ТОП 10:

Церковный раскол: причины, этапы, последствия.



 

Вторая половина ХVП столетия в истории церковно-государственных отношений была неразрывно связана с двумя процессами: изменением положения церкви в условиях начала становления абсолютизма и проведением одной из наиболее серьезных по своим последствиям реформ. Данная реформа привела к разделению верующих на тех, кто принял ее, и тех, кто с ней не согласился, остался приверженцем старой обрядности (старообрядцев). Реформа церковного богослужения была обусловлена как внутренними потребностями самой церкви, так и задачами государства и царской власти.

 

Вопрос о влиянии абсолютизма на характер церковно-государственных отношений -- одна из дискуссионных тем в отечественной историографии. Ряд историков считает процесс подчинения церкви политике государства характерным признаком (атрибутом) абсолютизма. В России эта тенденция воплотилась в XVIII в., когда было упразднено патриаршество, и начался синодальный период церковного управления.

 

В XVII столетии государство не посягало на институт патриаршей власти. Причина такого различия государственного курса крылась не в слабости раннего абсолютизма, а в ином понимании церковно-государственных отношений. Православная церковь и патриаршество воспринимались как неотъемлемые устои российской самобытности. Церковь выступала в роли государственного идеолога. В силу этого государство было заинтересовано в церкви подчиненной, но сильной. Задача подчинения церкви могла осуществляться несколькими путями. Один из них был связан с расширением сферы светского законодательства, внесением в него статей, посвященных преступлениям против церкви. Другой предполагал наступление государства на экономическое могущество церкви. В XVIII столетии этот путь завершился секуляризацией церковных земель. В XVII в. подобные меры не считались оптимальными, так как грозили подрывом стабильности всего общественно-государственного уклада. С точки зрения государства церковь могла сохранять ряд привилегий, но они не должны были противоречить экономическому интересу самого государства.

 

Особым условием эволюции церковно-государственных отношений XVII столетия был фактор установления на российском престоле новой династии Романовых. Ее легитимность и сила власти находились в процессе становления. В этих условиях возрастало значение личных качеств царя как государственного деятеля. Нередко конфликт между государством и церковью трансформировался до уровня конфликта между царем и патриархом. Взаимодействие между высшим светским и высшим духовным лицом зависело от соотношения их жизненного и политического опыта.

 

Новая концепция церковно-государственных отношений проявилась в Соборном Уложении. Оно стало первым светским памятником, разбиравшим преступления против церкви и определявшим наказания по ним. Примечательно, что первая глава этого памятника называлась «О богохульниках и церковных мятежниках». Царская власть брала под свою защиту христианское вероучение, определяя всякое преступление против него как возложение хулы на Бога. Такая формулировка позволяла подвести под нее любое враждебное православию религиозное и общественное движение или учение. Любое богохульство влекло за собой смертную казнь через сожжение. Уложение брало под защиту государства основы православного вероучения только в самой общей форме, без определения направлений, враждебных ему. Тем самым светская власть предоставляла власти духовной самостоятельно разбираться в делах веры.

 

Поднимая авторитет церковной службы, государство брало под защиту саму церковь как учреждение и сложившийся в ней чин

 

В XVII столетии государство не посягало на институт патриаршей власти. Причина такого различия государственного курса крылась не в слабости раннего абсолютизма, а в ином понимании церковно-государственных отношений. Православная церковь и патриаршество воспринимались как неотъемлемые устои российской самобытности. Церковь выступала в роли государственного идеолога. В силу этого государство было заинтересовано в церкви подчиненной, но сильной. Задача подчинения церкви могла осуществляться несколькими путями. Один из них был связан с расширением сферы светского законодательства, внесением в него статей, посвященных преступлениям против церкви. Другой предполагал наступление государства на экономическое могущество церкви. В XVIII столетии этот путь завершился секуляризацией церковных земель. В XVII в. подобные меры не считались оптимальными, так как грозили подрывом стабильности всего общественно-государственного уклада. С точки зрения государства церковь могла сохранять ряд привилегий, но они не должны были противоречить экономическому интересу самого государства.

 

Особым условием эволюции церковно-государственных отношений XVII столетия был фактор установления на российском престоле новой династии Романовых. Ее легитимность и сила власти находились в процессе становления. В этих условиях возрастало значение личных качеств царя как государственного деятеля. Нередко конфликт между государством и церковью трансформировался до уровня конфликта между царем и патриархом. Взаимодействие между высшим светским и высшим духовным лицом зависело от соотношения их жизненного и политического опыта.

 

Новая концепция церковно-государственных отношений проявилась в Соборном Уложении. Оно стало первым светским памятником, разбиравшим преступления против церкви и определявшим наказания по ним. Примечательно, что первая глава этого памятника называлась «О богохульниках и церковных мятежниках». Царская власть брала под свою защиту христианское вероучение, определяя всякое преступление против него как возложение хулы на Бога. Такая формулировка позволяла подвести под нее любое враждебное православию религиозное и общественное движение или учение. Любое богохульство влекло за собой смертную казнь через сожжение. Уложение брало под защиту государства основы православного вероучения только в самой общей форме, без определения направлений, враждебных ему. Тем самым светская власть предоставляла власти духовной самостоятельно разбираться в делах веры.

 

Поднимая авторитет церковной службы, государство брало под защиту саму церковь как учреждение и сложившийся в ней чин

 

В XVII столетии государство не посягало на институт патриаршей власти. Причина такого различия государственного курса крылась не в слабости раннего абсолютизма, а в ином понимании церковно-государственных отношений. Православная церковь и патриаршество воспринимались как неотъемлемые устои российской самобытности. Церковь выступала в роли государственного идеолога. В силу этого государство было заинтересовано в церкви подчиненной, но сильной. Задача подчинения церкви могла осуществляться несколькими путями. Один из них был связан с расширением сферы светского законодательства, внесением в него статей, посвященных преступлениям против церкви. Другой предполагал наступление государства на экономическое могущество церкви. В XVIII столетии этот путь завершился секуляризацией церковных земель. В XVII в. подобные меры не считались оптимальными, так как грозили подрывом стабильности всего общественно-государственного уклада. С точки зрения государства церковь могла сохранять ряд привилегий, но они не должны были противоречить экономическому интересу самого государства.

 

Особым условием эволюции церковно-государственных отношений XVII столетия был фактор установления на российском престоле новой династии Романовых. Ее легитимность и сила власти находились в процессе становления. В этих условиях возрастало значение личных качеств царя как государственного деятеля. Нередко конфликт между государством и церковью трансформировался до уровня конфликта между царем и патриархом. Взаимодействие между высшим светским и высшим духовным лицом зависело от соотношения их жизненного и политического опыта.

 

Новая концепция церковно-государственных отношений проявилась в Соборном Уложении. Оно стало первым светским памятником, разбиравшим преступления против церкви и определявшим наказания по ним. Примечательно, что первая глава этого памятника называлась «О богохульниках и церковных мятежниках». Царская власть брала под свою защиту христианское вероучение, определяя всякое преступление против него как возложение хулы на Бога. Такая формулировка позволяла подвести под нее любое враждебное православию религиозное и общественное движение или учение. Любое богохульство влекло за собой смертную казнь через сожжение. Уложение брало под защиту государства основы православного вероучения только в самой общей форме, без определения направлений, враждебных ему. Тем самым светская власть предоставляла власти духовной самостоятельно разбираться в делах веры.

 

Поднимая авторитет церковной службы, государство брало под защиту саму церковь как учреждение и сложившийся в ней чин Одним из первых значительных шагов царя и ревнителей по реформированию русской церкви стало введение единогласного пения взамен распространившегося ранее многогласия. Для проведения этой реформы в 1649 и 1651 гг. были созваны два церковных собора, на которых сторонником старых порядков выступил тогдашний патриарх Иосиф. Под его влиянием Церковный собор 1649 г. решил сохранить многогласие. Ревнители в своих церквях не следовали этому решению. Царь после собора повелел разослать во все города и монастыри свои «указные грамоты», в которых велел «петь единогласно». Окончательно данное нововведение было закреплено решением Церковного собора 1651 г.

 

С 1652 г. русским патриархом стал Никон. Никон возвысился во многом благодаря поддержке царя Алексея Михайловича. Их взаимоотношения (изначально дружеские) складывались в тот период, когда царь был еще молод и неопытен в делах политических. Дальнейшее проведение реформы церкви царь поручил этому властолюбивому, сильному человеку. Спустя полгода патриарх разослал «памяти» по всем церквям, в которых требовал заменить земные поклоны поясными, двоеперстие -- троеперстием. Тем временем ученые богословы заново перевели с греческого богослужебные книги. От старых, по которым служили на Руси до этого, они отличались немногим. Например, вместо «певцы» в новых книгах стояло «песнопевцы», вместо «вечного» -- «бесконечного» и пр. Основы православия, догматы оставались в неприкосновенности. Вводились лишь уточнения, единообразие в церковные книги и молитвы.

 

Против нововведений выступил ряд представителей Кружка ревнителей древнего благочестия, которых возглавил Аввакум. Приверженцы старой обрядности выступали за возврат к старине, были противниками всяких новшеств. Они попытались обратиться за поддержкой к царю, но не имели успеха. Никон же не желал, чтобы его противники продолжали проповедовать свободно взгляды, противоречащие его политике. Своих оппонентов (Аввакума, Неронова и других) он отправил в ссылку. В 1654 г. был созван Церковный собор, который одобрил принятые Никоном меры по реформированию обрядности церкви и богослужения. Вскоре последовали другие изменения. Слово «аллилуйя» стали произносить не дважды, а трижды; двигаться вокруг аналоя стали не по солнцу, а против солнца, появились изменения в церковной и монашеской одежде.

 

В 1655 г. был проведен новый Церковный собор. В его работе принял участие патриарх Антиохейский Макарий. Последний рассчитывал получить в России богатые дары, и Никон на них не поскупился. В итоге Макарий одобрил реформаторские меры и предложил ряд новых. Главное же заключалось в том, что на Соборе Макарий и несколько греческих епископов прокляли приверженцев двоеперстия. На следующий год всех сторонников старых обрядов отлучили от церкви.

 

Дальнейшее проведение реформы Никоном натолкнулось на его разногласия с царем, которые не касались вопросов реформы напрямую. Глубинной причиной разногласий стали противоречия между чрезмерным усилением роли Никона в государстве и тенденциями к абсолютизации царской власти. В середине 50-х годов, в тот период, когда царь с войсками участвовал в войне с Польшей, Никон сосредоточил в своих руках не только духовное, но светское управление. Постепенно Никон пришел к идее о первенстве духовной власти над светской. Духовная власть выше царства, так как «царь поемлет посвящение, помазание и венчание от архиерея», т. е. царь венчается на царство, принимает свою власть, освященную Богом, от патриарха.

 

Притязания патриарха на первенство в государстве были обречены на провал по ряду объективных и субъективных причин, главные из них: ранее отмеченная тенденция к абсолютизации власти, а также изменения, произошедшие в личности государя и характере его взаимоотношений с патриархом. Разгар конфликта между Никоном и Алексеем Михайловичем пришелся на период возмужания царя и приобретения им значительного опыта государственного деятеля. Различие характеров царя и патриарха также сыграло существенную роль. Никон был склонен к решительным и скорым действиям; царь же, проявляя поспешность в несущественных мелочах, в вопросах значимых был склонен «запастись терпением». Дальнейшие события во многом развивались именно по «царскому сценарию».

 

Царь перестал посещать службы, которые вел патриарх, не приглашал более Никона на приемы во дворец. Однажды Никон после службы в Успенском соборе Кремля облачился в простую монашескую одежду, провозгласил: «от сего времени не буду вам патриархом» и удалился в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь. Царь не стал настаивать на том, чтобы Никон не покидал патриаршества, а только лишь обратился с просьбой дать благословение на замещение патриаршего места митрополитом Крутицким Питиримом. В 1658 г. Никон был вынужден на это согласиться.

 

Церковный собор 1660 г. лишил Никона патриаршего сана, но один из ученых богословов достаточно убедительно доказывал необоснованность этого решения. Алексей Михайлович не желал прослыть в глазах мирового православия гонителем высшего иерарха русской церкви. Для решения судьбы Никона были приглашены вселенские патриархи. Дело Никона затянулось до 1666 г.

 

Все это время ситуация оставалась напряженной. Еще в 1660 г. Никон, когда царь решился на избрание нового патриарха, заявил, что не отказывался от патриаршества. В 1664 г. он вновь дал знать, что считает себя патриархом, появился в Успенском соборе, направил послание царю с изложением своих позиций. Алексей, опираясь на мнения высших архиереев, велел Никону отправляться в Новый Иерусалим.

 

На Церковном соборе 1666 г. главным обвинителем по делу Никона выступил сам царь Алексей Михайлович. Никон поплатился за верность идее первенства патриаршей власти над царской, но сама эта идея укоренилась в сознании русского духовенства. В январе 1667 г. на очередном соборе большинство иерархов высказалось за первенство духовной власти над светской и за невмешательство последней в дела церкви. Усилившаяся царская власть не желала признавать такое решение, но все же была вынуждена пойти на ряд уступок. Одной из них стала неподсудность духовенства светским властям. Так идея подчинения церкви государству, характерная для абсолютизации царской власти, проявилась в середине ХVП столетия, но окончательно реализована не была.

 

После того, как Никон в 1666 г. был сослан простым монахом в Ферапонтов монастырь, проведение реформы церкви возглавил сам царь Алексей Михайлович. Церковный собор 1666--1667 гг. объявил проклятие всем противникам реформы, предал их суду, мирских начальников повелел судить согласно Соборному Уложению. Последнее предполагало сожжение на костре. Такая участь была суждена и главе раскольников протопопу Аввакуму. После многолетнего







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.227.249.234 (0.011 с.)