Общепсихологические представления о тревоге и тревожности



Мы поможем в написании ваших работ!


Мы поможем в написании ваших работ!



Мы поможем в написании ваших работ!


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ?

Общепсихологические представления о тревоге и тревожности



Хотя практикующие психологи в повседневном профессиональ­ном общении употребляют слова «тревога» и «тревожность» как синонимы, для психологической науки эти понятия неравнознач­ны. В современной психологии принято различать «тревогу» и «тревожность», хотя еще полвека назад это различие было неочевид­ным. Сейчас подобная терминологическая дифференциация харак­терна как для отечественной, так и для зарубежной психологии (Левитов Н. Д., 1969; Прихожан А. М., 1977,1998;Спилбергер Ч. Д., 1983; Ханин Ю. Л., 1976; Хекхаузен X., 1986 и др.), и позволяет проанализировать это явление через категории психического состоя­ния и психического свойства.

В самом общем смысле, согласно «Краткому психологическому словарю», тревога определяется как эмоциональное состояние, возникающее в ситуации неопределенной опасности и проявляю­щееся в ожидании неблагополучного развития событий. Конкре­тизация этого определения позволяет рассматривать тревогу как неблагоприятное по своей эмоциональной окраске состояние или внутреннее условие, которое характеризуется субъективными ощу­щениями напряжения, беспокойства, мрачных предчувствий (Спилбергер Ч. Д., 1983). Состояние тревоги возникает тогда, когда ин­дивид воспринимает определенный раздражитель или ситуацию как несущие в себе элементы потенциальной или актуальной угрозы, опасности, вреда.

Понятие тревоги было введено в психологию 3. Фрейдом, кото­рый разводил страх как таковой, конкретный страх (нем. Furcht) и неопределенный, безотчетный страх — тревогу, носящую глубин­ный, иррациональный, внутренний характер (нем. Angst). В фило­софии подобное разграничение было предложено С. Кьеркегором, и в настоящее время чрезвычайно актуально в философско-психологической системе экзистенциализма (Мэй Р., 2001; Тиллих П., 1995 и др.). Дифференциация тревоги и страха по принципу, предложенному 3. Фрейдом, поддерживается и многими современными исследователями. Считается, что, в отличие от страха как реакции на конкретную угрозу, тревога представляет собой генерализованный, диффузный или беспредметный страх (Спилбергер Ч. Д., 1983; Левитов Н. Д., 1969 и др.).

Согласно другой точке зрения, страх — это реакция на угрозу человеку как существу биологическому, когда опасности подверга­ется жизнь человека (витальная угроза), его физическая целостность и т. п., в то время как тревога представляет собой переживание, возникающее при угрозе человеку как социальному субъекту, когда опасности подвергаются его ценности, представления о себе, положение в обществе. В этом случае тревога рассматривается как эмоциональное состояние, связанное с возможностью фрустрации социальных потребностей (Северный А. А., Толстых Н. Н., 1999).

Аналогичная позиция представлена в теории дифференциаль­ных эмоций К. Изарда: состояние тревоги состоит из доминирую­щей эмоции страха, взаимодействующей с другими базовыми со­циально-опосредуемыми эмоциями (Изард К., 1999).

Оригинальное представление о сущности тревоги и страха пред­ложено экзистенциальной психологией и философией. В экзистен­циализме тревога понимается как результат осознания и переживания того, что все имеет преходящий характер, скрытого осозна­ния нашей неизбежной конечности. В силу этого она естественна и неустранима, в то время как страх вызывается более или менее идентифицируемыми индивидом стимулами (объектами, событи­ями, мыслями, воспоминаниями) и вследствие этого более подкон­тролен ему. При этом подчеркивается, что тревожиться может толь­ко человек как наделенное самосознанием существо (Мэй Р., 2001; Тиллих П., 1995 и др).

В нашей работе мы будем опираться на представление о тревоге как эмоциональном состоянии, возникающему человека в результате антиципации им опасности фрустрации значимых для него потребностей, прежде всего социальных. При этом источник тревоги может оставаться неосознанным. Тревога, как и любое другое психиче­ское переживание, непосредственно связана с ведущими мотивами и потребностями личности и призвана регулировать поведение личности в потенциально опасной ситуации (Вилюнас В. К., 1990).

Соответственно, тревога — это последовательность когнитив­ных, эмоциональных и поведенческих реакций, актуализирующих­ся в результате воздействия на человека различных стрессоров, в качестве которых могут выступать как внешние раздражители (люди, ситуации), так и внутренние факторы (актуальное состоя­ние, прошлый жизненный опыт, определяющий интерпретации событий и предвосхищение сценариев их развития и т. д.). Тревога выполняет несколько важнейших функций: предупреждает чело­века о возможной опасности и побуждает к поиску и конкретиза­ции этой опасности на основе активного исследования окружаю­щей действительности.

Следует отметить, что, хотя на уровне субъективного пережива­ния тревога скорее является негативным состоянием, ее воздей­ствие на поведение и деятельность человека неоднозначно. Имен-

но тревога иногда становится фактором мобилизации потенциаль­ных возможностей. Неслучайно в концепции Г. Селье тревога ана­лизируется как первая фаза общего адаптационного синдрома (Се­лье Г., 1992). А само слово «тревога», появившееся в русском языке около трехсот лет назад, изначально означало «знак к битве».

В связи с этим в психологии выделяют два вида тревоги: моби­лизующую и расслабляющую. Мобилизующая тревога дает дополни­тельный импульс к деятельности, в то время как расслабляющая снижает ее эффективность вплоть до полного прекращения (Леви­тов Н. Д., 1969; Лютова Е. К., Монина Г. Б., 2001).

Вопрос о том, какой вид тревоги будет чаще испытывать чело­век, во многом решается в детстве; важную роль здесь играет стиль взаимодействия ребенка со значимыми другими. Причины склон­ности испытывать расслабляющую тревогу исследователи видят прежде всего в формировании у ребенка так называемой «выучен­ной беспомощности», которая, закрепившись, резко снижает эффек­тивность учебной деятельности (Гошек В., 1983; Рейковский Я., 1974; Ротенберг В. С, Бондаренко С. М., 1988). Второй фактор, определяющий характер «тревожного опосредования» деятельно­сти, — это интенсивность данного психического состояния.

Исследованиями показано, что состояние тревоги может варь­ировать по интенсивности и изменяться во времени как функция уровня стресса, которому подвергается человек. Ф. Б. Березин, анализируя «яркость» переживания тревоги, выделил в нем шесть уров­ней, объединив их названием «явления тревожного ряда».

Тревоге наименьшей интенсивности соответствует ощущение внутренней напряженности, выражающееся в переживаниях напря­женности, настороженности, дискомфорта. Оно не несет в себе признаков угрозы, а служит сигналом приближения более выра­женных тревожных явлений. Данный уровень тревоги имеет наи­большее адаптивное значение.

На втором уровне ощущение внутренней напряженности сме­няется или дополняется гиперестезическими реакциями, благодаря которым ранее нейтральные стимулы приобретают значимость, а при усилении — отрицательную эмоциональную окраску (на этом основана раздражительность, которая, по сути, представляет со­бой недифференцированное реагирование).

Третий уровень — собственно тревога — проявляется в пережи­вании неопределенной угрозы, чувства неясной опасности, которое может перерасти в страх (четвертый уровень) — состояние, возникающее при нарастании тревоги и проявляющееся в опред­мечивании неопределенной опасности. При этом объекты, иден­тифицированные как «пугающие», необязательно отражают реаль­ную причину тревоги.

Пятый уровень назван ощущением неотвратимости надвигаю­щейся катастрофы. Оно возникает в результате нарастания трево­ги и переживании невозможности избежать опасности, неминуе­мой катастрофы, что связано не с содержанием страха, а лишь с нарастанием тревоги.

Наиболее интенсивное проявление тревоги (шестой уровень) — тревожно-боязливое возбуждение — выражается в потребности в двигательной разрядке, поиске помощи, что максимально дезор­ганизует поведение человека (Березин Ф. Б., 1988).

Существует несколько точек зрения на взаимосвязь интенсив­ности переживания тревоги и эффективности опосредуемой им деятельности (Морган У. П., Эликсон К. А., 1990).

Согласно теории перевернутого U, опирающейся на известный закон Йеркса—Додсона, тревога до определенной степени может стимулировать деятельность, но, преодолев рубеж «зоны оптималь­ного функционирования» индивида, начинает производить рас­слабляющий эффект (Ханин Ю. Л., 1976; рис. 1).

Пороговая теория утверждает, что у каждого индивида существует свой порог возбуждения, за которым эффективность деятельности резко (дискретно) падает (Карольчак-Бернацка Б. Б., 1983; рис. 2).

Очевидно, что обобщающим моментом этих теорий выступает представление о том, что деорганизующим эффектом обладает интенсивная тревога. Для практикующих психологов именно она представляет наибольший интерес, поскольку этот вид тревоги, в субъективном опыте клиентов, является «проблемным». Ниже мы постараемся охарактеризовать расслабляющую тревогу.

Состояние расслабляющей тревоги, как и любое другое психи­ческое состояние, находит свое выражение на разных уровнях че­ловеческой организации (физиологическом, эмоциональном, ког­нитивном, поведенческом).

На физиологическом уровне тревога проявляется в усилении сер­дцебиения, учащении дыхания, увеличении минутного объема цир­куляции крови, повышении артериального давления, возрастании общей возбудимости, снижении порогов чувствительности, появ­лении сухости во рту, слабости в ногах и т. д.

Эмоциональный уровень характеризуется переживанием беспо­мощности, бессилия, незащищенности, амбивалентностью чувств, порождающей затруднения в принятии решений и целеполагании (когнитивный уровень).

Наибольшее разнообразие встречается среди поведенческих про­явлений тревоги — бесцельное хождение по помещению, грызение ногтей, качание на стуле, стук пальцами по столу, теребление волос, кручение в руках разных предметов и т. д.

Очевидно, что тревога, оказывающая дезорганизующее влияние на деятельность, — это крайне неблагоприятное для человека состояние, требующее преодоления или трансформации. Совладание с этим состоянием возможно следующими путями (Аста­пов В. М., 1992):

□ преодоление состояния за счет надситуативной активности в (потенциально) опасной ситуации;

□ трансформация состояния в определенное поведение (укло­нение, сопротивление, ступор);

□ вытеснение состояния тревоги с помощью психологических защит.

Итак, состояние тревоги возникает как функция (потенциаль­но) опасной ситуации и личностных особенностей человека, свя­занных с ее интерпретацией. В этой связи особого внимания за­служивает невротическая тревога — тревога, формирующаяся на основе внутриличностных противоречий (например, из-за завы­шенного уровня притязаний, недостаточной нравственной обосно­ванности мотивов и т. д.). Она может привести к неадекватному представлению о существовании угрозы для личности со стороны других людей, собственного тела, результатов собственных дей­ствий и т. д., и таким образом, по сути, нивелирует значение ситу­ации в развитии состояния тревоги. Формирование у человека не­вротической тревоги является признаком невротизации личности и требует психотерапевтической помощи (Ясперс К., 2001).

В отличие от тревоги, тревожность в современной психологии рассматривается как психическое свойство и определяется как склонность индивида к переживанию тревоги, характеризующая­ся низким порогом возникновения реакции тревоги («Краткий пси­хологический словарь», 1985).

Термин «тревожность» используется для обозначения относи­тельно устойчивых индивидуальных различий в склонности инди­вида испытывать это состояние. Эта особенность напрямую не про­является в поведении, но ее уровень можно определить исходя из того, как часто и как интенсивно у человека наблюдаются состоя­ния тревоги. Личность с выраженной тревожностью склонна вос­принимать окружающий мир как заключающий в себе опасность и угрозу в значительно большей степени, чем личность с низким уров­нем тревожности (Спилбергер Ч. Д., 1983; Ханин Ю. Л., 1976).

В этом статусе тревожность впервые была описана 3. Фрейдом (1925), который для описания «свободно витающей», разлитой тре­вожности, являющейся симптомом невроза, использовал термин, означающий в буквальном переводе «готовность к тревоге» или «го­товность в виде тревоги».

В отечественной психологии тревожность также традиционно рассматривалась как проявление неблагополучия («Краткий пси­хологический словарь», 1985), вызванное нервно-психическими и тяжелыми соматическими заболеваниями, либо представляющее собой последствие перенесенной психической травмы.

В настоящее время отношение к явлению тревожности в российской психологии существенно изменилось, и мнения от­носительно этой личностной особенности становятся менее од­нозначными и категоричными. Современный подход к феномену тревожности основывается на том, что последнюю не следует рас­сматривать как изначально негативную черту личности; она пред­ставляет собой сигнал неадекватности структуры деятельности субъекта по отношению к ситуации. Для каждого человека харак­терен свой оптимальный уровень тревожности, так называемая по­лезная тревожность, которая является необходимым условием раз­вития личности.

К настоящему времени тревожность изучается как один из ос­новных параметров индивидуальных различий. При этом ее при­надлежность к тому или иному уровню психической организации человека до сих пор остается спорным вопросом; ее можно тракто­вать и как индивидное, и как личностное свойство человека.

Первая точка зрения принадлежит В. С. Мерлину и его после­дователям, которые анализируют тревожность как обобщенную характеристику психической деятельности, связанную с инертно­стью нервных процессов (Мерлин В. С, 1964; Белоус В.В., 1967), то есть как психодинамическое свойство темперамента.

Трактовка тревожности как личностного свойства во многом опирается на идеи психоаналитиков «новой волны» (К. Хорни, Г. Салливана и др.), согласно которым она является следствием фрустрации межличностной надежности со стороны ближайшего окружения (Прихожан А. М., 1998 и др.).

Соответственно, к настоящему моменту механизмы формиро­вания тревожности остаются неопределенными, и проблема обра­щения к этому психическому свойству в практике психологичес­кой помощи во многом сводится к тому, является ли она врожден­ной, генетически обусловленной чертой, или складывается под влиянием различных жизненных обстоятельств. Попытку прими­рить эти, в сущности, противоположные позиции предприняла А. М. Прихожан, описавшая два типа тревожности (1977):

□ беспредметную тревожность, когда человек не может соот­нести возникающие у него переживания с конкретными объектами;

□ тревожность как склонность к ожиданию неблагополучия в различных видах деятельности и общения.

При этом первый вариант тревожности обусловлен особеннос­тями нервной системы, то есть нейрофизиологическими свойства­ми организма, и является врожденным, в то время как второй свя­зан с особенностями формирования личности в течение жизни.

В целом, можно отметить, что, вероятнее всего, у одних людей существуют генетически обусловленные предпосылки к формиро­ванию тревожности, в то время как у других данное психическое свойство является приобретенном в индивидуальном жизненном опыте.

Исследования А. М. Прихожан (2001) показали, что существу­ют различные формы тревожности, то есть особые способы ее пе­реживания, осознания, вербализации и преодоления. Среди них можно выделить следующие варианты переживания и преодоления тревожности.

Открытая тревожность—сознательно переживаемая и про­являющаяся в деятельности в виде состояния тревоги. Она может существовать в различных формах, например:

• как острая, нерегулируемая или слабо регулируемая тре­вожность, чаще всего дезорганизующая деятельность человека;

• регулируемая и компенсируемая тревожность, которая мо­жет использоваться человеком в качестве стимула для вы­полнения соответствующей деятельности, что, впрочем, возможно преимущественно в стабильных, привычных си­туациях;

• культивируемая тревожность, связанная с поиском «вто­ричных выгод» от собственной тревожности, что требует определенной личностной зрелости (соответственно, эта форма тревожности появляется только в подростковом возрасте).

Скрытая тревожность — в разной степени неосознаваемая, проявляющаяся либо в чрезмерном спокойствии, нечувстви­тельности к реальному неблагополучию и даже отрицании его, либо косвенным путем через специфические формы по­ведения (теребление волос, расхаживание из стороны в сто­рону, постукивание пальцами по столу и т. д.):

• неадекватное спокойствие (реакции по принципу «У меня все в порядке!», связанные с компенсаторно-защитной по­пыткой поддержать самооценку; низкая самооценка в со­знание не допускается);

• уход от ситуации.

Таким образом, следует заметить, что состояние тревоги или тревожность как психическое свойство находятся в конфронтации с базовыми личностными потребностями: потребностью в эмоци­ональном благополучии, чувстве уверенности, безопасности. С этим связаны значительные трудности в работе с тревожными людьми: они, несмотря на выраженное стремление избавиться от тревожности, неосознанно сопротивляются попыткам помочь им сделать это. Причина такого сопротивления им самим непонятна и трактуется ими, как правило, неадекватно.

Специфическая особенность тревожности как личностного свойства заключается в том, что она имеет собственную побуди­тельную силу. Возникновение и закрепление тревожности во мно­гом обусловлено неудовлетворением актуальных потребностей че­ловека, которые приобретают гипертрофированный характер. Закрепление и усиление тревожности происходит по механизму «замкнутого психологического круга» (Прихожан А. М., 1998; см. рис. 3).

Расшифровать механизм «замкнутого психологического круга» можно следующим образом: возникающая в процессе деятельно­сти тревога частично снижает ее эффективность, что приводит к негативным самооценкам либо оценкам со стороны окружающих, которые, в свою очередь, подтверждают правомерность тревоги в подобных ситуациях. При этом, поскольку переживание тревоги является субъективно неблагоприятным состоянием, оно может не осознаваться человеком.

Рис. 3. Механизм «замкнутого психологического круга»

Учитывая обнаруженную В. А. Бакеевым. (1974) прямую взаи­мосвязь между тревожностью и внушаемостью личности, можно предположить, что последняя приводит к усилению и укреплению «замкнутого психологического круга», констеллирующего тревож­ность. Анализ механизма «замкнутого психологического круга» позволяет отметить, что тревожность зачастую подкрепляется той ситуацией, в которой она однажды возникла. В последнее время в экспериментальных исследованиях все чаще делается акцент не столько на отдельной черте, сколько на особенностях ситуации и взаимодействия личности с ситуацией. В частности, выделяют либо общую неспецифическую личностную тревожность, либо специфическую, характерную для определенного класса ситуаций (Ханин Ю. Л., 1980; Костина Л. М., 2002 и др.).

Согласно «Краткому психологическому словарю» (1985), ситу­ация представляет собой систему внешних по отношению к субъек­ту условий, побуждающих и опосредующих его активность. Она предъявляет к человеку определенные требования, реализация ко­торых создает предпосылки к ее преобразованию или преодолению. Тревожность могут вызывать только те ситуации, которые личностно значимы для субъекта, соответствуют его актуальным потреб­ностям. При этом возникшая тревожность может как оказывать мобилизующий эффект, так и вызывать дезорганизацию поведе­ния в рамках данной ситуации по принципу «выученной беспомощ­ности» (Шапкин С. А., 1997).

Таким образом, тревожность представляет собой фактор, опо­средующий поведение человека либо в конкретных, либо в широ­ком диапазоне ситуаций. Несмотря на то что существование фено­мена тревожности у практикующих психологов (да и не только) не вызывает сомнений, ее проявления в поведении проследить доволь­но сложно. Это связано с тем, что тревожность часто маскируется под поведенческие проявления других проблем, таких как агрес­сивность, зависимость и склонность к подчинению, лживость, лень как результат «выученной беспомощности», ложная гиперактив­ность, уход в болезнь и т. д. (Прихожан А. М., 2001).

Подводя итог анализу результатов исследований, посвященных проблемам тревоги и тревожности, можно отметить следующие существенные моменты.

□ В современной психологии тревога понимается как психи­ческое состояние, а тревожность — как психическое свойство, детерминированное генетически, онтогенетически или ситуационно.

□Состояние тревоги и тревожность как личностная черта ока­зывают неоднозначное воздействие на эффективность дея­тельности, которая определяется соответствием уровня тре­воги оптимальному для конкретного человека состоянию. В целом, эффект может быть как мобилизующий, так и дезорганизующий, причем чем интенсивнее состояние трево­ги, тем более вероятен дезорганизующий эффект.

□ Тревожность обладает силой самоподкрепления и может при­водить к формированию «выученной беспомощности».

□ Тревога и тревожность не всегда осознаются субъектом и могут регулировать его поведение на неосознаваемом уров­не. Наблюдение тревожного поведения «со стороны» также зачастую затруднительно в силу того, что тревожность мо­жет маскироваться под другие поведенческие проявления.

Исходя из общетеоретических представлений о сущности тре­воги как психического состояния и тревожности как психического свойства далее мы подробно рассмотрим специфику тревожности в детском возрасте и ее особое проявление — школьную тре­вожность.



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-14; просмотров: 869; Нарушение авторского права страницы; Мы поможем в написании вашей работы!

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 18.212.120.195 (0.026 с.)