ТОП 10:

Высочайший Указ о монашествующих.



 

В 1724 году вышел обширный Высочайший Указ Императора Всероссийского, под названием “Объявление” о монашестве, в котором подробно был выяснен взгляд Государя на монашество и желание сделать этот чин полезным для общества.

Простых, неученых монахов предлагалось занять в монастырях земледелием и разными ремеслами, а монахинь рукоделиями; других, избранных монахов, готовить к высшим церковным должностям посредством ученых занятий, для чего завести устроение при обителях школы и ученые братства. Кроме того, монастыри должны были иметь богадельни, больницы и воспитательные дома для младенцев.

Со времени Царя Петра I в монастыри постоянно посылались больные и раненные воинские чины, даже с семействами селившиеся в примонастырских слободах, и сумасшедшие преступники. Настоятели обителей обязаны были давать присягу не держать в монастырях затворников и “ханжей” и не “распложать суеверий”. На места настоятелей положено было назначать только людей известных правительству, черпая их преимущественно из Свято-Троицкого Александро-Невского монастыря в Царствующем граде Санкт-Петербурге.

 

Отнятие монастырских земель.

 

Одержимый Монарх всегда покушается на церковную власть, как власть от Бога и на собственной этой власти – имущество Церкви, земли, принадлежащие Богу и переданные Ему жертвователям посредством завещания Церкви: отдельным обителям и приходам. Болящий духовно видит в этом несправедливость и под любыми благовидными предлогами отнимает жертву на помин души, жертву церковную, нарушая тем самым Божии каноны и устроение обителей, разоряя тем самым места молитвы и покровительства Божией Матери.

Так, по Высочайшему Указу Царя Петра I Алексеевича новый хозяин церковных земель – государство – роздал и разбросал ряд вотчин целиком в поместье служивым людям, городам и Государеву ведомству. Церковное землевладение чувствительно сократилось в своем объеме уже безвозвратно, навсегда: 6407 жилых дворов ушли из ведомства Церкви!

Однако казенное хозяйство оказалось убыточным, ибо то, что принадлежит Богу, никому другому принадлежать не может. Гордым же и свободным распорядителям Божия имущества надо было бы остеречься кары Небесной. Так и случилось – 16 (29) октября 1720 года Монастырский Приказ был закрыт, а монастырские вотчины, взятые от монастырей, были возвращены в прежние монастыри, кроме розданных в вечное владение отдельным лицам, среди которых были даже иноверцы.

Ведать землями было поручено местным архимандритам и игуменам.

При Царе Петре I Алексеевиче уменьшилось и то малое благосостояние, каким духовенство пользовалось прежде. Так по случаю Великой Северной войны с Королевством Швеция сокращена была на половину Царская руга (от греч. rhoga - плата) – денежная дотация, выделяемая государственной властью, на содержание монастырей и храмов.

Те немногие доходные статьи духовенства – мельницы, рыбные ловли, пчельники, бани, наемны помещения при домах объявлены были оброчными статьями государственной казны. При этом, получая, как и все в государстве жалование согласно чину, Государь Петр I Алексеевич говорил, как пишет историк Ключевский: “Эти деньги мои собственные; Я их заслужил и могу употреблять как хочу; но с государственными доходами надо поступать осторожно: в них я должен дать отчет Богу”.

 

Запреты церковные и благочестивые Указы.

 

В 1722 году причтам, под предлогом борьбы с суевериями, запрещены были Царем Петром I Алексеевичем праздничные славления по приходам, кроме Рождественского, и хождение с иконами к прихожанам!

Далее последовали распоряжения уже другого Государя Петра I Алексеевича, вдруг вспомнившего своего благочестивого Августейшего родителя, и его заботы о духовном облике верноподданных.

Как пишет историк Сергей Михайлович Соловьев (1820-1879): “Алексей Михайлович считал своей обязанностью заботиться о душевном спасении подданных; Он требовал от воевод, чтоб они в походах силою заставляли людей исповедоваться; понятно, что Он должен был требовать этого от мирных граждан. В 1669 году было разослано по Приказам повеление: дьякам, подьячим и детям боярским и всякого чина людям говеть на Страстной неделе. В следующем году Указ: списки людей не говеющих присылать в Монастырский Приказ, и таким ослушникам Указ будет с опалою, без всякой пощады. В том же году приказано в Филиппов пост всем поститься и в церковь ходить каждый день. Еще в начале Царствования издан был Указ: в воскресный день и господские праздники не работать никому, в субботу прекращать работы, как заблаговестят к вечери. Не работать; - но что же делать?продолжает без тени иронии Соловьев.

Правительство, которое брало на себя родительские обязанности в отношении к поданным – детям, запретило целый ряд увеселений и повсеместных суеверных обычаев... Если не послушаются, бить батогами; домры, струны, гудки, гули и хари искать и жечь...” И угрозы были не на бумаге – в 1669 году Великий Государь указал стольника Князя Григория Оболенского послать за то, что у него: “в воскресенье на дворе его люди и крестьяне работали черную работу, да он же, Князь Григорий, говорил скверные слова...”

Помня об Августейшем родителе своем и творя иногда волю Божию, Царь Петр I Алексеевич и в свое Царствование вменял в обязанность Правительствующему Синоду заботиться о чистоте вере и обрядов. Так, последовали Указы Синода о запрещении в воскресные и праздничные дни до окончании Божественной Литургии какой-либо торговли.

Указом Императора Петра I установлено было, чтоб в воскресные и праздничные дни все ходили в храм Божий благоговейно слушать слово Божие. Исключение делалось только для больных. Не посещавшим Богослужения грозила опасность быть записанными в двойной оклад подобно раскольникам. С нарушителей благочиния взымали штраф при выходе их из церкви, для чего были повешены штрафные ящики. Раскол подал повод к тому, чтобы не только всем наказать каждый год исповедоваться и приобщаться Святых Таин, но и поставить священникам в обязанность вести метрические и исповедные книги!

Однако при Государе Петре I появились и новые сборы на школы, богадельни, на полковое духовенство, сбор со священников драгунских лошадей, а с церковников по рублю в год за освобождение от личной военной службы.

Взымались по Указу Царя повинности пожарная, караульная и другие. В целях улучшения средств духовенства по велению Государя Петра I принимались меры к более равномерному распределению приходов и сокращению числа церквей и причтов.

16 (27) февраля 1723 года Монарх успел утвердить Указ, в силу которого приказано было объявить Архиереям и прочим духовным властям, дабы они в церквах во время служения никаких челобитен не принимали, “кроме государственных великих и коснения не терпящих дел”, но упражнялись бы тогда в богомыслии и в молитвах, и давался бы тем людям образ благоговейного в церквах стояния (Из книги М. И. Семевского “Царица Прасковья”).

 

Ропот монахов.

 

Жестокие распоряжения Царя Петра I Алексеевича, оправданные, как считал Монарх, нуждой государственной, вызвали в среде русских монахов сильное неудовольствие, а потому из монастырей выходили разные противоправительственные письма, разоблачающие действия Государя, обличающие его нравственные стороны жизни и Указы с позиции церковных канонов.

Обеспокоенный этим Государь несколько раз издавал Высочайшие Указы, запрещавшие монахам держать по кельям бумагу и чернила и писать что-нибудь без ведома настоятелей!

При всей этой строгости Государь Петр I Алексеевич много делал для того, чтобы придать своей власти характер долга, а не произвола. Монарх был абсолютно уверен, что на его деяния современники иначе не должны были смотреть, как на служение общему благу народа, а не как на тиранию. Однако монашествующие и большая часть русского народа думали иначе, считая Государя Петра I Алексеевича злонамеренным нарушителем канонов церковных и русских традиций.

 

Переустройство Руси.

 

Государь действительно лишь к концу своего неспокойного Царствования старательно устранял все, как он считал унизительные для человеческого достоинства законы и традиции в отношении подданных к Монарху.

Так в начале XVIII столетия Государь Петр I Алексеевич запретил писаться под обращениями уменьшительными именами, падать перед Царем на колени, зимою снимать шапки перед Дворцом, рассуждая, как пишет историк Ключевский об этом: "К чему унижая звание, безобразить достоинство человеческое? Менее низости, больше усердия в службе и верности ко Мне и государству – таков почет, подобающий Царю”. Однако восхищение к Царскому достоинству Русского народа коренилось не в унижении достоинства, а в уважении и любви к Священной Особе Помазанника Божия. Однако Государь не считал, к несчастью, возможным подчеркивать этот дар от Бога примером Богу угодной жизни и евангельскими добродетелями, предпочитая управлять народом, держа его в страхе, подавляя в нем любую инициативу, превращая страну в учреждение, а подданных в чиновников рабочих, служащих государству. Так совершалась лукавая подмена любви – раболепству, долга – выгоде, чести – лукавству и прочее. Создавалось не Православное Царство братьев и сестер во Христе, а европейская, по духу протестантская Империя служащих, стремящихся к власти, богатству и славе…

Известно, что Государь в тоже время устроил множество госпиталей, богаделен и училищ, “народ свой во многих воинских и гражданских науках обучил”, в Воинских статьях запретил бить солдата, а всех на службе состоящих призывал “между собою христианскую любовь иметь”.

Внушал Государь и к противникам Церкви “с кротостью и разумом поступать по Апостолу, а не так как ныне, жестокими словами и отчуждением”. Говорил, что Господь дал Царям власть над народами, но над совестью людей властен один Христос, - и он первый на Руси Государь, кто стал о том писать и говорить открыто. Однако все это было лишь временным отступлением от общего фона духовного и нравственного разложения страны, слоев и сословий русского общества, колонизации европейскими служащими Государя в огромном количестве нанятыми Монархом для переустройства государства. Можно с уверенностью сказать, что так Государь замаливал свои прегрешения, приходя в себя от неистовства и приступов одержимой работоспособности, все более угнетавшей и разрушавшей его душу.

 

Царь и деспот.

 

В России Царя Петра I Алексеевича в большей части Русского народа продолжали считать тираном и азиатским деспотом, приписывая Монарху даже черты антихриста или одного из его слуг – предтеч. Народу не нравились иностранцы, появившиеся в окружении Государя, в особенности евреи, которых исстари считали христоубийцами и извечными врагами Церкви и престола.

О том Монарх не раз говорил с приближенными, с жаром, порывисто и откровенно: “Знаю, что меня считают тираном. Иностранцы говорят, что я повелеваю рабами. Это неправда: не знают всех обстоятельств. Я повелеваю подданными, повинующимися Моим Указам; эти Указы содержат в себе пользу, а не вред государству. Надобно знать, как управлять народом. Английская вольность здесь не у места, как стене горох... Полезное я рад слушать и от последнего подданного. Доступ ко Мне свободен, лишь бы не отнимали у меня времени бездельем... Невежество и упрямство всегда ополчались на Меня той поры, как задумал Я ввести полезные перемены и исправить грубые нравы”.

Государь Император Петр I Алексеевич, как пишет историк Ключевский, говорил о себе: “Я не усугубляю рабства, обуздывая озорство упрямых, смягчая дубовые сердца, не жестокосердствую, переодевая подданных в новое платье, заводя порядок в войске и в гражданстве и приучая к людкости, не тиранствую, когда правосудие осуждает злодея на смерть. Пускай злость клевещет: совесть моя чиста. Бог мне судья! Неправые толки в свете разносит ветер”.

Однако в народе говорили про Царя Петра I, что он враг народа, оморок мирской, подкидыш и много чего еще. Роптавшие русские люди жили надеждой, авось либо Царь скоро умрет, либо народ поднимется на него. О том, как известно, говорил даже единственный Августейший сын Монарха от первого Державного союза с Царицей Евдокией Феодоровной несчастный наследник и Царевич Всероссийский Алексий Петрович (1690-1718).

 







Последнее изменение этой страницы: 2016-07-11; Нарушение авторского права страницы

infopedia.su Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав. Обратная связь - 3.231.228.109 (0.009 с.)