ТОП 10:

Заточение и пострижение Августейших сестер и супруги.



 

Одержимые нечистым духом болящие, какого бы они не были звания и чина, проявляют необъяснимую христианскими традициями жестокость, немилосердие, дерзость, суровость и презрение в отношении своих родных и близких, пытающихся перечить такому болящему. Физическое насилие, окрики, словесные унижения и даже побои нередки и продолжаются на протяжении многих лет, что делает совместную жизнь с одержимым нечистым духом его близких невыносимой. Угнетение и подавление всяческого тепла и любви внутри семьи, глумление над чувствами родственников, беспричинная травля и подозрительность с годами только усиливаются. Для того, чтобы вспыхнула вражда и преследование родных и близких достаточно только повода, и одержимый обрушивается на родственников с гневом и репрессиями…

Вот почему гнев Государя распространился и на всех имевших общение со стрельцами сводных Венценосных родственниц своих – Царевну Марфу Алексеевну (1652-1707), вторую Венценосную дочь Царя Алексея I Михайловича, и Царицу Евдокию Феодоровну (1669-1731), первую Державную супругу Государя Петра I Алексеевича.

Царицы против воли своей пострижены были в монахини; Царевна и Правительница Руси София Алексеевна скончалась в чине схимонахини с именем Сусанна и погребена была в Новодевичьем монастыре, Царевна Марфа Алексеевна, принявшая по настоянию Августейшего сводного брата своего Царя Петра I Алексеевича постриг с именем Маргарита, нашла последнее успокоение в Успенском женском монастыре Александровской слободы. Известно, что ее особенно почитала Императрица Анна I Иоанновна (1694-1740), часто бывавшая на могиле инокини. Еще в 1725 году будущая Государыня выпросит у своего дальнего родственника, генерал-майора и кавалера Императорского ордена Святого благоверного Великого Князя Александра Невского Семена Андреевича Салтыкова (1672-1742), будущего Андреевского кавалера, генерал-аншефа и генерал-адъютанта и Московского генерал-губернатора масло из лампады, горевшей перед гробницей Царевны Маргариты Алексеевны.

Сполна испила горечь изгнания и пережившая многих современников петровской эпохи Царица Евдокия Феодоровна, инокиня Елена. По воле Божией, Государыня освобождена была венценосным внуком своим Государем Императором Петром II Алексеевичем (1715-1730) из заточения, получив от юного Монарха незадолго до его преждевременной кончины, большое содержание и особый Двор. Относилась к ней с теплом, любовью и уважением до самой кончины, как к Царице, и Императрица Анна I Иоанновна.

 

Отменяя русские обычаи.

 

Одержимый нечистым духом, во всем что Господь создал, воплощает рукотворно, оставляет в виде предания и традиций видит угрозу, пренебрегает ими, осмеивает, преследует последователей Божиих установлений и канонов, старается исказить или вовсе отменить их, вмешивается в уклад церковной жизни, обряды, Священные Таинства пытаясь силой, угрозами или иными способами непристойными исказить или отменить их вовсе.

Именно так, к несчастью, поступал Царь Петр I Алексеевич с челядью своих Державных сродников даже в скорбные минуты их земной жизни и в дни кончины.

Так, девятого (22) марта 1723 года Монарх застал в покоях умирающей Царевны Марии Алексеевны (1660-1723), шестой Венценосной дочери Царя Алексия I Михайловича, Державной сестры своей множество священников, которые, по заведенному исстари русскому обычаю исполнения последней воли умирающей, принесли Царевне яств, напитков и спрашивали: не нужно ли ей чего-нибудь, всего ли она имела вдоволь?

Его Величество, - как пишет русский историк Василий Иванович Семевский (1848/1849-1916), - немедленно всех их выгнал вон и строго настрого наказал, чтобы впредь не повторялись подобные вещи”.

Еще ранее Государем учрежден был порядок погребения отпевания усопших, по которому завывания и причитания над умершими строжайше были запрещены в России. Случилось это 30 декабря 1715 (12 января 1716 года) при погребении Вдовствующей Царицы Марфы Матвеевны (1664-1715), второй Венценосной супруги Царя Феодора III Алексеевича (1660-1682), третьего Августейшего сына Царя Алексия I Михайловича и Царицы Марии Ильиничны, сводного старшего Державного брата Царя Петра I Алексеевича.

Причины столь сурового, недостойного Русского Монарха поведения Государя объяснить пытались многие исследователи его личности, хотя для любого священника становится очевидным причина этих поступков – духовная болезнь или одержимость нечистыми духами. Среди исследователей характера Царя Петра I Алексеевича был известный историк В. О. Ключевский, который писал о причинах душевного расстройства Государя так: “С детства плохо направленный нравственно и рано испорченный физически, невероятно грубый по воспитанию и образу жизни и безчеловечный по ужасным обстоятельствам молодости, он при этом был полон энергии, чуток и наблюдателен по природе. Этими природными качествами несколько сдерживались недостатки и пороки, навязанные ему средой и жизнью... Петр знал людей, но не умел, или не всегда хотел понимать их. Эти особенности его характера печально отразились на его семейных отношениях. Великий знаток и устроитель своего государства, Петр плохо знал один уголок его, свой собственный дом, свою семью, где он бывал гостем. Он не ужился с первой женой, имел причины жаловаться на вторую и совсем не поладил с сыном, не уберег его от враждебных веяний, что привело к гибели Царевича, подвергло опасности самое существование Династии”.

Жившие в семье Государя Петра I Алексеевича угодные Богу Державные сродники как могли сдерживали суровый нрав, приступы одержимости Царя. Что им это стоило и каких опасностей и унижений натерпелись они от Августейшего сродника можно только догадываться, поскольку ни один из них, оставаясь всю жизнь под зорким присмотром приставленных Царем доносчиков, не оставил письменных свидетельств своих земных мытарств, молитв и слез, пролитых в усмирение нрава Государя Петра I Алексеевича…

 

Влияние иноземцев

Одержимый нечистыми духами страстно увлекается всеми нововведениями мира сего, в которых дух разрушения и соблазна обитает, вызывая острое желание к обновлению, разрушению старого, канонического порядка в быту, в привычных воззрениях на мир, освященный созданием Божиим.

При Царях Алексее I Михайловиче и Августейшем сыне его Царе Феодоре III Алексеевиче на Русь оказывало большое влияние, закованная в латинство Речь Посполита. В числе других главный воспитатель Царевича Алексея I Михайловича боярин Артамон Сергеевич Матвеев (1625-1682), глава Русской дипломатии, желая угодить Царю, ввел смелую новизну в Московский Государев Дворец, одев Цесаревича и его Августейшего брата в немецкие платья. В детской комнате Царевича Алексея уже были немецкие игрушки, карты, картинки. В библиотеке Царевича имелась грамматика, напечатанная в Литве. Известно, что Августейший родитель Государя Петра I Алексеевича очень милостив был к иностранцам, но в тоже время не подвергался их влиянию, и потому не проводил новых идей в общество. По словам В. О. Ключевского: “Царь Алексей и его сверстники не менее предков дорожили своей православной стариной; но некоторое время они были уверены, что можно щеголять в немецком кафтане, даже смотреть на иноземную потеху, “комедийное действо” и при этом сохранить в неприкосновенности те чувства и понятия, какие необходимы, чтобы с набожным страхом помышлять о возможности нарушить пост в Крещенский сочельник до звезды”.

Со временем Царь Алексей I Михайлович все более увлекался “полезными новшествами”. Пристрастившись к новыми веяниями, Государь во многом отступал от старозаветного порядка жизни, ездил в немецкой карете, брал с собою Царицу на охоту, водил ее и Августейших детей на иноземную потеху - “комедийные действа” с музыкой и танцами, поил допьяна вельмож на вечерних пирушках, в трубы трубил и органы играл. По словам В. О. Ключевского: “Царь Алексей много помог успеху преобразовательного движения. Своими часто безпорядочными и непоследовательными порывами к новому, и своим умением все сглаживать и улаживать он приручил пугливую русскую мысль к влияниям, шедшим с чужой стороны”. Надо признать, что Государь не порывал с родной патриархальной стариной. Однако и при нем Державные родственники Царствующего Дома воспитывались уже не только духовными лицами, но все более иностранцами.

Так, Августейшие дочери Царя Иоанна V Алексеевича (1682-1696) получали знания от немца Иоганна Остермана, учившего их языку и танцам. По словам историка Михаила Ивановича Семевского (1837-1892): “немцы были в ходу, немцы были в силе, немцы считались воспитателями Наследника престола... Но кроме немца, для полного развития дочерей, необходим был француз”. Он “танцу учил и показывал зачало и основание языка французского”.

Препятствовать произвольному проникновению в Россию ереси и вольностей была обязана Православная Церковь и ее Предстоятели. Как известно, строгие меры к протестантам и католикам употреблял Патриарх Филарет (1619-1633).

Истреблял у бояр немецкие органы, ливреи для слуг, картины и иконы западного образца Патриарх Никон (1605-1681). Подвергалось преследованию брадобритие, за употребление табака резали носы. Но в борьбе с чуждыми Православию мирскими удовольствиями и развлечениями Церковь, и ее Предстоятели все реже поддерживали Государи, подавая дурной пример пристрастий к разрушительным традициям, новшествам и увлечениям. Так, Царю Петру I Алексеевичу приписывали слова к боярам о брадобритии, отвечающие, по словам историка Ключевского, обычному тону его речи и образу мыслей: “Наши старики по невежеству думают, что без бороды не войдут в Царствие Небесное, хотя оно отверсто для всех честных людей, с бородами ли они или без бород, с париками или плешивые”.

Так, Государь часто путал понятия старорусских традиций и православных канонов с истинным суеверием, очевидно, по причине недостатка богословского воспитания и образования в духе Русских традиций.

 

Воспитание Царя.

 

Прискорбно, что не смотря на предостережения Архиереев Русской Православной Церкви, Царями, напротив усиливался вызов иностранцев на государственную службу.

В самом Дворце Самодержца постепенно завелись немецкая музыка, картины, часы, зеркала, кареты и другие Царские диковинки. Появились там же театр и придворная школа комедиантов. Многие не довольствовались только духовным образованием - стремились получить и светское. К таковым принадлежал и Царь Петр I Алексеевич, на которого уже с детства оказывалось немецкое влияние.

По свидетельству историка Ключевского: “Как только Петр стал помнить Себя, Он был окружен в своей детской иноземными вещами; все, во что Он играл, напоминало ему немца”. Так, со временем, над черным священством, категорически отвергавшем все языческое, иноземное и еретическое, сгущались грозовые тучи.

 

Восшествие на престол.

 

Значение Церкви и монашеских обителей, к примеру, Тихвинского Богородице-Успенского монастыря с восшествием на престол 27 апреля (10 мая) 1682 года Царя Петра I - единственного Августейшего сына Царя Алексея Михайловича от второго державного брака с Царицей Натальей Кирилловной, со временем утрачивается.

Внешнее, зачастую мнимое почитание остается, но страх Божий уже не тот, что был прежде в древней Руси. Начинается горькая летопись испытаний, утрат и редких послаблений монашествующим от Государей Всероссийских.

Пленение ума и помрачение сердца Государя Петра I Алексеевича вероятно свершилось в 25-летнем возрасте, во время долгого (1697-1698) странствования по странам Западной Европы (Голландия, Англия, Германия) в составе Великого посольства.

 

Путешествие за границу.

 

Отличительной чертой недугующего и томящегося нечистым духом является страсть к путешествиям, беспокойный поиск наслаждений, самоутверждение в приобретении навыков и способностей душе никак не помогающих, напротив отвлекающих от созерцания Бога в душе и в мире, и взращивающих лишь гордыню, самомнение и тщеславие. Общение с нечистым становится главной целью одержимого, в котором сила врага растет с каждым днем его пребывания в ложных умозаключениях, подпитываемых общением с еретиками и врагами Божими на земле. Так, внешне не заметные контакты с такими же болящими духом людьми, становятся необходимыми, навязчивыми, непреодолимыми в свое притягательности, в то время как Божий уклад в душе и мире искажается в глазах болящего, стремящегося всеми силами изменить этот порядок вещей с благим намерением усовершенствовать, упростить, сделать доступным, что есть лукавство, обман и зло и по форме и содержанию.

Царь Петр I Алексеевич первым из Дома Романовых отбыл за границу “не как любознательный и досужий путешественник, чтобы полюбоваться диковинами чужой культуры, а как рабочий, желавший спешно ознакомиться с недостававшими ему надобными мастерствами: он, - как пишет историк Ключевский, - искал на Западе техники, а не цивилизации”.

Не касаясь подробностей известного путешествия, направлю внимание читателя на некоторые наиболее важные события, произошедшие с молодым Царем вне пределов Российских.

Так, Государь Петр I Алексеевич, будучи в Англии в гостях у Короля Вильяма III (1650-1702), штатгальтера Нидерланд имел с Монархом двухчасовую беседу на церковные темы. Там же Государь беседовал с Наследной принцессой Анной Стюарт (1665-1714), будущей первой Королевой Великобритании. Пренебрежение к латинству при Дворе Монарха Англии нравятся русскому Монарху, и он называет Наследную принцессу “сущей дочерью нашей Церкви”.

Сохранилось много свидетельств о широком интересе Государя Петра I Алексеевича к церковной жизни Англии, официальной и сектантской. Так, Государь беседовал о церковных делах с Кентерберийским, Йоркским и с другими англиканскими «епископами». Первые даже назначили для Государя специальных богословов-консультантов. К ним присоединился и оплот английского масонства - Оксвордский университет, определивший для Царя Петра I Алексеевича своих консультантов. Однако главными опекунами были более влиятельные лица, в основном масоны.

 

Зарождение Синода.

 

Король Англии и штатгальтер Голландии Вильям III, Царствовавший в 1688-1702 гг., получивший Корону Англии и Шотландии, но воспитанный в левопротестантском духе, ссылаясь на пример родной ему Голландии и самой Англии, советовал Царю Петру I Алексеевичу “сделаться самому “главой религии”, чтоб располагать всей полнотой Монархической власти”.

Тогда Государь еще соблюдал большую осторожность, беседуя о вопросах церковных, отвечая, что этими делами ведает в России высшая церковная власть в лице Патриарха. Однако в 1698 году Царь заказал в Англии знатоку коллегиального управления и масону Фрэнсису Ли проект духовной Коллегии на случай ее введения в России.

В 1711 году Царь советовался по этому вопросу со знаменитым ученым и масоном Готфридом Вильгельмом Лейбниц (1646-1716). В архиве сохранился проект 9 коллегий, подготовленный по просьбе Государя.

Так, в Англии под воздействием слов еретиков и масонов – врагов Божиих на земле зарождался в уме Государя Всероссийского проект учреждения Синода – светского управления Русской Православной Церковью.

 

Потехи Царя в Англии.

 

Одним из главных желаний одержимого является страсть к развлечениям, азарту, проявлению беспричинной радости, буйства, чрезмерное насыщение души и тела наслаждениями, вредоносными и губительными для души. Так нечистый направляет духовно ослабевшую волю болящего к насилию над душей, к осквернению сердца, тела и ума всевозможными невоздержанными проявлениями греха.

Известно, что Государь посещал в Англии и Голландии всевозможные редкости и достопримечательности, фабрики, заводы, кунсткамеры, госпитали, воспитательные дома, военные и торговые суда. Царь посетил обсерваторию, принял у себя или посещал иноземцев, ездил к корабельным мастерам. Кроме того, бывал со товарищами в театре, заходил в костелы, призывал к себе женщину-великана, четырех аршин ростом, обедал у разных лиц и приезжал домой с сопровождавшими его будучи изрядно “веселы”.

Поработав четыре месяца в Голландии, Царь отправляется в Англию, где, как уже говорилось, русский Монарх радушно был встречен Королем, подарившим Государю свою лучшую яхту. В Лондоне Царь побывал в Королевском обществе наук, где видел всякие дивные вещи. Посетил он и Тауэр, который его привлек монетным двором и политической тюрьмой. Монарх единожды посетил Верхнюю палату английского парламента. Там Царь Петр I видел Короля на троне и всех вельмож Королевства на скамьях. Выслушав прения с помощью переводчика, Государь, как пишет историк Ключевский, - сказал своим русским спутникам: “Весело слушать, когда подданные открыто говорят своему Государю правду; вот чему надо учиться у англичан”.

Пробыв 15 месяцев за границей, Монарх истратил огромную сумму – два с половиной миллиона рублей (в ценах конца XIX века)! Но еще больше Государь оставил о себе память, ибо игривость досталась ему по наследству от Августейшего родителя, Царя Алексея I Михайловича, который, как известно добр был, любил пошутить, но остерегался быть шутом.

У Царя Петра I Алексеевича и его компании, пишет историк Ключевский, - “ было больше позыва к дурачеству, чем дурацкого творчества. Они хватали формы шутовства откуда ни попало, не щадя ни преданий старины, ни народного чувства, ни собственного достоинства”. Всюду молодой Царь и его спутники оставляли следы Московских обычаев, какие заставляли мыслящих людей недоумевать, неужели это и есть властные просветители своей страны. Такое впечатление вынес из бесед с Государем английский «епископ» Бернет, которого Царь Петр I поразил одинаково и своими способностями и недостатками, даже пороками, среди которых первыми были грубость и пьянство.

Английский ученый и «иерарх» отказывался понять неисповедимые Провидения, вручившего такому, по словам Ключевского,- “необузданному человеку безграничную власть над столь значительною частью света”.

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 34.204.191.31 (0.012 с.)