ТОП 10:

Государь Император Петр I Алексеевич.



Я не усугубляю рабства, обуздывая озорство упрямых, смягчая дубовые сердца, не жестокосердствую, переодевая подданных в новое платье, заводя порядок в войске и в гражданстве и приучая к людкости, не тиранствую, когда правосудие осуждает злодея на смерть. Пускай злость клевещет: совесть Моя чиста. Бог Мне судия! Неправые толки в свете разносит ветер”.

 

Первый Государь Император Всероссийский Петр I Алексеевич.

30 мая (12 июня) 1672 годав Москве на свет Божий появился будущий первый в истории Император Всероссийский (1721-1725) и Андреевский кавалер (1703) из числа Монархов Дома Романовых Царевич Петр Алексеевич (1762-1725) – шестой Августейший сын второго Царя всея Руси (1645-1676) Алексия I Михайловича от второго державного союза с Княжной Натальей Кирилловной Нарышкиной (1651-1694), заключенной в Москве 1 (14) февраля 1671 года.

Будущий первый Император Всероссийский был старшим Августейшим сыном Царя Алексея I Михайловича от второго державного союза, и четырнадцатым (!) высокородным чадом Государя, а потому первенцем не считался и прав на престол до кончины всех старших Августейших братьев своих не имел. До Императора Петра I Алексеевича у Августейшего родителя родились: Царевичи Дмитрий Алексеевич (1648-1649), Алексей Алексеевич (1654-1670), Федор IV Алексеевич (1661-1682), Семен Алексеевич (1665-1669) и Иоанн V Алексеевич (1666-1696).

Дед по матери Императора Всероссийского Кирилл Полиектович Нары́шкин (1623-1691), ставший боярином по рождению державного внука Государя Петра I Алексеевича – единственный, кто прожил более 67 лет. Все остальные сродники мужского пола по линии венценосной матери Императора Царицы (1671-11694) Натальи Кирилловны Нарышкиной трагически погибли или угасли в зрелом возрасте: дядьки Императора Иван (1658-1682) и Афанасий (1662-1682) Кирилловичи Нарышкины были убиты стрельцами, Лев (1664-1705) и Мартемьян (1665-1697) Кирилловичи Нарышкины не дожили и до 42 лет. Только Лев Кириллович Нарышкин (1664-1705) оставил потомство в мужском колене – кузенов Императора Всероссийского по линии венценосной матери: Евграфа Львовича (ум. 1734), Александра Львовича (1694-1746) и Ивана Львовича (1700-1734), которые не дожили до 53-хлет. Только сыновья Александра Львовича Нарышкина – кузена Императора Александр Александрович Нарышкин (1726-1795), обер-гофмаршал и сенатор и Лев Александрович Нарышкин (1733-1799), обер-шталмейстер прожили 68 и 69 лет. Потомство последнего существовало до начало XX века. Как видим, изначально род Нарышкиных не отличался долголетием, как и сама мужская линия Дома Романовых, что привело в итоге к угасанию Царского и Императорского Дома Романовых в мужском колене. Как и у Августейшего родителя у Императора Петра I Алексеевича, нарушившего все мысленные и немыслимые каноны и церковные правила дети умирали в младенчестве, а те что в итоге выживали не отличались душевным и физическим здоровьем.

 

Особенность нрава.

 

На примере взаимоотношений Царя Петра I Алексеевича (1672-1725) и Патриарха Адриана (1627-1700) имеем мы счастье многое узнать как о первом Государе Императоре Всероссийском (1721-1725), так и о последнем Патриархе Московском и всея Руси (1690-1700), созидавших на рубеже XVII-XVIII веков в период самых драматических событий в истории Российской Империи и Русской Православной Церкви.

Как известно последним Патриархом, защитником обителей иноческих и старых порядков в досинодальный период истории государства Российского, стал избранный на Первосвятительский престол 13 (30) марта 1690 года по кончине Патриарха Иоакима (Савелова) (1620-1690) Митрополит Казанский и Свияжский Адриан, управлявший Русскою Церковью в 1690-1700 гг.

За строгость иноческую в чине Архимандрита Чудова монастыря, Владыку особо ценил предшественник его Патриарх Иоаким. Архипастырь строгой жизни, твердый и смелый, Владыка Адриан проявлял себя противником новшеств, сотрясавших поновляемую Царем Петром I Алексеевичем Великую Россию.

Вступив на Патриарший Престол, Владыка Адриан не скрывал своего недоброжелательства к вводимым Царем Петром I “новизмам”. В окружных посланиях к пастве Патриарх крайне резко высказывался против иноземцев и их обычаев; против табакокурения и брадобрития повторив против последнего проклятие Стоглавого собора.

Все эти меры Патриарха обострили отношения его с Царем Петром I Алексеевичем, который после кончины Венценосной матери своей Царицы Наталии Кирилловны (1652-1694) и Августейшего старшего сводного брата своего Царя Иоанна V Алексеевича (1666-1696), получил всю полноту державной власти над Великой Россией.

 

Патриарх Адриан и Царь Петр Алексеевич.

 

Конфликт между Государем и Патриархом особенно проявился во время страшных казней стрельцов, взбунтовавшихся в 1698 году, во время длительной заграничной поездки Царя Петра I. О горьких плодах сего странствия речь пойдет далее.

О дерзости, близкой к проявлению одержимости молодого Государя говорит только один из известных исторических примеров. Так, по древнему русскому обычаю печалования, Патриарх Адриан, подняв икону Божией Матери, отправился к Царю Петру I Алексеевичу в село Преображенское, моля о пощаде преступникам. Государь же гневно воскликнул: “К чему эта икона? Разве твое дело приходить сюда? Убирайся скорее, и поставь икону на свое место. Быть может Я побольше тебя почитаю Бога и Пресвятую Его Матерь. Я исполняю свою обязанность и делаю богоугодное дело, когда защищаю народ и казню злодеев, против него умышлявших”.

 

Противостояние с Венценосной сестрой.

 

В начале своего бурного Царствования вся политическая мысль Царя Петра I поглощена была борьбой со старшей Венценосной сводной сестрой своей Царицей Софией Алексеевной (1657-1704), четвертой Державной дочерью Царя Алексия I Михайловича (1629-1776) и Царицы Марии Ильиничны (1626-1669) и ее подвижниками, защищавшими старую Русь.

Все гражданское настроение Государя сложилось из ненависти и антипатии к духовенству, боярству, раскольникам и стрельцам. Как справелдиво заметил историк Василий Осипович Ключевский (1841-1911): “Необходимая для каждого мыслящего человека область понятий об обществе и общественных обязанностей, гражданская этика, долго, очень долго оставалась заброшенным углом в духовном хозяйстве Петра. Он перестал думать об обществе раньше, нежели успел сообразить, чем мог быть для него”.

Казнь стрельцов.

 

Как известно,бунтующих стрельцов Царь Петр I Алексеевич ненавидел за убийство о время стрелецкого бунта 1682 года Державных родственников своих, выброшенных на его глазах стрельцами на пики. Именно здесь, по-видимому, и появилась сохранившаяся до конца дней Государя его известная нервозность и подозрительность, сопровождающаяся приступами ныне известными как проявление одержимости до явного беснования. В духовной практике священников, изгоняющих бесов Священнодействиями известно, что враг рода человеческого вселяется в душу человека особенно часто в минуты страха, ужаса, горя до отчаяния, гнева и боли сердечной и сопровождает болящего до самых последних минут его жизни, если только сам болящий одержимостью бесами не изъявит желание изгнать из себя нечистого. А число бесов в человеке может достигать нескольких легионов, отчего такой человек пребывает в постоянном возбуждении, нервозном беспокойстве, необыкновенной работоспособности, отличаясь неутомимостью, огромной физической силой и ненасытностью, как в питии и еде, так и в полной невоздержанности плотской, блудной, придумывая для себя бесконечные действия, развлечения, безумства, решительно никому не давая покоя. Смена настроения одержимого бесами совершенно непредсказуема, приступы ярости и насилия, чередуются проявлениями доброты и щедрости и наоборот, что создает вокруг такого болящего совершенно нетерпимую, тревожную, гнетущую обстановку страха, раболепства, лукавства и лицемерия. Все названные признаки одержимости, имеющей три степени недуга духовного со всей очевидностью имелись в характере и нраве Государя Петра I Алексеевича, что наложило свой тягостный отпечаток на все его Царствование и нравы того времени, заведенные им в государстве.

Так, пытки при Государе отличались поразительной жестокостью: Царь Петр I проводил целые дни в пыточных избах, собственноручно мучая и допрашивая стрельцов. Потом начались казни, при которых уничтожались разом по сто-двести человек в день. Стрельцов вешали, отрубая головы и колесуя. Повесить над стенами знаменитой женской обители Москвы Новодевичьего монастыря во имя Смоленской иконы Божией Матери 195 стрельцов додуматься мог только духовно болящий, одержимый Государь, который к тому же распорядился пятерых стрельцов, православных христиан, повесить перед окнами кельи, в которой жила старшая сводная Венценосная сестра Монарха, Царевна София Алексеевна, схимонахиня Сусанна. Представьте себе только, что в руки этих несчастных, казненных по приказу Царя Петра I Алексеевича, кощунственно вложили листы с челобитными, а сами тела, разложившись до последней степени, источая немыслимое зловоние, висели под окнами монашеской кельи пять месяцев, дожидаясь погребения!

Всего же самым изуверским способом казнено было 1182 стрельца, а само войско было окончательно расформировано. И лишь однажды Царь Петр I Алексеевич решился помиловать стрельцов. Случилось это в граде Смоленске, куда Государь прибыл вести, как считал Монарх правый суд, однако игуменья Вознесенского женского монастыря не убоялась Царского гнева и решилась просить о милосердии. Государь исполнил просьбу настоятельницы и там же, в монастыре построил церковь.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.231.21.123 (0.005 с.)