия, будучи одним из вариантов ответа на мировоззренческие вопросы, представляет собственную версию картины мира.

Принципиальная особенность религиозного миропонимания — удвоение мира. В религиозном сознании действительность существует в двух плоскостях — профанной и сакральной, или естественной и сверхъестественной. Сверхъестественное, сакральное — первично, оно определяет жизнь людей в обыденном мире, естественное, профанное — вторично. Современная религиозная картина мира пытается ассимилировать последние данные науки о строении Вселенной, сущности жизни, возможностях человеческой психики. Однако религиозный ответ на мировоззренческие вопросы предполагает принципиальную неспособность человека переступить черту, разделяющую сакральное и профанное. Единственным способом объединения верующего с божественным миром является культ: обряды, ритуалы, молитвы, в некоторых случаях — медитация, а местом, где происходит пересечение священного и обыденного, выступает храм.

В зависимости от типа религии (монотеизм, политеизм), а также вариантов внутри одного типа (монотеистического — христианство, ислам, иудаизм; политеистического — буддизм, греческий и римский политеизм), задаются разные картины

Философия мира. Однако это разнообразие в деталях. Суть религиозного миропонимания неизменна. Центр религиозной картины мира — Бог или множество богов. Бог непознаваем, поскольку является существом, чьи качества превосходят возможности человеческого восприятия и понимания. Обыденное религиозное сознание, как правило, конкретизирует образ божественного существа, придавая ему антропоморфные, личностные характеристики. В монотеистических религиях власть Бога безгранична, Бог творит мир и управляет им в соответствии со своим замыслом. Понятно, что в религиозной интерпретации божественный замысел превышает возможности человеческого разумения. Впрочем, религиозный взгляд на мир не предполагает рационального понимания и объяснения, не предполагает он также непротиворечивости. Религиозная картина мира — объект веры, а не система координат для дальнейшего движения мысли.

Представления о пространстве и времени в религии также принципиально двойственны: существует пространство и время профанного, эмпирического мира и мира сакрального. Причем в божественном мире время трансформируется в вечность, а пространство распадается на различные уровни: небо (рай) и подземное царство (ад) с целым сонмом существ, их населяющих. Небесное и подземное царства в свою очередь подразделяются на подуровни, выстраиваясь в сложные иерархии.

Если в представлении о сакральном времени различные религии сходятся (время божества — это вечность), то в понимании времени обыденного мира предлагаются разные варианты. Христианское время растянуто в линию: от сотворения мира через грехопадение первых людей до второго пришествия Бога и Страшного суда. Начало и конец земного времени смыкаются с божественным, а все, что происходит внутри исторической линии, предопределено божественным замыслом и развивается в соответствии с божественной волей. В греческом политеизме или в буддизме предлагается циклическая концепция времени. Вселенная возникает из хаоса, развивается, а затем погибает, чтобы родиться вновь. Причина гибели, как правило, одна и та же: грехи человека, сумма которых превысила некий заданный уровень, удерживающий мир от гибели.

Религиозная картина мира предлагает человеку единственный приемлемый способ существования — спасение бессмертной души и преодоление собственной греховной природы.

Правда, в буддизме, свободном от идеи вины и греха, смыслом существования признается освобождение от круга перерождений и растворение индивидуального «я» в высшем сознании. Однако это не меняет сути дела: религиозное устремление человека — это устремление к потустороннему, в каком бы виде это потустороннее не представало. Руководством на пути являются вера и правильное поведение, с помощью которых достигается очищение от грехов в исламе или христианстве или освобождение от колеса перерождений (сансары) в буддизме. Современная культура предлагает человеку множество вариантов религиозных ответов на мировоззренческие вопросы. Однако мировыми религиями признаются только три: христианство, ислам и буддизм. Версии мироздания, морально-этические нормы в них разнятся по содержанию, однако структура и смысл ответов один — устремленность к миру потустороннего, сверхъестественного и сведение смысла человеческого существования к поискам спасения.

 

Научная картина мира

Исключительное — именно так можно характеризовать влияние науки на мировоззрение современного человека. Тот образ науки, который сформировался к XVIII в. не в последнюю очередь благодаря усилиям философии, породил в массовом сознании культ научного знания. Ссылка на данные науки, апелляция к научности на протяжении двух с половиной столетий оставалась последним аргументом в мировоззренческих спорах. Б Новое время и эпоху Просвещения наука по сути дела играет роль религии, способной дать ответы на фундаментальные вопросы устройства мира и бытия человека. Культ науки как окончательного, объективного и достоверного знания, знания «в последней инстанции» породил в массовом сознании особое отношение к тому образу мира, который предлагается наукой. Взгляд науки долгое время приравнивался к взгляду абсолютной истины. Научная картина мира понималась как точная копия реальности, существующей вне и независимо от человека. При этом совершенно упускалось из виду, что наука — это подвижная, изменяющаяся система знаний, формируемая человеком, а человек, как известно, не застрахован от заблуждений. Тем более страховкой не может служить простая вера в авторитеты, питавшая культ науки на протяжении XVII—XIX вв.

Механистическая картина мира, долгое время отождествляемая с научной и, следовательно, единственно истинной, сформировалась в Новое время. Базой для этого типа миропонимания послужили физика И. Ньютона и онтология Р. Декарта. Классическая наука исходила из вещно-объективной картины мира. В рамках этой парадигмы человек выступал как природное тело в ряду других тел и поэтому оставался принципиально необъясним в своих «невещных» проявлениях. Механистическая картина мира оказывалась дуалистической, поскольку помимо природного мира необходимо было постулировать мир человеческой свободы, морали, красоты. Подразумевалось, что мир природный, в котором нет ничего человеческого, можно описать объективно, не учитывая факта присутствия в нем человека. Такое описание в конце концов и должно было стать точной копией объективной реальности.

В рамках механистической научной картины мира Вселенная предстает как хорошо отлаженная машина, действующая по законам строгой необходимости, явления и вещи связаны между собой в цепочку причин и следствий. Вселенная представляет собой пустое пространство, в котором по четким, легко просчитываемым траекториям движутся массы вещества. Материя в свою очередь состоит из неделимых атомов, обладающих постоянной массой. Время, так же как и пространство, абсолютно, однонаправлено и независимо от вещества, которое в этом времени существует. Подобный субстанциональный взгляд на пространство и время был предложен И. Ньютоном и долгое время считался естественным и единственно возможным.

Понятно, что местом человека в подобном мире является место одного из винтиков хорошо отлаженного механизма. Возникновение жизни и сознания в такой Вселенной случайно и поэтому не поддается исчерпывающему объяснению. Человеческая судьба и свобода, творчество и нестандартное поведение остаются загадкой. В какой-то момент тотально объективистский, бесстрастный взгляд науки просто перестает замечать субъективное — человека, устраняя его из картины мира.

Однако в науке, так же как и в философии, происходит смена стилей мышления, мировоззренческих парадигм и способов интерпретации проблем (5.7). Научная картина мира не является неизменной. Кризис и революция в физике на рубеже XIX—XX вв. повлекли за собой трансформацию основных «параметров» механистической научной картины мира. Суть этих изменений можно описать так: механистический взгляд на мир сменился взглядом органическим. В рамках органической парадигмы Вселенная предстает как совокупность связей, а не вещей. Образом этого мира может быть паутина, сеть (см. также Заключение).

Современная наука, в том числе и естественная, стремится изучать взаимодействия, связи, а не отдельные, замкнутые объекты. В рамках органической научной парадигмы мир представляет собой неделимую реальность всеобщих связей, а не мозаику разрозненных элементов.

Начало трансформации от механистического к органическому представлению о мире положили новые открытия в физике: общая и специальная теория относительности А. Эйнштейна, опыты с радиоактивными альфа-частицами Э. Резерфорда, работы по квантовой механике Н. Бора, открытие В. Гейзен-бергом принципа неопределенности. Дальнейшее содержательное наполнение новой парадигмы происходило за счет данных, предоставляемых психологией, в рамках которой сформировалась концепция бессознательной психики, биологией и генетикой с их новыми достижениями в области постижения сущности жизни. Развивающаяся наука XX в. перестала видеть мир простым и ясным. Более того, она вынуждена была вернуть в этот мир человека. Взгляд современной науки перестал быть тотально объективистским.

Новые научные достижения показали, что человеческое сознание изначально вплетено в систему объективных связей вещей и явлений и влияет не только на восприятие этой реальности, но и на саму реальность. Один из центральных принципов новой органической парадигмы утверждает, что мир устроен таким образом, что появление в нем человека является закономерным.

Новая научная парадигма отказывается от субстанциональной концепции пространства и времени в пользу реляционной (3.7). Согласно теории относительности, пространство и время принципиально зависимы друг от друга и составляют единый пространственно-временной континуум. Свойства пространства-времени зависят от позиции наблюдателя, скорости протекающих процессов и масс материи. Согласно современному научному взгляду на мир, материя не сводится к веществу, существуя как в вещественной, так и в полевой форме, а также в виде плазмы и вакуума. Трансформации материи могут быть описаны одновременно как взаимодействия частиц и как волновые процессы. Кроме того, связи между событиями и явлениями во Вселенной необъяснимы только с точки зрения ньютоновско-картезианской причинности, поэтому требуются иные способы интерпретации существующих в мире закономерностей (3.10, 3.11).

Таким образом, в рамках новой научной парадигмы Вселенная предстает как постоянно развивающийся организм, а человек — как одна из ступеней бытия, законы которой не вступают в противоречие с законами других уровней существования мира. Современная научная картина мира только формируется, и поэтому в ней множество противоречий и нестыковок. Однако очевидна тенденция изменений — от статики к динамике, от разде-ленности к взаимосвязанности, от механистического дуализма человеческого и природного миров к органическому монизму.

 

Философская картина мира

На стадии формирования философское знание было тесно связано с научным. В Античности философией назывался весь комплекс теоретических знаний, из которого затем выделились области конкретных исследований. В современной философии существуют разделы, которые напрямую связаны с научным знанием — так называемые проблемы конкретно-научных дисциплин. Философия, так же как и наука, имеет эссенциалистс-кую направленность (направленность на сущность), в ней приветствуются логическая аргументация и доказательность выдвигаемых положений. С наукой философию сближает опора на рационально-теоретические методы исследования, выработка достоверных, общезначимых принципов и положений. И в науке, и в философии знание выражается в рациональной форме, в виде понятий, суждений и умозаключений.

Однако, в отличие от философии, наука не носит мировоззренческого характера, она ничего не говорит человеку о его жизненных, экзистенциальных нуждах. Предметом научного исследования в сфере гуманитарной, социальной или естественной является только один из полюсов мировоззренческого отношения: либо человек, либо мир. Ни одна наука не стремится прояснить фундаментальное мировоззренческое отношение.

Ни одна наука не решает вопроса о свободе, истине или красоте, хотя ее могут интересовать возможности человеческого сознания и воли, особенности восприятия эстетических форм или достоверное знание о физической реальности. Ни одна наука не выявляет универсальные связи и не проясняет фундаментальные предпосылки бытия. Именно поэтому философию не следует отождествлять с наукой.

Изложению основных идей философской картины мира будут посвящены все последующие страницы этой книги. Поэтому здесь мы ограничимся лишь описанием основных принципов, на которых строится философское миропонимание.

Философские картины мира чрезвычайно разнообразны. Фундамент философской картины мира составляет та или иная концепция бытия. О материалистическом и идеалистическом, рационалистическом и волюнтаристическом, монистическом и плюралистическом и т.п. вариантах философской картины мира мы говорили в 1.6.

Философская картина мира никогда не предполагает окончательных ответов. В философии отсутствует понятие сакрального, хотя некоторые философские учения могут утверждать принципиальную ограниченность человеческого разума. Тем не менее, это не пределы, задаваемые противопоставлением естественного и сверхъестественного. В философии принципиально отсутствует идея личного Бога, но при этом в некоторых философских системах предлагается понятие Абсолютной идеи или Мирового духа. Философия использует все данные, предоставляемые естественными или общественными науками, для решения принципиальных мировоззренческих вопросов, но никогда не замыкается в сфере эмпирической конкретики. Любая философская картина мира является лишь приглашением к размышлению и самостоятельному поиску, а не окончательной версией мироздания.

 





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 182; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 107.21.85.250 (0.011 с.)